Глава 14. Больше, чем братья.

Хохол ждал Андрея Инзарина в небольшом кафе на улице Ле-нинской.

Было уже почти три часа дня. Андрей опаздывал, он должен был прийти на встречу в два тридцать, во всяком случае, он сам на-значил это время. Результаты анализа их ДНК Андрей должен был забрать в два часа дня, а отсюда до бюро генетической экспертизы минут пятнадцать ходу.

В ожидании Андрея Хохол взял бокал темного пива и порцию сушеных кальмаров на картонной тарелочке. Он медленно цедил пи-во, наслаждаясь его мягким вкусом, жевал кальмары и задумчиво смотрел через огромное стекло на улицу. По улице проносились ма-шины, а по тротуару не спеша, прогуливались люди. Они шли в обоих направлениях, и их было много. В основном это были молодые люди. Все они были веселы и чрезвычайно чем-то довольны. Многие смея-лись и оживленно переговаривались между собой.

Почему средь бела дня так много на улице народу, думал Хохол, неужели они все в отпусках? Или они студенты? Или они все безра-ботные? А на что же они тогда живут? На стипендии, на пенсии по ин-валидности или на пособия по безработице?

Машин было ничуть не меньше, чем людей, а может быть, даже больше.

Не одного ‘Жигуля’, ни одного ‘Москвича’, не говоря уже о

‘Запорожцах’. Одни ‘Тойоты’, ‘Хонды’ и прочие четырехколесные изделия японского автопрома. Интересно, думал Хохол, машинки-то все больше дорогие, а где берут деньги на их покупку и содержание люди, которые в них сидят, которые в три часа дня находятся на ули-це, а не на рабочем месте?

Хохол увидел в потоке людей Андрея, который отличался от ос-тальных прохожих тем, что брел по улице медленно, опустив голову и сутулясь. Его обгоняли, часто на него натыкались и видимо про себя материли. Подойдя к дверям кафе, Андрей остановился, словно раз-думывая – заходить внутрь или не стоит? Потом решился и зашел.

– Что Андрюшенька не весел? Буйну голову повесил? – шуткой встретил Андрея Хохол.

Андрей подошел к столику, за которым сидел Алексей, тяжело опустился на деревянное сидение в виде пивной бочки и, не поднимая глаз, выдавил из себя:

– Я получил результаты генетической экспертизы.

– И каковы они? – Хохол постарался вложить в свой вопрос мак-симум заинтересованности, хотя обо всем догадался сразу, как только увидел

Андрея в окне.

Андрей вытащил из кармана сложенный вчетверо лист бумаги и, развернув, положил его на стол рядом с картонным блюдечком с ос-татками сушеных кальмаров.

– Мы с тобой не братья, – сказал он грустно. – Ни одного совпа-дения. Ни одного креста. Мы – чужие люди. Мы с тобой друг другу ни-кто.

– Пиво будешь? – Хохол сделал знак бармену. – Тебе светлого или темного?

– Что? – не понял Андрей.

– Тебе какого пива заказать – светлого или темного?

– Все равно. Нет, темного, пожалуй.

– Кальмары будешь?

Андрей отрицательно покачал головой:

– Я сыт. Дома пообедал.

– Кальмары не еда, – заметил Хохол. – Кальмары для того, чтобы острее ощутить вкус пива.

– Нет, – снова качнул головой Андрей. – Не хочу. Не полезут.

Когда Хохол, сам сходив к стойке, чтобы ускорить процесс ка-фешного обслуживания, вернулся с двумя бокалами темного пива, ук-рашенными шапками плотной кремовой пены, Андрей уже спрятал бумажку и сидел, как невозмутимый сфинкс, тупо глядя в окно.

– Эй, братан, – сказал Хохол. – Отвлекись от созерцания девиц, которые дефилируют по тротуару. Посмотри-ка лучше на меня.

Андрей повернул свое лицо к Алексею.

– Ты, братан, какую-то хрень сейчас сказал. Мы друг другу никто?

Это мы-то с тобой друг другу никто? Очень даже кто! Мы с тобой те-перь больше, чем братья. Ты меня от смерти спас. Или ты долбанул

Брюса по башке потому, что считал тогда, что спасаешь родного бра-та? А если бы знал, что я тебе не брат, то…

Андрей возмущенно вскинул глаза. В них сверкал гнев.

– О! – похвалил его Хохол. – Таким ты мне нравишься больше.

Прости, я это сказал для того, чтобы ты встряхнулся, чтобы услышал мои слова. А то сидишь, как Будда! Не поймешь – то ли ты здесь, то ли уже в нирване… Нет, Андрюха – мы с тобой больше, чем братья по крови. Братьями по крови рождаются, а такими братьями, как мы с тобой, становятся. И бумажка эта. – Алексей стал медленно разры-вать лист с заключением генетика. – Она ничего не значит. Ни-че-го.

– И как такие братья называются? Названые?

– Какая разница, как мы называемся? Мы теперь – одно целое. Ты мне жизнь спас, теперь моя очередь.

– Это что, если надо кого грохнуть, мне тебя звать? – грустно по-шутил Андрей.

– Почему обязательно грохнуть?

– Так я же человека убил. Теперь твоя очередь?

– Кого это ты убил?

– Брюса.

– Брюса? Ха-ха-ха! – Хохол заразительно рассмеялся. – Ну, ты меня рассмешил, брательник! Брюса прикладом калаша не убить. У Брюса голова крепкая, как камень.

– Не понял, – удивился Андрей. – Я что, не убил его? Он жив?

– Жив, здоров. И уже вовсю показания дает на всю их шайку-лейку.

– Значит, я его не убил, – задумчиво произнес Андрей.

– Не-а. Только черепушку немного продавил, да кожу рассек. Брюс, наверное, не от боли даже, а от возмущения, что его вот так вот нагло оторвали от дела, сознание потерял.

– А ты почему мне об этом раньше ничего не рассказал? – возму-тился Андрей. – О том, что Носорог и Японец бесследно исчезли, рас-сказал, а про Брюса… Я себя, понимаешь, убийцей считаю.

– Я думал, ты знаешь. Тебя что, к следователю ни разу не вызы-вали?

– Нет. Приятель отца сделал так, будто нас с ним там не было. Отец его об этом попросил. Не хотели мы с отцом маму расстраивать.

Начнутся вызовы, повестки, то, се. Маме все рассказать пришлось бы.

– Правильно решили, – согласился Хохол. – Женщинам лучше ничего не знать. Как начнут причитать! Ты пиво-то пей, выдохнется.

Андрей отхлебнул из своего бокала и полез за сигаретами.

– Следствие еще долго будет идти? – спросил он, закуривая.

– А хрен его знает? Но следователь пообещал скоро мне разре-шение на выезд дать. Все что знал, я уже рассказал. Что меня здесь держать? Да я никуда скрываться и не собираюсь.

– Когда разрешение получишь, что делать думаешь?

– Да есть одно дельце. Про Выкидыша я тебе рассказывал. Надо его просьбу предсмертную выполнить, предать земле прах его жены. И самого его похоронить.

– Ты говорил, что не знаешь ни города, ни его фамилии.

– Теперь знаю. Ингер его фамилия. Виктор Ингер. Фээсбэшники нашли архивы носорожьей организации. Там информация о каждом из нас имеется. Как выяснилось, Ингеры жили в Хабаровске. Съезжу…

– А потом?

– А хрен его знает?! В Бийск вернусь, наверное. На работу куда-нибудь устроюсь. Правда, я не умею ничего, – вздохнул Хохол, – толь-ко воевать за тридцать лет и научился. Стрелять, да кулаками ма-хать…

– А ко мне начальником службы безопасности работать пой-дешь? – напрямик спросил его Андрей. – Мы с приятелем собствен-ный бизнес хотим организовать. Нам служба безопасности нужна.

– Нача-а-альником? Это ты загнул, брат. Я начальником никогда не был. Мое воинское звание – сержант. Сержант – начальник, но очень маленький. – Хохол вдруг вскинул голову. – Славка! Вот кто те-бе нужен! Славка – боевой офицер. И охрану груза организовать смо-жет, и людей грамотно расставить. Игорь Сидоров тоже подходящая кандидатура, но он вряд ли отца бросит в тайге одного. Нет, Славка – это нормальный вариант. Поговори с ним. Если он согласится, бери, не задумывайся.

– Я вообще-то тебя хотел рядом с собой видеть, – произнес Анд-рей расстроенным голосом. – А может быть, не поедешь в свой Бийск?

Может, здесь останешься? Не хочешь быть начальником, лад-но, не будь. Служба безопасности не из одного человека состоит. Бу-дете со

Славкой вдвоем мне помогать. Оставайся, брат. А?

Хохол задумался. Почесал макушку, пожал плечами.

– А может и правда остаться? – задумчиво сказал он. – В Бийске меня не ждет никто. А здесь у меня брат есть. Игореха Сидоров неда-леко обитает. Квартира? Квартиру поменять можно… Решено, оста-юсь. Осталось только Гуинплена уговорить, а то и впрямь надумает в свою Канаду свалить.

– А как он, кстати, себя чувствует? После такого ранения?

– Да ерундовое ранение. Уже с койки встает. Врачи обещают, что скоро в садик выходить будет, свежим воздухом подышать. Хорошие у вас во Владике нейрохирурги работают, да и Японец промахнулся ма-лость. Если бы чуть-чуть левее стрела вошла, то центральной нерв-ной системе каюк. Остался бы Гуинплен на век паралитиком. —

Хохол взглянул на часы. – Хочешь, прям сейчас в больничку съездим, по-проведуем выздоравливающего?

– Поехали. Только гостинец бы купить.

– Купим по дороге.

Палата, где должен был находиться Гуинплен, оказалось пустой. В палате стояло две ортопедических кровати. Одна была аккуратно, по-армейски, заправлена, вторая была застелена кое-как. Андрей и

Алексей с пакетами, полными снеди, остановились у двери и перегля-нулись.

– Вот те на! – сказал Хохол. – А где наш больной? Убег?

– Вы Вячеслава ищите? – раздалось за их спинами.

По коридору, шаркая тапками, к палате шел, закованный в жест-кий корсет, как рыцарь в доспехи, пожилой мужчина с всклокоченными седыми вихрами. Хохол, бывавший здесь не единожды, узнал в нем

Виктора Васильевича, соседа Славки по палате.

– Здравствуйте, Виктор Васильевич, – поздоровался он. – А где Слава?

– А внизу, в садике.

– Во, как! Что, Славка уже по лестницам бегает?

– Сегодня утром встал и говорит: пора, говорит, восстанавли-ваться. Так, говорит, недолго и форму потерять. Койку свою заправил и больше не ложился. По этажам гулял, с медсестричками разговари-вал. Только к обеду в палате появился. А с полчасика назад к нему пришел посетитель, и Вячеслав с ним в садик спустился.

– Кто пришел?

– Не знаю. Юноша какой-то.

– Юноша? – удивился Хохол. – Что за юноша такой? Вроде бы нет у

Славки во Владивостоке никакого юноши знакомого. Разве что следователь, так он далеко не юноша, он лысый и ему далеко за пятьдесят.

Виктор Васильевич пожал плечами.

– Пошли в садик, – сказал Хохол Андрею, – поглядим, что это за юноша нашего Гуинплена навестить пришел. Пакет в палате оставь, чтобы не таскаться, а я свой с собой прихвачу, авось пригодится. На свежем воздухе естся уж больно хорошо.

Гуинплена они нашли быстро, он сидел на скамейке, стоящей в самом освещенном месте больничного сквера и наслаждался свежим воздухом и пока еще теплым и ласковым сентябрьским солнышком, подставив свое улыбающееся лицо под его лучи. Рядом с ним на ска-мейке сидел Игорь

Сидоров. Андрей даже не сразу узнал того угрюмо-го егеря, с которым он познакомился на западном кордоне, Игорь был гладко выбрит и действительно смахивал на юношу.

– Игореха! – воскликнул Хохол. – Где твоя борода? Зачем ты это сделал? Зачем ты сбрил бороду? Поверь моему слову – без бороды тебе намного хуже. Ты нее бороды пацан и пацан. Никогда больше этого не делай. Отрасти и не сбривай.

– Надо же, чтобы шкура хоть немного загорела, – улыбнулся Игорь.

– Кому надо?

Игорь потер щетину на щеках.

– Хорошо, – согласился он. – Больше экспериментировать не бу-ду.

– Как твое плечо? – спросил Андрей.

– Да вроде нормально. – Игорь сделал пару круговых движений рукой, согнутой в локте. – Уже почти не болит. По ночам только немно-го.

– Привет, мужики, – поздоровался Хохол, усаживаясь на скамейку между Игорем и Гуинпленом, пожав им руки. Андрей тоже поздоро-вался и сел с краешку. Хохол огляделся по сторонам и заявил: – Ну и место вы нашли! Открытое больно. Мы тут как на ладони.

– А от кого нам прятаться? – спросил Гуинплен.

– От медперсонала, само собой, – пояснил Хохол и, раздвинув ручки пакета, предъявил присутствующим его содержимое, в пакете лежала бутылка коньяка, буханка хлеба, стопка одноразовых пласти-ковых стаканчиков и банка консервированных огурчиков.

– Это существенно меняет дело, – согласился Славка. – Пошли, пересядем. Там, в дальнем уголке садика есть одно укромное местеч-ко.

Они перешли в тень еще не полностью облетевших кленов.

– Ну, за здоровье! – предложил Хохол, подняв свой стаканчик.

– Прекрасный тост, – кивнул Славка.

– За здоровье! – подхватили Игорь и Андрей.

Выпили. Похрустели огурчиками. Хохол разлил снова.

– Что, после первой и второй перерывчик небольшой? – весело спросил Игорь.

– Рэбэ помянуть надо, – угрюмо ответил Хохол.

– И Выкидыша, – кивнул Гуинплен.

– И всех погибших, – продолжил Хохол. – Ребят из лагеря,

Семе-на-дальнобойщика.

– Земля им пухом, – сказал Игорь

Все замолчали. Выпили, не чокаясь. Закурили.

– Денис все еще в морге? – спросил Гуинплен у Хохла. – Тебе следователь ничего не говорил? Заберут его, нет? Ведь у Дениса вро-де бы жена была. И дочь.

Алексей кивнул головой.

– Жене сообщили о его смерти, но она с дочерью и со своим лю-бовником на Кипре. Скоро должны вернуться…

– Н-да…

Игорь засобирался:

– Мне пора, мужики. Засветло хочу на кордон прибыть. Батя ждет.

– Где вы там живете? – спросил Андрей. – Дом-то сгорел ведь.

– Пока в землянке. А дом скоро построят. Приятель твоего отца подсобил, нажал кой на какие кнопки. Муниципалитет Манжурска вы-делил Обществу денег. Бригаду наняли, стройматериалов прикупили.

Такое строительство организовали! Дом будет хороший, лучше, чем был.

– Может, еще по грамульке? – предложил Хохол. – На посошок.

– Не, я – пас! – отказался Игорь. – Я же за рулем.

– Так ты все равно уже рот запоганил.

– Нет, мужики, – решительно сказал Игорь. – Вы давайте, а я по-ехал. Да и не пью я много. Научен.

– Ну, тогда, бывай. До встречи…

Когда Сидоров ушел, и они остались втроем, Андрей сразу же перешел к делу. Выслушав его предложение, Гуинплен задумался, но ненадолго.

– Согласен, – объявил он свое решение. – Но при одном условии —

Хохол будет моим заместителем.

– Решено, – сказал Андрей, улыбнувшись.

– А как твое желание уехать в Канаду на ПМЖ? – спросил Хохол.

– Да что мне делать в этой Канаде? Чужие мы там – за грани-цей…

Декабрь 2005г. – февраль 2006г.

Оглавление
Обращение к пользователям