Глава 13. Мартин действует начистоту

В этот вечер Эльтоны были в театре. В антракте Мартин вышел в фойе и столкнулся там со Сликом Смитом.

— Здорово, Эльтон! — приветствовал его Слик.

Мартин, не останавливаясь, ограничился в ответ малозначащей улыбкой, но Смит схватил его под руку.

— Стандфорт в Италии. Слыхали? С его способностями можно ухитриться быть в двух местах одновременно. Как делишки?

— С делами тихо, — сухо ответил Мартин.

Слик улыбнулся:

— Если у вас будет работенка, известите меня.

— Зайдите на днях, у нас дымоходы надо почистить, — буркнул Мартин, недовольный бесцеремонностью собеседника.

— Насчет дымоходов я могу, — ответил тот, протягивая Эльтону портсигар. — Шанона не встречали?

— Дорогой мой, — раздраженно ответил Мартин, — Шанона я не встречал и встречать не желаю! К тому же я сейчас не расположен к беседе.

— Очень жаль. А у меня как раз приступ болтливости. Мне надоело беседовать с самим собой.

— К несчастью, вы крайне неудачно выбрали себе собеседника.

— Знаю. Я очень тонко чувствую настроение других. А вот Ласси Маршалл в этом смысле толстокожий.

— О Маршалле я знаю очень мало.

— Я так и думал. Я сам с ним очень мало знаком. Хотя он тоже вор. Крадет вещи, ущерб от потери которых иной раз трудно возместить… Хороший вы парень, Эльтон!

— На вашем месте я не стал бы распространяться на эту тему, — произнес Мартин ледяным тоном. — Вы, очевидно, стараетесь убедить меня в своем расположении ко мне?

— Нисколько. У меня это получается само собой, — возразил Слик с обескураживающей улыбкой. — Впрочем, уже пора возвращаться в зал. Слышите звонки? Интересно, выйдет она замуж за герцога или нет? Вероятно, выйдет: в английских пьесах всегда все заканчивается благополучно…

По дороге домой Эльтон размышлял над словами Слика. Пьеса Мартину не понравилась, Доре тоже. Оба всю дорогу молчали, испытывая какую-то неловкость.

Вернувшись домой, Эльтоны проследовали в гостиную. Мартин приготовился к неизбежной супружеской сцене. Дора не заставила себя долго ждать.

— Что с тобой, Мартин? За весь вечер ты и словом не обмолвился со мной. Это твоя манера дуться начитает меня раздражать.

Эльтон откусил кончик сигары, зажег спичку и стал внимательно следить за ее пламенем.

— Я ничуть не дуюсь, просто размышляю, только и всего… Что нового слышно о твоей сестре?

— Абсолютно ничего, и надеюсь, что я избавилась от нее раз и навсегда. А что это тебе вздумалось спрашивать о ней? Впрочем, ты всегда был падок на хорошеньких…

Мартин пристально посмотрел на жену, и этот взгляд окончательно вывел ее из себя.

— В чем дело?! — взорвалась она. — Ты что-то недоговариваешь. Я хочу знать, о чем ты думаешь?

— Дора, — медленно начал Мартин, — мистер Ласси Маршалл — нежелательное знакомство!

Молодая женщина взглянула на мужа с тревогой.

— Разве он непорядочный человек? — с притворной наивностью спросила она.

— Есть много порядочных людей, с которыми, однако, жене уважаемого всеми мошенника не следует ужинать в отдельном кабинете. Ласси Маршалл принадлежит к числу этих людей.

— Значит, ты за мной следил? Но имей в виду, что Маршалл может нам очень пригодиться.

— Мне он ни при каких обстоятельствах не может пригодиться! — отрезал Мартин. — И особенно в тех случаях, когда он тайком ужинает с моей женой!

Наступило длительное молчание.

— Я ужинала с ним всего лишь один раз… — осторожно начала Дора. — Собиралась сказать тебе об этом, но забыла. Что в этом ужасного? Сотни людей ужинают в отдельных кабинетах…

— Между прочим, ты ужинала с ним дважды. Это только то, что мне точно известно. А может быть, и чаще. Дора, чтобы этого больше не было!

Дора молчала.

— Ты слышишь, Дора?

Она всхлипнула:

— Я совершенно не вижу жизни. Ты да Стандфорт, да еще пара жуликов, которые приходят к тебе по делу. Больше я никого не вижу. Иной раз до смерти хочется поговорить с человеком, который не принадлежит к вашей профессии. Для меня это как струя свежего воздуха в нашей затхлой атмосфере…

— Сколько пафоса! — заметил Мартин. — Я чрезвычайно растроган нарисованной тобой картиной. Однако решение мое остается прежним: ты не будешь встречаться с ним!

— Если я захочу… — начала было Дора, задетая за живое.

— Ты не будешь встречаться с ним! — повторил Мартин почти шепотом. — В противном случае я навещу этого мистера Маршалла и всажу в него всю обойму! Что я потом сделаю с тобой, еще не знаю. Это будет зависеть от моего настроения. Но думаю, что развязка наступит для всех троих!

В лице Доры не было ни кровинки. Внезапно она бросилась к мужу и обняла его за колени.

— Мартин, не смей говорить так! Я сделаю все, что ты скажешь! Клянусь тебе, что пошла на это только от тоски!

Эльтон погладил ее золотистые волосы.

— Ты много значишь для меня, — сказал он мягко. — Да, я уже давно не придерживаюсь тех законов морали, которыми руководствуется большинство людей. Но есть законы, которым я послушен, и буду послушен до самой смерти. Это законы совести каторжника. Ты слышишь, Дора, — совести каторжника!..

Прошло уже два часа после того, как Дора легла в постель, а он все еще сидел у камина с незажженной сигарой во рту, тоскливо устремив взгляд на догоравшие угли…

Оглавление