Глава III «Первый учебный день»

Постепенно помещение пустело. Все покидали залу, спеша на уроки. Раздавались веселые голоса, смешки.

— Пошли, пора и нам, — наконец сказал Влад и ухватил Риту за руку, потянув вперед в толпе учеников. — Нам наверх.

Через некоторое время они стояли на краю обрыва Роз, как сказал её новый друг. Класс Ф, в котором теперь училась Рита, находился на высоком горном возвышении, увитом розами с гигантскими алыми цветами и длиннющими острыми шипами, обустроенном в виде подобия кабинета: в два ряда стояли лавки, а перед ними — невысокий мягкий диван. Ученики, жутко нервничавшие, жались друг к другу на краю утеса.

— Ты точно уверен, что нам сюда? — опасливо обратилась Рита к Владу после того как посмотрела вниз. Высота была довольно приличная. — Не очень мне это нравится.

— Конечно. Всё, смотри, учительница…

К ним подошла миловидная молодая девушка. Она строго обвела глазами толпу учеников и начала:

— Здравствуйте ученики! Меня зовут Елизавета Полётовна. Я буду учить вас полетам. Запомните: мир фантастических книжек в сравнение с моим предметом не идет. Здесь все по-другому: условия марафонские, весь курс обучения за год. Никому не расслабляться!!! Проведем ознакомление с классом, — строго проговорила Елизавета Полётовна, выглядевшая весьма жутко из-за причёски: иссиня-черные волосы, челка, длинные развевающиеся пряди. Сама она довольно мила, у неё приятные правильные черты лица, но чересчур строгое обращение с учениками все портит. — Все здесь? Ну, приступим к занятиям.

Она направилась к самому краю обрыва и величественно повела рукой, призывая к тишине:

— Слушайте. Мой предмет — полеты. С моей помощью вы научитесь летать куда лучше птицы: выше и быстрее. В технике полетов не может существовать всевозможных допингов и помощников. По этому предмету нет учебников. Их просто никто не изобрёл. Может быть, кто-то из вас, научившись всему как следует, сможет это сделать, — по виду учительницы сразу было понятно, что она говорит так только из вежливости, еле скрывая презрение. — Чтобы летать, нужно ощущать соединение с силами природы, быть… ну, словно пёрышком в потоках воздуха. Научиться летать можно только практикой и немногой теорией. Сейчас вы на моем примере увидите, что это сравнительно легко.

Елизавета Полетовна грациозно упала вниз. Все, затаив дыхание и перевесившись через перила, наблюдали за ней. И, наконец, у самой водной поверхности учительница поднялась без всяких видимых усилий обратно. Класс ахнул.

— Так, вся техника полета основана на одном: противостояние человеческой мысли законам физики, — учительница продолжала прерванную речь, даже не запыхавшись. — Мысль, как известно, чрезвычайно гибка и в то же время сильна. Техника этого искусства, полёта, зародилась около тысячи лет назад. Одна молодая особа по имени Вероника Стафф, она была одной из подготовашек в Лигу, решила покончить жизнь самоубийством из-за неразделённой любви, сбросившись с крыши новенького многоэтажного дома. Если у вас в будущем появятся друзья в том мире, не пытайтесь повторить это с ними. В середине полета Вероника Стафф наконец поняла, что жизнь можно посвятить более интересным и полезным вещам, и попыталась хотя бы замедлить падение известным ей торможением. Её энергия к жизни оказалась настолько сильной, что она не только не упала, но вернулась в исходную точку. Как и я сейчас. Пятьсот лет назад наша Лига усовершенствовала этот новый вид техники, выработав систему импульсов мозга для управления. Это мысленные команды «вверх», «вниз», «влево», «вправо». Но не думайте, что всё так легко. Сначала нужно овладеть техникой «свободного падения», чем мы сейчас и займемся.

— А… если у некоторых не получится? — спросила какая-то девочка из заднего ряда.

— Функция притяжения к себе, конец четвертой четверти. Я в состоянии притянуть вас обратно, Альбинова, — бесстрастно ответила учительница, — Ну, приступаем.

Она стала по очереди называть учеников. Некоторые ученики справлялись, а некоторых притягивали.

Вот и очередь Риты. Она с замиранием сердца подошла к краю и прыгнула с видом мученицы. Когда ей хватило силы открыть глаза, океан был всего в ста метрах (обрыв высотой с километр). В голове пронеслись обрывки воспоминаний: она сидит на коленях у матери и играет её рыжими прядями, ей пять лет, она села на новенький велосипед и несётся по улице, она пошла в первый класс, позади крадётся незнакомый человек в плаще. И эта же фигура испепелила деревню в её сне, из-за которого и началась вся эта история…. Воздух немилосердно хлестал кожу, а медальон бил по лицу цепочкой и норовил выпасть из-за ворота рубашки. Девочка изо всех сил подумала: «Надо назад!». Она напряглась и… полетела вверх. С каким облегчением Рита встала на твердую землю и села на каменную скамейку! Но тут же ей захотелось снова повторить. То невероятное ощущение, когда ты свободен, словно птица, было невыразимо прекрасно.

— Всё гораздо лучше, чем можно предположить, — с одобрением заметила Елизавета, — в параллельном классе справилось всего человек пять. Урок окончен, можете идти.

— Молодец! — подошел к девочке Влад, — я вообще думал, что ты себе что-нибудь сломаешь! Наверное, страшно было, да? Но ничего, в первый раз всегда так. Кстати, как ощущения? Не передумала учиться у нас?

— Ну что ты! Летать так интересно, особенно когда не хочешь свернуть себе шею. А какой следующий урок? — Рита истерично хихикнула.

— Сейчас у нас перерыв, полчаса, а потом телепортация, — словно не заметив сарказма, ответил Влад. — Может, опять сходим в библиотеку?

Они поднялись по белым ступеням их красивого замка. Множество потайных лесенок помогали быстро попасть в нужную точку. Этот старинный дворец, должно быть, хранил в себе много тайн. Сколько сил, умения было вложено в искусные украшения, в создание пышных клумб, извилистых дорожек! Обо всем этом думала Рита, поднимаясь с новым другом на балкон библиотеки. Наконец, они пришли.

— Здравствуйте, Сергей Сергеич! — поздоровался Влад с библиотекарем, — можно, мы немножко почитаем?

— Что? Ах да, проходите, но не забывайте ставить книги на место…

— Никто никогда не ставит, — хихикнул Влад на ухо Рите, — пошли, посмотрим. Что тебе интересно?

— Помнишь, мы вчера говорили о силе… — Рита замялась.

— А, да… Ну вот, наш Марс Лигович заметил, что у многих в радужке два цвета. Например у тебя — зелёный и голубой. Он сделал предположение, что там собрана наша энергия, которая и обеспечивает способности. Возле зрачка расположена сила камня.

— Какого ещё камня?!

— Я не так выразился. Вот, к примеру, очень старые камни, накопившие в себе энергию, должны избавиться от неё, чтобы исчезнуть, так сказать, отойти от дел. Они отсылают как бы перед смертью энергию какому-нибудь человеку, чтобы он мог жить по-новому и делать всякие хорошие дела. Вот в чём заключается наша сила.

— Но… Это же глупо! Этого не может быть! Камни… они же неживые! Они не могут двигаться и думать!

— Ага, точно также говорили и остальные. Но наш Марс Лигович указал им на дерево, — в голосе Влада зазвучала гордость, — И сказал: «это дерево не движется и не думает, но оно живое. Ветер шевелит его листья, живительные соки текут по жилам, а корни выбирают, откуда брать воду и полезные вещества. Почему же камень не может быть живым? Он состоит из той же материи, что и дерево»…

— Но я всё равно не понимаю! — Рита недоверчиво покачала головой.

— У нас существует старая легенда. Однажды один мальчик потерялся в лесу. Долго плутал он среди деревьев, но вышел на поляну. Посреди неё стояло очень старое дерево. А напротив — большой камень. Камень и дерево поросли мхом, но рядом журчал ручей, обделанный каменной плиткой. Дерево и камень… Они такие разные, но стоят напротив друг друга. От камня веяло стариной, он был треснут, словно умирал. Был уже вечер, и мальчик заночевал на той поляне, в корнях дерева. Наутро поляна была пуста. Нигде не было видно того старого камня. Дерево тоже пропало. Оно могло оказаться сентом, то есть деревом-человеком, но камень? Мальчик заглянул в ручей, чтобы напиться воды, а лицо его было покрыто мхом… Потом он быстро нашёл дорогу домой, но никто не узнавал его. От камня мальчик получил ещё одно знание — Никогда не задавать лишних вопросов… И вообще говорить поменьше… А какие вопросы мучают тебя? — Влад перевёл дух.

— Я никак не могу привыкнуть к этому медальону. Знаешь, эта Света так удивилась, когда я рассказала ей об этом! И ещё, кто такая Вероника?

— Ну-у-у… — протянул Влад, казалось прикидывающий, сказать что-то важное или не сказать, а если сказать, то что. — Я тебе всё расскажу. Можно сказать, твои вопросы все на одну тему.

Он поудобнее уселся на лавке и начал рассказ:

— Миллиардов десять лет назад на нашей Земле была другая цивилизация. Она была превосходна во всех отношениях: и в технике, и в людях. Все жили в мире и процветали. И если бы не одна сумасшедшая профессор, человечество бы было совершенно другое. Эту женщину зовут Вероника Ипаранорманикосум. Фу-у, — он вздохнул. — Короче, Вероника Паранорманик. Она задумала уничтожить весь мир и создать новый. Конечно, скажешь ты, тема не новая, а совсем наоборот, но этот человек был не только злым, но и умным и расчетливым. Она была одержима Предметами Вечности. Сами по себе они — фетиши, воплощающие силу трех Богов (о них я тебе потом расскажу). С их помощью можно творить множество вещей, и хороших и плохих. Эти предметы хранились в главных храмах того человечества, Лигарусах. И чтобы проникнуть туда ей требовалось довольно много времени. Недаром она изобрела ген бессмертия. Своими взрывами ей удалось уничтожить то человечество, всю солнечную систему. Представляешь, если её отдать под суд, сколько лет ей придется отсидеть? Обладающие бессмертием, она и её приспешники, как немногим уцелевшим казалось, потеряли эти вещи. Тому поверженному народу тоже удалось раздобыть бессмертие, они скрывались и ждали… Ждали своего часа, чтобы спасти от порабощения или смерти следующее человечество. Наконец, пять с половиной миллиардов лет назад родилась новая Солнечная система и, под умелым управлением Вероники, сравнительно быстро развивалась. После долгой и упорной работы, как ты знаешь, появился наш мир. Вот и пришёл наш час. К сожалению, тем людям не удалось создать абсолютное бессмертие. Они просто стали жить очень-очень долго, примерно по пятьсот тысяч земных лет. Сейчас они почти все умерли… Но я застал некоторых из них! Они отбирали из нас самых лучших, шлифовали знания, исцеляли и дарили долголетие. Кстати, из неандертальцев тоже умные попадались. — Влад пригнулся к Рите и заговорщически понизил голос — Один нас даже учить будет, только никому не говори! Вероника тем временем изобрела машину времени и искала в прошлом Предметы. И, когда ей удалось раздобыть Медальон, она умерла. Это её разочаровавшийся соратник постарался. Как же озлобилась Вероника Паранорманик! Перед смертью, сидя в раскалённой печи, она поклялась переходить из души в душу потомков своей семьи, ведь у неё тоже была дочь, каждый раз находя медальон, пока не убьет предателя. Она переселялась много раз, но где она сейчас — мы не знаем. Вероника, знаешь ли, нас не оповещает о своем появлении. Пошли, сейчас телепортация, — Влад потянул девочку за руку. — Ты же не хочешь быть опоздавшей?

Они спустились в прилегающий к замку сад, и подошли к большой вымощенной камнями площадке.

Класс постепенно подошёл к ним. Учительница телепортации была полненькая улыбающаяся дама, зовущаяся Татьяна Портовна. Её живое личико, обрамленное рыжими кудрями, с сияющими голубыми глазами, казалось, излучало добро и счастье. Она постоянно улыбалась и шутила. Татьяна Портовна рассказала ученикам о телепортировании: «Давным-давно один одарённый неандерталец во время потопа оказался на необитаемом голом скалистом островке, к тому же будучи «отсеченным» от своего племени и, самое главное, от продуктов. Неандертальцы плавать плохо умели, а кушать хочется. И поэтому это существо силой воли и голода перенесло себя на материк. Лига это заметила и научилась этим пользоваться. Искусство телепортации (оно названо нами так, потому что многие учёные Земли, к сожалению, наблюдали этот процесс и попытались разложить его по полочкам. Но мы этого делать пока не будем) — одно из самых древних тайных искусств». После небольшой практики, длившейся около трёх часов упорного труда, Татьяна Портовна отпустила их, шутливо велев «тренироваться и ещё раз тренироваться».

Третьим уроком в этот день было Распознавание мыслей. Класс Ф, уже немного уставший от всего этого, притащился в класс, настоящий класс, с партами и доской. Рассевшись по местам, они начали переговариваться и шутить. Конечно, Влад и Рита сели вместе за первую парту. Рита сидела и думала о Веронике, а Влад болтал с другими мальчишками. Учитель Распознавания оказался странноватым мрачным человеком по имени Всеволод Темнович. Измятое лицо его говорило о том, что этот человек не раз бывал в переделках.

— Интересно, он знаком с Елизаветой Полётовной? — хихикнул девочке на ухо Влад, похоже, пребывавший в прекрасном настроении.

Всеволод Тёмнович подошел к столам.

— Распознавание мыслей, — сказал он в начале урока, — единственный дар, доставшийся нам от Поверженных. История его создания никому не известна. Моя задача — обучить вас этому наидревнейшему искусству, благодаря которому столько поколений нашей Лиги оставалось в живых.

Ещё он объяснил, что мысли не читают, как принято говорить, а вытягивают из мозга нужного человека. Он показал, как это нужно делать и заставил упражняться на специальных тренажерах. Ещё он строго настрого запретил им использовать этот дар вне класса. После этой небольшой практики Всеволод Тёмнович отпустил уставший класс и удалился.

— Теперь всё… — Влад прошёл колесом по тропинке. — Сейчас ужин, а потом — можно отдыхать…

— Ага. Ты ведь так часто устаёшь… — Света нагнала их сзади и пошла рядом с Ритой к замку, — прости, что я с тобой так говорила вчера. Это моя работа. Мы ведь тоже помогаем учителям. А то они совсем с ног сбиваются. — Она хихикнула.

— Наверно, это очень сложно — учиться таким предметам да ещё и успевать помогать взрослым, — Рита открыла одну из сотен боковых дверей в замок и скользнула внутрь.

После ничем не выдающегося ужина Влад решил познакомить Риту с местным миром. Он показал ей рисунки местных диких животных, рассказал всю долгую историю этой планеты. Как оказалось, Вероника поселилась здесь гораздо раньше Лиги, с появлением новой Солнечной системы, тогда её лагерь был небольшим, всего пара одноэтажных домиков, сделанных из железа. Почти сразу к ней переселились лучшие учёные старого мира.

Мысли о Веронике Паранорманик не покидали девочку и вечером. Лёжа в кровати, она прокручивала в голове историю Влада. Таинственная и загадочная личность злодейки притягивала и одновременно отталкивала от себя. Так ничего дельного и не придумав, она заснула. Ей приснилось лицо — такое знакомое, но всё равно чужое. Это было лицо Вероники, которое она видела в старой книге в библиотеке. Где же она его видела?

Наутро, ещё до рассвета, Рита, ещё думавшая о вчерашнем, надела медальон на шею. Теперь она впервые заметила, что он как-то давит на сердце, неприятно холодит кожу. Девочка подошла к зеркалу. В стекле отразилось лицо… Вероники!

Рита тряхнула головой, и наваждение исчезло, в зеркале снова отразилось знакомое заспанное лицо, которое она видела каждое утро:

— Вот, уже всякая ерунда мерещится! — Рита опять нетерпеливо мотнула головой и вышла из комнаты. Она спустилась на первый этаж.

Влад выглядел угрюмо. Он сдвинул брови и хмуро глядел в тарелку. Рита заглянула в его лицо и тут же догадалась, что он сейчас может запустить в каждого, кто его отвлечёт, такой полезной, но совершенно невкусной манной кашей. Она тактично промолчала и начала разговаривать со Светой, подсевшей к ним. Света оказалась очень приятной собеседницей, веселой и отзывчивой, поэтому они быстро сдружились.

Оглавление

Обращение к пользователям