ПУСТЯШНОЕ ДЕЛО

Внимательно, как всегда, изучив свежую почту, Апетс с коротким скрипучим смешком протянул одно из распечатанных писем мне. Под лиловым штампом Космозооинститута значилось: «Мистер Апетс! Дирекция КЗИ, обеспокоенная участившимися исчезновениями из институтского Зооцентра редких экземпляров инопланетной фауны, предлагает вам приложить усилия для обнаружения виновника…»

Пожав плечами, я вернул бумагу Апетсу. Утащить из КЗИ космическое чудище, не оказавшись при этом им съеденным? Чепуха!

— А дело пустяшное! — небрежно бросил мне Апетс. И, постучав по клетке, в которой томилась тылайская сиреневка, что-то скрипуче промычал. Сиреневка в ответ издала столь пронзительный свист, что у меня заломило в затылке и я, поспешно откланявшись, побежал в аптеку за стоидолом.

А через несколько дней, во время прогулки, Апетс предложил мне заглянуть в Космозоологический институт. Едва мы переступили порог директорского кабинета, как хозяин его, розовый упитанный человек, подскочил к нам:

— Вор измывается над Вами, Апетс! Вашу тылайскую сиреневку, ту, что вы нам подарили, уже украли!

— Отлично! — как всегда невозмутимо сказал Апетс. — Идемте, поглядим на воришку.

Мы неторопливо прошли несколько залов, разглядывая фольксшнепов и семиглавов. Апетс тихонько, чтобы не напугать животных, скрипел свою любимую мелодию. В круглом зале с мирно дремавшим асейским рукокрылом в нехитрый мотивчик Апетса явственно вплелся приглушенный свист сиреневки.

— А вот и похититель! — сказал Апетс, приблизившись к рукокрылу. — Этот организм необходимо держать в герметически закрытом помещении, так как, оголодав, он проникает в любую щель. А вы поместили его в обычную клетку. Он и пожирает ваши «экспонаты». По ночам. Имеются веские доказательства моей правоты, уважаемый Вайт Мэстай. Доказательства, заключенные внутри этой зверюги. Это моя механическая сиреневка, которую я приучил откликаться на песенку о капитане Хоббе.

Директор ошалело прислушался к противным звукам, доносившимся из клетки с рукокрылом. Но когда Апетс, разглядывавший табличку, прочитал вслух: «Дар М. Данайца! — и добавил: — Надо знать, от кого можно принимать дары!» — директор Вайт Мэстай возмущенно зашипел:

— Вы обвиняете бессловесное животное! Как вам не стыдно! Это путь наименьшего сопротивления! Ищите подлинных виновников! А нашему рукокрылу ни к чему ваши малокалорийные тылайские пустышки. Мы его до отвала кормим мясом высших сортов!

— Врет он все! — злобно сказал проснувшийся рукокрыл. — Сам все съедает, а нам подсовывает лавровый лист да косточки… И он смежил свои тяжелые веки.

— Жаль, что показания иногалактических неразумных тварей не имеют юридической силы! — сказал я по дороге домой.

— Но какой смелый эксперимент! — совсем невпопад ответил Апетс. — Каков ошеломляющий результат! Не прошло и года, как рукокрыл попал к Вайту Мэтсаю, — и даже этот абсолютно безмозглый хищник заговорил!

Оглавление
[1]
Обращение к пользователям