15

Джек Холлоуэй потянулся за своим кисетом, не отводя глаз от экрана микрокниги. Пушистики, сидевшие перед ним на полу, тоже смотрели на экран, тихо попискивая. Они давно уже приучились не разговаривать голосами Больших, когда Папа Джек читает. Они тоже читали — по крайней мере пытались: они уже знали буквы и умели читать по слогам, и теперь долго спорили о том, что значит то или иное слово. Наверно, им недоставало Маленького Пушистика: раньше они во всех трудных случаях спрашивали совета у него. Джек продул мундштук и принялся заново набивать трубку.

Загудел экран переговорника. Джек закончил набивать трубку и застегнул кисет.

— Папа Джек, эк’ан! — закричали пушистики.

— Тише, малыши, — сказал Джек и включил переговорник. Увидев на экране лицо Виктора Грего, пушистики завопили:

— Хейо, Папа Вик!

— Привет, Виктор! — сказал Джек. Потом разглядел лицо Грего — и его кольнуло нехорошее предчувствие. — Виктор, в чем дело?

— Маленький Пушистик… — начал Грего. Его лицо скривилось. — Джек, если ты захочешь меня пристрелить, я не буду возражать, ей-Богу!

— Не валяй дурака! Что стряслось?

Теперь ему стало страшно по-настоящему.

— Мы думаем, что он свалился в реку, — ответил Грего. Он произнес это так, словно каждое слово вытягивали из него раскаленными клещами.

Перед мысленным взором Джека встала тамошняя река, с ревом несущаяся по дну каньона. Он похолодел.

— «Думаете»? Но не уверены? Что произошло?

— Он потерялся где-то между половиной четвертого и пятью, — ответил Грего. — Они с Алмазом прилегли отдохнуть после обеда. Когда Алмаз проснулся, Маленького Пушистика не было. Он взял с собой сумку и рубило. Алмаз пошел его искать и не нашел. Он вернулся, когда мы сидели за коктейлем, и сказал мне. Я решил, что Маленький Пушистик просто пошел поохотиться на сухопутных креветок, но я не хотел, чтобы он бродил по карьеру один. Гарри Стифер позвонил дежурному капитану полиции и попросил объявить розыск — просто чтобы нам дали знать, если его увидят. К ужину он не вернулся. Я начал всерьез беспокоиться. Я приказал начать поиски и сам отправился с Алмазом в патрульном джипе с громкоговорителем. Мы его звали, мы обыскали всю территорию. Алмаз уверяет, что предупреждал Маленького Пушистика, чтобы тот не лазил в каньон, но мы все же стали искать там. Когда стемнело, мы спустили в каньон грузовые автолеты с прожекторами. Наверно, мне следовало сразу позвонить тебе, но мы думали, что вот-вот его найдем.

— Да и что толку? Я бы ничего не смог сделать, только сидел бы и беспокоился, а вам и без меня забот хватало.

— Ну вот, примерно через полчаса двое копов в джипе пролетали вдоль берега, и один из них заметил, что в камнях блестит что-то металлическое. Он посмотрел в бинокль и увидел, что это рубило Маленького Пушистика. Он немедленно связался со мной. Я спустился туда — я сам только что поднялся из каньона наверх. Но там больше ничего не было, кроме этого рубила. Все то место завалено камнями, скатившимися сверху, и склон осыпается. Он расположен прямо под одним из бывших богатых карьеров. Мы думаем, что камни поползли в реку, он выронил рубило, пытаясь за что-нибудь ухватиться, и оползень увлек его вниз… Джек… Это я во всем виноват, черт возьми…

— Да иди ты!.. Не мог же ты все время водить его на веревочке! Ты думал, что с Алмазом он будет в безопасности, а Алмаз думал, что он тоже ляжет спать, а… — Джек помолчал. — Я сейчас приеду и кое-кого привезу. Эта река, конечно, дьявольски опасное место, но вдруг он все же выбрался! — Джек взглянул на часы. — Через час увидимся.

Он позвонил Герду ван Рибеку, который как раз ложился спать, и все ему рассказал. Герд выругался, потом пересказал услышанное Рут, которая сидела где-то за пределами видимости экрана.

— Ладно, я сейчас. Вызову Силы охраны, найду Бьорнсена и прочую шайку, которые тогда со мной ездили — они те места знают. До встречи!

И Герд вырубился. Джек стряхнул домашние мокасины и натянул сапоги, пристегнул пистолет, надел куртку и шляпу. Вещмешок у него всегда был наготове, как раз для таких срочных случаев. Прогноз погоды не радовал: юго-западные ветры, теплый фронт должен столкнуться с холодным фронтом у моря на западе. Джек захватил плащ-дождевик. Через несколько минут в дверь уже стучал Герд. Рут тоже была с ним.

— Я посижу с твоими пушистиками и уложу их спать, — сказала она. — Или заберу к себе, если они не захотят оставаться одни.

Джек кивнул с отсутствующим видом. Рут продолжала:

— Джек, не волнуйся. Может, с ним все в порядке. При необходимости пушистики могут плавать, ты же знаешь!

Только не в Каньоне Желтого Песка. Джек не поручился бы даже за то, что чемпион межпланетных Олимпийских игр по плаванию сможет выплыть в такой мясорубке. Он что-то сказал — сам не понял что, — и они с Гердом побежали в ангар и вывели его автолет.

Когда они взлетели, Джек пожалел, что позволил вести машину Герду: это хотя бы немного могло отвлечь его от мрачных мыслей. А так ему ничего не оставалось, как сидеть в кабине, пока машина летела сквозь ночь на север.

Минут через десять они влетели в облако: та самая дождевая туча, о которой предупреждал прогноз. Они спустились пониже. Быть может, снаружи шел дождь — но такой автолет способен пролететь сквозь тропический ливень на Мимире и не заметить. Джек увидел молнию на северо-западе, потом на западе. Потом молния вспыхнула под тучами прямо впереди.

Когда они сели в шахтерском городке в Желтых Песках, моросил мелкий дождь. Грего ждал его вместе с Гарри Стифером, начальником полиции Компании, который переехал в Желтые Пески, когда начались разработки. Они пожали друг другу руки, Грего — с некоторой опаской.

— Пока ничего, Джек, — сказал он. — С тех пор как я тебе звонил, мы обшарили весь каньон, дюйм за дюймом. Но ничего не нашли, кроме того рубила.

— Виктор, ты здесь ни при чем. Тебя никто не обвиняет. И вообще, что толку кого-то обвинять? Алмаз тоже ни в чем не виноват, и, думаю, даже сам Маленький Пушистик не особенно виноват. Он просто хотел посмотреть, что там внизу. Быть может, думал, что найдет затку. Ведь близ Хоксу-Митто их уже мало осталось.

Черт возьми, он убеждает уже не Грего, а самого себя!

— Хирохито Бьорнсен летит сюда, с тем отрядом, который располагался здесь, пока каньон не перешел к вам.

— В каньоне его нет, в этом мы уверены. Мы осмотрели все вдоль обоих берегов, но я не думаю, что он сумел выбраться. Живым — навряд ли.

— Да, я знаю, что там творится. Черт возьми, ведь это я его нашел. Лучше бы я его не находил!

— Джек, я бы отдал все солнечники этой чертовой горы, лишь бы… — начал Грего, потом остановился. Все это было бесполезно.

Бьорнсен прилетел с боевым автолетом и двумя патрульными машинами. Прилетели Джордж Лант и Панчо Айбарра. Всю ночь они провели в поисках либо сидя за кофе в штабе, слушая отчеты и следя за экранами. Небо посветлело, из черного сделалось мутно-серым. Наконец выключили прожектора. Дождь продолжался, становясь все сильнее. Он беспрерывно барабанил по круглой крыше домика.

— Мы уже на полпути к устью Озерной реки, — доложил Бьорнсен. — Осматриваем оба берега, но его нигде не видно. Если бы еще видимость не была такой плохой…

— Какая там видимость! — вмешался полицейский. — На расстоянии пистолетного выстрела уже ничего не видно. Туман сгущается.

— Проклятая река с полуночи поднялась дюймов на шесть, — сказал кто-то еще. — И вода продолжает прибывать!

И он весьма нелестно высказался в адрес дождя.

Джек начал зевать. Грего, сидевший напротив за грубым столом из неструганых досок, уже наполовину уснул. Его голова медленно склонялась на грудь, потом Грего рывком выпрямлялся.

— Кто-нибудь может продолжать дежурить? — спросил он. — Я пойду лягу. Разбудите меня, если что-нибудь станет известно.

В углу домика стояла пара армейских коек. Грего встал и направился к ним, расстегивая на ходу пояс. Присел на край койки, стянул сапоги и уже собрался лечь, когда обнаружил, что забыл снять шляпу.

Оглавление