Глава 3

Господи Боже! Эта неугомонная девушка не теряла времени, бродя по болотам. Она нашла убежище на выброшенной на берег яхте, гордо доказывая свою независимость под самым его носом.

Очко в пользу находчивости мисс Уиндзор.

Райлен с изумлением покачал головой. Могло быть и хуже, подумал он. Лишь бы погода не изменилась. Она в это время года непредсказуема.

Дойдя до края тропинки в скале, он всмотрелся в пасмурное утреннее небо. На горизонте собирались тучи. Сильная волна могла накрыть яхту и смыть ее с берега прежде, чем Сидни успеет понять, что произошло. Над морем чувствовалось дыхание приближавшегося шторма.

Если яхту унесет в открытое море, девушка наверняка погибнет, как та бургундская принцесса из легенды, которую так и не дождался одинокий рыцарь. Райлен не находил себе места от беспокойства. Он не успокоится, пока не вернет ее обратно в замок.

Неожиданно из каюты появилась Сидни, держа в руках тряпку. Она весело помахала ею в его сторону. Ее длинные волосы развевались на ветру.

– Доброе утро, лорд Де Уайльд! – крикнула девушка. – Мы теперь соседи. Вот я уберусь здесь немного, и вы сможете нанести мне визит вежливости.

Сжав губы, чтобы скрыть непрошеную улыбку, Райлен поспешно спустился к яхте.

– Чем вы тут занимаетесь?

Сидни неуверенно прошлась по краю палубы и язвительно улыбнулась. Он не мог отвести глаз от ее влажных розовых губ.

– Как приятно, что вы пришли проведать меня, ваша милость, – сказала она. – К сожалению, сегодня я не принимаю.

– Я скучаю по вас, Сидни.

– Ничем не могу помочь…

– У меня крошки во рту не было с тех пор, как вы меня покинули, – продолжал он.

Она откинула с лица волосы.

– Прошло всего два часа, Райлен.

Он постарался улыбнуться ей самой очаровательной улыбкой.

– Без вас я умираю от горя.

Сидни внимательно оглядела его с ног до головы.

Почему-то трудно было почувствовать сострадание к этому великану в шесть футов и два дюйма ростом, пышущему силой и здоровьем.

– И Франкенштейн скучает, – добавил Райлен. Как будто поняв, о чем речь, пес положил свою огромную голову на лапы. – Он хотел бы спать около вас сегодня ночью. И я тоже.

Ему даже удалось несколько секунд выглядеть несчастным. Сидни решила не поддаваться на его уловки.

– Франкенштейн может спать у меня в каюте. Я разрешаю, – мягко сказала она. – К вам это не относится.

Он сложил руки на груди, а какая широкая была эта грудь! Усилившийся ветер трепал его черные волосы. Он стоял, как пират, широко расставив ноги, высокомерный и готовый к действию.

Сидни почувствовала, что главный бой у нее будет с самой собой.

– Вам нельзя оставаться здесь, – хмурясь, увещевал он ее.

– Почему же? – Она пыталась прогнать греховные мысли. – Это ваш берег, лорд Де Уайльд? Возможно, вы хотите, чтобы я заплатила за стоянку в вашей бухте?

– Вернемся домой, – сказал он, протягивая ей руку.

Прижав тряпку к груди, Сидни пыталась скрыть желание последовать за ним куда угодно.

– Зачем? – осторожно спросила она.

– Здесь опасно. Я беспокоюсь о вас.

Она оперлась о перила.

– Вы сами говорили, что на многие мили вокруг никого нет.

– Сидни! – Он улыбнулся, и ей трудно стало противостоять его чарам. – Ночью вы можете замерзнуть. Морской воздух очень холодный, да еще туман. А вы такая хрупкая. Вам требуется более надежная защита.

– Я возьму еще одно одеяло.

Райлен встревоженно посмотрел на нее.

– А как быть с призраком?

– Призраком? – Сидни покрылась мурашками. – С каким призраком?

– Призрак воина. Он появляется в этих скалах в поисках принцессы, которая не вернулась с моря.

Сидни вздрогнула, вспомнив странный голубой свет во время кораблекрушения и руку в рыцарской перчатке, которая ее спасла.

– Может, он не злой, а добрый. И что сделает со мной призрак рыцаря?

Райлен поднял бровь.

– Он может захотеть переспать с вами, только по-своему, он же из другого мира.

Сидни посмеялась над этой глупостью. Только представить, вступить в сексуальные отношения с призраком!

– Если серьезно, то главная опасность – это вечер, – мрачно сказал Де Уайльд. – Шторм может смыть яхту с берега и унести в открытое море. Вы утонете прежде, чем я до вас доберусь.

– Оставьте свои страшные выдумки для романов, – спокойно ответила Сидни. – Со мной все будет хорошо.

***

Райлен собирался отправиться верхом на болота, к могильным камням, чтобы посмотреть, как жители деревни попытаются изгнать призрак рыцаря. Рыбаки Сент-Килмеррина считали, что он в ответе за штормовую погоду и плохие уловы. Изгнание призрака должно было лечь в основу следующей главы его книги «Ворон никогда не спит», которую Райлен торопился закончить, чтобы Валентин и Джеффри могли ее издать.

Но он не мог отойти от окна, постоянно следя за мисс Уиндзор в полевой бинокль.

Ну как он мог думать о мертвецах и призраках, не нашедших покоя, когда эта девушка просто сводила его с ума. Он был не прочь отвлечься от своих дел. Последнее время он много работал, и еще несколько месяцев одиночества превратили бы его в законченного отшельника.

– Бог мой! – пробормотал он. – Она развешивает свои чулки на мачте.

Райлен мгновенно представил себе, как Сидни раздевается перед сном в своей маленькой, продуваемой со всех сторон каюте. Он видел ее упругие груди, слышал ее страстные вздохи, когда они лежали на диване. Он хотел, чтобы ее ноги оказались у него на бедрах. Больше всего на свете он желал войти в нее и остаться там навсегда.

Он застонал, как зверь в клетке.

Миссис Чайнуэт неодобрительно фыркнула за его спиной.

– Нехорошо, ваша милость. Молодая женщина одна, без защиты, в разбитой яхте. Ей следовало бы спать здесь.

– Конечно, следовало, – сердито согласился он. Они оба одинаково волновались о Сидни, но каждый имел в виду свое.

Райлен представлял, как они с Сидни просыпаются посреди ночи, крепко обнявшись. Он медленно и нежно занимается с ней любовью, целует с головы до пят и во все укромные уголки тела, а потом спрашивает совета относительно персонажа, соблазняющего школьную учительницу, потому что та была такой нежной и заботливой, что герой Райлена не мог перед ней устоять.

Они обсуждают свои планы на будущее и его мечты о большой семье. Он решил познакомить ее с братьями только после свадьбы, причем очень закрытой. Пусть шутники обвинят его в том, что он взял ее в заложницы.

Небо стало серым. Под порывами ветра захлопали ставни, и на подоконник упали первые капли дождя.

– Я так и знал, что начнется шторм, – сказал Де Уайльд. – Она не может оставаться в этих обломках.

Миссис Чайнуэт поставила на пол ведро с углем для камина.

– Муж отнес ей горячего чаю и печенья. Мисс Уиндзор решительно настроена оставаться там, где она есть. – Она помолчала. – Сельчане говорят, что она – дух бургундской принцессы, которая утонула в море, а жених ждет ее на берегу. Они считают, что сегодня ночью появится рыцарь и заберет ее с собой.

Райлен бросил бинокль на стул.

– Нет, он не заберет мою Спящую красавицу. Я приведу ее домой, даже если придется тащить ее силой.

***

Над бухтой сгустились сумерки.

Сидни всхлипнула, прочитав последнюю страницу рассказа, концовки всегда трогали ее сердце. Рассказ о несчастном, ушедшем в мир иной после попытки обрести свою душу, запомнится ей надолго. Такое мог написать только человек, которому не чужды любовь и сострадание.

Сидни закрыла мокрые глаза. Она вспомнила красивое, чувственное лицо Де Уайльда, ощутила его опасную притягательность.

Ну и что, если все преступники в книгах Де Уайльда списаны с него самого! Ей они очень нравятся.

– Блестяще! – Она потянулась за носовым платком. – Этот человек не только красив, но и талантлив.

Сидни громко высморкалась, не слыша, как этот человек ответил из-за тонкой стенки ее каюты:

– Спасибо. Рад, что вам понравилось.

Громко дыша, она прижала руки к груди.

– Он со мной разговаривает!

– Сидни!

Девушка медленно села.

– Я слышу его голос.

– Это мой голос, глупышка.

Сидни едва удержалась, чтобы не завизжать. Она страшно испугалась. В распахнутом халате, с голыми ногами и распущенными волосами, она совершенно не ожидала визита Де Уайльда.

Он был в белой рубашке и бриджах из черного бархата, которые плотно облегали его сильные ноги. От ветра волосы его растрепались, худое лицо выражало тревогу. Сидни в жизни не встречала человека опаснее.

– Ой, мамочки! – прошептала она.

Воображение рисовало ей ужасные картины. Она полностью в его власти…

– Я думаю, нам надо поговорить, – дрожащим голосом сказала Сидни.

– Нет времени, – крикнул Де Уайльд. – Мы погибнем, если не будем действовать немедленно.

Сердце Сидни упало. Она закрыла глаза.

– Я понимаю, что такой человек, как вы, испытывает темные страсти. И хотя я рискую показаться испорченной женщиной…

– Ты рискуешь показаться глупой как пробка, Сидни, – прохрипел он и бросился на нее, или ей показалось, что бросился. На самом деле в яхту ударила волна. Сидни вообще перестала что-либо соображать, когда он накрыл ее своим телом.

– Скажи опять, что это мне снится, – простонала она, пытаясь оттолкнуть Де Уайльда.

– Если мы немедленно не выберемся отсюда, ни ты, ни я никогда не узнаем, снилось тебе это или нет. Мы просто погибнем, понимаешь?

Сильный порыв ветра ворвался в каюту. Свечи в канделябре погасли, стало темно.

– Что это? – прошептала Сидни.

– Море. Надвигается шторм, причем быстрее, чем я думал. Разве ты ничего на заметила?

Глаза Сидни наполнились ужасом, когда она услышала удары волн о камни.

– Я читала «Признание шотландского мертвеца».

Он схватил ее за руку и потянул к двери.

– Если не сумеем выбраться, станем и мы мертвецами.

Еще одна волна обрушилась на дверь каюты, разлетясь в воздухе мелкими брызгами.

– Черт побери! Нас сносит в открытое море!

Сидни в ужасе уставилась на холодную воду, бурлившую под ногами.

– Думаю, что вы правы.

Яхта накренилась. Сидни снова уперлась в грудь Райлена.

– Теперь убедилась, что мы в опасности? – требовательно спросил он, прижимая ее к себе.

Огромная волна затопила каюту. Буквально на глазах вода поднялась до пояса. От холода у Сидни зуб не попадал на зуб.

– Раздевайся, – приказал Де Уайльд.

– Зачем?

– Мы сейчас поплывем, – нетерпеливо ответил он, – твои юбки будут тянуть нас на дно.

– Плыть?

Он кивнул и быстро сбросил свои сапоги.

– Если нас утащит в море, мы погибли. Там очень сильное течение.

– Стало так темно! Райлен, а где солнце?

Он сорвал с себя галстук.

– Я сейчас привяжусь к тебе этой веревкой. Мужайся, Сидни. Это место не зря называют Дьявольским Локтем.

Райлен разделся до нижнего белья. Сидни сняла все, кроме рубашки и панталон.

Ей не верилось, что придется плыть почти голой с Де Уайльдом, но иначе им не спастись.

Связанные одной веревкой, они выскочили через дверь и бросились в ледяную воду. Небо почернело. Шторм уже вынес яхту в открытое море, и ее тут же подхватило течением. Без Райлена Сидни никогда не выбралась бы из каюты и неминуемо погибла.

***

Несколько человек стали свидетелями их спасения, а через год эта история превратилась в легенду Сент-Килмеррина.

Фермеры на пони ждали, когда смогут хоть как-то помочь плывущим, рассуждая вслух, не проделки ли это снова Голубого Рыцаря. Со скалы спустили веревку и спасательные круги.

На берегу громко лаяли собаки. Их лай смешивался с завыванием ветра и шумом дождя. Женщины держали в руках фонари, и их золотистый свет отражался в бухте.

Райлен вытащил Сидни на уступ в скале и только тогда перевел дыхание. Яхту унесло в море, на этот раз от нее почти ничего не осталось. Сидни лежала на боку и стонала.

Райлен смотрел на ее мокрое, дрожащее тело и думал о том, что ведет себя как животное. Разве можно думать о сексе в такой момент? Ее рубашка порвалась, панталоны прилипли к телу. Даже в темноте он угадывал ее грудь и очертания бедер. В прилипшем к телу нижнем белье она выглядела сексуальнее, чем если бы была обнаженной.

Он тронул ее за плечо, просто не мог удержаться. Потом наклонился и поцеловал, зарывшись лицом в волосы. Сейчас, когда ей больше не грозила опасность, его переполняли благодарность и вожделение. Райлен почувствовал, что любит ее, как никого и никогда в жизни. Он вдруг подумал о Голубом Рыцаре и впервые испытал к этому существу нечто вроде сострадания.

– Мне придется нести тебя на руках, Сидни. Ты меня слышишь?

Девушка была слишком слаба, чтобы идти. От его тела ей стало теплее, и это доказывало, что они до сих пор живы.

– Моя жизнь кончена, – простонала она. – Как я смогу все это объяснить?

– Я не позволю ему забрать тебя, – сказал Райлен, склоняясь над ней. – Мне очень жаль.

Он подтвердил свои слова кивком головы, но в действительности не испытывал никакого сожаления. Наоборот, он, как никогда, был доволен собой, словно сам придумал и кораблекрушение, и шторм, а Сидни и ее жизнь – всего лишь одна из его ужасных книг, и он создал ее для собственного удовольствия.

– А вам никогда не приходило в голову, что я люблю его? – жалобно спросила она.

Он ухмыльнулся:

– Ни на минуту. Особенно после того, как ты прижималась ко мне прошлой ночью.

Сидни покраснела. Она уже начала понимать, что он никогда не отпустит ее от себя.

– Сомневаюсь, чтобы какой-нибудь герцог в здравом уме захотел меня после того, как увидел нас на этой скале в нижнем белье, – вздохнув, сказала она.

– Я хочу тебя. – Он положил руку ей на живот. – Очень, очень сильно.

Она медленно села, стараясь сделать вид, что не слышала его последних слов.

– Ой, у меня ноги синие.

Райлен снова поцеловал ее, на этот раз не торопясь и наслаждаясь каждым мгновением. Сидни поежилась и притянула его к себе.

– Только потому, что я замерзаю, – прошептала она.

Небольшая толпа на берегу громко выразила свой восторг.

Этот поцелуй придал легенде особый привкус.

Оглавление

Обращение к пользователям