Глава 3. АНАТОМИЯ СОЗНАНИЯ

Как уже отмечалось, наш мозг состоит из двух полушарий — правого и левого. На каждом из этих полушарий есть слой серого вещества — коры — вместилище нашего сознания. Кора этих полушарий, хоть внешне и похожи друг на друга, но выполняют различные функции, поэтому можно считать, что наше сознание состоит из двух частей.

Одна часть нашего сознания находится в коре правого полушария, и она пользуется образами и называется «образным сознанием». Вторая часть — находится в коре левого полушария и пользуется словами и поэтому называется «словесным сознанием». Первое сознание размышляет картинками, второе — строит словесные (логические) умозаключения.

В ходе исследований мозга выяснилось, что сначала человек воспринимает информацию правым (образным) полушарием, а уж затем в дело вступает левое (словесное) полушарие, которое выполняет логический анализ и принимает решение. Таким образом, в нас как бы живут два независимых человека: первый — впечатлительный художник, второй — занудливый математик.

При этом образная часть мозга (художник) первой получает информацию, строит свой образ ситуации и окрашивает его эмоционально. Вторая часть мозга (математик) присоединяется позже и уже ничего принципиально не меняет — она только оправдывает и усиливает ту картину, которая возникла у художника. Если художник оценил воспринятую информацию положительно, то математик только усилит позитив. Если художник оценил отрицательно, то математик усилит негатив.

Т.е. после того, как правое полушарие восприняло информацию и составило о ней «первое впечатление», левое полушарие занято уже не тем, чтобы подумать о том, правильное или неправильное это первое впечатление и насколько оно соответствует реальности, а тем, чтобы доказать, почему оно правильное.

Например, вот как возникает страстная любовь с первого взгляда.

Когда-то давно, когда мы были еще подростками, в пору формирования сексуальности, мы были знакомы с человеком противоположного пола, чей запах тела, цвет волос, разрез глаз, форма губ, манеры поведения и т.д. доставляли нам удовольствие.

В подсознании возник динамический стереотип (условный рефлекс, привычка) и теперь, как только мы где-то увидим человека с таким же цветом волос, разрезом глаз, формой губ, запахом тела или манерами поведения — наше первое впечатление об этом абсолютно незнакомом нам человеке будет очень даже положительным.

Дальше эстафету подхватывает логическое мышление, которое всегда занято не объективной оценкой ситуации, а усилением первой реакции. Это логическое мышление начинает дальше «накручивать» нашу «любовь».

Оно наделяет объект нашего чувства всеми возможными достоинствами, трактует поведение объекта так, как нам нужно, т.е. оно нас уверяет, что если объект нашей страсти и не отвечает пока еще на наше чувство, то, судя по всему, вот-вот ответит взаимностью. Кроме этого наша логика нас убеждает, что это и есть настоящее чувство, что «она не такая как другие», что «мы будем счастливы вместе». После таких рассуждений, происходящих в нашем мозгу, мы подвергаем ничего не подозревающего человека, который вызвал всю эту бурю в стакане, непрестанным атакам, пытаемся влюбить в себя, обворожить и удержать рядом.

А между тем, по здравому размышлению может оказаться, что этот абсолютно незнакомый нам человек, который привлек нас по внешним признакам, хранящимся в подсознании, абсолютно не подходит нам по мировоззрению, по духу, по характеру.

Или обратная ситуация — ваш ребенок после школы вовремя не вернулся домой. Ситуация неизвестности всегда воспринимается подсознанием, как тревожная, Таким образом, ваше правое образное полушарие зафиксирует факт задержки вашего ребенка как тревожный.

Далее включается левое полушарие-и вместо того, чтобы разумно подойти к ситуации, оно начинает эту тревожность накручивать и «просчитывать», в какие больницы и морги надо позвонить, что сказать в милиции и т.п. Теперь ситуация уже воспринимается как «чудовищная опасность». Организм мобилизуется. Возбуждается симпатический отдел нервной системы: повышается мышечный тонус, кое-где возникают и спазмы, что ведет к головным болям и остеохондрозу, скачкам давления, сердцебиениям, болям в области сердца, приступам удушья и т.п. Одновременно подавляется парасимпатический отдел нервной системы, что ведет к расслаблению мышц пищеварительного тракта — расслабляются сфинктеры, происходит заброс желчи в желудок, а кислоты в пищевод, ослабляется перистальтика кишечника т.е. возникают рефлюксы, гастриты, дуодениты, язвы, колиты, запоры, дизбактериоз.

А в итоге оказывается, что ваш ребенок просто зашел к товарищу и забыл позвонить и предупредить о том, что задержится. А мы уже раздули трагедию да вселенских масштабов и ощутимо навредили своему здоровью.

Сознание породило в первом случае иллюзию любви, во втором случае иллюзию опасности. И это ясно, если смотреть на ситуацию со стороны. Но если мы сами втянуты в игру своих полушарий, то мы действительно думаем, что или любим, или верим в существование угрозы.

Иллюзия — это обманчивое восприятие. Мы легко воспринимаем желаемое за действительное и этим создаем себе проблему. Иллюзия — это то, что усложняет нашу жизнь и запутывает ее, в итоге мы совершаем множество ошибочных поступков: мы женимся не на тех, на ком следовало бы, мы обижаемся на друзей из-за выдуманных нами причин, мы бросаем важные дела и ввязываемся в конфликты, которые не стоят наших усилий. А все потому, что мы пребываем в иллюзиях, которые услужливо нам нарисовало наше сознание.

Если верить преданиям, то впервые огромную опасность иллюзий осознал Будда. Согласно легенде, он родился принцем, и его нарекли Сиддхартха, что значит «цели достигший». Но при рождении один известный пророк сказал царю, что его сын в будущем станет отшельником и просветит весь мир, и таким его сделают встречи с бедняком, стариком, больным и покойным. Царю нужен был наследник престола, а не отшельник, и он запретил выпускать Сиддхартху из дворца. С самых первых дней своей жизни Сиддхартха жил только в пределах дворца и ничего не омрачало его счастливого детства и юности. Но когда ему минуло 30 лет, он был уже женат и имел сына, Сиддхартха почувствовал грусть и решил тайно покинуть свой дворец, чтобы все-таки посмотреть мир. Тогда-то и произошли те четыре встречи, которые так его изменили и сделали отшельником. «Мир есть страдание», — с горечью обнаружил он.

Причину человеческого страданий будущий Будда отыскал сразу — все дело в желаниях. Если нет желания, то нет и мучительного расстройства. И Сиддхартха принял решение избавиться от желаний, став аскетом. Он ушел в глухой лес и провел там три года в медитации, сидя в позе лотоса. Изредка он ел листья деревьев и пил дождевую воду, которая ему сама попадала в рот. Тело его истощилось от медитации, кожа стала почти прозрачной, он был на краю смерти. И только в этот момент Сиддхартха понял, что отказ от желаний не требует умерщвления плоти, так как и желания, и страдания — это всего лишь иллюзия. Так Сиддхартха прозрел и стал Буддой.

Наши собственные иллюзии — это единственный враг, который есть у нас в жизни, и этого врага нужно знать в лицо. Как парадоксально, но удивительно верно было сказано: «Мы встретили врага и увидели, что этот враг — мы». И это действительно так, потому что все наши иллюзии — это порождение нашего разума.

Вот почему каждому из нас жизненно важно разобраться со всеми иллюзиями, которые нам Встречаются в жизни.

Иллюзия опасности

Иллюзия опасности — самая частая иллюзия, которая свойственна всем людям. Она проявляется боязливостью, страхами, беспокойством, внутренним напряжением.

Мы сами себе придумываем опасность и начинаем по этому поводу буквально сходить с ума. Чтобы проиллюстрировать эту мысль, хочу рассказать о двух экспериментах.

Первый эксперимент провел В.В. Пашутин, известный русский физиолог XIX века. Он помещал собаку в вентилируемый ящик, где нет никаких внешних раздражителей: там отсутствует свет, туда не проникают звуки и запахи из внешнего мира. Как вы думаете, как себя вела собака? Она кусалась? Билась об стену? Царапала стенку ящика и выла? Нет, она сначала обнюхала новую конуру, потом спокойно легла и уснула.

Подобный же опыт был поставлен в 1950-х годах в США на людях — добровольцах. Люди спать не ложились, они постепенно приходили в сильное возбуждение, граничащее с сумасшествием, они бились головой о стены, кричали, пытались вырваться из черного ящика.

Почему собака просто легла и заснула, а люди, наоборот стали вести себя крайне агрессивно?

Потому что собака не придумывает себе страхов.

Только люди способны, находясь в совершенно безопасном теплом месте, сытые и не испытывающие ни в чем нужду, выдумывать себе плохое будущее. Люди, попадая в этот ящик, начинали думать: «А не задохнусь ли я здесь?», «А вдруг меня не успеют покормить?», «А вдруг начнется война, и про меня забудут?». Эти мысли и начинали их сводить с ума.

Мы всю жизнь чего-то боимся. Началось это в раннем детстве, когда нас учили бояться чужих людей, неизвестных мест, болезней, и т.п. Нам говорили «учись, иначе будешь работать дворником», «мой руки, иначе заразишься глистами», «съешь кашу, иначе останешься слабым и маленьким». Все это, конечно, отчасти правда, но угроза в этих поучениях преувеличена и доведена до абсурда и если взрослый понимает это, то ребенок — нет.

Так запугивание и превращается в средство воспитания малыша. Ребенка просто учат бояться, вместо того, чтобы обучить тому, как себя вести в сложных ситуациях. В результате такого воспитания наше правое образное полушарие накопило богатый арсенал «потенциальных угроз» и натренировалось бояться. Это не может ни сказаться на дальнейшей жизни.

Вот и получается, например, следующее: ребенок запуган и боится получить плохую отметку и от этого начинает заикаться на уроках. Добрая учительница начинает его реже вызывать к доске, чем только потворствует дальнейшему развитию заикания, т.к. у ребенка формируется устойчивая связь: «пока я заикаюсь — меня меньше спрашивают».

Мы смотрим телевизор и видим репортажи о пожарах, землетрясениях, наводнениях, хроники с места автокатастроф, кадры крушений самолетов, мы смотрим фильмы, где злоумышленники отравляют воду, взрывают города, где на Землю падают астероиды.

В итоге в нашем мозгу живет колоссальное количество страхов, о наличии которых мы даже и не задумываемся, но которые присутствуют в каждом нашем действии. Просыпаясь утром, мы боимся опоздать на работу; готовя завтрак, боимся, что он пригорит; садясь в маршрутное такси, боимся попасть в аварию; заходя на работу, мы боимся увидеть недовольное лицо начальника; в обед мы боимся съесть лишнего и потолстеть; мы боимся знакомиться с новыми людьми; мы боимся сплетен, оскорблений, зависти и так далее. Список наших страхов неисчерпаем.

Наше правое полушарие, где хранится наш прежний опыт, накручивается левым полушарием, которое знает обо всех возможных опасностях. В итоге мы начинаем бояться не только того, что с нами уже произошло, но и всего того, что в принципе может произойти с каким-нибудь человеком, начинаем искать опасности в каждом жизненном событии.

Но что такое страх?

Страх — это всегда прогноз. Страх — это всегда попытка заглянуть в будущее.

Мы без конца заглядываем в свое будущее и пытаемся разглядеть там возможные угрозы. Именно поэтому так популярны всевозможные астрологические прогнозы, прогнозы экономического и политического развития страны.

Но человек так устроен, что все неизвестное его пугает, поэтому любое заглядывание в будущее-сопровождается отрицательными эмоциями и тревожностью.

Мы попадаемся на крючок иллюзии, которая называется «иллюзия опасности». Хотите знать, почему это иллюзия? Потому что у нас нет реальных проблем. Нам не нужно бороться за пропитание, тепло, нас защищают социальные службы, у нас нет естественных врагов, но полно защитников в виде армии, милиции, медицины, науки и т.п. Если что-то нам и угрожает, то только случайность. А случайность нельзя ни предотвратить, ни угадать, ни спрогнозировать.

Мы не знаем своего будущего и это хорошо. Неприятности следует переживать по мере их поступления, и совершенно нет смысла мучить себя заранее.

Мы тревожимся только потому, что думаем, что знаем свое будущее. Но мы не можем его знать. Знание будущего — это иллюзия. Мы всего лишь предполагаем его с какой-то вероятностью. И при разумном подходе следовало начать с расчета вероятности наступления этого события, а уж потом делать какие-то выводы.

Между тем весь наш жизненный опыт может подсказать, что если нас и ожидают в будущем какие-то неприятности, то уж точно не те, о которых мы думали и по поводу которых переживали.

Если вы оглянетесь на свою жизнь, то будете удивлены, как многое из того, что мы когда-то считали трагедией и катастрофой, из-за чего не спали ночей, переживая и нервничая, в итоге обернулось большой удачей. Например, молодая девушка перенервничала, плохо сдала итоговый экзамен в своем ВУЗе и, в итоге, по распределению попала в далекий сибирский городок. Она плакала и кляла судьбу, уезжая из своего южного и теплого края. Но, когда она приехала на место работы, то познакомилась с прекрасными людьми, встретила обаятельного и образованного молодого человека и влюбилась в него. Вот уже 30 лет они живут душа в душу, помогают своим детям воспитывать внуков. И теперь она с ужасом думает о том, как могла бы сложиться ее судьба, если бы она получила другую оценку на экзамене.

Конечно, справедливо и обратное. Даже всякое благое событие, наступления которого мы с нетерпением ждали, может закончиться трагедией. Моя знакомая выиграла в лотерею «Волгу». В начале 1980-х таких машин ни у кого не была, да и сам выигрыш считался редким везением. Но наступили трудные времена перестройки, и отец моей знакомой начал на этой машине таксовать. Однажды он не вернулся домой. Как потам выяснилось, ее отца убили, а машину угнали. Выигрыш в лотерею обернулся настоящей катастрофой.

Нам не дано предугадывать будущие события. Больше того, зачастую мы даже не можем правильно оценить уже произошедшее событие, так как не знаем его последствий.

Поэтому выглядит понятной вся иллюзорность того, что мы беремся оценивать еще не произошедшие события и тревожиться по этому поводу. Возникающий в душе страх немедленно приводит организм в состояние мобилизации, в итоге, как я уже говорил, возбуждается симпатический отдел нервной системы, происходит выброс адреналина, ускоряется сердцебиение, учащается дыхание, возникают спазмы и т.д. И если такое происходит часто, то это может приводить к возникновению различных заболеваний у совершенно здорового человека.

Весь парадокс заключается в том, что страх нам уже не нужен. В нем нет смысла. Это пережиток тех времен, когда наших далеких предков окружали дикие джунгли, и была нужда время от времени обеспечивать срочную и тотальную мобилизацию всех сил организма. В наше время предупредить о возможных опасностях нас может разум. Мы спокойно и разумно не переходим дорогу на красный свет, занимаемся утренней гимнастикой, отключаем электричество, когда чиним розетку, моем руки перед едой, не злоупотребляем алкоголем, изредка посещаем врача и т.п.

Все это просто нужно делать, а вот чего-то все время бояться — это бессмысленно и вредно.

Я, конечно же, не утверждаю, что опасностей не существует. Нет, дело в другом. Потенциальных опасностей столько много, что просто физически невозможно угадать свою судьбу. Беда, если и придет, то только оттуда, откуда ее никто не ждет. И бояться по этому поводу просто нет смысла. Тратить свою жизнь и здоровье на-страдание по поводу гипотетических опасностей, с которыми вам просто не суждено встретиться — это просто безумие.

Поэтому не заглядывайте в будущее, не отравляйте свою жизнь страхом, опирайтесь только на настоящее, и ваша жизнь только от одного этого улучшится стократно.

Итак, если мы попались на удочку иллюзии опасности, то придутся весьма кстати советы врача-психотерапевта Андрея Курпатова:

1. На первом этапе необходимо обратить внимание на сам факт наличия тревоги или страха. Как правило, люди, охваченные беспокойством, полностью сосредоточены на источнике страха, а сам факт того, что они охвачены страхом — пропускают мимо сознания.

Поэтому первое, что нужно сделать в подобной ситуации — это признаться самим себе: «Я боюсь, я охвачен страхом».

2. После того, как мы признали наличие у себя страха, вспоминаем, что такое страх. Страх — это прогноз, построенный нашим сознанием на будущее. Мы сделали очередную попытку заглянуть в будущее, додумали его и начали тревожиться по поводу этой собственной выдумки.

Страх — это всегда лишь предположение и фантазия.

Поэтому второе, что нужно сделать в подобной ситуации — это сказать самим себе: «Страх — это плод моей фантазии, это иллюзия».

3. Гонимые страхами, мы совершенно забываем о своей реальной жизни. А между тем следует обратить внимание именно на реальность, а не переживать по поводу фантазий о будущем.

Так ли ужасно то, что сейчас происходит? Кто-то что-то сказал на работе, что-то у нас заболело, руководство приняло какое-то решение… Это жизнь. Происходит то, что происходит. Да, возможно от нас потребуются какие-то новые действия, нам придется пересмотреть ситуацию, изменить свои действия. Но это нормально. Это жизнь и надо двигаться дальше. Глупо бояться жизни, глупо убегать из нее в будущее, которого еще нет. В будущем ничего нельзя сделать, так как его нет. Зато есть настоящее, где можно сделать что-то важное и нужное для себя.

Итак, мы уже поняли, что испытываем страх, осознали, что это всего лишь плод нашей фантазии, затем оглянулись на реальный мир и нашли в нем массу возможностей. После этого надо подумать о том, какие из ресурсов реального мира мы можем использовать, на что можем опереться и после этого начинаем действовать.

Поэтому третье, что мы сделаем — это спокойно и твердо скажем себе: «Я делаю то, что должен делать, и будь, что будет».

4. В конце концов, мы можем просто пойти навстречу страху. Проиграем ситуацию до конца. Итак, мы понимаем, что настоящая и подлинная катастрофа — это наша собственная смерть. Исходя из этой отправной точки, представляем, что все самое ужасное, что может случиться в нашей жизни, уже произошло, мы это пережили и теперь продолжаем жить так, словно уже ничего хуже того, что уже случилось, случиться не может.

Этот простой прием позволяет понять всю мелочность наших бесконечных страхов и ощутить свободу.

Но я бы хотел еще отдельно остановиться на проблеме беспокойства, которое часто возникает в тот момент, когда мы ложимся спать. Мысли лезут одна за одной, цепляются друг за друга и не дают уснуть. И чаще всего наши мысли сосредотачиваются на незавершенных делах. Мы постоянно в раздумьях: «Как лучше поступить? На чем сосредоточиться? Какое решение принять?». Мы постоянно забегаем в будущее и пытаемся продумать, что мы будем делать, если произойдет то-то и то-то. Результат всегда один — возникает чувство тревоги и напряжение. Уснуть в этой ситуации очень сложно.

Мы, убегая от настоящего в будущее; теряем реальную почву под ногами. Мы оказываемся не в постели, а где-то в других местах, рисуем себе внутренним голосом всевозможные диалоги с различными людьми, разыгрываем какие-то сценки и ситуации. Именно так проявляется феномен «незавершенных дел», которые открыл величайший психолог Курт Левин.

Вот как Курт Левин демонстрировал своим студентам этот феномен. Он вел своих учеников в ресторан, там они все усаживались за стол и что-то себе заказывали.

После этого Левин подзывал к себе официанта и спрашивал его: «Милейший, а вы не скажите, что заказала вон та только что пришедшая пара?» Официант с готовностью перечислял блюда заказа, который только что принял.

После этого Левин задавал второй вопрос: «А что заказывала вот эта пара, которая уже расплатилась с вами и собирается уходить?». Официант впадал в ступор. Он терялся, пытался перечислить блюда, но неизбежно сбивался. Он не мог вспомнить! Хотя всего несколько минут назад он лично принимал заказ, давал указания шеф-повару об этом заказе, приносил и уносил тарелки, рассчитывался с клиентами.

Конечно, это выглядит странно — официант гораздо лучше помнит о заказе, которому отдал еще минимум внимания (только его принял), чем о заказе, которому он отдал много времени и сил.

Ответ Курта Левина заключается в следующем: человек хорошо помнит те события, которые еще не завершились, но быстро забывает о том, что уже произошло. Впрочем, эта ситуация знакома каждому студенту — даже сдав экзамен на «5», уже через день после экзамена он уже с трудом повторит свой же ответ на вопрос.

Именно этот феномен «незавершенных дел» очень часто является причиной различных неврозов, в частности бессонницы. Для нашей психики нет ничего хуже незавершенных дел, неопределенности. Мысли о том, уволят нас с работы или не уволят, одобрит начальство наш проект или не одобрит, заболеем или не заболеем и т.п. губят нашу психику гораздо больше, чем если бы мы точно знали, что нас уволят, что нас не одобрят или что мы заболеем. Неопределенность и незавершенность хуже, чем доподлинно известный плачевный результат.

Именно поэтому перед тем, как лечь в постель, нужно завершить все дела. Это, конечно, не значит, что пока вы не сделаете всех дел, то ложиться нельзя. Нет, завершать нужно дела только в своей голове. Нужно выделить все то, что вы за день сделали, как одно самостоятельное дело, промежуточный этап, который воспринимается вами конечным и который вы перед сном завершаете. Это напоминает процесс постройки дома: «сегодня я выложу столько-то рядов кирпичей и все — это дневная норма». Так и нам нужно говорить самим себе в подобных случаях — все, моя дневная норма выполнена.

Любая незавершенная ситуация — это стопроцентный стресс. До тех пор, пока мы что-то не довели до ума, оно нас сводит с ума и от этого никуда не деться. И только в тот момент, когда все встает на свои места и дело становится завершенным, только в этот момент мозг успокаивается, и мы сможем полноценно отдохнуть. При этом важно не формальное завершение дела, а именно ощущение его завершения. А этого ощущения, как и любого другого субъективного ощущения, вполне можно добиться простым изменением своего отношения к проблеме. Достаточно сказать себе: «Утро вечера мудренее».

Иллюзия счастья

Мы с вами всю жизнь мечтаем о счастье. Мы пускаемся за тридевять земель в погоню за этим счастьем. Мы строим жизнь, делаем карьеру, зарабатываем деньги, а все для того, чтобы достичь того счастья, которое мы себе придумали.

Мы даже не понимаем, что гоняемся за иллюзией. А иллюзия — это всего лишь обманчивое восприятие действительности, это — фантазия, и поэтому догнать ее невозможно.

Я не говорю, что счастья нет. Конечно, оно есть. Просто нужно осознать, что само счастье и иллюзия будущего счастья — это две совершенно разные, противоположные вещи.

Больше того, именно иллюзия будущего счастья становится на пути настоящему счастью.

Чтобы понять, как это происходит, давайте посмотрим на наше детство, вспомним, как мы мечтали вырасти, стать большими и сильными, делать все, что захотим, обрести независимость. И думали, что в этом и будет счастье. Счастье — оно впереди, мы его обязательно получим. Когда вырастем.

И вот мы выросли. И, глядя назад, зачастую мы можем сказать — ну, Боже мой, какое беззаботное у нас было детство: пришел из школы, закинул портфель за диван и умчался гонять футбол. Ни забот, ни хлопот. Ну разве что за хлебом сходить, да посуду помыть.

А сейчас… Надо строить личные отношения, зарабатывать деньги, находить компромиссы с начальством, сотрудниками или налоговыми службами — мы буквально опутаны сетью ограничений, обязательств, договоренностей. Ни свободы, ни счастья.

Итак, с самого нашего детства у нас формируется огромное количество иллюзий будущего счастья: у нас будет счастье в любви, будет счастье в дружбе, будет счастье в выбранной профессии и т.п. Короче, счастье — оно где-то там…

Начиная с детства, мы переполнены надеждами и ожиданием будущего счастья.

И мы бежим за этим будущим счастьем, бежим, то и дело спотыкаемся, да никак догнать не можем.

А все потому, что настоящее счастье — это внутреннее состояние и оно никак не зависит от внешних обстоятельств, за которыми мы и гоняемся.

Давайте посмотрим на те иллюзии будущего счастья, которые наиболее часто встречаются на нашем пути.

«Удачная карьера». Очень многим людям удачная карьера кажется подлинным счастьем. Они готовы за это пахать сутками, терпеть унижения, расставаться с любимыми.

И вот, допустим, мечта сбылась, удачная карьера получилась — вас назначили управлять крупным коллективом. И тут оказывается, что это огромная ответственность. Нужно уметь мотивировать людей, нужно начинать разбираться во всех внутриколлективных дрязгах, отвечать за чужие ошибки и поступки. Все это нервотрепка, которая никак не попадает под определение «и вот оно, счастье!». А если вы по натуре — работник-одиночка, то, осуществив свою мечту, вы получите нескончаемый список стрессовых ситуаций, обречете себя на немыслимые страдания.

Таким образом, «удачная карьера» — это всего лишь иллюзия будущего счастья, и, гоняясь за этой иллюзией, затратив уйму сил на карьерный рост, мы в итоге с горечью осознаем, что «хорошо там, где нас нет».

«Финансовое благополучие». Это еще одна иллюзия будущего счастья. Допустим, что вы, приложив огромные усилия и проявив изрядное количество выдержки, скопили некую крупную сумму. Хорошо. Но теперь встает задача поддержания своего уровня финансового благополучия, его защиты от бездны желающих его у вас позаимствовать. Вы становитесь объектом атаки близких, дальних и очень дальних родственников, друзей и знакомых, желающих, чтобы вы им помогли материально.

Вы становитесь «завидным женихом», за которым толпами носятся лихие невесты, желающие разделить с вами непосильную ношу вашего финансового благополучия. На одной из них вы женитесь, но с тревогой начинаете думать: «А что ей нужно — я или мои миллионы?», Такие мысли переходят в психоз, вы становитесь дерганым, ваша супруга, даже если она «без вины виноватая», не выдерживает этого террора и уходит, прихватив, как и положено, половину «совместно нажитого».

А если вы в момент достижения финансового благополучия были в браке, то брак начинает испытываться на прочность, т.к. большие деньги связаны с огромным количеством искушений, и очень редкий человек пройдет это испытание с честью. Чаще всего начинаются измены, содержание любовниц, семейное счастье в такой ситуации становится просто призраком.

Вы думаете, что это преувеличение?

Нет, это преуменьшение. Я еще не рассказал о панических страхах, которые преследуют богатых людей о том, что их ребенка украдут, что их машину взорвут, что всплывут их финансовые махинации или их прижмет отдел по борьбе с экономическими преступлениями криминальной милиции местного РОВД.

Поэтому, чем богаче и знаменитее человек, тем быстрее он попадет на прием к психотерапевту.

«Выйду замуж за красавца на белом мерседесе. Да, вот было бы Счастье…» — думает какая-нибудь молодая симпатичная девушка, не подозревая о том, что попадается на очередную иллюзию будущего счастья.

Если вы одержимы желанием выйти замуж за «красавца мужчину», то остается только молить Бога, чтобы это у вас не получилось. Потому что у «красавцев мужчин» есть одно очень интересное свойство — они, как дети, полагаться на них нельзя, но они требуют очень много ухода за собой.

Они приходят, когда захотят, они уходят, когда захотят, они пахнут какими-то незнакомыми дорогими духами. Пьянки-гулянки и флирт на стороне — для них это обычное повседневное дело, которое ни одной женщине счастья не прибавит.

Надо при этом еще и учитывать, что зачастую женщина вынуждена сама же и оплачивать все похождения «дорогого муженька». Потому что озаботиться материальным достатком семьи «красавец мужчина» зачастую просто не считает нужным.

«Создам свою фирму и буду независима от мужчин». Допустим, что так и случилось. Вы — хорошо зарабатывающая, имеющая бизнес с блистательной перспективой, женщина. Но, борясь за свою независимость, вы гарантируете себе многие «женские несчастья». Вам хочется опереться на своего мужчину, быть за ним, как за каменной стеной. Но сейчас вы и сами стали стеной, и какая стена может быть у стены? Получив в одном, вы неизбежно потеряли в другом. Став «независимой» и «сильной», вы получили большую проблему в виде слабого по характеру мужа, слабого по характеру сына.

Вроде бы цель достигнута, но счастья как не было, так и нет.

А все потому, что, счастье — оно внутри, а не снаружи. Счастье — это хорошее настроение, чувство радости и внутреннего спокойствия и внутренней свободы. Нельзя гоняться за счастьем — оно тут же убегает. Счастье — оно либо прямо сейчас есть, либо его прямо сейчас нет.

Есть прекрасная мудрость, сказанная тысячи лет назад: «Кто захочет спасти душу, тот ее потеряет». Потому что душа — изначально спасена.

Тот, кто гоняется за счастьем, наступает на те же грабли. Ведь счастье — это наше внутреннее состояние, оно изначально внутри нас. Нельзя гоняться за тем, что и так уже изначально принадлежит тебе.

Все, выше перечисленное (деньги, брак, карьера и т.п.) может у вас быть, а может и не быть. Счастье не в этом. Дело в том, что счастье совсем не зависит от внешнего мира.

Чтобы было понятнее, расскажу одну притчу.

«Жил-был один Учитель. Этот странный человек всю свою жизнь оставался счастливым, улыбка ни на секунду не сходила с его лица! Вся его жизнь была словно бы исполнена ароматом праздника…

И даже на смертном одре он продолжал весело смеяться. Казалось, что он наслаждается приходом смерти! Его ученики сидели вокруг — озадаченные, растерянные — и недоумевали.

И наконец, один из них не вытерпел и спросил:

— Учитель, почему Вы смеетесь? Всю жизнь Вы смеялись. Но мы так и не решались спросить у Вас, как Вам это удается. А сейчас мы и вовсе растеряны. Умирая, Вы продолжаете смеяться! Но что же в этом смешного?!

И старик ответил:

— Много лет назад я пришел к моему Учителю. Я был тогда молод и глуп, как вы сейчас. Мне было всего семнадцать лет, а я уже был страдальцем — измученным и озлобленным на жизнь. Моему Учителю тогда было семьдесят, и он смеялся просто так, без всякой причины. Я спросил его: «Как вам это удается?»

И он ответил: «Я свободен в своем выборе. И это мой выбор; Каждое утро, когда я открываю глаза, я спрашиваю себя: что ты выберешь сегодня — блаженство или страдание?»

И так получается, что с тех пор и я каждое утро выбираю блаженство. Но ведь это так естественно!» (Анхель де Куатьэ, «Золотое сечение»).

Эта притча наглядно показывает то, как действительно можно стать счастливым — нужно просто выбрать для себя счастье, а не ожидать его когда-то впереди, не связывать его с событиями во внешнем мире, достижениями финансового благополучия, успешной карьеры, замужества и т.п.

Потому что ты или счастлив здесь и сейчас, либо несчастлив. А иллюзия будущего счастья — это всего лишь иллюзия. А гоняться за иллюзией бесполезно. Нельзя поймать то, чего нет в природе. Поэтому очень верно и злободневно звучит древнее высказывание: «Что ищешь, странник, — все с собой несешь, и не находишь нового, теряешь с каждым шагом».

Если мы сейчас несчастны и думаем, что счастье нас ждет где-то впереди, то мы попали на иллюзию счастья. Вот что в этом случае советует делать А.В.Курпатов:

1. Мы не чувствуем себя счастливыми только потому, что считаем, что наше счастье где-то далеко впереди, что это цель нашего жизненного пути. Это ошибка. В жизни существует две дороги: идя по одной, мы всегда счастливы, идя по другой, — всегда несчастны. Свернуть с одной дороги на другую можно в любой момент по нашему собственному желанию. Т.е. счастье — это не цель пути, это состояние, с которым мы идем по пути.

Когда человека спрашивают: «К чему ты стремишься?» и он отвечает «К счастью!», то этот человек ошибается. Он думает, что счастье — это что-то за горизонтом, вдали, далеко от него. К счастью нельзя стремиться — можно быть или не быть счастливым.

Поэтому, если вы несчастны, то достаточно рассмеяться или улыбнуться и сказать себе: «Я — счастлив».

2. Часто мы считаем себя несчастными потому, что не ценим того, что имеем. Между тем у нас есть все для счастья. У нас есть руки, ноги, глаза, слух, хлеб и крыша над головой. На мы хотим приобретать все новые и новые блага — мы хотим купить новую стиральную машинку, новый холодильник, кухонный комбайн, микроволновую печь и много-много еще чего. Без этих предметов мы чувствуем себя несчастными.

Поэтому нужно оглянуться по сторонам, оценить то, что у вас уже есть и сказать самим себе: «Для счастья мне и этого хватит!» Потому что для счастья у нас уже и так есть все, что нужно. А все те приобретения, которые мы когда-либо еще сделаем, пусть будут, как бы, сверх нашей нормы.

Иллюзия страдания

Иллюзия страдания, так же, как и все остальные иллюзии, закладывается в раннем детстве.

Когда ребенок сделает что-то неправильное, то его наказывают. Причем наказание длится до тех пор, пока ребенок не проявит страдание: заплачет, закричит, начнет говорить, что больше не будет. Если ребенок все-таки проявляет характер и упорство, то родитель продолжает экзекуцию до тех пор, пока тот все-таки тем или иным способом не изобразит страдание.

Т.е. только увидев страдание ребенка, родитель прекращает наказание. В итоге у ребенка формируется устойчивый стереотип: «избежать наказания и добиться желаемого можно, изобразив страдание».

Насколько это верно показал один интересный эксперимент: группе взрослых предлагали решить, какого наказания заслуживает подросток, который совершил правонарушение. Им показывали два специально снятых для этого фильма с двумя подростками, совершившими один и тот же проступок. Первый подросток признавал свой проступок неправомерным, говорил, что заслуживает наказания, но вел себя достойно, не увиливал и смотрел прямо в глаза дознавателю. Второй подросток плакал, молил о пощаде, обещал, что он больше так не будет.

Взрослые были единодушны: первому они «впаяли на полную катушку», второму — простили все и вообще никак не наказали. Тот подросток, который выбрал «роль жертвы» и продемонстрировал страдание, был единогласно оправдан.

Ребенок привыкает к этой «роли жертвы» и начинает с ее помощью манипулировать взрослыми. Ребенок заплакал, пожаловался на учительницу или ребят во дворе и добился того, что его приласкала мама, погладила по голове. Увидев новую игрушку в магазине, ребенок начинает куксить губы, глаза наливаются слезами, и сердобольная бабушка достает кошелек с последней пенсией и покупает эту игрушку, которая будет уже через пару часов сломана. Вырастая, ребенок учится использовать страдания как средство нападения, как хлыст для близких: «Мама, посмотри, что ты сделала с моей жизнью!», или мужу: «Я столько на тебя потратила сил, я так страдала, а ты!..»

Наши страдания — это всего лишь роль «жертвы», к которой мы привыкли с самого детства. Но что хуже всего, мы настолько вживаемся в эту роль «страдальца», что мир действительно начинает восприниматься нами подобным образом. Постепенно мы начинаем терять способность отличать — где наигранное страдание, а где фактическое, и в результате находимся в состоянии постоянной жалости к себе. Мы упиваемся своим страданием, оно становится ярким переживанием, страстным чувством.

Мы жалуемся всем и каждому на свою жизнь, часами готовы рассказывать о том, как тяжела и драматична наша жизнь, и в итоге страдаем еще больше.

Мы попали на крючок иллюзии страдания.

Мы стали профессиональными актерами, изображающими страдание на сцене собственной жизни. Но мы не замечаем собственной игры только потому, что верим в иллюзию страдания. Игра стала нашей второй натурой.

Мы настойчиво ищем внимания и поддержки, но при этом любое внимание и любая поддержка нам кажется недостаточной. Больше того, чаще все выглядит еще парадоксальнее — мы буквально купаемся во внимании и поддержке, и, тем не менее, все равно уверены, что «никому не нужны». Мы ведем себя, как скупец, сидящий на мешке с золотом и говорящий: «мне мало… Мне мало! больше… Больше!»

Страдания без элемента актерства не бывает. А актеру всегда нужна публика. Но т.к. окружающие нас люди со временем перестают нас понимать и нам сочувствовать, то этой публикой становимся мы сами.

Страдание — это сострадание самому себе. Своим страданием мы сами себе в чем-то потакаем.

На самом деле за любым страданием могут быть скрыты всего три вещи: страх, упрек самому себе и боль.

Это единственная основа, на которой и рождается страдание.

Когда мы страдаем о будущем, за этим скрыт страх, Ребенок совершил проступок, боится наказания и страдает от этого. Взрослый вложил деньги в Forex, боится их потерять и страдает от этого. Юноше предстоит выступление перед экзаменационной комиссией, он боится этого и страдает. Но мы уже знаем, как надо бороться со страхом, страдать по этому поводу совершенно не стоит. Страх есть страх, и его нужно просто преодолеть, а не страдать по этому поводу.

Когда мы страдаем о прошлом, за этим скрыта наша прошлая ошибка или глупость, за которую мы себя и упрекаем. Когда-то мы совершили ошибку, теперь пожинаем неприятные последствия этой ошибки и никак не можем с этим примириться. Вот в этом все и дело. Как только мы признаем свою ошибку и примем на себя ответственность за нее, так тут же всякие страдания сами собой исчезнут. Страдать в этом случае смысла нет, нужно признаться себе в том, что когда-то мы совершили глупость.

Когда мы страдаем о настоящем, за этим скрыта наша боль — физическая или душевная. Но боль — это боль, ее надо просто пережить спокойно и с достоинством. Прожить всю жизнь без боли невозможно, но увеличивать боль и драматизировать ее — это просто нелепо. Боль надо просто перетерпеть.

За любым нашим страданием стоит или страх, или упрек, или боль. Страдание — это всего лишь покрывало, за которым мы прячемся от реальности, прикрываясь иллюзорным романтизмом слов: «Я не понят!», «Я не оценен!», «Я несчастен!». Страдание приносит нам огромный вред тем, что потакает нашему страху, скрывает наши ошибки и усиливает нашу боль.

Ну а раз так, раз роль «страдальца» вполне способна испортить нам жизнь, то надо что-то с этим делать. Опять обратимся к опыту А.В.Курпатова:

1. Нужно понять, что же стоит именно за нашим страданием — страх, ошибка в прошлом или боль. Как только источник страдания найден, то весь романтический налет мгновенно улетучивается. Иллюзия страдания сама собой покидает нас. Теперь мы перестаем прятаться от реальности и начинаем смотреть на жизнь спокойно, уверенно и с достоинством.

2. Страдание невозможно без жалости к самому себе. Чаще всего эта жалость принимает трагикомические формы и превращается в жалость к самим себе по тому случаю, что нас никому не жалко. Как только мы перестанем себя жалеть, то и о страдании можно забыть. Не нужно унижать себя жалостью.

3. Если мы сетуем на то, что «никому не нужны», то будет логичным спросить себя, а в каком качестве я хочу быть другим нужным? И тогда вдруг нам откроется простая истина — люди, если что-то и ищут в другом человеке, то поддержку.

Люди нужны друг другу сильными — это золотое правило отношений.

Я говорю не про физическую силу, а про то, что неизмеримо важнее — силу психологическую, Только человек, полный оптимизма и внутренней силы, нужен всем.

Яркий пример таких людей — «святые старцы». К ним ехали за тридевять земель, и даже не для того, чтобы поговорить, а хотя бы помолчать рядом с ними.

Только люди, которые готовы нести эмоциональную поддержку другому человеку, ободряющие другого человека и тоже делающие его сильным — такие люди нужны всем всегда и везде.

Иллюзия взаимопонимания

Четвертая и последняя иллюзия, которую нам то и дело преподносит сознание — это иллюзия взаимопонимания.

Суть этой иллюзии в том, что нам кажется, что другие люди должны нас понимать так же хорошо, как и мы понимаем сами себя. Нам хочется, чтобы люди согласились с нашим мнением и стали думать так же, как мы.

Иллюзия того, что нас все понимают, возникает буквально с пеленок, когда малыш своим криком эффективно управляет поведением матери: крик — она меняет ему подгузники; крик — она дает ему бутылочку с водой; крик — она покачает или споет песенку. Именно это взаимопонимание между матерью и ребенком и вырастает потом в гигантскую иллюзию того, что нас все всегда могут понять, если захотят. Просто они по какой-то причине не хотят. И нас это ужасно злит. «Почему меня никто не понимает!» — в отчаянии восклицаем мы, считая при этом, что сами-то мы их всех полностью понимаем.

Конечно, это иллюзия. Так же, как и нас никто не знает лучше, чем мы сами, так и мы не знаем других людей. Мы не знаем, почему они именно так думают, именно так поступают, именно так чувствуют. И, тем не менее, мы продолжаем верить в то, что и нас все могут понять, и мы всех понимаем.

Это выливается в различные жизненные проблемы. Об одном характерном примере я и хочу рассказать.

Представьте себе высокого мускулистого парня, который занимается культуризмом, имеет шею, как у быка, плечи размером с письменный стол и кулаки величиной с голову. При этом он не пьет и не курит.

Все это позволяет ему считать, что он является завидным женихом, идеалом мужчины и мечтой любой девушки. Ему просто в свое время не сказали, что мечта любой девушки — надежный, нежный, добрый и внутренне сильный человек. А объем мышечной массы, размеры и форма трицепса девушек интересуют в последнюю очередь.

И вот представьте, как наш герой, будучи уверен в своей неотразимости, подходит к девушке и говорит ей своим громовым голосом такую незамысловатую фразу: «Девушка, а можно с вами познакомиться?».

Что творится в этот момент в душе девушки, понять можно. Она жутко пугается. Она видит перед собой ужасного громилу, слышит этот ужасно громкий голос и думает не о знакомстве, а о том, как бы его не разозлить, поэтому, конечно, на предложение познакомиться она отвечает согласием.

Но наш герой оценивает это по-своему — «влюбилась с первого взгляда», и тут же приглашает ее на свидание.

Девушка для виду соглашается, но говорит, что занята, что «только не сегодня», «может быть как-нибудь через неделю освобожусь». В общем, всячески пытается дать понять, что не желает продолжать знакомство.

Но у нашего героя уже сложился совсем другой образ в голове — теперь он свято уверен, что девушка влюбилась «по уши» в него, идеального парня, но вот, незадача, в ближайшее время она серьезно занята. «Хорошо» — говорит он — «через неделю, так через неделю. Я тебе позвоню. Давай телефон.»

Девушка в шоковом состоянии пишет дрожащей рукой свой номер телефона, успокаивая себя надеждой на то, что он его потеряет.

Но наш герой настроен серьезно. Он выжидает ровно неделю, звонит и предлагает встретиться.

Девушка в панике. Ее мысль начинает в отчаянии метаться, она пытается что-то придумать, судорожно перебирает варианты. Вдруг ей кажется, что она нашла спасительный аргумент. «Ты знаешь, у меня есть парень, и я с ним давно встречаюсь» — выпаливает она в трубку.

Но наш герой пребывает в иллюзии. Он воспринимает эти слова совсем не так, как думает девушка. Он по-прежнему считает себя идеальным мужчиной и он по-прежнему уверен, что девушка в него влюблена с первого взгляда. Да вот незадача — у нее есть парень, который к ней пристает, но к которому она, после встречи с нашим героем, охладела.

«Парень?» — переспрашивает он в трубку, — «Нет проблем, я с ним разберусь. Давай его адрес и скажи как его зовут. Он от тебя отстанет».

Что самое интересное — если в этот момент спросить нашего героя: «А ты разве не понимаешь, что она тебя отшивает?», он удивится: «Нет, ты что. Если бы она не хотела со мной встречаться, то она бы так сразу и сказала. Я бы понял — нет, так нет. Но она ведь согласилась и телефон дала».

Все вышеописанное — и есть иллюзия взаимопонимания. Каждый считает, что не понять то, что он «имеет в виду» просто невозможно. При этом он исходит из своего жизненного опыта и даже себе представить не может, что на фоне чужого жизненного опыта ситуация может выглядеть просто противоположным образом. То, что может понравиться одному — будет категорически отвергнуто другим.

Подобно героям этой истории и мы очень часто раз за разом совершаем эту ошибку: полагаем, что понимаем другого человека, и настаиваем на том, что другой должен понять нас. В итоге мы сердимся друг на друга, ссоримся и расходимся в полной уверенности, что имели дело с «полным идиотом».

Особенно трагичной ситуация становится в семейных отношениях, где эта иллюзия взаимопонимания приобретает просто чудовищные размеры и приводит к безостановочным конфликтам.

Жена ждет от мужа заботы, любви и ласки, а муж пропадает сутками на работе, зарабатывая для семьи деньги. При этом, если мужа спросить «А ты заботишься о жене?», он ответит — «Конечно. Я забочусь о ее благополучии с утра до ночи», т.к. свято уверен, что вся его забота о жене заключается в создании ей обстановки полного комфорта.

У мужа созрел в голове новый проект, и он занят его воплощением в жизнь; а жена уверена, что у мужа интрижка на стороне, т.к. он перестал уделять ей внимание.

Мужу надоел шумный город и захотелось-пожить где-нибудь поближе к природе, но у жены при слове «ближе к природе» в голове возникает образ деревни, где она жила в подростковом возрасте, и лица женщин-доярок, которые уже к 40 годам считались пожилыми. «Только через мой труп» — в отчаянии заявляет она. Каждый из них имеет свое представление о предмете ссоры, но они никак не удосужатся друг до друга донести свое представление. А если бы они сели и поговорили, то поняли бы, что называют одними и теми же словами совершенно разные вещи.

Всякий раз, когда человек поступает неожиданно для вас — знайте, что вы попались на удочку иллюзии взаимопонимания, построили себе неправильный образ этого человека и начали себя вести в соответствии со своей фантазией.

Что делать в этом случае (по А.В.Курпатову):

1. При общении с другим человеком напоминайте себе: «то, что я думаю об этом человеке — всего лишь мои мысли о нем, а каков он на самом деле — я не знаю и знать не могу».

Мы не можем знать другого человека так же хорошо, как знаем себя, и поэтому всегда есть шанс ошибиться: Другой человек — это всегда не мы, это именно другой человек. Но мы часто ждем от него такого же поведения, какое является естественным для нас. Эти невольные ожидания и вводят нас в заблуждение. Мы невольно требуем от другого человека, чтобы он угадывал наши желания, а если он не угадывает, а часто это просто невозможно, то восклицаем с раздражением: «Ну, разве ты не понимаешь, что мне это неприятно?!».

Так в чем проблема — в человеке, который «не понял», или все-таки в нас, раз мы не смогли объяснить, что нам приятно, а что нет? Почему кто-то должен догадываться?

Поэтому первая наша задача — постоянно прояснять нашим близким то, что мы считаем для себя важным. А в случае всевозможных взаимных непониманий — первым делом нужно сесть и поговорить. Причем поговорить так, чтобы ни у кого не было нужды что-то додумывать, о чем-то догадываться.

2. Отношения с другими людьми могут быть только партнерские. А для этого нужно признать за другим человеком право быть другим. И это очень сложно. Мы то и дело пытаемся другому человеку растолковать что к чему, советуем ему что-то сделать, мы уверены, что знаем как ему лучше поступить, как ему жить и что вообще будет лучше для него.

Такие отношения не являются партнерскими — это грубое вторжение в личное пространство, можно сказать, агрессия.

Чтобы перевести отношения в партнерские, достаточно признать, что другой человек — это другой человек. У него свое отношение к жизни, другие интересы, другие цели. Как только вы это прочувствуете, тут же исчезнет раздражительность, вы перестанете действовать поспешно и необдуманно, вы ощутите себя индивидуальностью. В результате отношения с другими людьми перестанут напоминать перманентную революцию, с превратятся в сотрудничество.

3. Нельзя требовать от людей полного понимания. Это просто невозможно и не нужно, Тут скрывается один важный парадокс. Мы гораздо больше ценим тех людей, которые нас не понимают, но при этом поддерживают, чем тех, кто понимает и поддерживает. Потому что в первом случае — это любовь и доверие, а во втором нет ничего особенного. Потому что тот, кто любит, будет нас поддерживать, даже если и не понимает в чем суть дела; будет поддерживать, даже не вникая в детали; он будет поддерживать, даже если в чем-то и не согласен с нами. И это очень много стоит. Именно такого человека мы и называем «родственной душой», потому что ему интересны мы сами, а не какие-то наши черты характера, способности или качества.

Поэтому не торопитесь требовать в очередной раз от близких людей понимания, не торопитесь расстраиваться и раздражаться по этому поводу, лучше обрадуйтесь этому факту: они вас не понимают, но поддерживают. А это значит, что они вас любят.

Оглавление