Глава 14. Случайная встреча

Дик Шанон настойчиво стучал в стекло, отделявшее его от водителя такси, но тот не слышал. Тогда, приоткрыв дверцу, Дик высунул голову и крикнул:

— Разворачивайтесь! Мне надо поговорить с дамой, которая только что прошла мимо.

Минуту назад на противоположной стороне улицы он заметил «принцессу в лохмотьях!» Но как она изменилась!

Не дожидаясь полной остановки машины, Дик выскочил на ходу и догнал Одри.

— Миссис Бедфорд, если не ошибаюсь? Очень приятная неожиданность.

Шанон с удивлением смотрел на девушку. Она была изящно одета и столь очаровательна, что многие встречные мужчины оглядывались на нее.

— Разыскивая вас, я перевернул весь Лондон. Мне не повезло в тот день, когда вы вышли из тюрьмы. Я потерял вас, опоздав на каких-нибудь пять минут. Но успокаивал себя, ошибочно предполагая, что вам, как досрочно освобожденной, надо будет явиться для отметки.

Они свернули на улицу, где пешеходов было значительно меньше.

— Я хочу поговорить с вами как опекун, — сказал Дик, замедляя шаг.

— Мой опыт подсказывает, что сотрудники полиции очень искусны и порой под маской участия…

Одри замолчала, увидев, как изменилось лицо Дика.

— Простите меня, если невольно задела вас. Я согласна, давайте поговорим, но только не о Доре и не об этом злосчастном ожерелье.

— Хорошо, однако скажите мне: Дора Эльтон ваша сестра?

— Это не совсем так, но тогда я считала ее своей сестрой.

— Что ж, ей надо отдать должное: она хорошо заботится о вас теперь.

Одри рассмеялась:

— Мы с Дорой больше не встречаемся. И это вполне понятно. Общение с женщиной, у которой столь незавидное прошлое, могло бы скомпрометировать ее. Капитан Шанон, не будем больше говорить о Доре, я этого не хочу.

— Тогда скажите, чем вы занимаетесь?

— Я шла по своим делам, когда меня задержали и…

— Я серьезно спрашиваю: вы работаете где-нибудь?

Одри вкратце рассказала Дику о своем единственном пока свидании с Мальпасом.

— Возможно, вы осудите меня за то, что я взяла у него деньги. Но должна вам сказать, что голодная и продрогшая девушка не в состоянии размышлять над вопросами абстрактной морали. Конечно, я не собиралась разбивать чье-либо сердце. Но, когда очутилась в комфортабельном номере и стала обладательницей двух выходных туалетов, трех пар обуви и множества других вещей, мне пришлось задуматься над его словами. Во мне заговорила совесть, и я отправила мистеру Мальпасу письмо, в котором сообщила свой адрес и откровенно признавалась, что, будучи готовой исполнить все его поручения, я, тем не менее, убедилась, что задача разбить чье-либо сердце мне не по силам. В этот момент мне доставили от него пакет и записку, в которой он просил меня переписать приложенные письма и затем вернуть их ему.

— Какие же это письма?

— Большей частью очень короткие, в которых он отклонял приглашения на беседы и разные встречи, полученные, по-видимому, от близких людей, так как его ответы были подписаны инициалами… В инструкции говорилось, что я должна переписывать их на бланках отеля и от руки, а не на машинке.

Шанон задумался.

— Что-то мне все это не нравится…

— Разве вы его знаете?

— Да, и как раз на днях у меня был разговор о нем кое с кем из моих друзей… Сколько вы получаете?

— Не знаю, мы об этом не говорили. Он выдал мне кругленькую сумму и попросил через неделю сообщить о расходах. А пока я занимаюсь тем, что переписываю бумаги, которые он мне присылает ежедневно с первой почтой. Сегодня письма были длиннее. Мне пришлось заниматься перепиской губернатора Бермудских островов с министром колоний. Эти документы были напечатаны, и, по-видимому, они вырваны из официального издания… Что же вы посоветуете мне, капитан?

— Так сразу я не могу вам ответить. Но одно несомненно: в следующий раз вы не должны идти сами в этот загадочный дом. Укажите мне точно время, я встречу вас на Портмен-сквер и сумею проскользнуть в дом следом за вами.

Заметив беспокойство девушки, он улыбнулся.

— Не волнуйтесь, я не собираюсь использовать вас в полицейских целях. Только подожду на всякий случай в вестибюле. Мы ничего не имеем против мистера Мальпаса, разве что считаем его слишком таинственным… Кстати, среди бумаг, которые вы переписывали, не было писем, адресованных мистеру Ласси Маршаллу?

— Нет. Это, кажется, известный африканский миллионер? Он живет в соседнем доме. Так мне сказал шофер такси.

И Одри рассказала Шанону о сцене возле дома Маршалла, свидетельницей которой она была.

— Да-а, — проговорил Дик, — похоже, что это один из тех способов, которыми Мальпас досаждает своему соседу. Пожалуй, надо будет проведать Маршалла и спросить, что может быть у старика против него. Ясно, что между ними вражда.

Налетел порыв холодного ветра. Шанон заметил, что девушка озябла.

— Я бессовестный эгоист. Идемте выпьем горячего кофе, — предложил он, — и я прочту вам следующую главу из моей книги «Советы одиноким девушкам».

— Полагаю, что это будет первая глава, — рассмеялась Одри. — Пока что я получала урок, как добывать сведения у раскаявшихся преступников.

Оглавление