Рассказ тридцать четвертый. Олимпионики

После Олимпийских игр в Сиднее ребята из 7-го «А» решили провести свою собственную олимпиаду. Первым эта идея осенила Фильку Хитрова, и он поделился ею с остальными.

– Чем наш поселок хуже Сиднея? Разве что тем, что кенгуру по улицам не прыгают! И вообще интересно будет выяснить, кто у нас в классе самый-самый и по каким видам спорта.

– Я по бегу! – похвасталась Аня Иванова.

– А я по гимнастике. Я выход силой четыре раза подряд делаю, а подтягиваюсь пятнадцать, – сказал Коля Егоров.

– Ага, пятнадцать! Я языком и больше могу! – фыркнул толстяк Петька Мокренко. Они с Колькой вечно не ладили.

– Ну хорошо! На олимпиаде я тебе докажу! – воскликнул Коля.

– Ты доживи еще до олимпиады! – посоветовал Петька, разглядывая свой арбузообразный кулак.

– И доживу! – вспыхнул Коля.

– Доживи!

Филька втиснулся между ними.

– Стоп! Если все «за», тогда переходим к осуществлению. Самый подходящий день, по-моему, суббота. Всего четыре урока, и последний физра. Ее для разминки использовать можно.

– А где соберемся? – спросила Катя Сундукова.

– Я с физкультурником Андреем Тихонычем договорюсь, он нам зал после уроков откроет, – сказал Филька. – Судьей он тоже согласится быть, так что с судейством проблем не возникнет. Вот только с организацией будет сложновато.

– С какой организацией? – быстро спросил Антон Данилов. Раньше он сидел в стороне, но, услышав знакомое слово, оживился.

– Ну там с медалями, с дипломами. Если уж устраивать олимпиаду, то по всем правилам, – сказал Филька.

– Организацию я беру на себя! – заявил Антон Данилов. – Это за милую душу! Только, само собой, деньги нужны. Нас в классе сколько человек? Тридцать? Вот пускай каждый по десять рублей принесет и мне сдаст.

– Тридцать на десять будет триста! – присвистнул Коля Егоров. – Ого-го! Целых триста! С каждого вроде немного, а вместе какая куча денег получается!

На другой день весь класс – кто-то добровольно, а кто-то и не очень – принес Антону деньги. Данилов сидел с толстой тетрадью, на которой фломастером было выведено: «НА АРГАНЕЗАЦИОНЫЕ НУЖДЫ». За его спиной горой маячил Петька Мокренко, которого Антон пригласил к себе личным телохранителем.

– Ты смотри, чтобы все было путем: дипломы, медали, газированная вода для банкета, – напутствовал Антона Филька.

– Сразу предупреждаю, что медали будут не золотые, – сказал Антон. В руках у него была толстая пачка десяток.

– Ясно, что не золотые, но тоже чтобы не хухры-мухры, – вставил Колька Егоров.

Филька Хитров взял листок бумаги и стал сортировать всех желающих по видам спорта. Очень скоро образовалось две волейбольные команды, дюжина легкоатлетов, четыре прыгуна, три стрелка, пять гимнастов, два теннисиста и единственный метатель ядра, он же единственный боксер, штангист и борец-классик – Петька Мокренко.

– Так не пойдет! – заявил Коля Егоров. – Одному нельзя. Не сам же с собой ты будешь соревноваться. Значит, эти виды спорта из олимпиады снимаем.

– Я тебе сниму! Снял уже один такой, – мрачно пригрозил Мокренко, которому весьма улыбалось без борьбы заполучить сразу четыре золотые медали.

Вскоре весь хитровский лист оказался исписан сверху и донизу. Каждый нашел себе вид спорта, в котором, как он надеялся, ему не было равных. Один Антон отказался участвовать в соревнованиях.

– Я пас. У меня работа другая. Я организатор! – заявил он.

Наконец наступила суббота. Зал был переполнен спортсменами и болельщиками. Физкультурник Андрей Тихоныч, о котором Колька Егоров насмешливо говорил, что он состоит только из брюха и свистка, важно прошествовал на судейское место.

– Ну что? Я готов! – сказал он глухим басом.

Олимпиада началась. Протекала она шумно и, как всякая олимпиада, была полна сюрпризов. Оказалось, что тихоня Катя Сундукова, стабильно прогуливающая физкультуру, быстрее всех бегает стометровку, а у коротконожки Васьки Попова – отличный тройной прыжок.

В результате Филька завоевал «золото» в беге на восемьсот метров, Колька Егоров – в гимнастике и теннисе, Мокренко – в борьбе, Сундукова – в беге, Аня Иванова – в художественной гимнастике, Васька Попов – в тройном прыжке, а Кирилл Чуйрыло, которого всю жизнь дразнили очкариком, выбил в стрельбе из пневматической винтовки три десятки подряд. «Серебро» и «бронза» тоже были распределены соответственно. В классе практически не осталось человека, который не получил бы награды по тому или иному виду спорта.

– Ну что, ребята, хорошо потрудились! На физкультуре небось и на треть так не выкладывались. Буду теперь знать, на что вы способны! – благодушно сказал Андрей Тихоныч.

– Пора награждать! – крикнул Филька Хитров.

– Точно, пора! Где призы? – нетерпеливо закричал Мокренко, выуживая в толпе болельщиков Антона Данилова.

Антон Данилов, вокруг которого все сгрудились, вначале долго чесал нос, а потом невнятно пробормотал, что никаких призов нету.

– Как нету? А деньги где? – нахмурился Коля Егоров.

– Э-э… Тут такое дело… – замялся Антон.

– Говори, где деньги!

Данилов вздохнул.

– Я их того… в игровых автоматах просадил. Решил зайти по дороге – все равно, думаю, хватит на призы. Вначале тридцать рублей ухнул, потом еще тридцать, а потом и сам не понял, куда все делось.

– О чем же ты думал?

– У меня был доскональный расчет! – сказал Антон. – Я думал, что на последние деньги отыграюсь. Там автомат такой есть с ручкой – ручку дергаешь, колеса крутятся. Три семерки в ряд выкрутятся – сразу все загребаешь.

– И что, выкрутились?

– Нет, не выкрутились, – уныло признал Антон.

Петька Мокренко по-медвежьи заревел и надвинулся на Данилова.

– Значит, «не выкрутились?» Сейчас я из тебя самого свою медаль выкручу! – заорал он.

Антон выскочил из зала и, петляя как заяц, прыгая через заборы, бросился наутек. И хотя за ним гнался весь класс, догнать его никто не сумел. Так организатор-растратчик Антон Данилов проявил себя как непревзойденный олимпийский чемпион по бегу с препятствиями.

Оглавление
Обращение к пользователям