Рассказ первый. Инопланетяне

Филипп Хитров из 7-го «А» – большой выдумщик. Иногда такое завернет, таких подробностей насочиняет, что и сам себе с трудом верит. И кто его за язык тянет?

Как-то апрельским днем Филька вышел из дома с твердым намерением успеть на диктант, но вдруг увидел, что на пруду младшеклассники катаются на льдинах.

«Вот безобразие! – подумал Хитров. – Еще упадут в пруд и утонут. Надо их шугануть!»

Вскочил Филька на льдину, прогнал мальчишек, а пока прогонял, ему самому так кататься понравилось, что до вечера на пруду и проторчал. Разумеется, ни на какой диктант наш герой не попал.

«Вот до чего дурной пример заразителен! Если б я эту малышню не встретил, и школу бы не прогулял!» – размышлял Филька, возвращаясь вечером домой.

А назавтра учитель русского языка и литературы Максим Александрович, молодой, недавно окончивший институт, его строго спросил:

– Хитров, почему ты вчера не был на районном диктанте? Только не ври, что болел.

А Филька возьми да и ляпни ни с того ни с сего:

– Нет, не болел. Просто я вчера инопланетян видел!

Эти слова просто сами собой вылетели, он их заранее не продумывал.

Класс, понятное дело, разразился хохотом. А Максим Александрович рассердился:

– Не корчи из себя шута! Каких еще инопланетян?

– Гуманоидов, – ответил, не растерявшись, Филька. – Двух гуманоидов мужского пола и одного, видимо, женского. Это я понял потому, что те двое ростом были повыше и в плечах шире.

И так он серьезно это объяснил, что сам почти поверил. Да и класс почему-то сразу затих.

– А где ты их видел? – спросила Анька Иванова, симпатичная темноволосая девчонка с ямочками на щеках, владелица бестолковой немецкой овчарки по кличке Мухтар.

– На пустыре, где мы осенью костер жгли, – уверенно ответил Хитров.

– А тарелку их летающую видел?

– Нет, тарелки не было. Наверное, они ее где-то в лесу спрятали. Или, может быть, она на орбите Земли осталась, а они с нее катапультировались. Не знаю точно. А раз не знаю, не хочу врать. Не в моих это правилах.

– А они какого роста? Высокие?

– Не особенно. Может, чуть выше меня, – пожал плечами Филька.

– Они с тобой в контакт вступали? – поинтересовался Максим Александрович.

– Вроде хотели. Они подошли совсем близко, издавали какие-то свистящие звуки и жестами что-то объясняли. Но я ничего не понял.

– А телепатия? Ты должен был услышать их мысленный сигнал! – подсказал Коля Егоров, хорошист, помешанный на фантастике.

Филька сделал вид, что вспоминает:

– Мысленный сигнал? Я ничего не слышал. Может, у меня мозги не так устроены.

– А ты в шапке был? – уточнил Колька.

– Не в противогазе же. В шапке.

– Тогда понятно. Через шапку телепатические сигналы могут не проходить, – глубокомысленно кивнул Егоров.

– А ты испугался? – спросила Анька Иванова.

– Понятное дело, испугался. Врать не буду. Но и любопытно очень было…

– Еще бы! Не каждый день инопланетян встретишь, особенно в нашей-то глуши, – важно заявила Рита Самойлова, первая красавица и богачка 7-го «А». За ней в школу почти каждый день приезжал на машине папин шофер на иномарке.

Филька на вопросы отвечает, а сам незаметно на Максима Александровича косится. Интересно, поверил ему учитель или нет? Но у того лицо такое строгое и неопределенное, что ничего нельзя понять.

– А потом гуманоиды в сторону леса пошли, – продолжил Хитров. – Идут, оглядываются. А маленькая, на женщину похожая, рукой машет. Мальчик, мол, не бойся, иди за нами!

– И ты пошел? – полушепотом спрашивает Коля Егоров, а сам вперед наклонился, так внимательно слушает.

– Нет, конечно, – покачал головой Филька. – В лесу снег еще глубокий, почти по колено. Да и страшно, мало ли чего они хотят. Может, на опыты меня заманивают, чтобы узнать, как мы, земляне, устроены. А может, чучело хотят сделать? Дурак я, что ли, за ними идти?

– Эх ты, шляпа! – заорал Колька Егоров, красный как вареный рак. Кричит, а сам на Фильку надвигается: – Какой шанс был, а ты его упустил! Один раз за всю историю Земли инопланетяне хотели вступить в контакт, а ты испугался! Вот я бы на твоем месте…

– А ну замолчи, Егоров! – заступилась за Хитрова Анька Иванова. – Это ты здесь смелый. А увидишь настоящего инопланетянина, еще больше перепугаешься. Я ведь помню, как ты от моего Мухтара бегал! А Филька с Мухтаром запросто играет!

– А чего мне его бояться? Немецкая овчарка она ведь не крокодил. Если не нарываться, не укусит, – сказал Хитров, а сам подумал: «Ага, а я Аньке-то нравлюсь! Как она за меня горой!»

– А потом что было? – не унимается любопытная Ритка Самойлова.

– Ну я кое-как успокоился, в себя пришел – и домой. Только вернулся, а тут глянь – уже темнеет. Сам не пойму, куда весь день делся.

– Это временной провал с тобой произошел! Вроде гипноза! Все, как в научной литературе! – воскликнул Егоров.

Филька сочиняет, а сам на учителя посматривает. «Интересно, сработало?» – думает.

Максим Александрович на него взглянул, усмехнулся, потом по столу журналом стукнул и сказал:

– Тишина! Продолжаем урок! А диктант ты, Хитров, на той неделе напишешь. Так что готовься!

И стал как ни в чем не бывало объяснять про прилагательные: какие из них качественные, какие притяжательные, какие относительные и как их отличать.

«Ну вот! – размышляет Филька. – Не поверил! Хорошо хоть пару не поставил и завучу не нажаловался. Здорово я отмазался!»

А на другой день Максима Александровича в школе не было. В учительской объяснили: отпросился и в Москву зачем-то уехал. Ну нет, так нет. Это даже хорошо, что нет: литературу можно не учить.

А вечером Филька сидел в своей комнате и клеил модель крейсера, а тут вдруг мать из кухни закричала:

– Иди сюда скорее! Тут твоего учителя в «Новостях» показывают!

Бросился Филька на кухню, а там в телевизоре – Максим Александрович. В пиджаке, в новом галстуке. Дикторша у него спрашивает, а он рассказывает, как и при каких обстоятельствах к ним в поселок инопланетяне прилетали. И про то, что их трое было, и про свистящую речь, и про жесты – все слово в слово, как Филька сообщил.

– Меня, – говорит Максим Александрович, – один из моих учеников о них проинформировал, а я затем в лес пошел, стал то место искать и возле летающей тарелки их увидел. Они гуманоиды. Ростом примерно метр шестьдесят, два мужского пола и один женского… К сожалению, у меня не было с собой фотоаппарата… И потом, когда я их увидел, со мной произошло что-то вроде временного провала. Гипноз, одним словом.

Филька его слушает, а у самого глаза на лоб лезут. Ну дает учитель! Перед всей страной!

После этого случая Максим Александрович вернулся назад уже известным человеком. Все о нем говорят, в гости приглашают, старшеклассницы в него влюбляются. Как-никак гуманоидов видел, а самого по телевизору показывали. А Фильке он по диктанту тройку поставил, хотя Хитров его и не писал. Вроде как отблагодарил.

– Странная штука жизнь, – говорит теперь иногда Филька. – Инопланетян я первым увидел, а он прославился.

Оглавление

Обращение к пользователям