ЗЛОУМЫШЛЕННИКИ

(РАССКАЗ ОЧЕВИДЦЕВ) Когда половой перечислил ему те немногие кушанья,какие можно достать в трактире, он подумал и сказал: — В таком случае дай нам две порции щей со свежейкапустой и цыпленка, да спроси у хозяина, нет ли у вастут красного вина… Затем все видели, как он поглядел на потолок исказал, обращаясь к половому: — Удивительно, как много у вас мух! Мы говорим он , потому что ни половые, ни хозяин,ни посетители трактира не знали, кто он, какого звания,откуда и зачем приехал в наш город. Это был солидный,достаточно уже пожилой господин, прилично одетый и,по-видимому, благонамеренный. По одежде его можнобыло принять даже за аристократа. Мы заметили нанем золотые часы, булавку с жемчужиной, а вкасторовой шляпе его лежали перчатки с моднымизастежками, какие мы видели ранее у вице-губернатора.Обедая, он всё время старался блеснуть перед намисвоею воспитанностью: держал вилку в левой руке,утирался салфеткой и морщился, когда в рюмки падалимухи. Всякий знает, что там, где есть мухи, посуда неможет быть чистой: не говоря уж о простыхпосетителях, даже такие лица, как исправник, становойи проезжие помещики, обедая в трактире, никогда нежалуются, если им подают тарелку или рюмку,загаженную мухами; он же не стал есть, прежде чемполовой не помыл тарелки в горячей воде. Очевидно,форсил и старался показаться благороднее, чем он естьна самом деле. Когда ему подали щи, к его столу подошла еще новая,столь же незнакомая личность с лысиной, с бритымлицом и в золотых очках. Этот новый господин былодет в шёлковый костюм и тоже имел золотые часы.Всё время он говорил по-французски, с любопытствомосматривал кушанья и посетителей, так что нетруднобыло узнать в нем иностранца. Кто он, откуда нать в нем иностранца. Кто он, откуда

{06287}

и зачемпожаловал в наш город, мы тоже не знали. Съевши первую ложку щей, он, то есть тот, у которого была булавка с жемчужиной, покрутил головой и сказалнасмешливо: — Эти балбесы умудряются даже свежей капустепридавать запах тухлятины. Невозможно есть.Послушай, любезный, неужели у вас тут все живутпо-свински? Во всем городе нельзя достать порциюмало-мальски приличных щей. Это удивительно! Затем он стал говорить что-то по-французски своемутоварищу-иностранцу. Из его речи мы помним толькослово «кошон» Вытащив из щей прусака, онобратился к половому и сказал: — Я не просил щей с прусаками. Блван. — Сударь, — ответил половой, — ведь не я его в щипосадил, а он сам туда попал. А вы не извольтебеспокоиться: тараканы не кусаются. Потребовав после цыпленка лист бумаги и карандаш,он стал рисовать какие-то круги и писать цифры.Иностранец не соглашался и долго спорил с ним, мотаяв знак несогласия головой. Лист, исписанный кругами ицифрами, до сих пор хранится у хозяина трактира;штатный смотритель уездных училищ, которому хозяинпоказывал этот лист, долго смотрел на круги, потомвздохнул и сказал: «Темна вода во облацех!»Расплачиваясь за обед, он, то есть тот, у которого была вгалстуке жемчужина, дал половому новуюпятирублевую бумажку. Настоящая это бумажка илифальшивая, нам неизвестно, так как посмотреть на неемы не догадались. — Послушай, в котором часу утра вы отворяететрактир? — спросил он у полового. — С восходом солнца. — Отлично. Завтра в пять часов утра мы придемпить чай. Приготовишь порцию, только без мух. А тебеизвестно, что будет завтра утром? — спросил он, лукавоподмигнув глазом. — Никак нет. — А! Завтра утром вы будете поражены иошеломлены. Пригрозив таким образом, он, смеясь, сказал что-тоиностранцу и вместе с ним вышел из трактира. Оба оницу и вместе с ним вышел из трактира. Оба они

{06288}

ночевали у Марфы Егоровны, одинокой, благочестивойвдовы, которая нисколько не виновата и не могла бытьсоучастницей. Теперь она всё время плачет, боясь, чтоее заберут. Зная ее образ мыслей, мы удостоверяем, чтоона не виновата. К тому же, судите сами, разве она,пуская к себе постояльцев, могла знать заранее, какие уних мысли? На другой день утром, ровно в пять часов,незнакомцы были уже в трактире. В этот раз ониявились с портфелями, книгами и какими-тофутлярами странной формы. В их речах и движенияхбыли заметны волнение и спешка. Он, то есть неиностранец, сказал: — С северо-запада идет туча. Как бы она нам непомешала! Выпив стакан чаю, он позвал хозяина трактира иприказал ему поставить около трактира на площадистол и два стула. Хозяин, человек необразованный, хотяпредчувствовал недоброе, но исполнил это приказание.Незнакомцы забрали свои вещи и, выйдя из трактира,сели около стола на стулья. Расселись среди площадипри всем народе — как это глупо! О чем-то говорямежду собою, они разложили на столе бумаги, чертежи,черные стекла и какие-то трубки. Когда хозяин несмелоподошел к ним и нагнулся к столу, то он, то есть тот, укоторого была жемчужина, отстранил его рукой исказал: — Не суй своего толстого носа куда не следует. Затем он взглянул на часы и, сказав что-тоиностранцу, стал смотреть в темное стекло на солнце.Иностранец взял одну из трубок и стал смотреть тудаже… Вскоре после этого произошло страшное, доселеневиданное несчастье. Мы все вдруг стали замечать,что небо и земля начали темнеть, как отприближающейся грозы. Когда же иностранец положилтрубку и, что-то быстро записав, взял в руки темноестекло, мы услышали, как кто-то крикнул: — Господа, солнце закрывается! Действительно, что-то черное, очень похожее насковороду, надвигалось на солнце и заслоняло его отземли. Видя, что уже нет половины солнца и чтовсе-таки незнакомцы продолжают свои странныедействия, некоторые из нас обратились к городовомуВласову и сказали ему:братились к городовому
Власову и сказали ему:

{06289}

— Городовой, что же ты не обращаешь внимания набеспорядок? Он ответил: — Солнце не в моем участке. Благодаря такой халатности местных властей скоромы увидели, что исчезло всё солнце. Наступила ночь, акуда девался день, никому не известно. На небепоявились звезды. От такого несвоевременногонаступления ночи в нашем городе произошлиследующие события. Все мы страшно испугались ипришли в смятение. Не зная, что делать, мы в ужасебегали по площади и, толкая друг друга, кричали:»Городовой! Городовой!» Коровы, быки и лошади (в этовремя у нас была скотская ярмарка), задрав хвосты иревя, в страхе носились по городу, пугая жителей.Собаки выли. Клопы в трактирных номерах, вообразив,что настала ночь, вылезли из щелей и принялисьжалить спящих. Дьякон Фантасмагорский, который вэто время вез к себе из огорода огурцы, ужаснувшись,выскочил из телеги и спрятался под мост, а его лошадьвъехала с телегой в чужой двор, где огурцы былисъедены свиньями. Акцизный Льстецов, ночевавший недома, а у соседки (в интересах правосудия мы не можемскрыть эту подробность), выскочил на улицу в одномнижнем белье и, вбежав в толпу, закричал дикимголосом: — Спасайся, кто может! Многие дамы, разбуженные шумом, выскочили наулицу, не надев даже башмаков. Произошло еще многотакого, что мы решимся рассказать только призакрытых дверях. Не испугались и сохранилиприсутствие духа одни только пожарные, которые в этовремя крепко спали, что мы и спешим удостоверить.Всё это произошло 7-го августа утром. Незнакомцы же, напакостивши таким образом,уложили свои бумаги в портфели и, когда солнцепоказалось вновь, сели в коляску и укатили неизвестнокуда. Кто они, мы до сих пор не знаем. Сообщаем ихприметы. Он, то есть тот, у которого была булавка сжемчужиной: рост средний, лицо чистое, подбородокумеренный, на лбу морщины; иностранец: рост средний,телосложение полное, лицо бритое, чистое, подбородокумеренный, издали похож на помещика Карасевича;близорук, почему и носит очки. Не австрийские ли это шпионы? ки.
Не австрийские ли это шпионы?

{06290}

Оглавление

Обращение к пользователям