ДЕЛО И СЛОВО

казалось, что я неплохо изучил повадки Великого сыщика. Поэтому, когда заметил, что Апетс поспешно поднялся из своего любимого кресла и взялся за скрипку, мгновенно сообразил, что по лестнице поднимается клиент, которого Апетс решил ошеломить своей игрой. «Человека особенно легко раскусить в минуты растерянности» — не раз поучал меня Степа. А своей игрой Апетс мог ошеломить кого угодно, так как никогда не учился музыке к слуха был лишен абсолютно.

Вошедший высокий мужчина несмотря на теплынь был в меховой шапке. Заслышав «игру» Апетса, он замер в дверях, словно кролик перед удавом. Пророкотал:

— Я, кажется, ошибся адресом…

— Нет, вы попали именно туда, куда шли. Вам нужен Степа Апетс? Это я. А вот мой друг, доктор… Присаживайтесь, снимите шапку. Не стесняйтесь, как видите, я тоже лыс. Лысина значительно увеличивает полезную площадь лба… Итак, что вас привело ко мне?

— Горе! — загудел посетитель, сняв, наконец, шапку и стряхнув капли пота с лысины. — Спасите меня! Все, все оборачивается против меня!

— Успокойтесь, пожалуйста, — привычно приободрил его Апетс. — Все будет хорошо. Чаю? Кофе? Сигарету? Не хотите… Так что же все-таки случилось, мистер…

— К.А. Сатка… Я ни в чем не виноват, клянусь вам!

— Мы вам охотно верим! Но расскажите нам все по порядку.

— Я и мой кузен, Поло Сатка… мы снимаем… снимали… квартиру из трех комнат в доме 425 на Семнадцатой улице. Сегодня утром я вышел из своей комнаты — Поло лежит у входной двери. Неживой. И совсем холодный. А двери заперты на два замка, засов и цепочку.

— В квартире с вами кто-нибудь проживает?

— Никого. И вчера. И вчера никто не приходил…

— Окна, балкон?

— Все окна на запорах. Балкона нет. И никаких следов, кроме моих…

— Может, смерть наступила вследствие, так сказать, естественных причин.

— У Поло на голове… была… зияла…

— Ясно. Ночью и вечером вы ничего не слышали?

— Абсолютно ничего. Я рано ложусь спать.

— Ваши отношения с покойным? Вы не ссорились?

— Иногда. Но ведь любя!

— А в этот вечер?

— Я лег спать А Поло уронил что-то в коридоре. Разбудил. Я в сердцах крикнул: «Чтоб тебе кирпич на голову свалился!» Все стихло. А утром…

— Вы сообщили в полицию?

— Да. Но сразу же поехал к вам. Только вы меня можете спасти…

— Только я! — гордо подтвердил Апетс. — А для этого мне нет необходимости даже покидать свой кабинет. А сейчас дайте мне подумать…

Великий сыщик, раскурив трубку, устроился в кресле, и вскоре его окутали густые клубы дыма. В такие минуты на житейские мелочи, вроде ареста К.А. Сатки, он обычно не обращает внимания, занятый кардинальным решением проблемы.

Апетс курил на этот раз на двое суток дольше, чем в истории с желтым бриллиантом госпожи министерши. Я не успевал проветривать комнату и вынужден был время от времени дышать в форточку. Наконец, Апетс выкарабкался из кресла и бросил в камин последнюю недокуренную сигарету. Спросил:

— Вы имеете обыкновение читать популярные журналы?

— Скорее нет, друг мой.

Апетс подошел к полкам и извлек из кипы книг и журналов сильно потрепанный номер, раскрыл его и забубнил… «Грэй Уолтер… регулярно повторяющееся звуковое выражение… если ритм его совпадает с ритмом биотоков мозга… может вызвать судорожное состояние… в древнем Китае существовала казнь музыкой…»

— Если вы о случае К.А. Сатки, то у них было абсолютно тихо…

— К.А. Сатка пришлепнул его своим басом! Рявкнул про кирпич! И автотравма налицо!

— Вы же обещали спасти К.А. Сатку. А сами пытаетесь посадить его на электрический стул…

— Глупости. Только так я его спасу. Теперь К.А. Саткой заинтересуются спецслужбы. Может, станут изучать его феномен, дадут лабораторию… или какое-нибудь деликатное поручение…

Оглавление

Обращение к пользователям