ГЛАВА 25

Позднее в тот же вечер

Лондон

Спальный вагон юго-западного поезда Лондон — Уэймут был практически пуст. Лишь несколько передних мест было занято, и Гил с Сабби устроились в конце вагона. Гил повозился в кожаном откидывающемся кресле и натянул одеяло до самого подбородка. И по времени Тель-Авива, и по-лондонскому, как ни крути, было уже за полночь.

— А не перечесть ли нам еще раз записи из дневника? — спросила Сабби.

— Я уже выучил их наизусть. Там говорится: ступай в Уэймут и воспользуйся мозгами, которые тебе дал Господь.

— Тогда давай прикинем, как нам действовать дальше.

Голос Сабби внезапно смягчился, сделался очень нежным, интимным, чего еще никогда не бывало.

Ее намерения были совершенно прозрачны. Очевидно, она не могла заснуть и не знала, как сказать, что нуждается в компании.

Инстинктивно Гил протянул руку и коснулся ее волос, затем замер. Выражение неуверенности на ее лице сказало ему, что он ступил на неизведанную территорию. Он подумал о Люси. Ее облик вспоминался теперь не так отчетливо, как еще неделю назад. Горло его словно тисками сдавило чувство вины.

Сабби потянулась, чтобы включить над ним ночник. Ее грудь скользнула по его руке. Она, казалось, не заметила этого, он тоже притворился, что ничего не произошло.

— Итак, вот как мы все представим в Уэймуте, — заговорила она.

— Я весь внимание.

— Мы притворимся любовниками, — объяснила она с озорной улыбкой.

Гил громко рассмеялся.

— Тебе кажется невероятным, что нас могут принять за любовников? — спросила она обвиняющим тоном.

— Нет, вовсе нет. В конце концов, технически это…

Она оборвала его:

— Отлично. Изобразим из себя голубков, поглощенных друг другом. В таком случае никто не сочтет странными наши прогулки при свете луны. А у нас появится вполне приемлемая причина избегать общения с кем бы то ни было. Ты не будешь сводить с меня глаз.

— А ты?

— А я буду следить за тем, что творится вокруг, — ответила она.

— Это не слишком-то красиво, — проворчал Гил.

Ему не хотелось никого вводить в заблуждение.

— Зато необходимо. Нам надо убедить всех, что мы любовники, — гнула свое Сабби. — Это не так легко, как тебе кажется.

— Я не мастер отливать пули, это ты у нас спец.

Она искусно перевела разговор на другую тему:

— Давай я расскажу тебе все, что узнала об Уэймуте и о монастыре.

Гил неохотно кивнул.

— Уэймутский монастырь — один из самых первых в Европе. Правда, с годами он претерпел значительные изменения. Пережив десять веков и весьма бурные времена… хотя пережив ли? Ведь он весь был разрушен, уцелело лишь одно здание, остальное заново возвели из руин. Одни говорят, что его перестроили весьма близко к оригиналу, другие считают, что первоначальному плану, кроме каких-то стен, не соответствует уже ничего, правда, по утверждениям архитекторов, стен таких много. Кто-то думает, что от древнего монастыря осталось несколько статуй и сколько-то гобеленов, кому-то представляется, что все было дочиста разорено. А местные жители полагают, что монастырь все такой же, каким был всегда, и что в нем творятся странные вещи — об этом я расскажу тебе потом…

Гил начал засыпать.

Она потрясла его за руку, заставляя проснуться.

— Во всяком случае, от Лондона до самого Уэймута примерно пара часов езды. Но это на автобусе, а автобус туда отправляется только в шесть сорок пять вечера. Поэтому нам и пришлось сесть на поезд, хотя это, конечно же, крюк. Четыре часа, а не два, ну да ладно.

Затем Сабби пояснила, что монастырь расположен в сорока минутах ходьбы от центра городка и это очень важно, ибо гарантирует хоть какое-то уединение. Согласно ее распечатке из Интернета, к нему ведет только один путь, и лучший способ узнать о нем — это посетить самый старый уэймутский паб, используя его в качестве отправной точки.

Гил снова стал засыпать, и его голова упала на подголовник.

Сабби опять потрясла его, на этот раз сильнее.

— Ты жестокая женщина.

Она продолжила свой рассказ, наклонившись и дыша ему прямо в ухо.

— Обычно монастырь пустует. Монахи там не живут уже с восемнадцатого столетия. Туда приезжают только туристы… и то не очень-то регулярно, это зависит от того, сколько народу записалось в поездку. Если нам понадобится получить историческую справку на месте, придется идти в уэймутскую библиотеку. Это может показаться странным, особенно если учесть, что романтические любовники обычно избегают публичных мест, но мы что-нибудь придумаем.

Внезапно Гил выпрямился, сбросив с себя сонливость.

— Постой-ка. Отмотай назад пленку. Расскажи мне о странных вещах.

Согласно местной легенде, пояснила Сабби, на территории монастыря где-то зарыта шкатулка. Некоторые утверждают, что она из серебра, другие — что из золота или из меди. Местные жители разделились в своем отношении к природе этой шкатулки. Одни заявляют, что это зло, ловушка, расставленная дьяволом. Другие говорят, что это дар Божий. А некоторые верят в то, что ее благословил Христос и что она обладает целительной силой.

— Они клянутся, что в ней сокрыт секрет бессмертия, который знал и Христос, несмотря на то что его распяли, — продолжала Сабби. — Паломники со всей округи регулярно посещают часовню монастыря, уцелевшую во времена потрясений. Некоторые, покидая ее, заявляют, что расстались с недугом, другие впадают в блаженное состояние от пары молитвенных слов. И все верят в то, что шкатулка там есть, хотя и не представляют себе, где именно.

А еще, сообщила Сабби, одна пара, предположительно пожилая, переехала в городок, ибо старая леди умирала от какой-то редкой разновидности рака. Они верили, что, если станут ходить в монастырь каждый день, она исцелится.

— И что же? — спросил Гил.

— Тому восемь лет. Она до сих пор жива.

— Еще что-нибудь?

— Нет, это все, — сказала она. — И что ты думаешь?

— Это невероятно. Это лучшее из всей твоей болтовни.

Существует система, по которой люди обычно мыслят, пояснил Гил. Независимо от того, прячут ли они что-нибудь на добрую тысячу лет или просто решают, что им съесть на обед, они делают это в рамках системы. И когда речь заходит о том, чтобы сочинить историю, люди предсказуемы также. Поскреби немного любой миф, и ты обнаружишь реальное событие. Его могли исказить согласно чьим-либо интересам или с какими-то неясными целями, но в своей основе это всегда реальное событие.

— Давай начнем с факта номер один, — произнес Гил. — В дневнике Элиас пишет, что свиток, который привез из Святой земли его брат, находился в деревянном ларце.

— Шкатулка!

— Точно. И одни горожане сочли ее злом…

— Потому что Вильгельма сожгли на костре!

— А остальные, уповая на силу Христову… — подсказал он.

— Не говори мне, что ты думаешь…

— А ты нет? Разве это не совпадает в точности с тем, о чем писал Элиас? — спросил Гил.

— Да, но ничто никогда не бывает так просто.

Ну и зануда. Он ей все подносит на блюдечке, а она крутит носом. А ведь, как и он, тоже надеется, что уэймутский миф связан со свитком. И им обоим не терпится выяснить это.

Они сидели плечо к плечу и хранили молчание, прислушиваясь к стуку вагонных колес поезда, который вез их в Уэймут.

Гил заметил, как ее глаза закрылись, а дыхание стало глубже. Она уснула.

«А твоя система, Сабби: зной и холод. Сначала приязнь, затем отдаление, секс без близости, контроль любой ценой. Что можно сказать о тебе? Тяжелая жизнь… даже до того, как тебя изнасиловали. Боль и предательство. Никому нельзя верить. Только самым замечательным людям вроде Ладлоу с его женой. А теперь и они ушли тоже».

Он понимал ее. Удел ее мог быть горьким. Как у Люси, которая в свои последние дни, когда больше некого стало винить, принялась винить только себя. Жестокий выбор, который вел к одиночеству. Всем остальным казалось, что она ни в ком не нуждается. Ничто не могло быть от истины дальше.

Застарелая боль поднялась в груди Гила. Ему хотелось дать ей обещание, что он обязательно приведет ее к документу, который уже два тысячелетия дожидается освобождения из-под спуда. Он знал, как отчаянно Сабби жаждет отыскать и оберечь его. Еще он хотел пожелать ей приятных снов и заверить, что все кончится хорошо. Так просто было бы пообещать ей все это. Но он уже знал, что ничто никогда не бывает так просто.

Оглавление

Обращение к пользователям