Глава 21

Хозяин поместья

Я стояла в дверях. Окно, через которое в дом забрался упырь, находилось слева. Стена на два метра от окна забрызгана кровью — свидетельство того, что он сильно поранился о стекло. Такие следы остаются, только если задеть артерию: кровь рассеялась, будто из пульверизатора, арочными разводами и мелкими струйками стекала вниз. В трех метрах от входной двери стояло насквозь пропитанное кровью раскладное кожаное кресло, где когда-то сидели люди. Кресло со временем примялось под грузом человеческого тела, и теперь в этих углублениях застыли небольшие лужицы крови. Они все еще не высохли и казались липкими на ощупь. На полу под перевернутым пуфиком для ног остались стоять тапки. Спинка кресла откинута практически до горизонтального состояния к телевизору.

Тело мужчины, или то, что от него осталось, теперь валялось в виде растерзанных кусков, разбросанных по всей комнате. Самый большой из них — остатки туловища — валялся у кресла, как будто человека, уже мертвого, стащили на пол и от души им полакомились. Брюшная полость выедена вплоть до позвоночника, тазовые кости обглоданы. Грудина тоже, ребра вырваны, под ними ничего нет.

Я почувствовала подступающую тошноту — все равно что оказалась на скотобойне. Я собственноручно прикончила не одного вампира-выродка, охотилась в обличье Пантеры — кровь и резня были для меня привычным делом. Однако даже с таким багажом за плечами эти бессмысленные в своей жестокости убийства не укладывались в голове.

Пантера встрепенулась и в мгновение ока заглушила меня. Оказавшись в дамках, она тщательно изучала останки жертв глазами хищника. Место преступления поглотило ее внимание. Слегка разомкнула мои губы, чтобы втянуть запахи, запомнить их, распределить согласно протеиновым структурам. Исследовать. Кровь, фекалии, моча — человеческие. Кровь пожирателя печени отвратительно воняет смертью и разложением. И еще чья-то кровь. Непонятного существа или ставшего жертвой упыря мужчины, в которого выродок превращался в процессе погони и убийства. Другой запах, мучительно знакомый, без следов тухлятины.

Получалось, пожиратель печени разодрал тело с жестокостью, не свойственной даже голодным хищникам в дикой природе. В естественных условиях хищник сначала съедал мягкие ткани: внутренние органы, жир, большую мышечную массу на ягодицах и бедрах. Потом переходил на соединительные ткани, оставляя напоследок сухожилия и хрящи, отгрызал по очереди конечности.

Выдрать ребра тяжело. Обычно съедаешь брюшную полость и выше, а после раздираешь ребра, оставляя их на потом или котятам, чтобы учились есть мясо.

Мы вошли в дом. Голова хозяина откатилась к стене в прихожую. На скальпе оставалась густая рыжая шевелюра. Лицо сожрано, язык и глаза тоже. Сквозь глазницы можно было разглядеть зияющую на месте мозга впадину, челюсть, правда, не тронута. Пантера дала мне знать, что хищники тоже подбираются к мозгу. Только в самом конце, когда разделаются с мягкими тканями и челюстью.

Под кухонным столом я заметила ногу и руку, начисто обглоданные. Левая нога — в прихожей. Точнее, там находились две ноги, а также кое-какие части втрой жертвы. Будучи в обличье филина, я слышала глухие, тяжелые удары. Не потому ли, что он раздирал тела, разбрасывая повсюду куски, и поедал?

Я поняла, что Джоди наблюдает за мной. Моргнула, затолкав Пантеру обратно вглубь, и закрыла рот, надеясь, что не причмокивала все это время, протягивая воздух внутрь по верхнему нёбу, как делала это она. Изобразила отвращение на лице.

— Это нечто… — Фраза так и повисла незаконченной, словно от сильного потрясения у меня не хватало слов. Пантеру это позабавило. — Как будто их растерзала стая диких зверей.

— Да, — коротко отозвалась Джоди. — Мы подумали то же самое.

— Вы обследовали место с собаками? — спросила я. Любопытно, как специально обученные находить след по запаху собаки отреагировали на такую вонь.

— Сделаем это завтра. Хотела вызвать их сегодня, но они в банке, там произошло ограбление со стрельбой, есть жертвы.

Я кивнула.

— А что показывает парадетектор?

Джоди сняла аппарат с пояса и включила его, вытянув, чтобы он дал показания по комнате. Датчики зашкаливали, стрелка прыгала вверх-вниз и не могла зафиксироваться. Детектор щелкал, как счетчик Гейгера, издавая короткие отрывистые звуки. Джоди поднесла его ко мне, и, хотя ритм его замедлился, все-таки показания оказались выше, чем дал бы на моем месте человек. Я с изумлением посмотрела на табло, прекрасно понимая, что Джоди в любой момент может измерить меня, сравнив показатели с парауровнем помещения, — это дело времени, не более.

— Хочешь убедиться, не выродок ли я?

— Вроде того, — ответила она, выключая парадетектор. — Здесь все насквозь пропитано остаточной магией.

Точнее не скажешь. Я вышла из дома на крыльцо, сняла средства защиты и засунула в биоконтейнер. Он вместе с содержимым отправится в лабораторию, где его проверят на предмет различных следов, особое внимание обратив на бумажную обувь, к которой могли пристать важные улики — волосы или волокна. Затем уничтожат. В кровь я не вляпалась, но чувствовала на себе запах выродка: в волосах, на одежде и под ней. Мерзкое зловоние плотно окутывало меня всю масляным пятном.

Сильно стемнело. Сигнальные огни притягивали полчища насекомых, окна соседних домов наполняли ночь светом. Люди сидели по домам за закрытыми, прочно запертыми дверями и окнами. Только вряд ли от них будет польза, если пожиратель печени захочет наведаться в гости.

Мотоцикл с ревом несся по дороге. Я распустила волосы, чтобы они развевались по ветру, стремясь избавиться от удушливой вони в носу и на одежде. На полпути к дому мне попался магазин, прямо при съезде с шоссе 90. Не обращая внимания на изумленные взгляды посетителей, я купила очередной штабель стейков и две упаковки пива по шесть банок в каждой. Заходя внутрь, успела рассмотреть свое отражение в темных окнах. Вид у меня был довольно дикий: чувиха не расстается с байком и лопает стероиды, чтобы держать форму. Выйдя на улицу, положила покупки в подседельные сумки, застегнула шлем и завела мотоцикл. Он фыркнул и кашлянул, но в конце концов заработал. Надо выбрать время и заняться ремонтом.

Вернувшись домой, я разделась и бросила одежду на пол, запах крови так и не выветрился. Чтобы окончательно избавиться от него, я долго простояла под душем, хорошенько пропарившись. На душ у меня всегда уходило много времени. Слишком много. Необходимость очиститься была сродни религиозному обряду. После я съела два стейка, едва-едва прожаренных, запила их парой банок местного пива. В Луизиане оно очень недурное. Мне будет его не хватать.

В районе десяти часов я оделась, запихнула несколько крестов в одежду, небрежно закрутила волосы в пучок и закрепила его тремя колышками. Нет, неприятностей я не ждала. Но оружие пригодится. Нарядившись по случаю, я скользнула в новые сандалии и перепрыгнула через забор, отделяющий мой гостевой дом от основного дома Кейти. Скакать через заборы в сандалиях можно, вот только приземления получаются не такими плавными, как хотелось бы. Хорошо, что камеры больше не работают.

Крадучись я обошла вокруг дома, проверила, хорошо ли закрыты окна и двери. Как и в большинстве старых домов на юге, при строительстве этого дома учитывалось в первую очередь распределение воздушных потоков, а не безопасность. Конечно, со временем систему модернизировали, но толку больше не стало. Последний раз упырь ворвался в заднюю дверь. В следующий — заберется через окно на втором этаже. Почему не сработала сигнализация? Не потому ли, что система наблюдения в рабочие часы была отключена? Или у пожирателя печени есть ключ? Или он знает, как обесточить систему? В любом случае ему обеспечен свободный доступ. Вот Лео, например, ничего не стоило войти в мой дом. Может быть, Лео и есть пожиратель печени?.. Нет, Лео сдавал кровь для Кейти на кладбище.

Одновременно стуча в дверь и держа нажатым звонок, я поджидала Тролля. Я помнила об обещании, данном Джоди, — сообщить ей, если увижу тролля. Что-то мне подсказывало, что прозвища не в счет и она не удивится моим причудам. Тролль открыл дверь, и я отпустила звонок.

Тролль явно шел на поправку, на лице появился румянец. Кто-то из вурдалаков угостил его своей кровью, чтобы раны заживали быстрее. Кейти на этот раз помочь не могла. Я вошла внутрь, втянула воздух — и обнаружила Лео. Он был здесь вместе с Громилой и еще одним вампиром. И уже довольно давно — весь дом успел насквозь пропитаться их запахами.

— Что здесь делает Лео? — Хотя догадаться было несложно. Конечно, он приехал за своей порцией. Я учуяла аромат свежей крови.

— Расскажешь мне когда-нибудь, как это у тебя получается: заранее знать, кто пришел? — спросил Тролль, но сразу же понял, что я не попадусь на эту удочку. — Он приехал напоить кровью Миз Ам, Блисс и меня.

Вдруг мне стало ужасно стыдно. Блисс. Она пострадала, находясь под моей защитой, потеряла много крови. А я сломя голову бросилась за преступником, хотя его жертва нуждалась в помощи. Идиотка.

— Как она? И как у тебя дела?

Движением руки Тролль пригласил меня в кабинет Кейти.

— Уже лучше. Блисс пришлось нелегко, для восстановления постоянно требовалась кровь. А учитывая, что Кейти в отпуске…

В отпуске? Это так называется?

— Ты позвонил Лео?

— Нет. Лео пришел сам.

— Неужели? — удивилась я.

— Лео привез ее домой в ту ночь. «Моджо» принадлежит ему, и он как раз подъехал, когда произошло нападение.

Возможно, он видел, как я вылетела из клуба со скоростью Пантеры. Если он сопоставил этот факт с тем, что ему удалось разнюхать, когда он лечил мою руку, то, по идее, ему уже хорошо известно, кто я такая. Хотя все не так просто. Что и говорить, сейчас я и сама не была ни в чем уверена. Скинуокер? Кто я? Человек, нечаянно совершивший обряд черной магии? Тролль сел, выпустив из легких сдерживаемый воздух: в этом вздохе глубокое изнеможение смешалось с тихой грустью.

— Ты навел тут порядок, — заметила я, оглядывая кабинет. — Выглядит как новый. — Я вспомнила утро, когда пожиратель печени напал на Кейти и все было залито кровью. Хотя, конечно, не в таких количествах, как у Брусардов, где от Кена и Роуз остались лишь рожки да ножки. Еще чувствовался сильный запах мощных чистящих средств. Притом что воздушный фильтр огромных размеров гудел в углу.

Тролль вяло махнул рукой:

— В этом опыта мне не занимать.

Точно. Вымывать дом от крови, должно быть, приходится часто, если живешь в борделе, принадлежащем вампирше. Но вслух я этого не сказала. У меня уже лучше получалось сдерживать природную грубость.

— Как поживают девочки?

— Неплохо. Парочку пришлось отвезти в больницу, чтобы подлатали. Лео и их накормил кровью. Сейчас они совершенно здоровы.

— А Миз Ам?

Перед глазами промелькнули картинки той ночи: многочисленные раны экономки, сочащиеся кровью. Миз Ам потеряла много крови, у нее была вырвана часть дельтовидной мышцы и сильно повреждено плечо.

Тролль начал было говорить, но что-то в его взгляде изменилось, в последнюю секунду он решил дать другой ответ:

— Ей лучше. Она все еще с нами. — Ложью не пахло, но маленькие морщинки вокруг глаз выдали его с головой: чистой правдой этот ответ тоже назвать было нельзя.

«Лучше? Все еще с нами?» Она была при смерти? Потеряла слишком много крови и до сих пор не может прийти в себя? Или Миз Ам приковали цепями в подвале дома Лео и превратили в бездумную машину для сдачи крови? Я уже почти открыла рот, чтобы спросить об этом, но в этот миг Пантера уловила запах незнакомого вампа. Совсем близко.

Я мгновенно вскочила и обернулась. Некто двигался со скоростью вурдалака. Я смогла рассмотреть лишь неясные очертания. Выхватила крест. Пнула ногой под колено. Развернулась. Удар левой. Потом крестом. Сбила с ног. Вурдалак упал со следом ожога на теле.

Вампирша (это была женщина) взвизгнула. Резким движением я убрала крест и занесла его вновь. Рука застыла в паре сантиметров от ее лица. Она испустила истошный вопль и увернулась. Клыки выпущены. Рот испачкан свежей кровью. Пахнет Индиго. Передо мной застыла маленькая блондиночка с голубыми глазами. Я вытянула колышек, но кто-то железной хваткой остановил мою руку. Я зарычала, учуяв Лео.

— Не надо, маленькая охотница на вампиров, — промурлыкал он. — Она моя. Джордж!

Громила, двигаясь быстрее человека, опустился на колени у головы вампирши и отвел мою сжимавшую крест руку. Просунул руки под ее плечи и потащил. Внутри меня Зверь осторожно отступил и затих, глядя, как Громила оттаскивает вампиршу. Амите. Будущая невестка Лео. Он пришел сюда… выпить… с невестой своего сына? Есть в этом что-то нездоровое…

Интересно, а на кладбище она была? Что-то не припомню. Что, если пожиратель печени, будучи мужчиной, может принимать женское обличье? Я, например, в особь мужского пола превращаться не умела. Думала, что это нереально, хотя в последнее время пришлось пересмотреть отношение ко многим вещам, ранее казавшимся неправдоподобными и невозможными.

Я позволила Лео помочь мне подняться. Похоже на танцевальное па. Он взял меня за руку, положил руку на мое бедро, крутанул, мы сделали несколько шагов, переступили тело вампирши, еще три шага — и я очутилась в кабинете Кейти. Амите как ветром сдуло. Еще бы! Одно неверное движение — и кол пронзил бы ее насквозь.

Властным взглядом своих темных, старых, дочерна налитых кровью глаз Лео заставил меня закрыть глаза. Повелевал и властвовал. Пантере это понравилось. Ей нравилась сила, изливавшаяся на нас мощным потоком.

— Не могла бы ты спрятать это подальше? — Его лицо приблизилось настолько, что его дыхание коснулось моей щеки. Свежей кровью от Лео не пахнет. Еще не успел добраться до девочек.

Сердце бьется как сумасшедшее, его тяжелые удары кричат об опасности, искрометной борьбе с еще более странной силой. Я постаралась отрегулировать уровень адреналина и остановить дрожь в руках и ногах; перекинула крест через голову и засунула его под одежду. Высвободила руку и воткнула колышек в волосы. Даже не знаю, почему я выполняла пожелания Лео.

Я чувствовала, что он манипулирует мной, проверяет на прочность мой разум, но на вампирский гипноз это не было похоже. А тут еще Пантера, приказывающая мне на время подчиниться. Пантера, зондирующая почву с неясным для меня умыслом.

— Она пила кровь. Я хочу видеть Индиго. Сейчас же, — сказала я, все еще пытаясь разобраться в окружающих запахах.

— Том, не мог бы ты попросить Индиго присоединиться к нам, — попросил Лео.

Том. Это и есть Тролль. Точно. Я затолкала Пантеру куда подальше. Она удивилась, но послушалась. Пантера вела свою игру. Только вот с Лео или со мной — с уверенностью сказать я не могла. Не исключено, что с обоими.

Лео подвел меня к дивану, и я села на выбранное им место в углу. Подняла одно колено вверх, водрузив ногу в сандалии на сиденье. Рука обнимает спинку, чтобы при случае быстро оттолкнуться и вскочить. Лео занял высокий стул возле бара. На нем был костюм и галстук. Шикарные туфли. Мы ждали. Через несколько секунд послышался звук шагов на лестнице: стучала пара каблучков, за ними тихо ступала пара ботинок на мягкой подошве — Тролль. Голос Индиго — смеющийся, веселый. Я начала успокаиваться, плечи сами собой опустились. И незамедлительно почувствовала на себе взгляд Лео. От него не скроется и малейшая перемена.

Индиго вошла в комнату, большие голубые глаза моргнули от разницы в освещении. Увидев Лео, она улыбнулась. Увидев меня, остановилась. Я внимательно осмотрела ее, не скрывая своего интереса. Она выглядела хорошо, если не считать пары крошечных точек от недавнего укуса. Они затянулись и почти зажили. О разорванном горле напоминали лишь аккуратные проколы. Залечили как следует, так что скоро от раны не останется и следа. Все это свидетельствует о том, что ею верховодит какой-то вурдалак. Почему тогда Амите набросилась на меня? Тролль стоял за Индиго в дверном проходе.

— Вампирша, которая пила твою кровь сегодня вечером, — постоянный клиент?

Индиго подняла руку и провела пальцами по горлу. От улыбки, игравшей на ее губах, светились глаза. Осознание собственной сексуальности, воспоминание о наслаждении и что-то еще. Нежность. Она не успела открыть рот, а я уже поняла: Амите ей нравится. А потом сказала больше, чем я просила:

— Она хорошая. Не… — бросила взгляд на Лео, — не требует разных извр… странных вещей. Платит исправно, дает хорошие чаевые, относится ко мне как к леди. — В глазах Индиго заиграл озорной и дерзкий огонек. — Девочкам иногда нравится капельку влюбиться. Понимаешь, о чем я?

Я никак не отреагировала на ее вопрос, и, судя по всему, это ее огорчило.

— Спасибо, Индиго, — вежливо сказала я.

— В Ибервилле меня ждет клиент, — обратилась они к Лео. — Хотите, чтобы я вызвала такси?

Интересно. С какой стати Индиго спрашивает разрешения у Лео? Разве не Тролль должен решать подобные вопросы в отсутствие Кейти? Я перевела взгляд на дверной проход. Тролль застыл в тени, на лице непроницаемая маска. Что-то здесь не так.

— Пока выродок бродит по улицам, мой водитель будет развозить вас. Скажи Джорджу, когда тебе понадобится машина. Он все устроит.

Тролль опустил глаза. Да и сам был опущен. Я усмехнулась собственной шутке. Лео, заметив мою веселость, поднял бровь. Я только отмахнулась в ответ. Я тут на задании, а потом — не поминайте лихом. Еще не хватало вмешиваться в вампирские интриги. Ни за что. Пока мне платят и не пытаются убить.

Индиго поблагодарила Лео, и тот отпустил ее. Буквально. Будто он был королем или вроде того. Так и сказал ей: «Ступай. Ты свободна». Я фыркнула, на этот раз даже не пытаясь скрыть широкую улыбку. Бровь у Лео снова дернулась. Он был настолько спокоен и уверен в себе, что и банановая корка на пути не выбила бы его из колеи. Он посмотрел на Тролля, стоявшего в тени.

— Передай Ипсите, чтобы ждала меня у двери через час.

Тролля эта новость, похоже, не обрадовала, но он кивнул.

Ипсита — одна из девушек Кейти, южноазиатского происхождения, нежная, как розовый бутон, ей легко можно было дать двенадцать. Хотя я прекрасно знала, что она совершеннолетняя, воспринимать ее таковой все равно не могла. Срабатывали защитные рефлексы. От одной мысли, что такая девушка отправляется на «свидание» со старым вурдалаком, желваки у меня заходили ходуном.

И вообще, зачем Лео крутить с подопечными Кейти? Я не сразу поняла, что произнесла последнюю часть предложения вслух. Все обернулись и посмотрели на меня. Черт побери! Даже Индиго просунула голову обратно с выражением удивления и замешательства на лице.

Заварила я кашу…

— Сдается мне, до тех пор пока Кейти не вернется, Тр… Том должен заведовать делами. — Я взглянула на Тролля. — У вашей хозяйки есть юридические документы, где говорится о том, кто берет на себя ее обязанности, если она — (плавает в гробу с вампирской кровью?) — больна?

Лео поднял голову:

— Я магистр Кейти. Вполне естественно, что мне пришлось взять на себя руководство делами, пока ей нездоровится.

— Возможно, в Средние века такой номер прошел бы, но не в Соединенных Штатах и в наше время. — С невмешательством в вампирские интриги покончено. — Том?! Где Кейти хранит документы?

Он вошел в кабинет, держась подальше от Лео, и опустился на колени возле рабочего стола хозяйки. Маленьким ключом отпер шкаф-картотеку, искусно спрятанный в стене, в самой тени. Зашелестели бумаги, в тишине повисло неуловимое напряжение, искавшее выхода. Индиго исчезла. Сообразительная девочка. А вот меня умной не назовешь. Я осталась посмотреть, что будет с потревоженным мной осиным гнездом. Через минуту Тролль выудил из шкафа папку и встал за столом, нерешительно держа ее обеими руками. Отлично: напуган до смерти. Я почуяла его страх.

Я встала с места, куда чуть раньше усадил меня Лео. Сейчас этот факт взволновал меня больше, чем прежде. Взяла папку и положила ее на середину стола. Открыла.

— Где эти бумаги?

Тролль обошел меня и перелистнул файлы обратно, остановившись на нужной закладке. Что на ней написано, я не разобрала — наверное, по-французски. Вынув документы, я бегло просмотрела первые пять страниц юридической бессмыслицы, ни слова не поняла, хотя текст и был на английском, но зато успела пораскинуть мозгами за это время. Лео стар. Действительно стар. Видимо, родился еще в те времена, когда феодалы держали в руках власть, когда честь была не пустым словом. Я протянула ему страницы.

— Что она хочет?

Мне показалось, будто я слышала, как Тролль хмыкнул, сдерживая смешок. Или это был кашель? Если в Лео сохранилась хоть капля благородства, он прочитает и поступит в соответствии с написанным здесь. Если нет, тогда благородным его не назовешь. Конечно, тот факт, что он вообще не был человеком, усложнял дело.

Лео притих, сохраняя спокойствие мраморной статуи, застыл не дыша и не мигая. Его зловещий вид наводил страх и беспокойство, я чувствовала опасность, ожидала жестокого и кровавого выпада. Что поделаешь? Мои представления о разумности вампиров были довольно ограниченными, несмотря на тесное общение, зато имелись три колышка в волосах и большой ассортимент крестов на теле. Лео по-прежнему не двигался. Тишина из тревожной переросла в неестественную, жуткую, зловещую и пугающую. Судя по феромонам, он был в ярости. Позади меня прерывисто дышал Тролль, его сердце готово было выпрыгнуть наружу. От него исходил резкий, горьковатый запах пота. Пантера сделала однозначный вывод: Тролль смертельно боится. В конце концов Лео с шумом втянул в себя воздух. Я чуть было не подпрыгнула. Пантера выпустила когти и приготовилась к атаке. Тролль перестал дышать.

Лео, крадучись, как хищник, заскользил по комнате. В его глазах, полностью залитых черной кровью, читалась еле сдерживаемая ярость. Лео взял документы и принялся читать. Полистал страницы. Почитал еще. Оторвал от них взгляд и перевел его с меня на Тома, потом обратно.

— Кейти доверяет и поручает все свои владения Тому. — Слова точны, голос невыразительный и безучастный, без тени эмоций. Легко можно было бы предположить, что мы слышим электронное, оцифрованное сообщение, если бы не едва различимый европейский акцент, от которого теряют голову старлетки.

— Все ее счета, собственность, активы переходят в распоряжение Тома, включая дом и сотрудников. Все счета и квитанции, относятся ли они к коммерческой деятельности или к отношениям с работниками, должны быть выписаны и заверены им и мной. Это значится здесь как необходимое юридическое условие. — Лео посмотрел на Тома.

— Ты знал об этом? — (Том кивнул, но как-то нелепо.) — И тем не менее предпочел не ставить меня в известность. Почему?

— Я… я…

— Ты был ему нужен, потому что девочкам нужна твоя защита от выродка, а Кейти — твое расположение. И заступничество в вампирском Совете. Том испытывал чувство благодарности за то, что ты собрал всех вампиров для жертвоприношения и предал ее земле, — вмешалась я.

Том под пристальным взглядом Лео громко сглотнул. Магистр Нового Орлеана медленно перевел взгляд на меня:

— А что тебе известно о жертвоприношениях и предании тела земле!

Я пожала плечами. На этот вопрос я отвечать не собиралась. Он учует ложь. И правде не поверит. Или поверит и еще, чего доброго, подумает, как удобно держать скинуокера рабом. Сражаться мне с ним не хотелось. Во всяком случае, сейчас. Если мне когда-нибудь и предстоит сцепиться врукопашную с магистром Нового Орлеана, я готова, но только после длительной и усиленной подготовки, в ошейнике, плетенном из железных звеньев, и костюме с шипами.

— Итак, возвращаясь к тому, с чего начали. Куда ты собираешься с девушкой Кейти? Это свидание? Она получает деньги за услуги? Или ты вознамерился воспользоваться правом первой ночи? Если это так, то, по-моему, этот номер больше у тебя не пройдет.

Похоже, Лео неожиданно позабавил мой выпад. Он рассмеялся, передал Тому документы и уселся на мое место на кожаном диване. Вытянул руки на подушках вдоль спинки, выглядя вальяжно и самоуверенно, как хозяин в своих владениях.

— И почему, интересно, я должен отказываться от своих прав?

— Все просто. Суды в США уже пересматривают законы о гражданстве, проблемах рабства и прочем в свете применения их к лицам с большой продолжительностью жизни. Придет время, и «правами хозяина», на этом словосочетании я показала кавычки пальцами на тот случай, если он вдруг не уловил сарказма в голосе, — тоже займутся. Их отменят, и право первой ночи в том числе. В этом я не сомневаюсь.

Лео посмотрел на меня в упор, не мигая. Губы растянулись в улыбке, взгляд убийственный, как у змеи.

«Змеиный яд Пантере нипочем», — напомнил мне беспечный Зверь внутри.

— Дела вурдалаки уже ведут по-другому, — продолжала я. — И это разумно. Время диктует свои правила, и жить, как тысячу лет назад, уже не получается. A вот на честные намерения и желание меняться суд, пожалуй, обратит внимание.

— «Вурдалак» — оскорбительное прозвище, — отозвался Лео.

— Привыкай. — И потом, зачем придираться к словам? Я не оставила камня на камне от всей его привычной иерархии, а он распереживался из-за слова «вурдалак»? Я протянула бумаги Троллю. — Ладно, у меня дела. До скорого, Тролль.

Он кивнул, наклонил голову один раз, будто вздрогнув. Я была уже в дверях, когда Лео сказал:

— Ипсите никаких указаний я не давал. — (Я схватилась за внутреннюю сторону дверного косяка, но не обернулась.) — Я заплатил ей как обычно, плюс чаевые, вперед, по договоренности с Кейти. Сегодня вечером я иду на прием, и мне нужна спутница.

Я кивнула, когда он закончил, пытаясь решить, что на это ответить. Остановилась на:

— Спасибо за объяснение.

Оттолкнулась пальцами ног и направилась к задней двери.

— Ступай. Можешь быть свободна, — полетело мне вслед.

Хозяину поместья просто положено вставлять в конце разговора такие фразочки, куда же без них. Но я готова поклясться, что при этом он смеялся.

Оглавление

Обращение к пользователям