Глава 10

«Всегда верен!»

Выслеживая молодого вампира, я наполовину развернула тюрбан, достала дорожный сверток Пантеры и пристроила его на талии, вывесив дополнительные кресты поверх. Потом снова замотала тюрбан. Вампир быстро двигался по практически опустевшим улицам, демонстрируя прекрасное знание местных переулков и узких проходов. Он оставлял за собой такой сильный запах, что мне даже не понадобилась трансформация для его преследования.

Из дорожного свертка я вытащила мобильный телефон и нажала цифру пять — быстрый набор номера главы Совета вампиров. Не то чтобы я жаждала общения с Лео Пеллисье, но, как занимающий такую должность, он должен был знать о нападении на женщину, совершенном неуправляемым вампиром. Ответил Громила.

— Говорит Джейн Йеллоурок, — тихо произнесла я, чтобы мой голос не мог далеко разнестись в неподвижном ночном воздухе. — Мне нужен Лео. По делам Совета.

— Сначала сообщи мне, — отреагировал Громила. — Приказ мистера Пеллисье. Сожалею. — (Но сожаления в его словах я не услышала.)

Я нырнула в очередной переулок. Запах Миссисипи истончался, а слегка кисловатый запах озера Понтчартрейн усиливался. Квартал закончился. Я направлялась на север. Чувствовалось приближение трущоб.

— Отлично. Я преследую молодого неуча-вампира, который только что напал на женщину в туалете бара. Я собираюсь закончить то, что начала там, и всадить в него кол. Это уведомление, которое охотник за вампирами обязан представить главному вампиру города.

— Мы с мистером Пеллисье уже выезжаем. Сообщи о своем местонахождении, — потребовал Громила.

Я заметила указатель с названиями улиц на погнутом столбе, как будто в него въехала машина, а исправить повреждение никто не потрудился. Я понятия не имела, на какой из двух улиц нахожусь, поэтому дала Громиле оба названия.

— Когда доберетесь до перекрестка, независимо от того, с какой стороны вы подъедете, следуйте за остроконечной двухдневной луной.

— Что ты сказала? — не понял Громила.

Я говорила на языке Пантеры. Пришлось потрясти головой, чтобы прочистить мозги.

— Идите за луной.

«Каждую ночь луна другая. Постоянно меняется»,— подумала во мне Пантера. Я не стала обращать внимания.

— Я прошла два квартала. Приближаюсь к его укрытию.

— Откуда ты знаешь?

Я чувствовала его запах повсюду. Но не могла рассказать об этом Громиле.

— Мне пора, — прошептала я и нажала «отбой». Потом перевела телефон в режим «молчание», закрыла его и засунула обратно в мешок.

Я спряталась в тени, которую отбрасывала стена пустого дома позади меня.

Мы с Пантерой обладаем разными способностями и достоинствами. Обычно она находила укрытие вампиров, а я возвращалась туда днем, когда активность кровососов прекращалась, входила к ним в своем человеческом облике и совершала убийство. Пантера превосходила меня в преследовании, а я лучше боролась — Только потому, что могла держать в руках кол и крест, как она постоянно меня уверяла.

Ни один вампир ни разу не счел след Пантеры угрозой, поэтому я не возражала, если ее запах оставался на их территории. Но сейчас я оставляла человеческий след и вампир мог теперь меня вычислить при желании. Проследить до дому. Если я не убью его окончательно.

Остановившись, я встряхнула руки, потянула шею. Пожалела, что не надела сапоги. И одежду, которая лучше прикрывает тело. Джинсы. Кожанку. Мой дорожный мешок. Дерьмо! Я оделась совершенно неподходящим образом. Я отстегнула с бедра нож против вампиров вместе с ножнами, просунув руку между ног, вытянула подол вверх и заткнула его за пояс спереди, смастерив таким образом брюки. Потом пристегнула нож обратно поверх ткани, на внешней стороне бедра. Теперь ремешок заодно придерживал подол на месте. Невменяемые молодые вампиры думали только об одном — о еде. Хотя некоторые предпочитали кормиться из других частей телa, этот выбирал горло, поэтому я переместила дополнительные кресты на шею в поле видимости. Я надеялась, что кресты задержат его на короткое, но необходимое мгновение, если он бросится на меня и начнет сосать кровь.

Я приладила к телу два полноразмерных кола, которые прятались в тюрбане (один из них был липким от крови вампира), и засунула другие, складные, в свой спортивный лифчик. Взяв в правую руку нож, а в левую крест, я двинулась по тени на запах.

На испещренной ямами, разбитой улице не было фонарей. Битое стекло устилало дорожное покрытие, кое-где валялись использованные картриджи. Большие жилые дома, натыканные вдоль дороги, стояли плотно друг к другу. В большинстве квартир на окнах были решетки. Некрашеные деревянные обноски. Ни деревьев, ни травы, и только остовы машин на чурбанах вместо колес. И отовсюду несло плесенью, вероятно после «Катрины», особенно из пустых домов, которые сильно пострадали от урагана и так и не были восстановлены. Во всяком случае, не в этой части города. Впереди пахнуло старым пожарищем. Сгоревшим домом. Ничто на свете не пахло так ужасно.

Музыка гремела практически из каждой жилой квартиры, невероятная какофония басов и барабанов. Из окон в темень ночи лился свет. Пахло жареной едой. Людьми. И отовсюду вампиром. Он провел здесь какое-то время. Охотился.

Я остановилась, раздув ноздри. Повернулась влево. И учуяла другого вампира. «Это его пара, — подумала Пантера. — Он обратил себе женщину». Сучок треснул справа от меня. Легкий хруст послышался слева. Вместе со звуком переместился запах женщины-вампира.

— О черт! — выдохнула я.

Они окружили меня, подобрались с двух сторон. Они охотились на меня.

С одним вампиром я могла разобраться. Я делала это раньше. Но не с двумя, нападающими одновременно. И как последняя дура я погналась за вампиром, не взяв с собой нормального оружия.

Дверь в одном из домов впереди меня отворилась. Три парня шагнули из света в темноту и захлопнули за собой дверь, оставив музыку за ней. Чернокожие мужчины, легко одетые. Отлично вооруженные. Я унюхала пот, сталь, оружейную смазку, боеприпасы, пиво и марихуану.

— Эй, ты здесь? — крикнул один из них. — Леди, которая охотится за вампиром?

— Мистер Лео сказал: нам надо пойти и помочь тебе, — присоединился к первому второй.

Я услышала звук стали, которой постукивают о тело, что-то типа насмешливого «ну-ка, иди сюда».

— Как меня зовут? — спросила я. И быстренько скользнула по тени в укрытие пустого крыльца, подальше от того места, откуда только что говорила. Теперь вооруженные парни и женщина-вампир оказались передо мной, а вампир мужского пола — позади.

— Джейн. Джейн какая-то ненормальная. Я ухмыльнулась:

— Вы стоите в центре воображаемого циферблата, мой голос идет из шести часов, молодой вампир мужского пола находится в районе часа, а вампирша, которая еще моложе, приближается к семи, она за моей спиной. Вы знаете, что означает «молодой»?

— Дикий. Неуправляемый, — подсказал третий. В голоске его послышалась дрожь.

— Как думаете, вы трое справитесь с парнем?

— Да, сможем, — ответил первый.

— Что у вас есть?

Мне не хотелось задавать этот вопрос, потому что вампиры слышали все так же хорошо, как и я. Они подобрались совсем близко. Но мне надо было выяснить, какое оружие имеется у моих помощников. Раздалось негромкое потрескивание, и я догадалась, что вампир переключил свое внимание на моих новых приятелей.

— Кресты. Святая вода от отца Джона. Концентрированное чесночное масло от сестры Селии. Это знахарша-вуду.

— У нас у всех есть ножны против вампиров, — добавил первый. — А у меня еще и дробовик.

— В меня только не целься, вот так-то! — Не дав им засмеяться, я сказала: — Ваш уже на месте.

Вампирша зашуршала травой поблизости. Согнув коленки, я двинулась на шорох, прочь от своих помощников. За моей спиной вампир атаковал мужчин. Прогрохотал дробовик. Раздался крик вампира и человека. Не издавая ни звука, я обогнула дом. Совсем близко послышался глухой удар, но после оглушающего выстрела дробовика я не могла определить, где конкретно. Тусклая луна освещала высохший двор, жухлую траву по углам и вдоль фундамента почти разрушенный забор, от которого лишь кое-где остались торчать деревянные планки. Что-то белое и ржавое, похожее на стиральную машину, валялось в грязи.

Тихий шепоток насторожил меня. Воздушные массы переместились. Подчиняясь рефлексам Пантеры, я быстро пригнулась. Выкинула вверх кол. На меня обрушился груз тела, придавливая меня к земле. Кол попал в бок вампирше, но слишком низко. Клыки вонзились в мое предплечье, прокусив мышцы в тот момент, когда я упала. Моя левая рука с крестом оказалась прижата к земле моей спиной. Мы покатились. Она просто обезумела, вгрызаясь в мою руку. Дикая боль нахлынула, словно меня жгли огнем. Кровь забрызгала меня, горячая и пахучая. Глаза ее, налитые краснотой, были страшны и черны, темнее ночи, когда на них попадал тусклый свет.

Пантера поднялась во мне. Я могла бы теперь трансформироваться, если бы захотела, но без ритуала такую смертельную боль труднее перенести. Я сдержала Пантеру, однако взяла силу и скорость, которой она поделилась со мной.

Мой тюрбан упал, отскочил в сторону и размотался. Я лишилась копья, которое было там спрятано. Косички рассыпались вокруг головы и перепутались. Я сделала волнообразное движение из своего танцевального репертуара, подняла крест и приложила к ее груди. Дым и потрескивание горящей плоти вампира наполнили воздух. Она не обратила на это внимания, глотая мою кровь с ненасытной жадностью. Я выпустила из руки сияющий теперь крест, оставив его на ее коже. Вампирша еще глубже вонзила в меня зубы. Боль поразила меня словно молния. Рука теперь была бесполезна, и я выронила нож.

Усевшись на меня верхом, она продолжала сосать кровь. Паразитическое, хищническое, нечеловеческое занятие. По моей коже поползли мурашки. Я засунула левую руку в лифчик и вытащила кол. Неловко раскрыла его. Вампирша никак не прореагировала. Она была слишком занята насыщением. Я вогнала кол ей в бок. Она замерла. Если бы она была хотя бы на пару дней старше, то откатилась бы прочь. Я изменила угол и протолкнула кол глубже. На всю длину. Она охнула. Выпустила мою правую руку, ее клыки убрались на место, как у змеи.

Она не отрывала от меня взгляда. Налитые кровью белки превратились в нормальные, белые. Всего на мгновение.

— Что?.. — произнесла она.

Жизнь медленно покидала ее взгляд. Огромные черные зрачки сузились до размера человеческих. В темноте ночи я не различала цвета глаз, видела только, что они светлые. Возможно, серые. На лице цвета кофе с молоком, которое когда-то было красиво.

Совершенно беззвучно, без выдоха, свойственного людям, в тишине, которая всегда смущала меня, вампирша умерла. Она упала на меня. Используя импульс этого падения, я оттолкнула вампиршу в сторону, выкатилась из-под ее тела, встала на колени, а потом поднялась на ноги. Дерьмо! Вся моя новая блузка была залита кровью. Пантера хохотнула глубоко внутри меня.

Взглянув на свое разодранное запястье, я попыталась сжать кулак. Три пальца не согнулись. Значит, порвано сухожилие. Болело не так сильно, как должно было бы, а это означало, что нерв тоже поврежден, хотя кровь из раны лилась не слишком обильно. Вампирша впрыснула достаточно своей слюны, чтобы большинство вен и артерий сжалось. Я перевернула руку, осматривая ее со всех сторон, все еще не в состоянии отдышаться. Человеку потребовалась бы сложная операция и месяцы реабилитации после такой травмы. А я излечусь, стоит мне только трансформироваться. Однако надо было дожить до того момента, когда я попаду в безопасное место.

В отличие от художественной литературы, в реальной жизни слюна вампиров не вызывает свертывания. Только спазм артерий или вен, который плотно смыкает их вокруг зубов вампира. А когда вампир вытаскивает зубы, такой же спазм запечатывает рану, таким образом, кровотечение останавливается и рана заживает. Подобное же действие оказывает слюна и на кожу: происходит локализованный спазм, стягивающий повреждение так основательно, что остается след не больше чем от прыщика. Если, конечно, жертву не слопает новичок. Естественно, согласно законам эволюции хищников-вампиров, добыче молодых кровососов не обязательно было долго оставаться в живых.

Боль нарастала. Требовалось срочно выбраться отсюда и трансформироваться. Я нашла свой тюрбан, размотала его на голой земле и неловко стала сворачивать, пытаясь сделать из него повязку.

— Помочь?

Я замерла. Подхватила кол, выкатившийся из тюрбана.

— Все в порядке, Джейн со странной фамилией. Я свой.

Он стоял за моей спиной. Раздалось шарканье, и я поняла, что один из бойцов вернулся на поле боя. Я втянула в себя ночной воздух. Вампир-мужчина был мертв. Я почувствовала еще запах человеческой крови. И человеческих экскрементов. Один из моих помощников наложил в штаны от страха или перед смертью.

Я боялась, что Пантера смотрит сквозь мои глаза, поэтому сидела отвернувшись, стараясь держать ее на достаточной глубине, чтобы выглядеть как нормальный человек, но в то же время не отпускать далеко от поверхности, чтобы пользоваться ее рефлексами. Я прислушивалась к малейшим шумам.

— Ты свой? — спросила я, и в тоне моем прозвучало желание прояснить ситуацию. — То есть ты не собираешься нападать на меня?

— Точно. — Он двинул каким-то рычажком, раздался щелчок, и загорелся свет фонаря. Луч света упал на меня и остановился на поврежденной руке. Мужчина выругался и подошел поближе. — Еще есть раны?

— Нет, — ответила я, закрывая глаза в ослепительном сиянии ударившего мне в лицо потока света.

— Давай подержи фонарик.

Он сел на колени, положил оружие на землю сбоку от себя и сомкнул мои оставшиеся дееспособными пальцы вокруг фонарика, направив луч на рану. На свету она выглядела намного хуже. Я сглотнула. Сердце колотилось, дыхание было слишком частым. Он оказался старше, чем я думала, а когда, превратив мой тюрбан в довольно сносный для полевых условий перевязочный материал, он наложил идеально тугую повязку, я прибавила ему еще несколько лет.

— Ты врач? — поинтересовалась я. Он глянул на меня поверх луча света:

— Морской пехотинец. Два срока в Афганистане, один в Ираке. Когда находишься на линии огня, поневоле научишься любому дерьму. — Голос его был горек, а улыбка мрачна и насмешлива от ночной темноты и воспоминаний. — Думал, окажусь в безопасности, вернувшись домой, в Соединенные Штаты Америки. — Название страны в его устах прозвучало страшнее, чем название зоны боевых действий. — Но вместо этого я обнаружил, что мой город наводнили вампиры-кровососы, и мне пришлось опять взяться за оружие и выйти на защиту своей семьи.

— Вы уничтожили его, да? — спросила я, превратив утверждение в вопрос в последнее мгновение. — Вампира, я имею в виду.

— Заколот, брюхо вскрыто, голова лежит в паре метров от того места, где она раньше находилась. Окончательно мертв. — Он помолчал, а потом добавил: — Я знал этого мальчишку. Ему было пятнадцать, когда я уходил в свой первый поход.

— Мне жаль, — посочувствовала я, не находя других слов в такой ситуации.

Мой помощник негромко хохотнул и покачал головой, словно хотел сказать, что жизнь — полный отстой.

— Ага. Он чуть меня за задницу не схватил.

— У вас есть потери сегодня? — спросила я, вытягивая шею и поворачивая голову назад. Но в неясном свете я видела только какие-то очертания в отдалении.

— Один ранен. Мистер Пеллисье поправит дело. — Он подобрал свое оружие, поднялся и протянул мне руку. — Можешь встать?

Я вдохнула поглубже, стараясь выровнять пульс, и кивнула. Взяла протянутую руку и позволила ему поднять меня на ноги.

— Красивое платье. — Он обвел меня фонариком сверху донизу. Мои самодельные брюки снова превратились в юбку. — Ты всегда охотишься на вампиров в платье и модных туфлях?

Я не смогла сдержать смех.

— Нет. Сегодня экстремальная ситуация. Обычно для охоты я выбираю одежду получше.

«Шкуру, — подумала Пантера. — И когти». Он все еще не выпускал моей руки, поэтому, обхватив его ладонь покрепче, я перевела поддержку в рукопожатие.

— Джейн Йеллоурок. Девушка, которую вы только что не позволили слопать вампиру.

И это было правдой. Возможно, я бы и двух вампиров одолела, но тогда не обошлось бы без серьезных повреждений. Ввязавшись сегодня в драку и преследование, я не рассчитала сил. Ошибка, свойственная новичкам. Я очень злилась на себя за это.

— Индейское имя? — спросил он. Я кивнула, а он, пожимая мне руку, задержал ее чуть дольше, чем требовалось. — Дерек Ли. Приятно познакомиться с тобой, индейская принцесса. Мистер Лео говорит, ты зарабатываешь на жизнь охотой на вампиров. Довольно странно услышать такое от главного городского кровососа.

Он отпустил мою руку и огляделся в ночи. Осторожность солдата. Вслед за ним я тоже осмотрела улицу.

Несмотря на выстрелы, ни один человек не вышел посмотреть, что происходит. Хотя, возможно, именно из-за выстрелов. Однако музыка прекратилась, и на улицу опустилась тишина. Странно, но сирен не было слышно.

— А полицейские не приедут? — спросила я.

— Только не в темноте, — ответил мой спаситель, и в голосе его опять прозвучала горечь. — Они заявятся сюда днем, если у них достаточно людей и если появится настроение поискать неприятностей и настучать кому-нибудь по голове. А ночью никогда. — (Мне нечего было сказать на это.) — Ты думаешь, мы их всех прикончили? — переменил Дерек тему.

— Не уверена. Запах крови, как правило, выманивает вампиров из убежищ. Особенно молодых. — Я прижала руку к животу. Адреналин уходил, боль нарастала. Причем пульсирующая. А это плохо. — Я еще не обезглавила девушку, не против сделать мне одолжение? — попросила я, подняла с земли нож и вручила Дереку рукояткой вперед. Я могла бы и сама. Раньше я подобное делала. Но это была его территория. Его окончательная победа, если ему захочется.

Он взял нож, а другой рукой залез в карман и вытащил маленький вибрирующий телефон. Глянул на дисплей и откинул крышку.

— Мистер Пеллисье, — произнес он на манер морского пехотинца, который докладывает в штаб о выполнении операции.

Пантера, слушая его, приободрилась. Дерек отошел в сторону, но недостаточно далеко, чтобы сохранить разговор в секрете. В отличие от людей я могла уловить, о чем говорят обе стороны.

— Двое уничтожены, — негромко произнес Дерек. — Один из моих людей ранен и нуждается в помощи. Рана опасна для жизни, если он немедленно не окажется в больнице или не получит кровь от кого-нибудь из вас, сэр.

Я поняла, что Лео или кто-то из его семейства может вылечить пострадавшего и сделает это. Интересно. Я знала о лечебных свойствах крови вампиров, но никогда не видела, как все происходит, за исключением того вампирского междусобойчика, когда Кейти спасала Тролля. Я услышала слова Лео:

— А мисс Йеллоурок?

— Девушка тоже ранена. Не опасно для жизни, но она потеряла много крови, и у нее рука вышла из строя. Ей нужна операция или один из вас. Она уничтожила вампира в одиночку одной рукой. Она отличный боец, сэр.

У меня было такое чувство, словно меня представляют к награде и соответственно рекомендуют к включению в состав команды. Забавная идея.

— Не отпускай девушку. Я хочу с ней поговорить.

— Есть, сэр. Как далеко вы находитесь, сэр? — спросил Дерек.

— В десяти минутах езды.

Связь оборвалась, и Дерек опустил телефон в карман. Потом взглянул на меня. Я тяжело опустилась на бордюр, пытаясь изобразить слабость и головокружение.

Это было не трудно при существующих обстоятельствах. Я положила ладонь на лоб, а потом на раненую руку.

— С тобой все в порядке? — заволновался Дерек.

— Вообще-то, нет, — ответила я. — Меня вроде как тошит. Боюсь, сейчас вырвет. — Пантера передала мне образ большой кошки, которая от удовольствия помахивает хвостом.

— Нормальная реакция. После боя у некоторых бывает такое. Просто отдохни. Я сделаю с твоим вампиром все, что положено.

— Спасибо, — поблагодарила я слабым, женственным голоском.

Пантера фыркнула и подобралась, настраиваясь на побег.

Дa, я не собиралась сидеть здесь, дожидаясь Лео. И не важно, что там он приказал. Довольно скоро Дерек вернулся. Его обутые в сапоги ноги ступали по земле мягко и проворно. Он отдал мне нож. Хоть он и протер его, я все равно чувствовала запах крови вампира па серебре, едкий, похожий на вонь от серной или азотной кислоты или от чего-то с похожей разъедающей силой. В школе я не слишком много внимания уделяла химии. Теперь жалела об этом. Если бы я поступила в колледж, то непременно прошла бы базовый курс.

Я засунула нож в ножны.

— Спасибо. — Дерек не ответил, и я подняла голову, вглядываясь ему в лицо. Оно было жестким, лишенным эмоций. — Ты ее тоже знал, верно?

Он кивнул. Резко, будто на курок нажал.

— Это сестра Джерома, — сказал Дерек, словно выстреливая слова. — Ей было двенадцать. Я видел ее в прошлую субботу. — (Я услышала неподалеку звук мотора). — Семь дней… — Его голос замер. — Семь чертовых дней. И она стала вампиром. — Он смотрел вдаль.— Тот, второй, которого мы убили, обратил ее? — (Я кивнула.) — А кто проделал это с ним?

— Не знаю. Я не смогла… — «Унюхать на нем запах: другого вампира». Верно. Но вместо этого я произнесла другую фразу: — Лео, вероятно, в состоянии ответить на твой вопрос.

— Я собираюсь найти его, кем бы он ни был, — твердо сказал Дерек низким голосом, словно давая клятву. В свое время мне доводилось пару раз слышать подобные обещания, и я знала эту интонацию. Глаза его наполнились жестокостью. — Независимо от желания мистера Пеллисье.

Ого, интересно! Мне бы хотелось разобраться в отношениях пехотинца и главы Совета, но надо было удирать, пока не появился Лео. Я не хотела чувствовать себя обязанной главному кровососу города за то, что он вылечил мою руку, а равно не хотела, дабы он узнал, что я могу сама исцелиться после столь серьезного ранения. А еще я хотела забрать голову девушки-вампирши: на ее губах осталась моя кровь, и мне будет совсем не по вкусу, если Лео унюхает ее, по причинам, вытекающим из его «порочного права королей». Я не собиралась становиться для него привлекательным объектом. Я поджала под себя ноги, приготовившись бежать, как только Дерек отвернется. Мне нужна была одна секунда, но я медлила.

— Просто совет, — сказала я, показывая на свою одежду. — Охота на вампиров — дело опасное. Соблюдай дресс-код.

Дерек тихонько хохотнул:

— Я бы взял тебя с собой, если бы мог. Только нет времени ждать, когда ты снова встанешь в строй.

Я оценила комплимент легким кивком.

— На всякий случай: у Лео есть номер моего телефона. И еще. Если за этих двоих положено вознаграждение, оно твое.

Он принял предложение и отвернулся. Звук двигателя приближался. Мощный мотор, отлично отрегулированный, тяжело урчал в ночном воздухе и, вероятно, приводил в действие массивный автомобиль. Я поджала ноги под себя и встала покачиваясь. Дерек подхватил мою здоровую руку, чтобы я не упала. Боль из другой руки растекалась по венам. Пантера гораздо лучше переносила боль, и я пользовалась ее резервами. Но я понимала, что рука была в плохом состоянии. Очень плохом.

— Спасибо, — поблагодарила я. — За то, что пришел сюда этой ночью. Меня бы убили. Или почти убили бы, если бы ты остался дома, в безопасности.

— Вперед, ура! — сказал он и пожал плечами.

— Всегда верен! — ответила я девизом морских пехотинцев, гадая, сколько медалей лежало у него в ящике для всякого хлама.

Дерек рассмеялся — иронично и жестко.

Оглавление

Обращение к пользователям