4

Все время, что Джут поправлялся, хорошенькая медсестра Дарси была возле него. Она следила за тем, чтобы он вовремя принимал таблетки, обрабатывала его раны и меняла бинты. Они разговаривали на самые разные темы, но только не о себе. Дарси была не болтлива, а Джут пообещал Блейку навсегда забыть свою прошлую жизнь, отныне и навсегда она должна была стать тайной. О ней знали только его мать, Блейк и Сэм.

Теперь он был Эваном. К счастью для него, настоящий Эван, его покойный брат, за полгода жизни у отца не завел ни одного близкого друга. Никто не приходил навещать его, никто о нем не спрашивал. Всем знакомым сказали, что Эван сильно простудился на морской прогулке и ему нужен абсолютный покой. Блейк постепенно вводил Джута в курс всех семейных дел, учил его премудростям бизнеса, рассказывал о партнерах и знакомых. Короче, вводил его во все тонкости его новой жизни. Разговоры отца с сыном длились часами и были больше похожи на лекции. Поэтому, когда Блейк наконец оставлял сына в покое, тот счастлив был провести немного времени в обществе очаровательной медсестры…

Они часто гуляли по саду, а вечерами сидели в затененных вьющимися растениями беседках. Беседовали ли они там или целовались – кто знает? Джут был рад обществу черноглазой, острой на язык Дарси. А она неизменно была с ним мила и весела. И даже после того, как Джут поправился и перестал нуждаться в помощи медсестры, они продолжали встречаться. У них появились общие знакомые. Теперь Дарси и Джута можно было встретить на танцах, в клубах, на вечеринках. Парочку заприметили журналисты, и в светской хронике появились фотографии влюбленных и небольшие статейки, представляющие собой вариации темы «Принц и Золушка».

Джуту и Дарси все было нипочем, они дружно хохотали над выдумками журналистов.

Блейк был счастлив за сына и частенько намекал, что хотел бы успеть поводиться с внуками. И Джут, как любящий сын, не стал тянуть и спустя полгода сделал своей милой и жизнерадостной подруге официальное предложение. Она, не раздумывая, согласилась.

Черный блестящий лимузин припарковался у магазина для богатых. Нет, конечно, такой таблички на нем никто не вывешивал, но каждый прохожий и так догадывался, что вещи, продаваемые в нем, не для тощего кошелька. – Я в приметы не верю, только в себя. Да, только в себя!

Дарси вошла в магазин так, что со стороны было сразу видно – она является его постоянной и желанной покупательницей. Как только они с Джутом обручились, Блейк открыл крупный счет на ее имя, и Дарси пользовалась своей кредиткой, ни в чем себе не отказывая.

А Джут, оказавшись в престижном магазине впервые, ощутил себя некомфортно. До этого все вещи ему покупали Сэм и Блейк, но сегодня Дарси настояла на том, чтобы они посетили этот магазин вдвоем, и под ее напором он сдался.

Им навстречу поспешила хорошенькая девушка в фирменном платье.

– Доброе утро, – проворковала она нежным голоском.

– Доброе, – растерянно ответил Джут.

– Нам необходимо подобрать несколько элегантных мужских костюмов: для деловых встреч, для визитов, – вмешалась Дарси. И, немного подумав, добавила: – Еще для коктейля…

Джут, высокий и стройный брюнет с безупречной фигурой, был неотразим во всех костюмах, которые примерял, и Дарси, пользуясь правом его разглядывать, откровенно восхищалась им. Через полтора часа, когда Джут уже потерял всякое терпение, они наконец оформили доставку смокинга и четырех костюмов – практически на все случаи жизни.

Джут решил, что этого с него хватит, и настоял на том, чтобы повернуть к дому, чем очень огорчил Дарси, у которой были еще грандиозные планы по закупке рубашек, белья, а затем и обуви в самых элитных бутиках.

– Эван, милый, через два дня наша свадьба. Я стараюсь ничего не упустить. Ты, если мне не помогаешь, то хотя бы не мешай.

– Дарси, но зачем мне так много вещей? Предполагалось купить только костюм для бракосочетания, всего один костюм, а ты…

– Ты еще спасибо скажешь. Твой отец передал руководство корпорацией в твои руки, и ты просто обязан выглядеть шикарно. Бери пример с Блейка, ты же его сын! Господи, неужели через два дня я уже буду замужем за самым обеспеченным мужчиной во Флориде! – радостно произнесла она. – Я стану Дарси Дэниелс. Сколько возможностей откроется передо мной! Милый, ты самый замечательный мужчина на свете, а я самая счастливая женщина, потому что выхожу за тебя замуж!

Джута почему-то покоробило ее откровенное ликование, в котором ему почудились какие-то хищные нотки.

– Плохая примета – радоваться заранее, – обронил он.

Гостей на свадьбу Дарси и Джута собралось предостаточно. Он пошел к выходу, не оборачиваясь, чувствуя спиной, что она смотрит ему вслед.

Белое свадебное платье красиво облегало стройную фигуру невесты. От волнения Дарси судорожно сжимала в руках букет из белых роз.

Священник стоял между двумя нарядно украшенными цветами колоннами. Из динамиков звучала тихая музыка.

Джут стоял справа от невесты, в смокинге.

– Эван, – шепнула Дарси.

Он повернул голову, и его губы раздвинулись в улыбке, она улыбнулась в ответ.

– Я волнуюсь.

– Это нормально. Я тоже.

Он взял ее холодную ладонь в свою и повернулся лицом к священнику.

– Эван, имеешь ли ты твердое намерение взять в жены Дарси? – задал вопрос священник.

– Имею.

– Не давал ли ты обещание другой?

– Не давал.

– Дарси, не обещалась ли ты иному мужчине в мужья?

– Не обещалась.

Священник окрестил их знамением.

– Знает ли кто-нибудь причины, по которым эта молодая пара не могла бы соединиться?

Молчание. Он продолжил:

– Дарованной мне властью шта…

– Святой отец, я знаю причину, по которой они не могут быть мужем и женой! – вдруг выкрикнула женщина в темно-зеленом костюме, которая стояла у самого входа в церковь. Ее глаза были подобны двум горящим факелам. Она явно была настроена воинственно. Весь ее вид выражал полное возмущение и несогласие с происходящим действом.

– Дочь моя, подойдите ближе.

Женщина с высоко поднятой головой приблизилась к священнику и поцеловала крест.

– Вы отвечаете за свои слова?

– За каждую букву.

– Объявите громко причину, по которой эта молодая пара – Эван и Дарси – не может обвенчаться.

– Этот мужчина уже женат!

Напряженную тишину помещения разорвали возмущенные голоса родственников и друзей.

– Если я солгала, пусть меня покарает рука Господа! Вы обманщик! – с гневом обратилась она к Эвану.

– Не знаю, что вам ответить. Наверное, у меня одно из тех лиц, которые всем кажутся знакомыми. Вы бы удивились, если бы знали, сколько людей задумываются, откуда они меня знают. Вы ошиблись. Я не был женат и собираюсь сделать это первый раз в жизни.

– Ничего я не ошиблась! Этот человек женат на моей подруге. Второго такого человека быть не может! Уважаемый священник, люди добрые! Этот мужчина хочет стать двоеженцем. Да, у меня есть доказательства! Несколько фотографий близких мне людей я всегда ношу с собой.

Она полезла в сумочку, покопалась и извлекла фотографию.

– Вот, вот, смотрите! Я говорю правду!

На снимке была запечатлена супружеская пара, а на обороте сделана запись: «Эван и Кэсси в день бракосочетания».

Фотографии быстро разошлись по рукам. Люди внимательно вглядывались в изображение и осуждающе качали головами.

Гул голосов все нарастал. Удивленные, возмущенные лица были обращены в сторону Джута.

– Обманщик! – послышалось совсем близко от молодой пары.

– Дарси, поверь, я не женат.

– Эта женщина просто обозналась, – спокойно ответила Дарси. – Я тебе верю, милый. Не будем обращать на нее внимания и продолжим церемонию. Мало ли похожих людей. Святой отец, продолжайте, – настаивала Дарси, еле сдерживая гнев.

– Простите, я не имею права, – воспротивился священник. – Если вы женаты, то должны сначала развестись, а уж потом…

– Святой отец, продолжайте, – почти шипела невеста. – Эта женщина сумасшедшая.

– Видимо, придется прекратить это торжество… Вернее, перенести его на другой день, – обреченно произнес Блейк, который начал догадываться, в чем дело. – Эван, предлагаю тебе поехать со мной. Мы должны обсудить это недоразумение. Дарси ты все потом объяснишь. Сэм!

– Слушаю, мистер Дэниелс.

– Останешься и проследишь за порядком. За все, что здесь будет происходить, ты в ответе. Узнай имя и адрес женщины на фотографии. Когда со всем разберешься, доложишь.

– Хорошо, мистер Блейк.

Гости, обсуждая инцидент, нехотя расходились по машинам. Всю дорогу, что Блейк, Джут и Дарси ехали в автомобиле, никто не проронил ни слова.

Мне двадцать пять лет, рассуждал про себя Джут, и до встречи с Дарси мои отношения с женщинами были поверхностными. Могу поклясться, что ни одной не предлагал выйти за меня замуж. А эта женщина в церкви обвинила меня в двоеженстве… Я бы счел это за бред сумасшедшей, если бы не фотография, которую она предъявила. На снимке я запечатлен с совершенно незнакомой мне женщиной во время венчания. И эта женщина совершенно не в моем вкусе! А если допустить, что это фотомонтаж? Да нет, полный абсурд. А может, кто-то против нашей свадьбы? Поклонник Дарси? Но она клялась, что я у нее единственный мужчина. Иначе и быть не может! Ведь она меня любит! Так как это все понимать? Стоп!.. Я же для всех Эван, а у него была своя личная жизнь, о которой никто из нас не знает, даже отец… И на фотографиях именно он! Неужели отец не знал даже о том, что Эван женат?

Джут покосился на Блейка.

Волевое лицо мужчины казалось совершенно спокойным, и только пульсирующая жилка на шее выдавала его внутреннее напряжение.

Поверит ли мне теперь Дарси? Джут перевел взгляд на девушку. Ее острые коготки барабанили по обшивке машины. Разгневанное лицо упрямо смотрело в окно, но Джут мог побиться об заклад, что она совершенно ничего не видит, так как полностью поглощена своими мыслями. Сейчас она сильно отличалась от той Дарси, которую он знал до этой минуты. Даже черты ее красивого лица потеряли привлекательность. Он с трудом узнавал ее.

Машина остановилась. Джут помог Дарси выйти из салона. Приподняв подвенечное платье, она молча поднималась по мраморным ступеням. На ее лице читалось полное отчаяние.

Надо было настоять… не обращать внимания на бред полоумной женщины, ругала она себя мысленно. Сейчас уже была бы замужем.

– Дарси!

Она обернулась и встретилась с печальными глазами Блейка.

– Иди к себе, девочка. Нам с Эваном надо поговорить. Он придет к тебе позже и все объяснит.

– Хорошо, – ледяным тоном ответила она, бросив злобный взгляд на жениха.

Блейк и Джут вошли в комнату. Тяжелые шаги Блейка заглушались персидским ковром. Он подошел к своему рабочему столу из дуба и опустился в кожаное кресло. Джут сел напротив отца и, помолчав, тихо спросил:

– Отец, эта женщина конечно же приняла меня за Эвана? Неужели ты не знал о том, что он женат?

Джут старался говорить со старым Блэйком как можно доброжелательней, делая скидку на его пошатнувшееся здоровье.

– Да, все дело в прошлом… – пробормотал Блейк, глядя в стол. – И никто ничего не может изменить в этом самом прошлом… Сын мой, открой окно, пожалуйста, очень душно, – попросил Блейк, доставая из коробки сигару.

Джут послушно исполнил просьбу и остался стоять у окна.

Последовало долгое молчание.

– Мальчик мой, – начал Блейк, – прошлое погибшего Эвана, видимо, еще не раз создаст в твоей жизни проблемы.

Дэниелс произносил слова, и ему самому казалось, что его голос доносится откуда-то издалека. Он выпустил кольцо дыма и проследил, как оно растворилось в воздухе. Он закрыл глаза и вспомнил то роковое утро. Память незамедлительно выдала ему ужасные картинки. Они, словно слайды, следовали одна за другой: большая акула, совершающая круги вокруг лодки, Эван, бьющийся в стальных челюстях хищницы, обреченный на смерть; его крики о помощи и кровь… Блейк резко встряхнул головой, пытаясь отогнать это кошмарное наваждение.

– Все дело в прошлом, – снова повторил он. – Мой сын, твой брат Эван многое рассказал мне о своей прошлой жизни, но многое и утаил… В том числе и то, что был женат. Я действительно не знал об этом… Теперь, чтобы жениться на Дарси, тебе необходимо развестись с женой Эвана. Сэм узнает адрес этой женщины, и ты сразу же отправишься к ней.

– Хорошо, отец, – ответил Джут и подошел к отцу.

– Но помни: она ни в коем случае не должна узнать о смерти Эвана. Иначе у нас могут возникнуть огромные неприятности. Когда приедешь, сориентируешься по обстановке: как она встретит тебя. Возможно, у нее уже другой мужчина. Ведь прошел год с тех пор, как Эван появился на пороге моего дома. Год – время, за которое многое происходит в жизни людей. Твоя цель – развод. Скажешь ей, что встретил другую женщину, полюбил и хочешь жениться. В общем, тебе придется действовать по обстановке.

– Отец…

В кабинет вошел Сэм и передал Блейку конверт, в котором содержались все необходимые сведения относительно жены Эвана.

Блейк и Джут внимательно изучили их.

– Перед дорогой тебе следует отдохнуть и объясниться с Дарси. Она выглядела очень рассерженной.

– Я еще зайду к тебе, отец.

– Хорошо, мальчик мой. Я дам указание Сэму и Брэдли. Они приготовят еду и машину в дальнюю дорогу.

Эван нежно обнял отца, вышел из кабинета и направился к Дарси. Он шел по коридору и думал о том, что скажет ей, как? И вдруг он испытал странное ощущение: ему совсем не хотелось сейчас ее видеть и объясняться с ней. Он замедлил шаг, остановился, но затем снова продолжил путь. Подойдя к двери, он постоял несколько секунд, взялся за ручку и потянул ее на себя.

Дарси сидела перед огромным зеркалом в белом свадебном платье. Ее сердитый взгляд переместился с собственного отражения на лицо вошедшего Джута. Фата валялась на полу под ее ногами. Дарси небрежно отодвинула ее мыском туфли и резко обернулась. Весь ее вид показывал, что она в отвратительном расположении духа.

Джут вошел в комнату и, сделав несколько шагов, остановился рядом с невестой.

– Дарси, в том, что сегодня произошло, моей вины нет. Эта женщина обвинила меня в двоеженстве, но я не был женат. Это правда. Но… обстоятельства складываются таким образом, что завтра утром я должен уехать ненадолго. Мне необходимо кое-что выяснить, уладить. Это не займет много времени. Два-три дня, не больше. Ты не успеешь даже соскучиться.

– Может, ты все-таки объяснишь мне, что все-таки случилось и почему тебе надо куда-то ехать? – Она смотрела на него сердито и требовательно.

– Не сейчас. Отец попросил меня кое-что выполнить. Это в моих же интересах. Я возвращусь быстро.

– Я так мечтала об этом дне…

– Дарси, мы поженимся… чуть позже. Не расстраивайся. У нас с тобой все будет хорошо.

Она встала, напряженно вглядываясь в его лицо, словно пытаясь прочесть на нем то, о чем Джут умалчивал. Он молча обнял ее за плечи и поцеловал в губы.

– У нас с тобой все будет хорошо, Дарси. А сейчас мне надо идти. Рано утром я уезжаю. Я знаю, что ты любишь поспать, поэтому не провожай меня. До встречи, дорогая.

Оглавление

Обращение к пользователям