Глава четвертая. КОРАБЛЕКРУШИТЕЛЬНАЯ

Джинния бросилась ему на шею с явно отрепетированной фразой:

– Ай-яй, Абдрахман ибн-Батут, благороднейший среди мужей-джиннов, как я рада тебя видеть, о наш великодушный освободитель и мой добрый давний друг!

– Ты, неверная, намеренно не выпустила меня из бутылки! – смущенно воскликнул он, потому что Акиса явно придавила его пышной грудью. – Ты ведь узнала меня, встретившись со мной взглядом, когда грузила в трюм ящики с урюком.

– Я дала тебе шанс выполнить благородную миссию спасителя беззащитных дев, Всевышний за такое вознаграждает! А если бы я просто освободила тебя, ты бы давно улетел, уж я-то тебя знаю… Ты всегда уходишь не попрощавшись и… не расплатившись.

– И кто здесь беззащитная дева, не ты ли?! – уже совсем отходчиво проворчал джинн, краснея и отворачиваясь, пока джинния выжимала волосы и штанины шаровар.

– Дева, скорее всего, я. – Мне показалось логичным влезть в их разговор и напомнить, что они тут не одни. – Я как раз хотела сказать вам спасибо…

Джинн окинул меня заинтересованным взглядом:

– Ерунда, если что – обращайтесь, в какой-то степени именно благодаря вам я избавился от тяжкого плена. – И этот громила неожиданно рухнул на колени, со слезами на глазах простирая руки к небу: – Аллах вновь проявил милость к ничтожнейшему из своих рабов!

– Слушай, а не поможет ли он нам, если попросить? – зашептала я Акисе и, игнорируя ее округлившиеся глаза и мотания головой, обратилась к джинну сама: – А вы сейчас очень заняты?

– Не очень, благодарю Аллаха за спасение, – обернулся наш избавитель. – А что?

– Не сопроводите ли тогда нас в пути?

Джинн ненадолго задумался и расплылся в улыбке. Радуется, наверное, что станет помогать нуждающимся в его помощи девушкам. Какие все-таки благородные бывают Акисины сородичи…

– Нет-нет-нет. – Моя подруга оттащила меня в сторону. – Он же бандит, грабитель и шантажист! Ликуй и пляши, что с нас взять нечего и что с тобой джинния, знающая трюки своего собрата, потому он осторожничает. К тому же он только освободился и рад этому, а еще он некогда питал ко мне чувства…

Ну да, кто только не питал их к ней, от индийского демона-обезьяны Ханумана до джинна-уголовника, коим, по ее словам, является этот невинный Абдрахман.

Я вздохнула, а Акиса продолжала яростным шепотом:

– А когда он кончит ликовать, тут же придумает, как быстрее извлечь из нас выгоду, и его ничто не остановит! Например, запросто продаст нас на рынке в Багдаде.

– Но ты же можешь колдовать.

– Силы джиннов неравны, Абдрахман гораздо древнее меня и могущественнее, и лучше не сталкиваться с его грозной властью. – Обернувшись, она сменила тон на елейный: – Абдрахманчик, ты, наверное, торопишься, мы не вправе тебя задерживать и желаем поскорее наверстать упущенное в бутылке время. Лети, мы не обидимся…

– Но беззащитная дева просила моей помощи?

– Это она-то беззащитная?! А ты видел, какой у нее свирепый зверек-эпилятор?

– Всякий разбойник может исправиться, – меж тем настаивала я. – А грубая мужская сила нам всегда пригодится.

– Говорю тебе, он не оставит своих коварных замыслов, – неохотно уступила джинния. – Помни, что я была против!

– Мы за все заплатим, – обратилась я к джинну, – и плата будет выше, чем продажа двух невольниц на рынке Багдада, – весомо добавила я, прикрывая себя на всякий пожарный. – Честно, но на обратном пути!

Могучий джинн больше не колебался:

– Ай, уговорили, как я могу не уступить просьбе двух таких красавиц!

– Эй, я тебя ни о чем не просила, – сделала предупреждающий знак пальцем Акиса.

Но тут он пустился сыпать комплиментами, которые джинния слушала с хмурым видом, что на нее не похоже. Обычно она расцветает от любой похвалы в свой адрес, исходящей из уст мужчин возрастной группы от шестнадцати до бесконечности. Насколько же должен быть неприятен этот Абдрахман, раз она даже зевает во время его дифирамбов… Ну и ладно, это их проблемы!

– Только я вас покину на минуточку, слетаю по одному делу. – Джинн кинул взгляд на поспешно уплывающий корабль Синдбада. – В море теперь вам вряд ли что угрожает. А когда вы пристанете к берегу, я уже буду рядом.

С этими словами он почтительно мне поклонился, сложив ладони, взвился, превратившись в черный вихрь, и улетел.

– Чувствую, что он нам пригодится, – примиряюще сказала я, – и не раз еще выручит. Не хочу предстать перед нашими женихами наполовину съеденная акулами или обглоданная пустынными гиенами. Шрамы красят только брутальных мачо. Я – не они…

Джинния лишь отмахнулась. Ну и ладно, пойду хоть переоденусь, да и есть уже хочется. А Миша небось тоже голодный? Оставить ему горсть урюка? У нас его много…

Незаметно настал вечер, ветер стал холодным и влажным, в небе сгущались тучи. Я спустилась в трюм, где на лежанке скрестив ноги, сидела Акиса и играла в шашки с моим эпилятором. Я заметила, что кажется, надвигается шторм.

– Ну и что, о суматошнейшая?

– А то, что твоя очередь нести вахту, ты пропустила пиратов.

– Но я же нас и спасла! – лениво откликнулась она. Тут ее глаза загорелись хитрым как у кошки блеском, и она с коварной улыбкой «съела» сразу три белые шашки противника. Эпилятор аж подскочил и задвигал головкой в возмущении, но, несмотря на жгучее желание ответить тем же, вынужден был просто сделать ход. Пододвинув шашку головкой, он тут же вскочил на ножку, с азартом ожидая Акисиного хода.

– Вернее, Абдрахман и мой верный эпилятор! – спокойно, но с достоинством поправила я.

Станок не обратил на мои слова никакого внимания, даже головку не повернул, похоже он теперь приятель Акисы. Предатель… Кто за него заплатил двести шестьдесят рублей и всегда вовремя менял батарейки?!

– Я наделила волшебной силой нашего друга, а обнаружив в трюме бутылку с джинном, оставила его эту бутылку сторожить, зная, что пираты падки на спиртное.

– Эпилятор ты называешь другом?! Опомнись, это же просто вещь! К тому же моя, и я ее забираю. Эй, иди ко мне! Ути-ути-ути… Кис-кис-кис…

Прибор меня игнорировал, а когда я попыталась его схватить, ловко увернулся и отпрыгнул в сторону.

– Вот зараза!

– Не надрывайся, сестра, а окажи мне милость – иди постой на вахте. Наш маленький помощник заслужил отдых, я тоже растратила много сил в воде, поэтому дай нам поиграть.

– Да ты просто обленилась!

Джинния молча повела плечами, для нее спор был окончен.

Я ушла, демонстрируя свое моральное превосходство, решив выстоять еще одну ночь на ногах. Шторм все-таки был, но маленький. Нас плавно качало на волнах, дождь быстро кончился, а ветер заметно потеплел. Я согрелась и разомлела…

Мишин образ маячил перед моими глазами, его губы что-то ласково шептали, я ему отвечала и… В общем, сама не заметила, как задремала. Вторую ночь без сна, что вы хотите?! Я ж не какой-нибудь опытный морской волк…

Короче, проснулась от треска и резкого толчка, кинувшего меня через руль на палубу. Что там еще?! В предрассветном мареве, наша багхала напоролась на рифы и теперь картинно разваливалась на куски.

– Полундра! – сразу вспомнив нужное слово, закричала я. – Кладбище кораблей!

И правда из воды торчали остовы судов, покрытые распластанными, сидящими, висящими, полуутопшими и полурассыпавшимися скелетами, кишащие осьминогами, омарами и разными противными ракообразными…

Я ринулась в каюту, цапнув рюкзак с одеждой и провизией, перекинула его за плечи и рванула наверх, потому что доски под ногами с жутким скрипом начали расходиться. Я еле успела увернуться от падающей на меня мачты, выбралась из-под парусов и только потом поняла, что забыла про джиннию…

– Акиса-а!!! – закричала я, проваливаясь в здоровенную щель.

Наш корабль развалился на две половинки, которые стремительно уходили под воду, я с трудом выкарабкалась на носовую часть, дрожа всем телом, доползла до бушприта и, оттолкнувшись изо всех сил, чтобы оказаться подальше от падающих обломков, прыгнула за борт. Когда я вынырнула, наглотавшись соленой, хоть и теплой воды – вот преимущество южных морей! – моему взору предстало дивное зрелище…

Наша хвастливая джинния, выгнув спину как кошка, сидела на бревне, вцепившись в него руками и ногами, а ее лицо отражало самые разные эмоции – она ругалась, плакала, умоляла, шипела и проклинала все на свете! Сразу видно, как много душевных и физических сил ей приходится тратить на борьбу с морской стихией.

– Спаси меня, о благороднейшая из земных сестер! – отчаянно крикнула она. – Здесь моя магия бессильна, что-то тянет меня вниз, под воду! А я плавать не умею-у-у…

– Надеюсь, не кракен, – охнула я, инстинктивно поджимая ноги.

После «Пиратов Карибского моря» весь мир уверовал в его существование. Правда, в третьей серии Ост-Индская компания его уничтожила, но кто знает, может, он успел оставить потомство. Ну хотя бы для того, чтобы было о чем снимать четвертую серию…

В следующую секунду я гребла как бешеная в сторону Акисы. Ой-е! Сосредоточившись на спасении себя и джиннии, я не заметила подплывающий сбоку кусок мачты (жалкий остаток корабля), и он больно треснул меня по голове. Но, не дав мне и очухаться от удара, дочь джиннов снова истошно завопила:

– Ай, душа моя, помоги, твоя лучшая подруга безвременно гибнет!

Вообще-то непонятно, ко мне она обращается или со своим величеством разговаривает? Ладно, спасу, плавать она действительно совершенно не умеет. Конечно, где ей, выросшей и живущей в пустыне? Но за тысячу лет могла бы и научиться! В бассейне, с тренером, на всякий случай, мало ли…

Потирая шишку, я наконец добралась до Акисы; она не сопротивлялась, когда я перекинула ее руку через плечо и поплыла с ней в сторону видневшегося в предрассветной дали берега, если зрение меня не обманывало. К счастью, направление оказалось верным, и мы кое-как вместе дотянули до спасительной суши, хорошо, меня в детстве родители научили плавать, у нас на Волге все плавают…

Выбравшись на сушу, мы упали без сил на песок и очнулись только утром, правда, могу говорить только за себя. Потому что когда я открыла глаза, почувствовав, как что-то обжигает щеку, моя Акиса уже сидела рядом у горящего костра.

– Это я для тебя постаралась, о человеческое существо, у тебя же нет внутреннего огня, давай грейся!

Я хотела возразить, что огонь у меня есть, но она бы не захотела понять, эта шовинистка до сих пор считает, что раса джиннов выше людей, и относится к нам с высокомерной снисходительностью. Но все равно, спасибо за заботу…

Подсаживаясь к огню, я увидела мой эпилятор. Тихонько жужжа, он жался поближе к Акисе, как будто тоже замерз. Значит, тоже спасся, молодец…

– Я нашла его среди обломков нашего корабля вон там. Его выбросило на берег вместе с нужными вещами, за которые он уцепился.

Только сейчас я увидела, что берег усеян всяким мусором с нашей багхалы. В глаза в первую очередь бросался, конечно, ОЧЕНЬ нужный нам телевизор!

– Ты что, не рада?

– Да нет, рада, настолько, насколько может быть рад человек вдруг ожившей машинке с непредсказуемым поведением. Кстати, ты быстро оправилась. Провести столько времени в воде. Я боялась, что ты вообще не выживешь, – старательно беспечным тоном заметила я, прикидывая, как половчее поймать прячущийся эпилятор. Все равно он будет мой!

– Сон целителен не только для людей. Мы спим редко и мало, но с великой пользой, – сказала джинния так важно, будто такая физиология была ее личной заслугой.

– А покушать у нас ничего нет? Кроме просоленных морской водой бутербродов в целлофане, но их есть невозможно, – доложила я с намеком на то, чтобы Акиса наколдовала.

– Нет, о взыскательная, огонь высечь было нетрудно. – Она щелкнула пальцами, демонстрируя водопады искр. – Этого добра у меня еще много. Но еду я достать не могу, моя магия здесь бессильна, как это было в мире Гаруды.

Гаруда – это птица-великан, которая помогла нам избавить Ирем (тот, что сравнительно хороший, Белым, что ли, его теперь называть, когда оказалось, что есть еще и Черный Ирем?!) от самовластно захватившего город дракона. Помните, она его попросту проглотила.

– Жаль, но ничего, прорвемся, – бодрясь, сказала я, жалея, что не запаслась солониной и консервированной селедкой, с ними морская вода ничего бы не смогла сделать. Правда, консервы бы первыми утопли, потянув за собой и солонину, но ведь можно помечтать. Изредка, немножко, о самом лучшем друге каждой девушки – холодильнике, набитом продуктами…

Оглядевшись и приметив растущие вдоль берега пальмы, я представила себе преследующую меня в гневе обезьяну после попытки украсть у нее банан, пока джинния танцевальными движениями, а попросту крутя попой отвлекала ее внимание на себя. Ну и что, главное – добыча! Но мои фантазии на этот счет рассеялись: подойдя к пальмам, мы увидели, что сразу за ними открывается бескрайняя пустыня. И мы должны будем пересечь ее, что на голодный желудок практически невозможно. Глянув еще раз с жадностью на пальмы, я заозиралась в поисках обезьяны…

– Кокосы еще не созрели, – проследив за моим взглядом, сообщила Акиса и пояснила: – Это кокосовые деревья, а не банановые.

– Тогда, может, останемся умирать здесь на берегу? Тут хотя бы воздух свежий, а там раскаленная пустыня. – Я вздохнула, чувствуя, что вера в себя упала по шкале до самой нижней отметки.

– Да-а, раскаленная пустыня, как дома… – с любовью глядя на обожженный солнцем безжизненный песок, нежно протянула джинния и кокетливо поправила усыпанный бисером и монетами лифчик, более подходящий к костюму для танцев живота. Хотя кокетничать тут не перед кем, кроме варанов, кобр и скорпионов. Но они вряд ли поймут и уж тем более оценят.

Поудобней перекинув рюкзак за плечо, я последовала за Акисой, которая уверенно вышагивала по струящемуся песку с гордым эпилятором на плече. Я же с каждым шагом еле вытаскивала ноги.

– Скажи-ка мне, откуда ты знаешь дорогу? Значит, ты раньше уже ходила в Черный Ирем?

– Ай, о недоверчивейшая, джинны никогда не ошибаются в направлениях, – буркнула Акиса, как мне показалось слишком поспешно. Я посмотрела на нее пристальнее…

– А ты не могла перенестись в Черный Ирем вместе с демонами, которые забрали Мишу? – спросила я и поджала губы, сдерживая подкатившие к горлу слезы. Бедный мой Мишка в плену у демонов, да еще у самых безжалостных и жестоких, если верить Акисе, а причин ей не верить у меня не было.

– Каким образом?

– Ну, схватив кого-нибудь из них за конечность, например.

– Я встретилась с ними в пустыне недалеко от моего Ирема. Они ослепили меня огненной вспышкой и отбросили в сторону. Конечно, я хотела помешать им! Но, увы, злодеи исчезли в мгновение ока… И больше я не могла вызвать их своей магией, они вне зоны доступа, – досадливо пояснила она.

– А как у тебя в первый раз получилось? Может, я смогла бы тебе помочь? Подать жертвенный нож, разжечь огонь, помешать колдовское варево, кровью девственницы тоже поделиться могу…

Акиса смерила меня взглядом:

– Джинну в таких делах помощники не нужны. Появись мы перед демонами Черного Ирема, они бы убили тебя на месте. А мы должны попасть туда живыми и незамеченными. Потерпи, путь уже недолог, к ночи дойдем, хотя там вечная ночь…

Утешила, а я даже фонарик не взяла.

Оглавление