Глава 12

В соседний офис завезли двадцать бутылей с чистой водой. Пьют, девушки водичку пьют. И пусть пьют. Из этой комнаты с бутылями воды вышла Виктория. В соседней фирме работает так много девушек, что их трудно запомнить.

– Виктория, мне сказали, что Эдик умер.

– Что, вы, Маргарита Федоровна, он еще летом умер, дрался на топорах с дядей Шуриком. Мама говорит, они лет двадцать пять назад, тоже дрались на топорах, а вы их разлили компотом.

– А мне три дня назад только сказали, что он умер, но не сказали, как он умер.

– Мама лучше об этом знает, – сказала Виктория и постучала каблучками в сторону своего офиса.

Маргарита взяла трубку телефона и услышала из прошлого знакомый голос мой:

– Маргарита, привет!

– Здравствуй, твой голос не изменился, знакомые интонации.

– С трудом нашла твой номер телефона, от Ярослава Макитры опять никаких известий нет, у вас все номера поменялись, – сказала с грустью я.

– Ладно, а как жизнь?

– Да вот хочу с тобой по Интернету переписываться.

– Хорошо, мой адрес в Интернете легко найти, пиши.

– Маргарита, ты когда-то говорила о топазах, я думала, ты сказку рассказываешь, мы ведь твой сундук, наверное, нашли, на берегу реки, не далеко от памятника Ермаку.

– Я об этом не слышала.

– Быть не может, да весь город в краеведческий музей ходил, а она не слышала!

– Меня в городе тогда уже не было, я уехала из него, и ты об этом знала.

– Твоя, правда, а мы так сундуку обрадовались, а Дмитрий, тренер, сказал, чтобы его в музей сдали. Парни сильно переживали, локти кусали, что за просто так все и отдали.

– Лида, в сундуке был розовый большой камень?

– Был, грамм на триста.

– Это топаз, ‘Розовая звезда’, ему очень много лет, сундук я туда закапала с братом Сергеем, да его уже сейчас и в живых нет. Мы на моторной лодке отвезли сундук и прикопали, в приметном месте.

– А мы выкопали случайно, выкопал сундук Эдик, да его Шурик убил, вот такая история.

– Но убил-то недавно, а ты, что забыла, что я их компотом разливала?

– Это точно, враждовали они непонятно почему. Но не в этом дело, в музей приехал известный колдун, увидел розовый топаз, сказал, что этот камень излучает энергию добра, и захотел купить его, но музей сапфиротказался колдуну продавать. Колдун рассердился, он сказал, что этот камень может делать большие деньги. Служители музея ответили, что к ним и так людей стало ходить намного больше, чем до этого топаза. Колдун вышел на Эдика, он еще тогда жив был. Эдик рассказал, где сундук нашел. Эдик работал в местной газете, еще со школы, рисовал в ней карикатуры. А, вот они и поссорились из-за карикатуры. Ведь Эдик на друга Шурика карикатуры рисовал и в газету помещал.

– С Эдиком понятно, погиб из-за своего таланта, Маргарита, так, что с топазом произошло?

– Оказывается в этом топазе, была сила необыкновенная, колдун, заколдовал служителей музея, и вынес топаз, сел в машину…

– Лида, ты чего замолчала?

– За рулем машины сидел Шурик!

– Он, что таксист?

– Угадала, он совершенно случай оказался свидетелем кражи.

– Лида, если он убил Эдика, то почему он на свободе?

– Маргарита, это еще одна загадка колдуна. Этот колдун Феофан, был на процессе, он там всех заколдовал, мысли у судей перепутались, и Шурика освободили, за отсутствием доказательств.

– Круто все, они, что так и сидят в зале, заколдованные?

– Нет, они нормальные, но насчет Шурика, у них в мозгах, дырка от бублика.

– Почему колдун Феофан так Шурика полюбил?

– Он сказал, что камень любит Шурика.

– Кошмар, ну, мы с тобой сегодня наговорим… Маргарита, от меня ты чего хотела узнать?

– Я хотела узнать одно, это был твой сундук, а не Ермака?

– Сундук Дамы Недр, а потом мой.

– Маргарита, зачем ты его там закопала?

– Так получилось, мы хотели его в другом месте зарыть, поближе к дому, а Сергей настоял, чтобы зарыли на берегу реки, мы к дяде Юре с братом ездили, он таксистом работал.

– Я помню, что твой дядя был таксистом.

– Лида, интересно получается, мы два раза упоминаем слово таксист.

– А чего странного, раньше машины только и были, что у таксистов и то государственные. Слушай, Маргарита, а Шурик случайно не родственник твой?

– С чего ты взяла?

– Пока не знаю. Пока…

В трубке послышались гудки из прошлого. Маргарита задернула шторы. Она, если честно боялась этого сундука, и спрятала его подальше от себя, почти у соседнего города. Маргарита написала ей письмо, в котором перечислила все предметы сундука.

Она точно помнила, что топора в сундуке не было, были разноцветные самоцветы, и большой розовый топаз. Значит, сундуком кто-то воспользовался, а кто туда мог подложить старый топор? Очень старый? Думать о давно забытом и зарытом сундуке Маргариты не хотелось. Загадка была, но смысла в ее разгадке она не видела.

В это время домой пришла Маша:

– Мама, ты знаешь, в городе весь транспорт стоит!

– Чего здесь удивительного? Пробок не видела.

– Нет, говорят, по городу провезли розовый шар, и все машины встали.

– Маша, розовый шар, говоришь? Это скорее розовая звезда.

– Мама, ты о чем?

– О топазе ‘Розовая звезда’.

– Тот, что в нашем музее лежал?

– Да, его украли, но почему его всему городу показывают, непонятно.

– Мне клиентка говорила, что колдун с топазом по городу ходит, и все, кто его видит, влюбляются в него, так он его пере ворожил. К нему толпы людей стоят на его сеансы.

– Голубая звезда. Я этот сапфирсюда привезла и вместе с братом закапала, а мы его выкопали, а колдун с ним носиться.

– Интересное дело, вы к нему все руки приложили, а я его и не видела, но я его наследница.

– Возьми у колдуна и владей наследством.

– Возьму.

– Каким образом?

– Естественным.

Население города говорило только о колдуне Феофане и топазе ‘Голубая звезда’.

Жаждущие здоровья за деньги, и без боли, стояли к нему в очереди. Маша подошла к толпе, которая волнами ходила рядом с его местом обитания. Она лезла сквозь толпу с криками:

– Пропустите, я его дочка, я буду у него жить!

Люди удивленно на нее смотрели, но пропускали. В последней комнате, перед входом в обитель колдуна сидел Шурик, его Маша с детства знала.

– Дядя Шурик, привет, пропусти к Феофану!

– Маша, здравствуй, сама пришла или мать Маргарита прислала?

– Сама, конечно, ты же знаешь, я всегда астрологией и психоанализом занималась.

– Если такая умная, скажи, что здесь происходит?

– Психоз любви и почитания Феофана.

– Правильно, я тебя пропущу, через одну дамочку, уж очень она хорошо заплатила за визит к всемогущему Феофану.

– Ты, что я ждать не буду и не заплачу, она подождет, не волнуйся, я ее успокою.

Маша подошла к даме, и узнала в ней мамину подругу юности – меня.

– Тетя Лида, Вас, что здесь интересует? И Вы дяде Шурику заплатили?

– Вот, и тайну вклада не соблюдает! Господи…

– Тихо, тетя Лида, я знаю, что Вы участвовали в находке топаза.

– Тише, ты, глупая.

– Все, сидите, а я сейчас пойду, как только выйдет посетитель.

Из двери вылетела Маргарита, волосы у нее были взъерошены:

– Маша, привет, ты психолог, вот и иди всю толпу двумя словами распусти!

Маша, как под гипнозом, вышла на крыльцо и сказала:

– Господа – товарищи, все на сегодня свободны! Господин Феофан уснул от усталости, всех ждет завтра, или десять человек из очереди.

Толпа как под гипнозом, развернулась и растворилась ручейками по городу. Маша вернулась в комнату.

– Тетя Лида, – сказала Маша и осеклась, – перед ней сидел Феофан, больше никого не было в комнате.

– Маша, приветствую тебя! – сказал Феофан.

Женщина посмотрела на него внимательно:

– О! Папа!

– Хоть дочь узнала, – сказал Ярослав.

– Папа, ты ведь давно исчез.

– Как исчез, так и воскрес, ха-ха!

– Папа, ты, что колдун?

– Жить захотелось, стал колдуном.

– Зачем ты украл сапфирв музее? Люди очнуться от гипноза и придут к тебе, за тобой.

– Маша, этот сапфирдорогого стоит, ты на нем могла бы безбедно своих детей кормить, изображая мага, потомственного мага!

– Папа, а я всей толпе сказала, что я твоя дочь, но я не знала, что Феофан – это Ярослав.

– В тебе Маг заговорил! Дочь моя! Посвящаю тебя в маги! И, дарю тебе голубой топаз, ‘Голубой глаз’.

– Спасибо, но…

Маша увидела в руках отца голубое сияние! Вскоре голубое сияние лежало в ее руках, – это был шар, с большим Количеством плоских граней, он действительно был голубоватым…

– Папа, этот сапфирне из музея?

– Нет, моя радость, это настоящий голубой топаз, он меньше, чем розовая звезда, но весьма ценный экземпляр.

– Ты, где его взял?

– Не в музее.

– И, то ладно. Мне им не стыдно будет пользоваться?

– Нет. Этот сапфириз сундука Маргариты, дамы Недр.

– Так, а как ты у нее взял, если ее сундук выкопали?

– Маша, твоя мама закопала сундук с братом, перед своим отъездом в столицу, с собой она его не взяла, но Сергей здесь остался. Серега он выпить любил, проболтался про сундук мне, я у него про Маргариту спрашивал. А он мне про сундук сказал.

– А зачем тебе тетя Лида?

– Все тебе надо знать. Ладно, скажу. Маргарита со мной училась вместе…

– Так, а…

– Вопросы кончились, дочь, бери голубой топаз, и лети домой, меня не ищи, – сказал Феофан – Ярослав и исчез за дверью.

Маша приехала домой и показала матери голубой топаз.

– Мама, отец дал мне голубой топаз.

– И то ладно, – спокойно сказала мать.

– Мама, ты не удивилась?

– Нет, – сказала Маргарита и пошла на кухню.

На кухне ее остановил телефонный звонок, она взяла трубку.

– Маргарита, есть срочная работа.

– Павел, что на этот раз?

– Не по телефону.

– Поговорим завтра, на работе.

– Нет, сейчас, я стою под твоими окнами, посмотри в окно, моя машина тебя ждет.

– Иду.

В руках Павла лежала злополучная Голубая звезда.

– И ты в маги подался, – сказала Маргарита, садясь рядом с Павлом.

– Нет.

– Зачем тогда топаз?

– Маргарита, – сказал Павел, и упал замертво, из виска текла струйка крови.

Маргарита невольно отшатнулась от него, в окно просунулся пистолет:

– Маргарита, верни топаз, он на пол упал.

Женщина отрицательно покачала головой.

– Ярослав, ты зачем его убил?

– Он у меня взял и топаз, и мою женщину, а это много.

– У нас с ним одна работа.

– Так я и поверил, сапфирподними.

Маргарита нагнулась за топазом, Ярослав ударил ее по затылку, отбросил в сторону, взял топаз, и быстро пошел к машине, стоящей рядом. У Маргариты в туманной голове промелькнуло: сапфиротдаст…

Маша выглянула в окно и увидела, как от машины бежит Феофан, в руках у него сверкнул розовый луч. Она посмотрела на машину Павла и увидела его голову в крови. Бегом спустилась Маша по лестнице, подошла к машине, увидела мать и Павла.

Павел не дышал, мать довольно быстро пришла в себя и выдохнула:

– То.. Фе..

– Мама я поняла, кто это сделал.

Службы приехали довольно быстро, словно стояли за углом. Маргариту отвели домой.

Павла увезли. Маша поколдовала над голубым топазом, и Маргарита полностью пришла в себя.

– Мамуля, у меня получилось!

– А Павла Павловича можно оживить?

– Его нет…

– Как я хочу с горы скатиться…

– Ты о чем, мама?

– Так, о своем. Ты, знаешь, Маша, я вот сейчас думаю, что пока розовый сапфирлежал в музее, у меня был период любви.

– Давай, вернем его в музей.

– Не догнать Феофана.

– Позови отца.

– Топаза в музее нет.

К Маргарите приехала Лида, в сопровождении Маши. Она рассказала последние новости. Маргарита задумалась и сказала:

– Вероятно, Маша становиться Дамой недр.

– С чего ты, Маргарита это взяла? Она ведь у нас наследница горного престола.

– Не знаю, всю жизнь я огораживала себя от жизни с мужчинами розовым топазом, его луч в их сторону спасал меня от их навязчивости. Сейчас и это мне уже не нужно.

– Интересное кино, а мне твой сапфирписать помогает, – сказала Маргарита, я о нас троих целый роман насочиняла.

– Можно, я вставлю свое слово? – спросила Лида и продолжила говорить, – мне всегда казалось, что на мою голову кто-то посылает свои приключения, теперь я знаю, кто это был. Маргарита, это ты меня всю мою жизнь подставляла вместо себя?

– Честно? Я.

– За, что, Маргарита ты меня наказывала? Я так уставала от мужчин, что порой хотела на себя табличку повесить: не подходи, высокое напряжение убьет!

– Лида, неужели тебе было тяжко?

– Маргарита, ты… – у нее не хватало слов, чтобы высказать свое возмущение, – да у меня, их по два на день приходилось, это ты своего мне сплавляла, а у меня свой всегда был.

– Лида, ты чего, женщины обычно ревнуют, ты бы радовалась жизни.

– Я радуюсь, я кровью своей радуюсь.

– Лида, мне тоже досталось в жизни, – вставила слово Маргарита.

– Не верю, вы – топазные бабки, вот кто вы! У меня топаза не было!! – закричала Маша.

– Тебе кто не давал? – спросила Маргарита.

– Целомудренная ты наша! – воскликнула Лида, – стрелку на меня переводила.

– Против перхоти шампунь, против мужчин – топаз, да они нас быстро прикроют, – возразила Маргарита.

– А мы им не расскажем, – наконец улыбнулась Маша, – так, а где топаз? Мне его покажите? – спросила Маша.

– Вот, – сказали одновременно Маргарита и я и раскрыли ладони с камнями.

– Вот это да! – воскликнула Маша, увидев сияние топазов, – мне бы два этих камня, и жизнь была бы сказкой!

– На, – одновременно предложили камни Маргарита и Лида.

– Что это с вами? И камни не нужны? Это ведь ваши талисманы, говоря обычным языком, зачем мне сейчас они? Сейчас все спокойно…

В комнату влетела Виктория:

– О, какие камни! Можно я их возьму, вам то они зачем?

– Нет, тебе они не нужны!!! – вскричали три женщины.

– Значит, очень нужны, спасибо! – крикнула Виктория, собирая розовые камни, с ладоней Маргариты и моих, – один Маше отдам, ладно?

Оглавление