7.

К Оскару Дирлевангеру прислали корреспондента и оператора из «Ди Дойче Вохеншау».

Лейтенант Отто Оппельбаум и фельдфебель Хуго Цемский.

– Прибыли снимать экзекуцию, оберфюрер, – щелкнув каблуками отчеканил военный корреспондент из бюро немецкой кинохроники.

– Ну что ж, солдаты в фатерлянде будут рады посмотреть, как вешают этих ублюдков, – сказал Дирлевангер, вставая из за стола и выходя навстречу лейтенанту, чтобы в знак особенного расположения пожать руку, – экзекуция будет завтра ровно в семь утра на лужайке перед Белым домом… ….

Лейтенант Дэн с двумя промежуточными посадками на дозаправку долетел до Фриско всего за шесть часов. Особенно трудно пришлось над горами. К тому времени он уже подустал, а бедную «цессну» стало кидать в восходящих и нисходящих потоках, словно перо из голубиного хвоста. Подняться же на двадцать тысяч футов, как это можно было бы на его Эф- шестнадцатом, было нельзя по двум причинам – мотор «цессны» захлебнулся бы там без кислорода, да и сам Дэн без маски упал бы на такой высоте в обморок. Пришлось крутиться по ущельям и при этом с неимоверным напряжением контролировать курс, чтобы прилететь не обратно в пустыню, а к океану, где в бухте Сан-Франциско ждал его родной авианосец. Дэн не стал мудрить, и для экономии времени, только переключив радио на волну диспетчера авианосца, стал сажать «цессну» прямо на летную палубу своего боевого корабля. Когда пропеллер остановил вращение, и Дэн открыл дверцу, он заметил, на палубе чужих…

– Лейтенант Маккаферти? – спросил его подбежавший матрос из боцманской команды, – вам необходимо подняться к адмиралу Бэнсбоу, он на полетной вышке.

Дэн понял, что корабль находится в плену, когда поднимаясь по бесчисленным трапам, у каждой рубочной двери видел солдат в форме цвета «фельдграу», настолько характерного, что ни с какой иной формой армий мира – спутать его было невозможно. Дежурный матрос, сопровождавший лейтенанта, повсюду говорил пароль по немецки, и их беспрепятственно пропускали.

– Здравствуй, Маккафери, – сказал адмирал и грустно улыбнулся, – я рад, что ты выполнил свой долг и незамедлительно прилетел, но лучше бы ты остался там у себя в Нью-Мексико…

Слева и справа от адмирала стояли четверо немцев. Они угрюмо глядели на лейтенанта Дэна и взгляд их не предвещал ничего хорошего…

– Тебе придется отправиться с ними в Вашингтон, сынок, – устало сказал адмирал, – они собирают всех, кто летал в Югославии.

– Это что, капитуляция, адмирал? – спросил Дэн, пытаясь поймать ускользающие глаза адмирала Бэнсбоу.

– Это капитуляция, сынок, – подтвердил адмирал и в этот момент стал совсем похож на глубокого старика.

– Ви ест лейтнант Маккаферти? – спросил один из немцев, тыча пальцем в какие то списки,

– Да, это я, – ответил Дэн,

– Тогда вы пройти с нами… ….

Военно-транспортным бортом С-130, в наручниках и ножных кандалах их команду из более чем пятидесяти пилотов отправили в Вашингтон. Когда в аэропорту имени Кеннеди они через рампу по опущенному пандусу выходили на бетон летного поля Дэн вдруг увидел, что их снимают на совершенно допотопную кинокамеру…

– Вы видите, как эти воздушные пираты, теперь имеют совершенно понурый, и даже побитый вид… Вот они – американские разбойники, привыкшие творить безнаказанную расправу над мирными городами Европы… Теперь они притихли предвидя неизбежность наказания…

С самого Западного фронта -…всегда ваши – лейтенант Отто Оппельбаум и оператор Хуго Цемский, – добавил от себя военный корреспондент в уже выключенный микрофон…

Оглавление

Обращение к пользователям