Глава 9

Кесси не могла дождаться, когда же наконец попадет домой. Может быть, он и не любил ее, но дал понять Рольфу, и очень недвусмысленно, что он хочет, чтобы Кесси оставалась его женой. Начало было положено, и теперь Кесси не сомневалась, что с этого момента их брак станет таким, как надо.

Едва Рольф вышел из галереи, она заперла двери, села в машину и заспешила домой.

Машины Трейса перед домом не оказалось, и у Кесси резко упало настроение. Объяснение Нетти, что он еще не приезжал, озадачило ее. Она так надеялась, что он уже дома, ждет ее…

Когда пробило одиннадцать, а он так и не приехал, Кесси покинула свой пост у окна и легла. Ей надо выспаться перед завтрашним открытием галереи. Но все ее старания уснуть оказались напрасными.

Утром, приняв душ, Кесси надела элегантный темно-синий шелковый костюм, который она купила несколько дней назад.

Лина собиралась встретить ее во «Всякой всячине» в восемь утра. Проглотив завтрак, Кесси поднялась наверх поцеловать детей и попрощаться с ними. Если Трейс и ночевал у себя, то умудрился сделать это, даже не смяв простыней. Кесси выехала из дома вся в слезах.

— Выглядишь прекрасно! — приветствовала ее Лина, когда Кесси вошла через черный ход в салон. — Но почему глаза красные? Что случилось?

— Давай пройдем в галерею, я все расскажу.

Пока они обходили готовую к приему посетителей выставку, Кесси рассказала золовке, что произошло прошлым вечером.

— Я не понимаю его, Лина. Он то полон страсти, то холоден как лед. Я не могу так жить.

— Ты мне не нравишься. Ну-ка говори, что ты задумала?

— Я… я не знаю. Мне надо пережить этот день, прежде чем принять решение.

— Кесси, один совет. Не спеши.

— По-моему, со временем все становится только хуже.

Кесси не удалось выслушать ответ Лины, потому что на пороге появился молодой человек с огромным букетом самых дорогих желтых роз. Такого количества роз в одном букете Кесси в жизни не видала. Там было по меньшей мере пять или шесть дюжин.

— Это прислано Кесси Рамсей, — объяснил молодой человек.

— О, они великолепны! — воскликнула Лина. — И я догадываюсь, кто их прислал.

Кесси расписалась в получении и, когда рассыльный ушел, отколола карточку, прикрепленную к декоративному папоротнику, обрамлявшему букет.

«Такая женщина, как Вы, сама творит свою судьбу. Но все же я пожелаю Вам удачи, как, впрочем, и всегда желал. Трейс».

Слова эти напомнили Кесси другой случай, когда Трейс восхитился тем, что она способна крепко стоять на ногах. Одна. Смяв карточку, Кесси прошептала Лине:

— Найди хорошее место для них, чтобы Трейс сразу увидел цветы, когда придет. Хорошо?

— Боже мой, Кесси! — Лина забрала у нее букет. — Ты так побледнела. Что произошло?

— Ничего. Просто Трейс, как всегда… так добр. Пожалуй, я принесу побольше памятных сувениров для посетителей, в случае если их будет слишком много. Видишь, я оптимистка, правда? — Кесси нервно засмеялась.

Лина успокаивающе обняла ее за талию, и потом они обе взялись за работу. В пять минут десятого перед входом в галерею уже толпились люди. Кесси мысленно перенеслась в Сан-Франциско — в то время, когда она молила Бога об осуществлении самой заветной своей мечты — открыть бутик. Да-да, ей определенно повезло. Но какой ценой!

Следующий час пролетел незаметно. Масса посетителей — кто просто смотрел, а кто желал приобрести то, что понравилось, — с полдюжины рассыльных из цветочных магазинов с букетами от каждого члена семьи Трейса и даже от управляющего Кроссроудс-сквер не давали Кесси и Лине заскучать.

В одиннадцать прибыл еще один букет, от Бьюлы, совсем скромный, но получить его было Кесси приятнее всего. И следом за ним трое мужчин внесли огромный цветущий кактус. На карточке, прикрепленной к кактусу, были пожелания удачи Кесси и Лине от Большой банковской корпорации Финикса.

В полдень нагрянуло еще больше посетителей, и едва ли не каждый из них желал сделать покупку. Кесси огляделась и с изумлением обнаружила, что полки постепенно пустеют. Она не могла поверить в такую удачу.

— Миссис Рамсей? — обратился кто-то к ней.

Она обернулась и увидела управляющего известного ресторана на одной из улиц неподалеку от Кроссроудс-сквер.

— Я знаю, что мы встречались, но, простите, запамятовала ваше имя.

— Хол Сайке, — улыбнулся он. — Добро пожаловать в наш квартал. Я увидел в газете ваше объявление и решил заглянуть. И очень рад, что не упустил случая. У вас есть три картины, которые меня заинтересовали. Я хотел бы их купить, но ни на одной нет цены. Значит ли это, что они уже проданы?

Кесси довольно улыбнулась и посмотрела на Лину, которая расточала улыбки, стоя за прилавком, и оформляла одну покупку за другой.

— Вот что я вам скажу, — тихо ответила Кесси. — Вы можете сами поговорить с художником, миссис Гаролдсон. И посмотрим, что она решит. Минутку. Я предупрежу ее… Лина, я подменю тебя. Возле кактуса стоит мистер Сайке. Ему нужна помощь. Он в розовой рубашке.

— Его лицо кажется знакомым, — сказала Лина, посмотрев в сторону, куда указала Кесси.

— Потому что на днях мы посетили его ресторан.

— Ах, вспомнила! Ладно. Сейчас вернусь. Кесси чувствовала себя на седьмом небе от радости, когда еще одна покупательница спросила об акварелях Лины и оставила свою визитную карточку. Прошло целых полчаса, прежде чем Лина вернулась с довольным, но несколько озадаченным видом.

— Чего хотел мистер Сайке? — спросила Кесси.

— Он предложил мне пять тысяч долларов за три мои акварели. — По лицу Лины ясно можно было понять, что она немало удивлена его предложением. — Он говорит, что меняет дизайн в части помещения ресторана и картины идеально подойдут для украшения интерьера.

— Надеюсь, ты сказала ему: десять тысяч долларов — или ничего!

— Кесси?!

— Ну и что?

— Я… я ответила, что они не продаются, но он все равно выписал чек и обещал вернуться к семи часам, когда мы закроем салон, на случай, если я передумаю. — Она протянула Кесси чек, выписанный на галерею «Всякая всячина».

— Я могла бы использовать деньги на пополнение моих запасов, — как само собой разумеющееся решила Кесси и положила чек в кассу. — Да и к тому же, почему бы нам не обговорить условия? Допустим, пятнадцать процентов с каждой проданной картины в пользу салона, остальное тебе?

— Будь серьезной! — взмолилась Лина.

— Я говорю вполне серьезно. Несколько минут назад одна дама сообщила мне, что ее интересует твоя акварель с розово-оранжевым закатом. Она из Нью-Йорка и хотела бы увезти домой сувенир из Аризоны. Она предложила за нее четыре тысячи долларов. Вот ее визитная карточка. Предполагается, что ты свяжешься с ней на следующей mw-ле по этому номеру.

— Привет, родная. Как дела? — прервал их разговор знакомый голос.

— Аллен! — с сияющими глазами обернулась к нему Лина.

— Я так рада, что вы здесь. — Кесси тоже одарила свояка лучезарной улыбкой. — У нас деловой бум, и нам обеим надо передохнуть. Почему бы вам не пригласить Лину на ленч? Когда она вернется, я тоже перекушу.

— Ты уверена, что справишься? — спросила Лина.

— Сейчас не так много покупателей. Но не забудь вернуться. Без тебя я как без рук.

— Полчаса, — пообещала Лина. — Не дольше.

— Не сомневаюсь, и скажи Аллену о девяти тысячах, уже предложенных за твои работы, а прошло всего только полдня!

Аллен издал радостный возглас и закружил Лину, не обращая внимания на удивленные взгляды посетителей, а потом повел ее к выходу.

План Трейса удался, это было очевидно:

Лина снова чувствовала себя полноценным человеком. Кесси не могла не порадоваться за нее. За целый день — настолько велик был поток покупателей — у Кесси не было времени поразмыслить над тем, что ее ожидает после того, как она оставит Трейса.

С самого утра, как только двери галереи открылись, у нее не было ни одной свободной минутки. Естественно, открытие всегда привлекает покупателей, но Кесси не ожидала, что их будет так много в обычный рабочий день. Она молилась, чтобы это стало хорошим предзнаменованием. Если дела пойдут и дальше так, ей не придется зависеть от Трейса.

Беседуя с покупателями и принимая заказы на вещи, которые были уже проданы и не достались опоздавшим, она решила, что найдет в Финиксе маленькую квартирку, будет там жить и сможет регулярно навещать детей. И с Трейсом не придется видеться, в этом ей помогут Нетти и Майк.

Хотя Кесси и чувствовала себя настоящей матерью мальчикам, фактически же Джастину она приходилась только тетей, а с Джейсоном и вовсе не имела кровной связи. В таких обстоятельствах будет мудрее, если она сейчас уедет из дома Трейса, начнет жить отдельно и сама зарабатывать себе на жизнь. А мальчиков постарается видеть так часто, как это будет возможно. До тех пор пока они захотят поддерживать с ней отношения, она будет для них тетей и другом. Что ж, такая уж ей уготована роль.

Что бы сейчас Трейс ни говорил, со временем он влюбится и захочет жениться. И это совершенно справедливо. А у мальчиков неизбежно будет мачеха. И как ни больно сделать этот шаг, Кесси понимала, что так будет лучше для всех.

— Посмотри, кого я привела! — Радостный голос Лины прервал мысли Кесси. И как раз вовремя, потому что в галерею приехала едва ли не вся семья Рамсеев. Один за одним они подходили к Кесси и обнимали ее, а она благодарила их за цветы.

— Я так горжусь тобой, дорогая. — Оливия потрепала Кесси по щеке. Потом, кивнув на Лину, которая стояла у кассы, прошептала:

— Благослови тебя Бог, Кесси.

— Это сделал Трейс. Вы же знаете, — прошептала Кесси в ответ.

— Я знаю гораздо больше, чем ты думаешь.

Кесси едва ли хватило времени вникнуть в загадочное замечание свекрови, потому что в дверях началось какое-то волнение. Она обернулась и увидела Трейса, который катил детей в двухместной прогулочной коляске. Их появление вызвало взрыв восторга у семьи, да и у покупателей тоже.

На Трейсе были легкие хлопчатобумажные брюки и темно-синяя рубашка с открытым воротом. Мальчиков он одел в одинаковые синие матросские костюмчики, которые Кесси сама сшила для них. Они выглядели так замечательно, что Кесси с улыбкой оперлась рукой на стеклянный верх прилавка, любуясь ими. Вот они перед ней. Трое людей, которых во всем мире она любила больше жизни.

В этот момент она почувствовала такую сильную боль в сердце, что испугалась — так можно и в обморок упасть. Она быстро пробормотала:

— Лина, извини, я на минутку. И, не дожидаясь ответа, кинулась в комнату, служившую им, складом, к которой примыкала ванная.

Кесси подождала, пока пройдет волна дурноты, затем подкрасила поярче губы и вышла. За дверью ее ждал Трейс, вид у него был немного встревоженный, он пощупал ее лоб.

— Я видел, как вы вдруг побелели как мел и бросились сюда. Вам нехорошо? Кесси глубоко вздохнула.

— Вовсе нет. Просто устала, да к тому же за целый день у меня и маковой росинки во рту не было.

Он подвел ее к креслу и усадил.

— Тогда необходимо отдохнуть и поесть. Лина сказала, что справляется, а мама смотрит за детьми.

— По правде говоря, мне бы не хотелось идти куда-нибудь. Просто выпить стакан молока — вот что мне нужно.

— Сидите здесь, я скоро вернусь. — Трейс молнией исчез и вскоре появился не только с пакетом молока, но и с яблоком. Кесси поблагодарила его и, к удовольствию обоих, приступила к еде. , — Ну вот, щеки порозовели, — буркнул он, когда она допила молоко.

— Я чувствую себя прекрасно и немного глупо. Спасибо, вы спасли меня от голодной смерти! Надо было взять что-нибудь с собой, но откуда мне было знать, что посетителей будет так много.

Трейс с минуту изучал ее лицо.

— Я сказал мальчикам, что галерея их матери будет иметь большой успех. Они хотели увидеть это сами. Вот я и привез их, да и сам хотел посмотреть. — Трейс не сводил с нее глаз. — Надеюсь, вы не против.

Кесси опустила глаза, чтобы скрыть бурю чувств, поднявшуюся в ней. Интересно, насколько искренни его слова? А вдруг это еще один спектакль?

— Конечно, не против. Я была рада увидеть их. Они такие очаровательные в своих костюмчиках. Правда? Давайте пойдем к ним.

Трейс задержал ее, положив свою руку на ее.

— Вы уверены, что хорошо себя чувствуете?

— О да, конечно. Мне только надо было взбодриться. Спасибо вам.

Слишком возбужденная его близостью, Кесси заспешила в зал, Трейс шел за ней следом. Мальчики сидели на руках у Джеймса и Нормана. В ту минуту, как они увидели Кесси, оба радостно взвизгнули и стали бурно выражать желание перебраться на руки к ней. Но в салоне ждали покупатели. Кесси только поцеловала их и встала за прилавок. Малыши заплакали.

— Я заберу их отсюда, пока они не вызвали переполох, — предложил Трейс.

— Цветы такие красивые. Спасибо за то, что помогли воплотить мою мечту в жизнь. И за то, что пришли.

— Ради Бога, я ваш муж. Как я мог не прийти? — сердито пробормотал он.

Кесси рискнула бросить на него быстрый взгляд, и ей показалось, что в голубых глазах, устремленных на нее, мелькнула боль. Его явно переполняли эмоции, когда он быстро отвернулся от нее и пошел забирать детей. Кесси хотела попросить его остаться, но сейчас было не время…

Всю остальную часть дня его взгляд словно наваждение преследовал Кесси. К половине седьмого толпа поредела, и первый раз за день Кесси и Лина смогли определить, сколько у них осталось товара, и подсчитать наличные в кассе.

— Почти все мои новые работы проданы, — с удивлением отметила Кесси и невольно скользнула взглядом в поисках акварели, которая вдохновила ее. Но картины не увидела. Кесси нахмурилась. — Лина, а где маленькая индианка?

— Ты не поверишь, — вспыхнула золовка, — ее купил Аллен и отнес домой. Он оставил чек в кассе.

— Замечательно! — воскликнула Кесси. — Трейс считает, что это твоя лучшая работа, и я согласна с ним. Лина, не могла бы ты закончить здесь все без меня? Мне нужно сделать еще одну вещь.

— Конечно, когда-то надо начинать, так почему бы не сейчас. Мне многому нужно научиться. — (Кесси вопросительно взглянула на нее.) — Я хочу, чтобы ты знала: я снова собираюсь рисовать и не растрачивать попусту время, данное мне. Мы с Алленом поговорили об этом за ленчем, и, если твое предложение еще в силе, я бы хотела стать твоим партнером.

Без слов Кесси пылко обняла Лину.

— С минуты на минуту придет Аллен, и мы все сделаем. Иди домой, к Трейсу.

— Ты угадала мои мысли, этого-то я и хочу! Я люблю его и собираюсь сказать ему о своем чувстве. Неважно, что он ответит мне. Я больше не в силах скрывать это от него.

Но когда Кесси приехала, в доме было как-то уж слишком тихо и темно. Детская оказалась пуста. Ни Нетти, ни Майка нигде не было видно. В панике она позвонила в галерею, к счастью, Лина была еще там.

— Лина, это Кесси. Дома никого нет, даже детей. Ты не догадываешься, куда бы Трейс мог с ними поехать?

— По-моему, я слышала, что мама предложила забрать к себе мальчиков на ночь.

— Спасибо, я позвоню туда. Няня, приглашенная Оливией, уверенно сообщила, что Трейс говорил, будто собирается допоздна работать у себя в офисе. Кесси поблагодарила ее, повесила трубку, и в голове у нее созрел план.

Она сбегала к себе в рабочую комнату и вернулась с крокодилом шести футов длиной, завернутым в кусок полотна. Потом втиснула его в машину, на полной скорости выехала на шоссе и направилась прямиком в центр Финикса — вечером, к счастью, движение было не таким интенсивным, как днем. Стоянка машин, сейчас почти пустая, освещалась всю ночь. Едва подъехав к ней, она тут же заметила машину Трейса и поставила свою машину рядом. Сердце Кесси отчаянно стучало. Достав крокодила, она заспешила к будке охранника.

Дородный полицейский, подозрительно сощурив глаза, преградил ей дорогу — слишком необычное зрелище являла собой Кесси: в столь поздний час, да еще и с огромным кулем на плечах, который при ближайшем рассмотрении оказался игрушечным крокодилом в натуральную величину.

— Чем могу помочь, мадам?

— Мой муж засиделся на работе, вот я и решила устроить ему сюрприз.

Охранник засунул большие пальцы рук под ремень, привлекая внимание Кесси к кобуре, висевшей на бедре.

— В здании только один человек, мистер Рамсей.

— Я миссис Рамсей. Мы никогда не встречались с вами прежде. — Кесси протянула руку, но охранник не пожал ее. Кесси была близка к истерике — почему ей мешают увидеть собственного мужа?

— Сейчас я позвоню ему и сообщу, что вы внизу.

— Но это же испортит мой сюрприз. — Кесси надеялась, что ее мольба подействует на охранника. Но он оставался твердым как алмаз.

— Извините, без его разрешения я не могу вас пропустить.

Кесси от отчаяния закусила губу, потом порылась в сумочке, нашла бумажник и достала кредитную карточку и водительское удостоверение.

— Вот, — протянула она ему документы. Он взглянул на них и отрицательно покачал головой.

— Тогда у меня не остается выбора. — Кесси тяжело вздохнула. — Не будете ли вы добры дать ему знать, что Кесси хочет его видеть?

Охранник кивнул и набрал номер.

— Мистер Рамсей? — Здесь внизу женщина утверждает, что она ваша жена, говорит, что ее зовут Кесси. И у нее есть документы, подтверждающие это, но ведь никогда не знаешь…

Охранник оглядел ее с головы до ног. Кесси нетерпеливо притопывала ногой.

— Она примерно пяти футов и двух или трех дюймов росту, блондинка, зеленые глаза, она выглядит потрясающе и, ух, сложена… если вы понимаете, что я имею в виду, — пробормотал он, понизив голос, но Кесси услышала его и почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо. — И еще одно: она принесла с собой игрушку, огромную, больше, чем она сама. — Потом он молча слушал и кивнул головой. — Да, сэр. — Повернувшись к Кесси, он спросил:

— Могу я осмотреть эту вещь, мадам?

— Сделайте милость, — фыркнула Кесси. Ей очень хотелось швырнуть крокодила в охранника.

Положив на стол трубку, он взял зеленое чудище и осмотрел его сверху донизу, потом прощупал спину и живот крокодила. Взяв снова трубку, охранник доложил результат своих исследований:

— Это зеленый крокодил около шести футов длиной с черными волосами и голубыми глазами, а на хвосте написано «папа», — закончил он со смехом. Но в этот момент Трейс, должно быть, сказал ему что-то такое, от чего все его веселье словно ветром сдуло. — Да, сэр, — только и мог выговорить он.

— Теперь вы мне разрешите подняться? — ледяным тоном спросила Кесси. С нее уже хватит, вполне хватит.

— Простите, мадам, но я не могу позволить вам пройти. — Пристроив крокодила к стеклянной двери, он выхватил что-то блестящее из-за ремня, и, прежде чем Кесси поняла, что случилось, металлические браслеты защелкнулись у нее на запястьях.

— Да подождите же минутку! — В ярости она пыталась вырваться, совершенно не понимая, что все это значит.

— Несколько месяцев назад женщина, вроде бы похожая по описанию на вас, ворвалась к нему в кабинет с какой-то скандальной историей. Он сказал, что, если вы та самая женщина, я должен задержать вас, поскольку, возможно, вы опасны. Я только выполняю свою работу, мадам.

— И выполняете ее отлично, Льюис. Полная негодования, Кесси обернулась на голос мужа. Он как раз выходил из лифта — темные волосы в живописном беспорядке, тот же костюм, что и утром. Он смерил ее взглядом, затем подошел к крокодилу и внимательно осмотрел его.

— Это она, Льюис. Снимите наручники, и я заберу ее наверх — хочу получить неофициальное заявление, прежде чем она уйдет.

— Да, сэр.

Подхватив крокодила одной рукой и крепко держа Кесси за локоть другой, Трейс повел ее к лифту.

— Кстати говоря, Льюис, — обратился Трейс к охраннику, прежде чем закрылись двери лифта, — она и в самом деле моя жена, но пусть никто больше не знает о том, что она просила разрешения пронести это чудовище.

Дверцы захлопнулись, и лифт поехал вверх.

— Итак, миссис Рамсей, — своим мощным телом и зеленым фетровым крокодилом он будто замуровал ее в углу лифта, — у вас ровно десять секунд, чтобы объяснить, в чем дело.

Он говорил и выглядел почти так же грозно, как в тот день, когда Кесси пришла к нему в кабинет. Но в этот раз она не собиралась убеждать его. И не собиралась искушать.

— Я люблю вас, — просто призналась она.

— С каких это пор?

Его губы были так мучительно близко. Двери лифта открылись, и он вывел ее в коридор. Но Кесси едва ли замечала, что делает.

— С того самого момента, как вы решили, будто я хочу похитить вашего сына, — прошептала она.

Его левая бровь недовольно опустилась, в точности как у Джейсона.

— Не надо лгать, Кесси.

— Клянусь, это правда! — воскликнула она. — Несмотря на все, я вдруг почувствовала, что меня неодолимо тянет к вам. И по вашей реакции я поняла, что вы обожаете Джастина. Тогда до меня дошло, что я встретила человека, с которым хотела бы прожить всю оставшуюся жизнь.

Она почувствовала, как напряглось его тело.

— Почему же вы не признались мне, когда я повез вас в Сноуберд, или в ту ночь, когда я пришел к вам в спальню?

— Потому что я думала, вы не любите меня! Вы мне никогда не говорили, что любите.

Трейс застонал и нетерпеливо затряс головой.

— Я боялся смутить вас, ведь мы же заключили этот идиотский брачный контракт. Да я влюбился в вас в ту самую секунду, когда вы кинулись успокаивать моего раскричавшегося сына! Я подумал, что, если бы когда-нибудь вы так же полюбили и меня, я стал бы самым счастливым человеком на земле.

— Трейс… — Она поднялась на цыпочки и прижалась губами к его рту, не скрывая своего желания. Теперь она понимала — то была любовь с первого взгляда. Скоро, на днях, она расскажет ему о своем разговоре с Рольфом. Но не сейчас.

А сейчас… Она в экстазе застонала от того, что делал с ней Трейс, от ласки его губ и рук.

— Ты представляешь, через какой ад я прошел, ожидая, что вот-вот появится Рольф и ты решишь вернуться к нему?

— Да, представляю, — выдохнула она, покрывая пылкими поцелуями его глаза и губы. — А я боялась стать для тебя просто игрушкой, которая вскоре надоест, и все кончится тем, что я стану бывшей женой номер два.

— Никогда! — Он долго, не отрываясь, целовал ее. — Когда я приехал в Сан-Франциско, я уже мечтал о тебе. Но боялся признаться в этом. Мне казалось, ты не поверишь мне — слишком мало времени прошло с момента нашей встречи. Мы ведь едва знали друг друга. А после той бурной сцены в аэропорту… Я так испугался, что потеряю тебя. Потому я и придумал этот план, расписал, будто пожениться — это единственное, что мы можем сделать, раз уж попали в такую нелепую ситуацию. Я надеялся, что со временем ты полюбишь меня.

Подушечками пальцев Кесси коснулась его губ.

— Твой план удался. Ты, наверно, даже представить себе не можешь, как я была счастлива стать твоей женой, хотя бы только формально. Тогда я поняла, что мои чувства к Рольфу не были такими, какие должна питать женщина к мужчине, за которого она собирается замуж. Я люблю тебя, дорогой. Только тебя. И буду любить тебя вечно.

— Как долго ждал я этих слов, — прошептал он, целуя ее.

Когда Трейс подхватил Кесси на руки, ей показалось, будто мир закружился вокруг них. Он понес ее в комнату, о существовании которой она не подозревала, похожую убранством на номер в элегантном отеле.

— На офис не похоже, — оглядевшись, заключила Кесси. У нее перехватило дыхание, когда она увидела на стене фотографию, которую подарила ему во время их отпуска в горах.

Трейс улыбнулся, и ее словно окатило волной чувственности.

— Мы начинаем наш медовый месяц в моем тайном убежище.

— Я даже не знала, что такое существует. — Кесси хитро сощурилась. — Вот, значит, где ты был, когда не приезжал домой на ночь!

— Да. — Он поднес ее к большому окну, откуда открывался потрясающий вид на Финикс. — Я часами стоял здесь. Смотрел в направлении нашего дома и думал, а вдруг ты тоже лежишь всю ночь без сна и так же до боли хочешь меня. Я просто сгорал от желания к тебе.

Кесси нагнула голову и страстно провела губами по его рту.

— Если позволишь, я покажу тебе, о чем я мечтала ночами!

Он одобрительно засмеялся, а она покраснела и спрятала лицо у него на плече.

— Подумать только, Джейсон привел меня сюда… к этому…

— Кесси! — Он еще крепче обнял ее. — А что, если бы ты бросила свои поиски?

— Но я же не бросила. — Она игриво куснула его за мочку уха. — Сьюзен хотела, чтобы Джейсон жил со своим настоящим отцом. И я тоже этого хотела.

— Какая же умница была твоя Сьюзен! — Он еще крепче прижал Кесси к себе. — Я люблю наших сыновей. Но больше всех, Кесси, я люблю тебя. Ты нужна мне. Никогда не переставай любить меня.

В первый раз Кесси видела его столь уязвимым.

— Почему, ты думаешь, я согласилась с твоим предложением открыть «Всякую всячину» ради Лины? Я планировала, что, если дела пойдут хорошо, я буду по-настоящему связана с тобой и тебе не удастся избавиться от меня.

Трейс, улыбнувшись, направился к кровати.

— Моя обожаемая женушка, как бы я ни любил сестру, план этот я разработал для тебя. Я надеялся, что это заполнит твою жизнь и ты никогда не бросишь меня. Я занялся Линиными проблемами, чтобы завоевать твою симпатию, надеясь, но даже и не мечтая, что сестра так успешно справится с ними.

Кесси никогда раньше не испытывала такой радости. Она снова и снова целовала его.

— Тогда ты получил больше, чем ожидал, потому что сегодня вечером Лина сказала мне, что хочет быть моим партнером в этом деле. И кроме того, она снова начинает рисовать.

— Я знаю. Аллен рассказал мне обо всем еще днем. Он хочет встретиться и поблагодарить тебя, ведь ты помогла укрепить их брак. Но я сказал, что ему придется долго ждать, потому что у меня есть свои планы, в которые включена и ты.

— Я рада, что ты так сказал, — проворковала Кесси. — Ты прав, Джейсон и Джастин совершенно испорчены. Еще один братик или сестричка — вот что им нужно. Да и мне тоже. А тебе?

Улыбка медленно сошла с его лица и сменилась выражением такой любви, что Кесси затрепетала в его руках.

— Я готов всегда безоговорочно выполнять все ваши желания, миссис Рамсей!

Оглавление
Обращение к пользователям