Глава 6

Лила протянула Джессике бокал красного вина.

— Попробуй немножко, — сказала она, засмеявшись. — Очень неплохое, настоящее французское. Я стянула у отца из погреба пару бутылок. Он не заметит. У него их там горы.

— Джессика слегка пригубила вино. Она казалась себе очень элегантной — этакая дама с бокалом красного вина на приеме в особняке Фаулеров. В имении Фаулеров все было элегантно — от пейзажа вокруг дома до прислуги в форменном платье, принимавшей в холле пальто. По сравнению с этим особняком, собственный комфортабельный дом показался Джессике убогой лачугой..

— Сомневаюсь, что отец разрешает тебе устраивать вечеринки в его отсутствие, — сказала она Лиле.

Лила сморщила лоб.

— Я ему не говорила про вечеринку. Сказала, что придет несколько друзей и все. Он же не будет дергаться, раз не знает. Он тоже хорош — шляется с этой мисс Дальтон… — Она замолчала и нахмурилась.

— Судачите о мисс Дальтон? — вмешалась в разговор Кара.

— Кто судачит? — взорвалась Джессика. — Я лично сыта ею по горло. Что, нам больше не о чем поговорить? — Если сплетня не касалась самой Джессики, она быстро теряла к ней интерес. И выходило, что девушки из клуба «Пи Бета Альфа» ни о ком, кроме нее, и разговаривать не могли.

Кара покосилась на Ронни, стоявшего возле камина, и шепотом спросила:

— Слышали про Ронни и Инид? — Ей было все равно, о ком посплетничать, лишь бы сплетничать. В этом была ее жизнь.

— Зная тебя, можно подумать, что ты в курсе этой ссоры раньше самой Инид, — вмешалась подошедшая к бару Дана Ларсон и протянула Лиле стакан. — Мне только пепси. Связки приходится беречь.

Дана была солисткой в рок-группе «Друиды», школьном варианте «Роллинг Стоунз». У ребят из группы была репутация страшно крутых, но все это были домыслы. Мало кто из чужих знал, что делалось в загадочном подвале у Макса Делона, в котором они репетировали. Но в Дане ничего загадочного не было, как бы броско она ни одевалась. Сегодня на ней были черные вельветовые джинсы в обтяжку, розовые гетры с искрой и алая атласная блузка.

Кара ткнула Джессику локтем в бок:

— Смотри, какой у Ронни несчастный вид. Пошла бы развеселила его.

— Иди сама. Предпочитаю, зря не напрягаться. — Она уселась на табурет, закинув ногу на ногу так, что юбка поднялась выше колен, но до известного предела.

— Если ты ждешь Брюса, то можешь на вечер о нем забыть. Он не придет, — оборвала ее Лила.

— Что? — Джессика чуть не упала с табурета.

— Позвонил в последнюю минуту и сказал, что идет на какую-то тусовку в колледж. Сама знаешь, Брюс любит старых.

Сердце у Джессики забилось где-то в туфлях, взятых, конечно, у Элизабет. Значит, Брюс сюда и не заглянет. Это после всех ее мучений! Ей ничего не стоит свить из него веревку, но для начала надо его заполучить хоть на полсекунды. Она знала, что будет трудно, но трудности ее не беспокоили. Письмо Инид уже сделало половину дела.

Вспомнив, как расстроилась Элизабет, Джессика почувствовала легкий укол совести. Откуда ей было знать, что Инид подумает на сестру? Во всем виновата она сама. Если так небрежно обращаться с письмами, рано или поздно нарвешься на неприятности.

«Надо же, Брюс пойдет на бал с девчонкой, которой не то девятнадцать, не то двадцать. Я и не думала, что такие старухи ходят на школьные танцульки».

Джессика больше не слушала Лилу. В голове у нее, как треснутая пластинка, кружилась одна фраза: «Брюс пойдет на бал с девчонкой…»

Она выпила одним глотком полбокала. У нее перехватило дыхание, вино обожгло горло и огненной струйкой потекло дальше по пищеводу. Ну и пусть, она не собирается отступать. Сражение еще не проиграно, надо только сменить тактику и обновить арсенал.

— Какие же это танцульки, — обиделась Дана. — Будет играть очень неплохая рок-группа…

Джессика вырубилась из разговора. Не спуская глаз с Ронни, она соскользнула с табурета и двинулась в сторону жертвы.

— Эй, сердцеед, — пропела она, обращаясь к Ронни и беря его под руку, — что это ты такой странный? Ты не на, похоронах. Тебе что, здесь плохо?

— Угу, — пробурчал он в свой бокал.

— Да у тебя на лице мировая скорбь. Я знаю отличное лекарство от мировой скорби. Идем танцевать.

— Спасибо, Джессика, я пас. Правда, не хочется. Может, позже.

Оставив кокетство, Джес сменила тактику.

— А где Инид, почему ты не привел ее с собой? — нежно проворковала коварная разлучница. — Ты без нее такой несчастный.

— Инид! — Его словно током ударило. — Благодарю покорно. Да лучше прийти с драконом!

И Джессика приняла мудрое решение — встала на защиту Инид.

— Так нельзя, Ронни. У всех бывают ошибки. Я не сомневаюсь, что она сейчас очень раскаивается. Поверь мне, ты совершенно напрасно на нее злишься.

— Да нет, ничего она не раскаивается. Ей на меня плевать. У меня есть письменное доказательство. Какая-то добрая душа подкинула в мой шкафчик ксерокопию с письма одного идиота по имени Джордж к Инид.

Джессика изобразила на лице изумление:

— Мне Лиз не говорила, что Инид переписывается с каким-то Джорджем. Но ты должен понять, если влипнешь как Инид с Джорджем, от парня так просто не отделаешься.

— Она переписывалась с этим придурком целых два года!

— М-м. — Джессика понимающе кивнула и очень женственно пригубила вино из бокала. — Это, конечно, серьезно. Но не забывай, ты ведь не знаешь, что в действительности стоит за этими письмами.

— Ничего я не забываю, — ответил Ронни. — Знаешь что, Джессика, я ценю твою доброту. Ну то, что ты хочешь помочь Инид. Только все это зря. Между нами все кончено.

— А как же бал? Инид ведь претендентка на королевскую корону.

— Надо было раньше думать. Пусть у нее голова об этом болит, а не у меня. Окрутит еще какого-нибудь дурачка. Он и пригласит ее.

— А ты как же? — Улыбка Джессики была полна сочувствия.

Ронни пожал плечами.

— Скорее всего никак. Посижу дома. Теперь уже поздно приглашать кого-нибудь другого.

— Какое совпадение! — воскликнула Джес. — Представляешь, меня тоже еще никто не пригласил!

Ее приглашали многие, но, понятно, она всем отказывала. Берегла себя для Брюса. И вот теперь все искатели ее общества пригласили других девчонок. А до праздника всего ничего, неделя. — — Раз уж ты один и я одна, почему бы нам не пойти вместе? — смело предложила Джессика.

Ронни ошарашенно посмотрел на нее, как будто она предложила бежать кросс, держа ее на загорбке.

— А что, в этом есть какой-то смысл.

— Во всяком случае, в этом больше смысла, чем сидеть в одиночестве дома и страдать.

— Да, наверное. — Вид у Ронни был слегка обалделый, как у человека, занесенного смерчем в совсем незнакомое место.

Джессика улыбнулась своей самой обворожительной улыбкой и, взяв его руку, так что их пальцы сплелись, повела его танцевать.

— Да, Ронни, кстати, — защебетала она, — у меня на гардении аллергия. Но я прямо-таки обожаю орхидеи. Розовая не подойдет. Я буду в красном платье.

Оглавление