8

– Хулио говорит, что вы с Луизой должны быть предусмотрительнее.

Освещенная бледным лунным светом дорога, по которой они мчались, извилистой лентой поднималась в горы. Слева возвышались каменистые стены, а справа темнела пропасть обрыва. Но даже стремительная скорость Трейси не волновала. Ее мысли занимал разговор с Хулио, и она мучительно обдумывала, как разыграть подброшенную им карту. Искоса взглянув на Рикардо, она невольно залюбовалась его четким профилем. Его красота никогда не оставляла ее равнодушной, и это сильно смущало Трейси.

– Хулио не понимает, о чем говорит. Переключив скорость, Рикардо покрутил ручку настройки радио. Затронутая тема, судя по всему, его ничуть не взволновала. Но Трейси хотела получить ответ.

– Он, похоже, в этом не сомневается. Послушай, Рикардо; у нас в конце концов не фиктивный брак, и, хотя я понимаю, что он продлится не вечно, я не хочу, чтобы из меня делали дурочку. Мне нестерпима мысль, что, вылезая из постели Луизы, ты приходишь ко мне.

Он молчал, но своим молчанием распалял ее еще больше.

– Рикардо, ты собираешься меня выслушать?

– Если только ты скажешь что-нибудь существенное, – ответил он надменно.

– Это, по-твоему, не существенно? – Трейси выключила радио, рассчитывая привлечь к себе внимание. – Ты собираешься продолжать свои отношения с Луизой, как и раньше?

– Раньше чего? – насмешливо спросил он.

– До нашей свадьбы, – процедила Трейси сквозь зубы. – Ты намерен спать с ней?

– Зачем? – Он экспансивно вскинул руки, отпустив рулевое колесо, и Трейси вцепилась в сиденье, на минуту усомнившись в правильности решения затеять выяснение отношений на горной дороге. – Пока ты со мной, у меня нет в этом потребности.

Это что, угроза? Ответом ей послужил протяжный выдох.

– Ты хочешь сказать, что, пока я соответствую твоим требованиям, Луиза тебе не нужна, но, как только я перестану отвечать твоим запросам, ты найдешь утешение в се объятиях?

– Ты извращаешь мои слова.

– А мне так не кажется, Рикардо. Ты сказал, что разговаривал с матерью. – Трейси услышала в собственном голосе жалостливые нотки и тотчас постаралась от них избавиться. – В то время как на самом деле был на балконе вдвоем с Луизой и неизвестно чем занимался.

Рикардо ничего не ответил, продолжая давить на педаль газа. Его лицо сохраняло бесстрастное выражение.

– Я не позволю делать из себя дуру, Рикардо. Если между вами что-то есть, я хочу услышать это от тебя. Луиза сказала…

– Луиза сказала! – выкрикнул он. – Хулио сказал! – Машина вильнула в сторону, но Рикардо моментально выровнял ее, хотя уже не владел собой. – Я твой муж, Трейси! Неужели мое слово уже ничего не значит? Почему ты их слушаешь? Почему веришь им, но не веришь мне?

– Потому что…

Она умолкла и отвела взгляд. Сказать ему правду Трейси не могла. Правда все равно ее не спасет. Да, их брак не фиктивный, но это только все усложняет. За несколько дней, проведенных вместе, Рикардо стал для нее средоточием жизни, и ради его любви она была готова следовать за ним хоть на край света.

Автомобиль свернул, и под колесами зашуршал гравий. Через минуту он затормозил перед массивным каменным зданием. Рикардо выключил двигатель, и в машине стало тихо. Шумное, прерывистое дыхание Рикардо свидетельствовало о том, что он все еще злится.

– Я курил. Мама не любит, когда я курю в доме. – В его голосе слышались нотки раздражения. – Поэтому я вышел на балкон. Вот и все. И если бы, – добавил он язвительно, – ты соизволила составить своему мужу компанию, вместо того чтобы слушать бредни Хулио, нам не пришлось бы сейчас выяснять отношения.

– Ты хочешь сказать, что я все неправильно истолковала? Или, может, как раз наоборот? Я поняла все как надо?

Ответить он не успел. Навстречу им вышла пожилая пара. Мужчина торопливо направился к багажнику, а женщина замерла на верхней ступеньке лестницы.

– Это и есть пресловутая Мария?

– Да, ей не терпится с тобой познакомиться.

– И я должна помнить об этом, когда она будет называть меня Луизой, – не удержавшись, съязвила Трейси. – И после этого ты хочешь, чтобы я строила из себя наивную дурочку, чтобы не дай Бог не разочаровать прислугу?

Сокрушенно вздохнув, Рикардо вышел из машины и, деланно улыбаясь, открыл для Трейси дверцу. От его ледяного взгляда у Трейси по спине поползли мурашки.

– Иди ко мне, дорогая, – проворковал Рикардо ласково, но гневные искры в его глазах не могли ее обмануть. – Я хочу поскорее привести тебя в дом.

Игнорируя ее жалкие протесты, он подхватил Трейси на руки и вытащил из машины, сердито захлопнув дверцу ногой. Взбежав по ступенькам, Рикардо стремительным шагом вошел в холл, где, выстроившись в линейку, их приветствовала улыбающаяся прислуга. Не обращая на них внимания, Рикардо устремился дальше.

– Отпусти меня, – прошипела Трейси ему в ухо.

– Когда буду готов, – буркнул он. – Как ты сказала, мы не должны разочаровать прислугу.

– Рикардо, если ты сейчас же меня не отпустишь, я тебе не завидую, – тихо произнесла Трейси, хотя внутри у нее все клокотало.

Она знала, что ее сопротивление будет сломано, и что эти сильные руки до поры до времени ее не отпустят. Еще она знала, что его губы заставят ее замолчать, если она произнесет хоть слово.

Однако в эту игру можно играть вдвоем.

Не долго думая, Трейси смело поцеловала Рикардо и услышала, как от неожиданности он ахнул. Но в следующий момент Трейси отстранилась, чем вызвала недовольство Рикардо.

– Может быть, теперь ты меня отпустишь? На этот раз он повиновался безоговорочно. Но, как только Рикардо поставил ее на пол, Трейси, лишенная его тепла и силы, тотчас пожалела о своей настойчивости – на нее с любопытством и подозрением смотрела прислуга.

– Это Мария и Федерико, – представил он пожилую пару, и Трейси протянула им руку для рукопожатия.

Ты должна была поцеловать Марию в щеку, – заметил тихо Рикардо.

Но его подсказка запоздала, Трейси уже ничего не могла исправить, и Мария нехотя ответила на ее формальное приветствие. Трейси с сожалением поняла, что много потеряла в глазах своенравной экономки, оказавшейся еще менее дружелюбной, чем она представляла.

– Идемте, – пригласила их Мария в гостиную.

Просторная комната поражала великолепием убранства. Высокие потолки, дорогой узорчатый паркет, обшитые дубовыми панелями стены, кожаные диваны и кресла с персидскими коврами перед ними.

Рикардо наблюдал за Трейси сквозь полуопушенные ресницы. Ее настороженная растерянность при виде такой роскоши вызвала у него улыбку. В эту минуту Трейси напоминала ему дикую кошку, грациозную и независимую готовую при малейшей опасности обратиться в бегство.

– Прошу. – Мария вложила в руку Трейси бокал с подогретым красным вином.

– Выпей. Тебе понравится. Для прохладной ночи нет ничего лучше подогретого красного вина, – с улыбкой сказал Рикардо.

Сделав глоток, Трейси чуть не поперхнулась, ощутив жгучий вкус перца и других приправ. Она закашлялась, на глаза навернулись слезы.

– Не нравится? – удивилась Мария и, забрав бокал с вином, тотчас протянула Трейси стакан с водой.

– Я к такому не привыкла, – ответила Трейси и с благодарной улыбкой отпила воды.

– Жаль, – произнесла Мария, пожимая плечами. – Сеньорита Луиза любила перед сном пропустить стаканчик.

– Не обращай на нее внимания, – рассмеялся Рикардо, когда Мария вышла из комнаты. – Она терпеть не может перемен, но скоро привыкнет к тебе, вот увидишь. У нее с Луизой общая страсть.

– Что за страсть? – полюбопытствовала Трейси, хотя испытывала к обеим женщинам неприязнь.

– Мария, как и Луиза, обожает коньяк и потихоньку от всех его попивает. Луиза знала об этом и помалкивала.

– А как относишься к этому ты? – поинтересовалась Трейси. – Многие хозяева не любят, когда прислуга потихоньку таскает у них бутылки.

– Мне нетрудно делать вид, что я ничего не замечаю. Мария славная женщина.

– Пока я этого не заметила и сомневаюсь, что любовь к хозяину она когда-либо распространит на его жену.

– Мне очень жаль, что Хулио тебя расстроил. Но каждый судит в меру своей испорченности.

– У него есть любовница? – спросила Трейси недоверчиво.

Рикардо покачал головой.

– В последнее время Хулио нездоровится. Думаю, ему не до любовницы, у него и с Луизой проблем хватает, хотя раньше он управлялся не только с женой.

Трейси устало вздохнула. Мужская психология была выше ее разумения.

– Ты утомилась, – заметил Рикардо с сочувствием. – Давай и отнесу тебя наверх.

Трейси уставилась на него в недоумении. Он всегда находил, чем ее удивить. Его руки легко подхватили ее, и на этот раз Трейси не оказала сопротивления. Доверчиво прижавшись к широкой груди Рикардо, она положила голову ему на плечо и позволила отнести себя на второй этаж. Толкнув ногой дверь, Рикардо вошел в спальню и бережно положил Трейси на огромную кровать.

– Моя бедная Трейси, – приговаривал он, снимая с нее туфли и нежно массируя ее ступни. – Бедная девочка, ты к этому не привыкла. Пока он раздевал ее, даря своими искусными прикосновениями волшебные ласки, Трейси предавалась неге. Хотя в ее голове еще роились вопросы, требовавшие ответа, свою актуальность в объятиях Рикардо они утратили. Трейси с радостью и благодарностью принимала то, что он предлагал ей. Ее тревоги и страхи временно отступили.

Оглавление