10

Когда оперативники появились у дверей квартиры Авдеевой, Лукичев успел ворваться в ванную комнату. Теперь медсестра сидела в комнате, в кресле, руки ее были привязаны к подлокотникам. Лукичев сидел в кресле напротив.

Раздался звонок в дверь. Лукичев остался неподвижен. Звонок повторился еще и еще раз.

– Откройте, милиция! – раздался крик из-за двери.

– Ах, вот оно что… – произнес водитель. – Ну хорошо…

Он вышел в коридор и приблизился к двери.

– Откройте, Лукичев! – снова крикнул Соловец.

– Что вам нужно? – спросил преступник.

– Откройте, или будем взламывать дверь!

– Если взломаете дверь, найдете труп с перерезанным горлом, – угрожающе сказал Лукичев.

– Что вы собираетесь делать? – поинтересовался Ларин.

– Я собираюсь убить заложницу, если вы не вы полните мои условия, – ответил водитель.

Дело принимало неожиданный оборот.

– Не валяйте дурака, Лукичев! – сказал Дукалис. – Не осложняйте свое положение.

– Это вы осложните свое служебное положение, если допустите ее смерть! – крикнул в ответ потерявший над собой контроль шофер.

Оперативники переглянулись.

– Пойдем-ка потолкуем, – кивнул коллегам Соловец.

Милиционеры спустились вниз и закурили.

– А ведь он прав, – заметил Дукалис.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Ларин.

– Если у нас будет еще один труп, Мухомор нам голову снимет, – ответил старший лейтенант.

– Нет, трупов нам больше не нужно, – вздохнул Соловец. – Ладно, пойдем поговорим с этим шантажистом.

Оперативники вернулись к дверям квартиры.

– Лукичев! – крикнул Соловец.

Секунд через двадцать преступник отозвался.

– Либо вы выполняете мои условия, либо через час получаете покойницу! – жестко произнес водитель.

– Что вы хотите? – спросил Соловец.

– Во-первых, через час вы доставляете мне миллион рублей. Во-вторых, мне нужна машина с полным баком бензина. И в-третьих, через пятнадцать минут у меня должна быть бутылка водки и закуска. Оперативники едва не открыли рты от удивления.

– Отсчет пошел! – крикнул Лукичев.

Соловец однажды был в управлении на лекции «Борьба с терроризмом» и знал, что с шантажистом нужно войти в доверительный контакт.

– Что взять на закуску? – спросил майор дружелюбным тоном.

– Ржаной хлеб, ветчину и луковицу, – ответил Лукичев.

Тон преступника тоже смягчился.

– А запить? – продолжил Соловец.

– Минеральную воду.

– С газом?

– Без!

Майор посмотрел на Ларина:

– Андрей, оставайся здесь, а мы с Толяном пойдем в магазин.

Соловец и Дукалис вышли на улицу.

– Что делать, Георгич? – спросил Дукалис.

– Пошли на угол, там есть гастроном, – ответил Соловец.

– Мы что, его поить и кормить за свой счет будем?

– А у тебя есть другие предложения?

Дукалис пожал плечами.

– Пошли, по дороге что-нибудь придумаем, – сказал Соловец.

Оперативники направились в магазин. По дороге Дукалис обратил внимание на расположенную напротив аптеку.

– Георгич, я тебя догоню, – сказал старший лейтенант.

– Ты что надумал?

– Потом объясню.

Дукалис зашел на несколько минут в аптеку, а затем догнал майора, который уже стоял в очереди к кассе.

– Сто двенадцать рублей сорок копеек, – сказала женщина-кассир.

Соловец порылся в карманах и достал пару мятых купюр.

– У тебя есть полтинник? – спросил майор старшего лейтенанта.

Вздохнув, Дукалис протянул Соловцу пятьдесят рублей.

– Водку мог бы и подешевле взять, – сказал он.

– Дешевле не было.

Расплатившись, оперативники вышли на улицу и направились обратно к дому Авдеевой. Когда они проходили мимо своего «уазика», Дукалис остановился.

– Дай-ка мне водку, Георгич, – сказал старший лейтенант.

– Сейчас не время, Толян, – ответил майор.

– Не собираюсь я ее пить!

– А зачем тогда?

– Потом объясню.

Взяв бутылку, Дукалис сел в машину и пробыл в ней несколько минут.

– Все в порядке, – сказал он, вернувшись, – пошли поить этого придурка.

Оперативники поднялись к двери, возле которой скучал Ларин. Капитан докуривал очередную сигарету.

– Ну как? – спросил он.

Соловец показал ему наполненный выпивкой и закуской полиэтиленовый пакет.

– Лукичев! – крикнул Соловец. – Получайте вашу водку!

– Оставьте возле двери, а сами спуститесь вниз, – отозвался преступник.

Оперативники выполнили просьбу шантажиста.

Когда они удалились от двери, Лукичев выглянул на лестничную клетку и забрал пакет.

– Что дальше, Георгич? – спросил Ларин.

– Я вот что думаю, – сказал майор. – Дверь в квартиру открывается внутрь. Если ее вышибить во время разговора с ним, может сработать эффект неожиданности.

– Надо подождать, пусть думает, что мы поехали за деньгами, – произнес Ларин.

Соловец посмотрел на часы.

– У нас есть сорок минут, – сказал майор. – Будем ждать.

Через полчаса оперативники вновь подошли к двери девятой квартиры. Соловец собрался обратиться к Лукичеву, но Дукалис жестом остановил коллегу.

– Не надо его звать, – прошептал старший лейтенант.

– Почему?

– Он все равно не сможет подойти.

– Не понял… – произнес Соловец.

– Сейчас увидишь, – сказал Дукалис.

С этими словами старший лейтенант разбежался и налетел плечом на дверь. Удар оказался таким мощным, что дверь поддалась с первого раза. Оперативники ворвались в квартиру и сразу забежали в комнату, где находилась привязанная к креслу Авдеева.

– Где он? – спросил Соловец.

Ошарашенная появлением спасителей, медсестра не могла вымолвить ни слова.

– Где он? – повторил майор.

Девушка кивнула в сторону коридора. Только Дукалис знал, где искать преступника. Найдя дверь в туалет, оперативник убедился, что она заперта. Мощным ударом ноги милиционер вышиб шпингалет и шагнул в уборную. Там на унитазе с выражением страдания на лице сидел Лукичев. Дукалис вышел из туалета и прикрыл за собой дверь.

– Заканчивайте и выходите, – сказал он убийце.

Соловец и Ларин встретили Дукалиса в коридоре.

– Не спешите, – сказал им старший лейтенант. – Я ему такую дозу слабительного в водку подсыпал, еще минут двадцать из сортира не выберется.

Оглавление