13

Сергей Екимов жил в спальном районе Васильевского острова, недалеко от Двадцать шестой больницы «Скорой помощи». Он служил в больнице водопроводчиком. Отправив жену и дочку к матери в деревню, Екимов впал в состояние эйфории и пил второй день подряд. Его собутыльники несколько раз менялись. Сейчас на кухне двухкомнатной квартиры за столом напротив Екимова сидел его бывший одноклассник водитель-дальнобойщик Михаил Симбирцев. На столе стояла полупустая литровая бутылка водки, лежали колбаса и хлеб. В пепельнице дымился непогашенный окурок.

– Ну, давай еще по одной, – предложил Екимов.

– Давай, – согласился Симбирцев.

Водопроводчик наполнил граненые стопки.

– За нас, – сказал он.

Бывшие одноклассники выпили. Екимов поднес к носу кусок хлеба.

– Хорошо, когда жены дома нет, – выдохнул хозяин опустевшей квартиры.

– И не говори… – согласился гость.

– Если бы еще на работу не ходить… – мечтательно произнес Екимов.

– Я смотрю, ты на нее не слишком часто ходишь.

– Пару дней без меня обойдутся, – махнул рукой водопроводчик.

Он положил колбасу на хлеб и откусил кусок бутерброда.

– Я позавчера трубу в подвале менял, – сказал Екимов с набитым ртом. – Такая морока! Весь перепачкался. Там электричества нет, пришлось фонарем светить. А фонарем-то много не насветишь…

– Это точно, – согласился Симбирцев.

Гость смотрел на хозяина осоловевшими глазами.

– Знаешь, я, пожалуй, пойду, а то меня Катька дома ждет, – сказал он.

– Да посиди ты! Давай еще по одной.

– Нет, мне хватит, а то Катька ругаться будет.

– Ну по половинке…

– Ладно, давай.

Екимов разлил водку. Собутыльники чокнулись и выпили без тостов. Екимов занюхал водку хлебом.

– Сейчас бы картошки жареной… – произнес он.

– Так пожарь.

– А где ее взять?

– Сходи в магазин.

– Неохота. Может, ты сходишь?

– А где он у тебя?

– Тут рядом, через дорогу.

– Ладно, давай сетку.

Екимов обвел глазами кухню.

– Сетку, говоришь… Вон возьми пакет.

Симбирцев нехотя поднялся из-за стола. Вдруг раздался звонок в дверь.

– Кого это еще несет? – проворчал Екимов. – Наверное, Ванька. Он вчера у меня был и зонтик оставил.

– Вот его-то мы в магазин и пошлем, – предложил Симбирцев.

Он вышел в прихожую и открыл дверь. На лестничной клетке стояли двое незнакомых мужчин.

– Здравствуйте, Уголовный розыск, капитан Ларин, – услышал дальнобойщик.

– Старший лейтенант Дукалис.

– Здравствуйте, – промямлил Симбирцев.

– Нам нужно поговорить с Сергеем Екимовым, – сказал Ларин.

– Он там, на кухне.

– Кто это? – крикнул с кухни Екимов.

– К тебе милиция! – ответил гость.

– Пусть проходят!

Ларин и Дукалис прошли на кухню.

– Миша, иди в магазин, а я пока с ребятами поговорю, – обратился к товарищу Екимов. – Дверь за собой захлопни.

Симбирцев вышел из квартиры, а Екимов кивнул на две табуретки.

– Садитесь, ребята.

Оперативники сели напротив водопроводчика.

– Вы Сергей Екимов? – сказал Ларин.

– Он самый.

– Меня зовут Андрей Ларин, – представился капитан.

– Анатолий Дукалис, – сказал старший лейтенант.

– Выпьете?

– Нет, спасибо. Нам необходимо задать вам несколько вопросов, – произнес Ларин.

– Пожалуйста.

Капитан вынул из кармана фотографию ожерелья и положил ее перед водопроводчиком.

– Вам знакома эта вещь?

Екимов взял в руки снимок, внимательно его рассмотрел и положил на стол.

– Значит не будете пить? – спросил он.

– Нет, – сухо ответил Дукалис.

– А я с вашего позволения… – Водопроводчик наполнил стопку. – За вас, ребята.

– Что вы можете сказать по поводу этой фотографии? – спросил Ларин.

Екимов усмехнулся.

– Я знал, что кто-нибудь за ним придет, – сказал он. – Не могут же просто так валяться пять миллионов!

– Расскажите подробно, как оно к вам попало, – сказал Дукалис.

– Да тут и рассказывать нечего, – ответил водопроводчик, пережевывая кусок бутерброда.

– Я хочу, чтобы вы поняли, на вас сейчас лежит подозрение в похищении ценной вещи, – заметил Ларин.

– То, что она дорогая, я уже понял, – вздохнул Екимов. – Только я ее не похищал.

– Как же она к вам попала?

Доев бутерброд, водопроводчик вынул из пачки сигарету и закурил.

– На прошлой неделе, – сказал он, – вызвал меня дежурный врач. Говорит, раковина в туалете засорилась. Ну я пришел, отвернул сифон…

– Что отвернули? – не понял Дукалис.

– Сифон. Та часть, которая трубы соединяет. Вот смотри. – Екимов встал, подошел к раковине и показал, где находится сифон. – Там часто всякая дрянь накапливается, из-за этого вода не проходит.

– Так… отвернули, и что?

– Смотрю, а там эта штуковина лежит. Поэтому засор и случился.

– Значит, вы обнаружили ожерелье в водопроводной трубе?

– Точно.

– Могло оно попасть туда через раковину?

– Нет, исключено, там железная сетка. Его в трубу кто-то специально спрятал.

– Что вы сделали после того, как обнаружили в трубе ожерелье?

– А ничего. У меня через неделю отпуск. Решил заняться этим делом, когда закончу с делами.

– Боюсь, что заняться им вам не придется. Ожерелье принадлежит семье Абрамовых, и мы должны у вас его забрать.

Екимов наполнил рюмку.

– Раз должны, забирайте, – вздохнул водопроводчик. – Сейчас принесу.

Он выпил, вышел в соседнюю комнату и вернулся через минуту, держа в руках ожерелье.

– Вот оно, – сказал Екимов, кладя украшение на стол перед милиционерами.

– 

– Вот оно, – сказал Ларин два часа спустя, кладя ожерелье на стол перед Аней Абрамовой.

– Где вы его нашли? – спросила девушка.

– Ожерелье было у водопроводчика больницы, который обнаружил его в водопроводной трубе.

– Но как оно туда попало?

– Видите ли, Аня, сейчас сложно точно восстановить картину происшедшего, половина участников событий мертва. Можно только строить предположения.

– И каковы же они?

– Третьего числа бригада «скорой помощи» под руководством Гуницкого привозит в больницу вашу бабушку. По дороге врачи пытаются произвести реанимационные действия, но вернуть к жизни Лебедеву не удается. Медики обнаруживают у нее мешочек с ожерельем и решают оставить бриллианты себе. Они договариваются друг с другом, что сохранят находку в тайне. Гуницкий кладет ожерелье в саквояж и говорит подельникам, что отнесет его на экспертизу к родственнику-ювелиру. Скорее всего Гуницкий не очень доверял коллегам и поэтому сразу по приезде в больницу спрятал ожерелье в туалете, в сливной трубке под раковиной. Его опасения не были беспочвенны. Через некоторое время водитель Лукичев убивает Гуницкого, подменив его шприц, когда тот делал себе инъекцию. Не обнаружив ожерелья в чемодане врача, Лукичев решает, что Гуницкий вошел в сговор с кем-то из бригады. Водитель убивает санитара Трифонова и обыскивает его квартиру. Не найдя там ожерелья, он приходит домой к медсестре Авдеевой, думая, что ценности находятся у нее. К счастью, в этот момент нам удается задержать убийцу.

– Да… – произнесла Аня. – Просто дух захватывает. А как вы вышли на водопроводчика?

Ларин улыбнулся.

– Поверьте, Аня, мы не зря получаем зарплату, – сказал оперативник, – правда, небольшую. Так что выходите смело замуж, вот ваш свадебный подарок. Кажется, для этого ваша бабушка хранила ожерелье?

– Спасибо, – ответила девушка. – Если соберусь замуж, обязательно приглашу вас на свадьбу.

Оглавление