ГЛАВА 57

Час спустя

Дверь долго не открывалась. За все это время собрат Гила по несчастью так и не пошевелился. Петерсон лежал в кресле, куда его свалил Айжаз, голова бедняги была откинута, рот открыт. В какой-то момент Гил попытался растормошить его, предложить ему остатки воды, короче, быть чем-то полезным. Петерсон на мгновение пришел в себя, застонал, затем снова соскользнул в милосердное забытье. Гил побрел к своей грязной постели, чувствуя, что взволнован гораздо больше, чем ожидал.

Айжаз вернулся, притащив с собой еще одно наполовину безжизненное тело.

«Неужто на фабрике имеется черный ход?»

Вновь прибывший, хотя и слегка всклокоченный, страдалец имел поразительное сходство с человеком, которого Гил некогда знал как де Вриза. Айжаз вздернул заведующего отделом новых поступлений на ноги и легонько похлопал его по щекам.

— Просыпайся, ты, кусок дерьма, — со смешком проговорил Айжаз, затем попытался отступить от де Вриза, чтобы тот шел дальше сам.

Де Вриз какое-то время качался, затем рухнул на широченную грудь громилы с очевидным намерением обрести в ней опору.

— Отцепись от меня, — раздраженно рявкнул Айжаз и швырнул безвольное тело на кровать.

Гил попытался высвободиться из-под придавившего его груза.

Айжаз какое-то время смотрел на него с удивлением, затем выволок из противоположного угла ящик и уселся на него. Откуда-то он извлек упаковку жевательной резинки и затолкал себе в рот сразу пять сладких пластинок. Гордо улыбнувшись величию своего подвига, он хрюкал и чавкал всей этой массой, пока Гил безропотно ждал продолжения сериала «Мои ночные кошмары».

Неудовлетворенный степенью удовольствия, получаемого от огромного количества жвачки, человек-гора вышел из комнаты, а затем вернулся с портативным плеером, который издавал блеяние группы «Three Stooges».

«Великолепно. Просто великолепно».

Де Вриз осторожно сел. Очевидно, он не потерял сознания, а лишь притворялся. Он уставился на их стража и громким шепотом сообщил Гилу:

— Его имя Айжаз. Он едва понимает по-английски. Можно говорить при нем что угодно.

При звуках своего имени на лице Айжаза промелькнула улыбка. Наполовину беззубая. Как человек, в совершенстве постигший все тонкости обращения с жвачкой, он вытащил изо рта клейкий комок и без лишних церемоний прилепил его к ящику, на котором сидел. Затем он вроде бы передумал, а может, вспомнил, что Малука не жалует неопрятность, и тщательно отковырял жвачку от ящика, после чего кинул ее в корзину для мусора и бумажной салфеткой затер все следы.

Все это Айжаз проделал с гордостью прима-балерины, уверенной, что за каждым ее движением следят те, у кого она вызывает величайший интерес. Он по очереди облизал липкие пальцы, похожие на сосиски, опять сел на ящик и занялся сложным делом снятия кожуры с большого апельсина, плода, который, по разумению Гила, обладал большим коэффициентом интеллекта, чем очищавший его человек.

— Доставлять мне хлопоты, я и с вас шкуру снимать! — сказал Айжаз.

Очевидно довольный своей остротой, Айжаз повторил ее на родном языке и снова взялся за свой DVD-плеер.

Гил повернулся так, чтобы сесть к де Вризу лицом.

— Где Сабби? — спросил он, а затем посмотрел, не слышит ли его Айжаз.

— Я же сказал вам, он нас не понимает, — повторил де Вриз.

Продолжая смотреть на Айжаза, Гил хранил молчание.

Для того чтобы подтвердить свое заявление, де Вриз окликнул Айжаза и на хорошем английском сказал мусульманину, что тот к пожираемому им апельсину может присоединить свою мать.

Громила, разобравший лишь собственное имя и слово «апельсин», рассмеялся. Он, очевидно, счел, что де Вриз просит его поделиться с ним вожделенным плодом, и покачал головой, поддразнивая попрошайку, затем поднял оставшуюся пару долек и выдавил их себе в рот.

Де Вриз мотнул головой в сторону третьего пленника, который все еще лежал в кресле без признаков жизни.

— Это Петерсон, ассистент Ладлоу, — произнес он достаточно громко, чтобы Петерсон мог его слышать, если сознание вдруг вернулось к нему. — Эй, Роберт! Малука неплохо платит за информацию, а?

Гил надавил большим пальцем на шею де Вриза, чуть ниже адамова яблока, и со значением посмотрел тому в глаза.

— Хватит. Вы меня понимаете? — спросил он.

Де Вриз кивнул, почти не дыша. Гил ослабил нажим, готовый, если потребуется, опять усилить его.

— А теперь я буду спрашивать. Что случилось с Сабби?

— Откуда мне знать? Говорят, что вы инсценировали ее похищение, — ответил де Вриз.

— За каким дьяволом мне это делать?

Де Вриз пожал плечами.

— Теперь это не важно. Если она сейчас и не у них, то скоро будет.

Гил обхватил голову прорицателя и дернул ее к себе. Желание размозжить доктору череп было почти непреодолимым.

— Откуда вам знать! — крикнул он прямо в лицо наглеца.

— Прекратите! — взвыл де Вриз. — Это лишь вопрос времени.

Айжаз, очевидно, наслаждался происходящим, испуская подбадривающие крики. Гил заставил себя отпустить де Вриза и, борясь с желанием приняться за Айжаза, закрыл лицо ладонями. Это был единственный способ хоть как-то отгородиться от всех.

— Послушайте, вы сражаетесь в заведомо проигранной битве, — сказал де Вриз. — Вы можете продолжать надеяться, воля ваша, но если вы не хотите думать о том, что они не одним, так другим способом отыщут и Сабби, и свиток, то призадумайтесь о другом.

— О чем это? — автоматически спросил Гил.

На лице де Вриза мелькнула язвительная улыбка.

— Они ведь отыскали нас обоих, не так ли?

Оглавление

Обращение к пользователям