Глава 10

Пропавшую группу подполковника Гончаренко начали искать после того, как в условленный срок она не вышла на связь. Искали преимущественно с вертолётов, надеясь уловить сигнал чьего-нибудь аварийного маячка.

Один из вертолётов прошёл над Торговым Центром, когда Володя прятался в руинах книжного магазина. Это был армейский «Ка-85», который потом оказался сбит наземным огнём, в результате чего погибло шесть человек. Когда то ли биомехи, то ли сталкеры обстреляли ещё одну винтокрылую машину, с большим трудом вернувшуюся на базу, поиски было решено прекратить. Председатель Совета Федерации устроил форменную истерику, и его можно было понять — дочь всё же, но военные выразили соболезнования и учтиво ответили, что продолжать поиски не представляется возможным, потому что теперь уже приходится искать самих поисковиков. В результате полетели кое-какие головы с плеч, на которых красовались не самые многозвёздные погоны, и на тот момент, когда Володя Рождественский занимался боями без правил, все спасательные мероприятия были уже свёрнуты вплоть до особого распоряжения.

Когда замначальника базы «Колывань» по воспитательной работе осторожно спросил у командира, не повесить ли в вестибюле портреты членов группы в чёрных рамочках, командир послал его на три весёлых буквы, потому что в Зоне ещё и не то бывает, люди и через неделю возвращались.

Но в душе командир, конечно, ни в какое счастливое возвращение не верил.

* * *

Военврач Рождественский об этом ничего не знал и в настоящий момент был занят дезинсекцией.

В детстве Володя Рождественский неоднократно видел мадагаскарских тараканов. Мадагаскарские тараканы жили у соседского пацана в стеклянном ящике. Коричневые и усатые, они ползали там туда-сюда, жрали морковку и бананы, а в случае опасности отвратительно шипели. Мадагаскарские тараканы были длиной с палец, но по сравнению с тем, что посыпалось сейчас с потолка через внезапно открывшийся технический люк, их можно было считать милыми крохотулечками.

Пришельцы были размером с ладонь, попадались и покрупнее; посверкивающий тёмно-коричневый поток сбил сталкеров с ног, Бандикут брезгливо завопил и принялся расшвыривать тараканов в стороны ботинками. Ударяясь о стены, те без видимых повреждений падали на пол.

— Откуда их столько?! — орал Бордер, смахивая карабкающихся по его плащу тварей.

Опешивший Володя тоже принялся уничтожать нападавших, избрав иную тактику: прикинув, что его спецброню тараканьи жвалы вряд ли прокусят, он стал топтать их ногами, не обращая внимания на тех, кто карабкался по спине и плечам.

Панцири трескались, выплёскивая наружу жёлто-зелёную кашицу, однако даже полураздавленные насекомые ублюдки всё ещё пытались ползти. Лейтенант с отвращением заметил, что многие тараканы были продуктом наномутаций — с вкраплениями металлических деталей, какими-то серебристыми тяжами внутри, а некоторые потрескивали энергетическими разрядами, словно паукообразные боты, напавшие на отряд Гончаренко в тоннеле. Видимо, их заметил и Бордер, потому что прекратил без толку отряхиваться и стал методично выжигать тараканье стадо ударами небольших файерболов.

Это испугало нападавших сильнее, чем дикий танец военврача и футбол Бандикута. Те, что успевали увернуться, постепенно отступали к люку, откуда только что появились. Коротышка-сталкер не удержался и принялся палить вслед из пистолета. Лейтенант почувствовал, что несколько тварей лезут по спине, и, с размаху привалившись к стене, принялся энергично тереться о неё, словно медведь.

Через несколько секунд всё было кончено. На полу сплошным ковром лежали дохлые и подыхающие тараканы, ступать было скользко от расплывшихся внутренностей. В небольшом помещёнии едко пахло химией.

Бордер, тяжело дыша, массировал запястья, а Бандикут вертелся на месте, пытаясь осмотреть своё облачение.

— Это ж надо! — хлопотливо причитал он. — Вот твари, мать их!

Володя и сам только сейчас обнаружил, что стойкой броне его защитного костюма нанесены весьма серьёзные повреждения. Весь скафандр был покрыт царапинами, полукруглыми выемками от укусов, а в нескольких местах прогрызен почти насквозь. Рассказал бы кто-нибудь раньше, что такое возможно, Рождественский ни за что не поверил бы.

— Гадины какие, — продолжал бормотать Бандикут, просовывая палец сквозь дырку в складчатом рукаве. — Хорошо, ухватить не успели…

— Я таких раньше не видел, — проговорил энергик.

— Да они только здесь небось и живут, — злобно буркнул Бандикут и мстительно раздавил ещё шевелящего зубчатыми лапками таракана. — Крыс в Зоне полно, а тараканов почитай что и не наблюдалось. Чёрных как-то видал, но не здесь. Маленьких, обычных. Я, помню, их раньше борной кислотой травил. Мешаешь, короче, порошок борной кислоты с яичным желтком и сахаром, и на антресоли — они у меня, суки, на антресолях жили…

— Какая на хрен борная кислота, — поморщившись, сказал Бордер, который присел на корточки и разглядывал тараканьи трупы. Вытащив из чехла нож, он кончиком лезвия приоткрыл мёртвому насекомому пасть, внутри которой тускло поблескивали мелкие зубки в несколько рядов — острые как иголки. — Биомех. Не удивлюсь, если ими кто-то командует. Видали, как они организованно слиняли, наткнувшись на мои разряды?

— Может, они зассали дальше биться, когда я их ногами запинал, — предположил коротышка.

Лысый энергик кисло посмотрел на него, но спорить не стал.

— По-моёму, никем они не управлялись, — сказал Володя, устало прислонившись к стене и очищая бронекостюм от тараканьих кишок. — Слишком уж панически рванули отсюда. Наверное, против твоих разрядов у них защита слабая, вот и драпанули. Поняли, что на серьёзного противника нарвались. Ну, или у них какой-нибудь коллективный разум. Что-то такое я читал.

— Коллективный разум? — энергик с интересом уставился на лейтенанта. — А что, очень даже может быть.

— Валить надо отсюда вслед за тараканами, — посоветовал Бандикут, закончивший сокрушаться насчёт попорченного гардероба.

— Думаешь, вернутся? — усомнился лейтенант. — Как говорится, снаряд два раза в одну воронку не попадает.

— Умный ты какой стал, доктор-врач, — покачал головой коротышка. — Орденоносца завалил, бабу оживил и такой распрекрасный сделался дяденька сталкер, во всём-то он разбирается… Любишь острые ощущения? Купи себе шило. А нам отсюда валить надо.

— Поддерживаю, — мрачно согласился лысый энергик. — Ты извини, доктор, но тут не лучшее место для отдыха. Поищем, может, и найдём ещё чего. Справишься?

— Да я вроде ничего так себя чувствую.

— Вот и славно, — подытожил Бордер и отворил дверь. Высунул лысую башку наружу, осмотрелся, потом оглянулся и сообщил: — Никого, всё тихо. Давайте помаленьку вылезать. Бандикут, ты идёшь первым.

— Да и хрен бы с ним, — храбро сказал Бандикут и протиснулся в дверь мимо лысого. За ним, следуя мановению руки Бордера, пошёл Володя, а сам энергик прикрывал сзади.

Ничего необычного не происходило. Насколько мог судить лейтенант, они понемногу поднимались вверх, а так — всё те же коридоры, двери, схемы эвакуации в рамочках, огнетушители на крюках. Никто их не преследовал, ни банда Хирурга, ни тараканомехи, и Володя даже удивился, когда Бандикут, заглянувший за очередной поворот унылого коридора, отшатнулся и прошипел:

— Там двое!

— Кто? Вооружены? — так же шёпотом спросил Бордер.

— По-моёму, нет… — Бандикут зачем-то дунул в широкий ствол своего жуткого орудия. — Два обалдуя в голубых халатах. Ну, учёные такие носят, или там врачи в больнице.

— Откуда тут нынче учёные?

— А хрен их знает. Что увидел, то и говорю. Мне их разглядывать было как-то не с руки, знаешь ли.

— Отойди, — велел Бордер и вынул из внутреннего кармана плаща небольшое зеркальце на проволочной рукоятке. Он встал на колени и осторожно высунул зеркальце из-за угла. Долго всматривался, потом подтвердил: — Двое. Убогие какие-то с виду, оружия вроде нет… если только под балахонами своими не прячут. Какой-то ящик, что ли, собираются тащить. Короче, как только они этот ящик поднимут, мы на них бросаемся и валим. Желательно, чтобы не подохли, нам экскурсовод нужен, а то я тебе, корявый, с некоторых пор не слишком доверяю.

Бандикут насупился.

— Та-ак… — продолжал комментировать ситуацию Бордер. — Нагнулись… Ухватили за ручки… Подняли… Вперёд!

Володя конечно же припоздал. Бордер и Бандикут вырубили людей в голубом быстро и умело, а лейтенанту досталось лишь потоптаться в сторонке.

Худые, лысые, с бесцветными лицами, люди в голубых балахонах валялись на полу коридора, разбросав руки и ноги. Так делают дети, когда хотят напугать: «Смотри, мама, я мёртвенький!». В черепе каждого был вырезан кружок, закрытый прозрачной пластиковой панелью, через которую виднелась часть головного мозга со вживлёнными электродами, помигивающими огоньками и миниатюрными имплантами.

— Фигассе, — тяжело дыша, сказал Бандикут. — Такие же, как в тоннеле.

— Не такие же, — возразил Бордер. — Эти более хилые, а те вон как бились.

Володя присел на ящик — металлический, защитного цвета, с откидными ручками, — и постучал по нему кулаком:

— Может, посмотрим, чего они тащили?

— Нечего там смотреть, доктор-врач, — с видом знатока махнул рукой Бандикут. — Вон маркировка, ХО. Значит, химический отдел. У них в таких ящиках всякие реактивы хранились, пробирки, ещё разная научная хрень.

— Тип коньяка ещё есть такой — ХО, — заметил Бордер. — Хорошей выдержки.

— Думаешь, там коньяк? — поинтересовался Рождественский. — Серьёзно?

Энергик только грустно вздохнул.

Один из поверженных зомби неожиданно поскрёб пальцами по полу, потом открыл пустые стеклянные глаза.

— Э, тебя как звать? — тут же тоном гестаповца спросил Бандикут. — Самоцвета знаешь?

Зомби перевёл отсутствующий взгляд на коротышку, но ничего не ответил.

— Отведи нас к начальнику, — велел Бордер.

— Надо идти, — оживился вдруг зомби и попытался встать, но неуклюже завалился на бок. Со второй попытки ему удалось подняться; он ухватился за откидную рукоятку ящика и попробовал его поднять. Видимо, в полуэлектронном мозгу заработали остатки заданной программы.

— Брось, брось ящик, — приказал Бордер. — Веди к начальнику.

— Надо идти, — согласился зомби и, перешагнув вначале через ящик, а затем через своего по-прежнему неподвижного товарища, медленно зашаркал по коридору. Только сейчас Рождественский увидел, что он обут в больничные шлёпанцы без пяток.

— А с этим что? — маленький сталкер вопросительно кивнул на оставшегося лежать зомби.

— Ничего, — пожав плечами, сказал Бордер и выпустил короткий энергетический заряд прямо в пластиковую крышку на вскрытом черепе. Пластик помутнел и растрескался; зомби задёргался, приподнялся на локтях и тут же безвольно рухнул обратно на пол.

— Если и не подох, то надолго вырубился, — пояснил энергик, и они принялись догонять своего провожатого. Тот, впрочем, далеко не ушёл, крейсерская скорость у него и так оказалась слабенькой, да и шлёпанцы не способствовали быстроте перемещёния.

— А зачем нам начальство? — спросил, пыхтя, Бандикут. — Здешнее начальство нам вроде бы совсем ни к чему.

— А мы к нему и не идём, — пояснил Бордер. — Нам нужен обитаемый сектор, в котором они все кучкуются. А то с тобой можно год по этим ярусам тыркаться. Приведёт в жилую зону, мы его грохнем, а там уже будем осматриваться.

— А что, мудро, — подобострастно согласился Бандикут и зачем-то подмигнул лейтенанту.

* * *

Марина больно стукнулась спиной обо что-то твёрдое и ребристое, перекувыркнулась через голову и замерла. Рядом звучно грохнулся отвалившийся кусок вентиляционной шахты, потом, с коротким матерным вскриком, — Костик.

Наступила тишина, нарушаемая лишь громким пыхтением незадачливого нейролингвиста. Он долго ворочался, потом щёлкнул зажигалкой. Огонек холодного пламени высветил испуганное лицо Костика и фрагменты каких-то стеллажей, уставленных коробками.

— У тебя зажигалка была?! — удивилась Марина.

— Ну да. А что?

— Вот ты баклан!

— Это же для безникотиновых негорючих сигарет! Скорее фонарик, чем зажигалка…

— Ты же сказал, всё из карманов выгребли.

— А она не в кармане была, висела на ремне в чехольчике. Я сам не знаю, почему не забрали. Да и что ты хотела ею поджигать-то?

— Мало ли. Огонь всегда может стать оружием в умелых руках.

— По-моёму, ты «Маугли» обчиталась, — скептически произнёс Костик и посветил вокруг, подняв руку с зажигалкой повыше. — Умелые руки, блин… Слушай, это склад какой-то. Или кладовая.

Марина вместо того, чтобы рассуждать, поднялась, поёжилась, потому что спина после падения ощутимо побаливала, и сняла с полки оказавшийся неожиданно лёгким картонный ящик. Крышка была заклеена легко поддавшейся лентой, внутри обнаружились небольшие брикеты.

— «Каша пшённая», — прочла Марина. — Что за фигня?

— Концентрат, — объяснил Костик. — Ты что, каши никогда не ела?

— Сушёная, что ли?

— Потрошёная! Ладно, нам это ни к чему, не грызть же её. Посмотри, что там в других коробках, а я на этом стеллаже покопаюсь. Что найдёшь, озвучивай.

Похоже, падение из вентиляционной шахты на Костика повлияло самым неожиданным образом — в нейролингвисте проснулась командирская жилка. Марина недовольно фыркнула, но тем не менее послушно принялась вскрывать ящики и коробки, выбирая из разных мест стеллажа. Костик поставил включённую зажигалку на полку — для освещёния.

Судя по всему, запасы тут хранились с незапамятных времён, едва ли не с начала века: упаковки допотопных батареек, одноразовая пластиковая посуда, сменные патроны для противогазов, сухой спирт в кубиках, пакеты с сахаром и мукой, женские тампоны, совсем не похожие на современные нанопрокладки… Набор складированного добра выглядел весьма странным, и Марина решила, что сюда сволокли весь ненужный скарб, накопившийся на других складах. Кто бы в здравом уме хранил рядом инсектициды и растворимый клюквенный кисель в гранулах?

Она докладывала обо всём, что находила. Костик в ответ раздражённо бросал ей:

— Выкинь.

Сам он тоже копался среди барахла, но о находках молчал. Скорее всего, ему тоже не попадалось ничего дельного.

Обыскав свой стеллаж, Марина перебралась к стене, где стояли ящики побольше. Эти были уже не из картона, а деревянные, закрытые на защёлки, крышки для надёжности прикручены проволокой. С грехом пополам размотав проволоку на ближайшем ящике, Марина откинула крышку и обнаружила, что внутри аккуратно сложены запакованные в полиэтилен здоровенные пистолеты.

— Костик! — радостно воскликнула она, забыв, что только что дулась на возомнившего себя командиром нейролингвиста. — Пестики!

— Какие ещё пестики? — Костик прекратил копошиться и, спотыкаясь о разбросанный Мариной по полу хлам, подошёл к ящику. — Блин. Это скорее тычинки, а не пестики.

— Что, не оружие? — разочарованно спросила Марина.

— Как тебе сказать… Вообще-то хорошо, что ты это нашла.

— Так что оно такое?

— Резак.

— Для чего?

— Резать, для чего. Древняя модель, не плазменный, а обычный. Даёт короткий луч, которым можно резать железо или ещё чего-нибудь… Строительно-монтажный инструмент. — Костик освободил один из «пистолетов» от обёртки, пощёлкал чем-то и, вздохнув, сообщил: — Батарея посажена.

— А ты другой проверь, — посоветовала Марина.

Не другой, не третий, а лишь шестой резак сработал. Из отверстия на кончике ствола вырвался синеватый луч длиной и толщиной с карандаш. Инструмент еле слышно гудел, и Марина испуганно отшатнулась:

— С ума сошёл?! А если ты меня этим лучом?…

— Не бойся, — засмеялся Костик и помахал ладонью перед резаком. — Тут всё предусмотрено — луч короткий, я же говорил. Ограничен из соображений техники безопасности. Это же не военные излучатели. — Он вырубил инструмент и сунул за ремень джинсов, для чего тот пришлось немного ослабить.

— Смотри ничего там себе не подпали, — ехидно сказала Марина. — Если есть что подпаливать. Или штанишки спадут в неподходящий момент.

— Ты бы не брюзжала, а поучилась этим утюгом пользоваться, — парировал Костик. — Какое-никакое, а всё же оружие ближнего боя.

После того как распаковали ещё штук семь резаков, нашли второй с неразряженной батареей.

— Смотри, — сказал Костик. — Вот это сенсор включения. Это — предохранитель, до щелчка вниз. Ну и регулировка луча, я тебе поставлю на полную мощность, ничего тут не меняй. Запомнила?

— Сенсор включения. Предохранитель, до щелчка вниз. Регулировка, — послушно повторила Марина. Потом повертела тяжёлый резак в руках, прикидывая, куда же его девать.

— Интересно, почему мне оставили ту одежду, что на мне была, а тебя в эти кальсоны переодели? — задумчиво глядя на Марину, пробормотал Костик.

— Каль… что?

— Кальсоны. Раньше штаны такие носили, типа нижнего белья.

— Иди ты! — снова разозлилась Марина, отложила резак на полку стеллажа и принялась раскручивать проволоку на соседнем ящике. Там оказались гаечные ключи в смазке и пергаменте. В следующем ящике обнаружились большие жестяные банки с красными надписями «Осторожно! Токсично!».

— Есть хочешь? — окликнул Марину нейролингвист, тоже снова занявшийся изысканиями на стеллажах.

— А что там? — осведомилась девушка, снова запамятовав, что рассержена.

— Крекеры. Засохли, правда, но всё лучше, чем каменная каша.

Костик бросил Марине упаковку, девушка ловко поймала её на лету. Крекеры под названием «Сюрприз» были изготовлены в 2011 году, но выглядели вполне съедобными. Сунув в рот сразу несколько штук, Марина принялась ждать, пока они размокнут, чтобы их стало возможно разжевать. Костик тем временем, что-то напевая себе под нос, возился среди коробок под самым потолком, потом спрыгнул на пол и заключил:

— Ничего тут дельного больше нет. Хлам и мусор.

— Тогда пошли отсюда.

— Знать бы ещё, куда именно идти… — Костик захрустел крекером и скривился. — Чёрт, зубы можно сломать. Будем идти, посматривай на краны, водички бы неплохо попить. И с собой воды набрать на всякий случай.

— Слушай, может, сдадимся? — неожиданно предложила Марина. — Ну куда мы с этими сигаретными огоньками? Наверху подохнем ведь, там радиация, чудовища… Сожрут нас. А тут…

— А тут, — перебил Костик, — тепло, ходят добрые зомби с проводами в головешках, и этот… Леонид Захарович обещает отправить домой, шампанским угощал. Меня он ничем не угощал, так что, если хочешь, иди сдавайся. А я — дальше. Если они такие добрые и хорошие, то даже если нас поймают, всё равно не сделают ничего плохого.

— Нет, я с тобой… — вздохнув, сказала девушка. — По крайней мере, вернуться сюда всегда успею, если что.

— Вот, разумная мысль.

Дверь склада оказалась запертой, но Костик тут же устроил тест их импровизированному оружию. Порывшись в ящике, он нашёл ещё один резак с более или менее годной батареей, и через полминуты кусок двери вместе с замком со стуком упал на пол. Осторожно открыв дверь, они распихали по карманам и за пазуху упаковки с крекерами и вышли в коридор.

* * *

Зомби молчаливо шлёпал впереди, под прозрачной крышечкой в черепе что-то посверкивало.

— Не по себе мне, — пожаловался Бандикут, который, видимо, искал в Володе сочувствия, не надеясь получить таковое от сурового энергика. — Поймают, вставят в башку этакую кофеварку, и ходи тут как буратина… Лучше б уж убили.

— Никто тебя ещё не поймал, — сухо сказал лейтенант.

— Тебе, доктор-врач, хорошо говорить! Тебя, может, обменяют на что-нибудь. Магистра в обоз, на мыло менять будем! — процитировал коротышка кого-то, Володе незнакомого — видимо, другого сталкера. — Вон Орден как тобой интересовался, тоже, небось, прочухали фишку. Твоя фамилия, кстати, как? Ты вроде говорил у Хирурга в гостях, да я запамятовал.

— Рождественский.

— Рождественский? — Бандикут присвистнул. — Из поповских, что ли?

— Почему из поповских? — удивился Володя.

— Ну, это у них обычно такие фамилии, с позолоченными куполами. Рождественский, Воскресенский, Крестовоздвиженский… Тезоименицкий… Рождественский — это ещё поэт такой был, только ты небось не знаешь, дядю Стёпу вон и того не знал. Ни хрена же вы книжек теперь не читаете… А всё равно лейтенант. Офицер, как ни кинь. А я человек маленький, какой с меня прок? Кругом одни враги, вон лысый на что уж давно меня знает, и то норовит обидеть всё время, лишенец…

— Не обидеть, а пристукнуть, — буркнул Бордер.

— Вот, видишь?! — обрадовался коротышка подтверждению своего тезиса. — А я разве кому-нибудь что плохое делал? Я тебя, между прочим, от сталтеха спас! А ты меня потом вон… убил и ограбил, можно сказать, старенького старичка. Тебя разве этому в военном училище обучали, доктор-врач? Клятву Гиппократа небось давал, мяфа!

— Давать, — громко сказал, не оборачиваясь, их провожатый. Потом подошёл к щитку на стене, открыл его и нажал красную кнопку. Металлическая панель в конце коридора уползла вбок, открыв комнатку с металлическими же стенками.

— Лифт, — сказал Бордер. — Лифт нам на хрен не упал. Мы могли с самого начала на нём подняться, там бы нас и повязали. — Он подумал и добавил, словно это было крайне важно: — Тёпленькими.

Бандикут с готовностью кинулся вперёд, дёрнул зомби за рукав и, потрясая кулачком перед его носом, закричал:

— Не надо лифт! Надо пешком! Ауфштеен! Шпацирен! Ходить!

— Ходить? — зомби так и стоял, не убирая пальца с кнопки.

— Ходить! Не ездить! Нет лифт! Нихьт!

Зомби убрал палец. Лифт, немного постояв, закрылся.

— Ходить здесь. — Зомби двинулся дальше по коридору и неподалеку от лифта свернул налево.

— Видали? — торжествующе спросил Бандикут. — Надо будет, я общий язык с кем хошь найду!

— С Хирургом нашёл, мы уже видали, — внушительно сказал Бордер, и маленький сталкер прикусил язык. — Давайте догонять мертвяка, а то уйдёт, ищи его потом…

Но мертвяк никуда не ушёл. Он снова появился из-за поворота, двигаясь спиной вперёд и прижимая руки к груди. Сильно завоняло палёным. Зомби сделал ещё несколько неуверенных шагов, потом упал на колени и остался стоять так, не опуская рук.

— Кто это его? — недоуменно спросил Володя, но Бордер уже крался вдоль стены к повороту. За ним скользил Бандикут, размахивая своей страхолюдной пушкой. Рождественский поспешил следом, чтобы в этот раз успеть не к шапочному разбору и помня о своём трофейном армгане с модернизированной батареей, но стрелять снова не пришлось. Из-за угла с воинственным видом появилась довольно симпатичная молодая девушка с каким-то странным оружием в руке. Она решительно подошла вплотную к стоявшему на коленях зомби и упёрла ствол ему в лоб. Поднялась струйка дыма, что-то треснуло, и несчастный мертвяк повалился навзничь, застыв в неестественной позе.

— Хенде хох! — громко сказал Бандикут.

Девушка повернулась, увидела их и, ойкнув, выронила оружие.

— Тут ещё один, — поведал лысый энергик, который успел нырнуть за угол и выволочь из-за поворота парня в футболке и джинсах, с растрёпанными остатками модной прически платинового цвета на голове. В руке парень держал такое же оружие, как у девушки, но пользоваться им с прижатым к виску дулом бордеровского пистолета не решался.

— Кто такие? Ваше имя, чин, задание? Где переходили границу? — глумился окончательно вошедший в роль Бандикут, пока Володя не положил ему руку на плечо. Маленький сталкер обиженно оглянулся: — А чё? Допрашиваю по всем правилам русско-китайского разговорника одна тысяча пятьдесят девятого года!

— Вы… военный? — девушка смотрела на Рождественского, на его красный крест и лейтенантские знаки различия на бронекостюме. — Вас прислали за нами?

— За кем это — за вами? — уточнил Бордер, не опуская пистолета.

— За пассажирами теплохода «Виктор Толоконский»…

— Чтоб я так жил! — оживлённо воскликнул Бандикут. — А ты не того… не дочка президента?

— Председателя Совета Федерации, — поправил коротышку Володя и оттёр его в сторону. — Лейтенант Рождественский, база «Колывань». Вы — Марина Сухомлина?

— Да, — глаза девушки засветились радостью. — Вы отвезёте нас домой?!

Она, казалось, готова была броситься в объятия военврача, но опасалась Бордера и Бандикута с их совсем не военными внешностью, экипировкой и разговорами.

— Отвезём, — мрачно пообещал Володя. — Очень хорошо, что мы вас нашли.

— Это мы вас нашли! — встрял парень, теперь уже не пугавшийся пистолета. — Мы сами выбрались, сбежали…

— Никуда вы не выбрались, пацан, — солидно произнёс Бандикут и подёргал энергика за рукав плаща. — Лысый, опусти волыну. Свои же.

Бордер, похоже, до сих пор не верил, что искомый объект сам выскочил прямо в руки из-за угла. Пистолет он тем не менее убрал, но смотрел на вновь прибывших с нескрываемым подозрением.

— Резак, — сказал Бандикут, поднимая с пола оружие, которое выронила девушка. — Древний. Это они им зомбака вальнули.

Только сейчас Володя обратил внимание, что на груди убитого мертвеца тлеет голубой халат, а во лбу чернеет обгорелое по краям отверстие, из которого поднимается неприятный дымок.

— Это они резаком, значит, в упор его поджарили, — с восторгом продолжал коротышка. — У него луч — сантиметров десять максимум, это ж надо так ухитриться!

— Таким зомби только и валить, — сказал Бордер. — Они ж тормозные.

— Так вы нас увезёте отсюда? — продолжала девушка, то переводя взгляд с лысого энергика на Бандикута, то снова возвращаясь к Рождественскому. — Увезёте, правда? Я разговаривала с Леонидом Захаровичем, но почему-то ему не верю…

— Леонид Захарович? — заинтересовался Бордер. — Что ещё за Леонид Захарович?

— Ну… Он здесь главный, что-то вроде директора, по-моёму. Сказал, что здесь научный центр, сейчас его расконсервируют, пытаются как-то решить проблему Зоны… Только недавно начали, поэтому всё такое старое, нового просто не успели привезти, потому что сложно доставлять…

— Во даёт Захарыч! — присвистнув, покачал головой Бандикут. — А это кто тогда? Академик? — И он пнул в бок поверженного зомби.

— Он сказал, это жертва Зоны. Леонид Захарович сказал, что здесь пытаются лечить таких вот мутантов, но за территорией Зоны они существовать не могут, поэтому работают тут как подсобный персонал.

Девушка растерянно заморгала, прикусив нижнюю губу. Парень тяжело дышал, потом сплюнул.

— Толково придумано, — согласился Бандикут. — Захарыч не дурак.

— Что ещё за Захарыч? — нетерпеливо спросил лейтенант.

— А я что, разве не говорил? — притворно заморгал глазками дрянной коротышка. — Местный босс. Леонид Захарович Гончаренко его звать.

* * *

Они забились в очередной закуток на следующем ярусе, подальше от мёртвых зомби, и устроили военный совет, объединив его с обедом. Собственно, ели только Марина и Костик, сталкеры были ещё сыты после угощения у Хирурга, а лейтенант вообще плотно перекусил после воскрешения уродливой сталкерши по кличке Батон.

Бандикут, словно наказанный, сидел в углу и возился со своей гаубицей, что-то там чистил, смазывал. Из полумрака доносились характерные пощёлкивания и поскрипывания. Лысый энергик наконец не выдержал и заявил:

— Кончай скрежетать, унтерменш! Ещё стрельнёшь в кого ненароком. Видал я такие оказии.

— А я чего, я ничего, — буркнул коротышка и притих. Он явно был рассержен за то, что Володя и Бордер наорали на него в очередной раз. Ещё бы: оказывается, Бандикут знал, что в подземном центре заправляет брат-близнец подполковника Игоря Гончаренко, Леонид. Когда-то он был видным учёным от оборонки, то есть в принципе тоже военным. Возможно, даже генералом, жутко засекреченным. После катастрофы считалось, что он пропал без вести, но спустя некоторое время Гончаренко словно восстал из пепла и занялся своими делами. Обитал он в центре обособленно, дел почти ни с кем не вёл, кроме брата и ещё нескольких доверенных лиц, в сталкерские разборки не встревал, и о нём тоже старались лишний раз не вспоминать. Тем более о центре ходили разнообразные жуткие истории, хотя, казалось бы, чем в Пятизонье можно народ испугать? А вот поди ж ты, пугались.

Именно от подполковника Бандикут, имевший с ним кое-какие совместные предприятия, и услыхал, что в центре наноботы проводят опыты над людьми. Выходило так, что брат-близнец с этими наниками закорешился и работал совместно, а подполковник ему неким тайным образом помогал. Бандикут информацию запомнил, сопоставил с тем, что слыхал раньше от коллег-сталкеров, да и успокоился, намотав на ус.

Почему он сразу не раскрыл Бордеру и Володе тайну близнецов, объяснить Бандикут не сумел. Впрочем, лейтенант всерьёз подозревал, что у бывшего инженера-ассенизатора что-то с головой и мыслительные процессы Бандикута вряд ли носят логичный и прямолинейный характер. Однако на скрытного карлу наорали, после чего он и забился в угол.

Как теперь относиться к подполковнику, который Володе очень понравился? Если он погиб, то бог с ним; а если нет? Если ещё придётся встретиться и пересечься? Верить ему или не верить? Раз его брат корешился с наниками, значит, они вполне могли пощадить военного. Теперь стало ясно, откуда он узнал про вход в подземелья в начале операции.

Вздохнув, лейтенант сообразил, что в задумчивости только что пропустил заданный ему вопрос и проговорил:

— Что вы сказали?

— Я говорю, получается, что вы нас отсюда не вытащите, — печально сказала Марина Сухомлина, подцепляя камнеподобным крекером паштет из бандикутовской банки. Володя из вежливости тоже попробовал угощение, но крекер твёрдостью и вкусом походил скорее на кусок кафеля.

Девушка держалась очень хорошо, и Рождественский не переставал этому удивляться. Он ожидал, что дочь председателя Совета Федерации, представительница «золотой молодёжи», окажется беспомощной капризной дурой, не приспособленной к таким жизненным коллизиям. А она вон как бодро прикончила зомбированного (хотя этого можно было и не делать, но ведь она не знала), и сейчас не сказать чтобы впала в депрессию, узнав, что посланный на её поиски отряд военсталкеров полностью уничтожен. Хотя и посуровела, конечно.

— Попробуем вытащить, — заверил её лейтенант. — Вон у нас и проводник есть.

— Да уж, — фыркнула девушка, покосившись на Бандикута. Тот в ответ показал язык и отвернулся.

— Вы дадите нам оружие? — спросил Костик. Нейролингвист тоже держался неплохо, но относился к своим новым знакомым с заметно большей подозрительностью, чем его спутница.

— Дадим. Не с этой же лазерной указкой тебе ходить. — Бордер отцепил от пояса пистолет и, развернув рукоятью от себя, подал Костику. — Стрелять умеешь?

— Умею. Я в тир ходил, — сказал Костик, взял пистолет и, выщелкнув обойму, умело её проверил.

— Ишь! — удивился лысый энергик. — В самом деле соображаешь. Только вот что: не стреляй, пока я не скажу. Ну или вот хотя бы он.

Бордер кивнул на Рождественского, несказанно его этим поразив. В иерархии их маленького отряда, похоже, произошли некоторые перемены. Не оправдавший доверия Бандикут сместился в самый низ. Лейтенант прикинул, что в такой ситуации маленький сталкер вполне может сбежать, улучив удобный момент. А там или прибиться обратно к Хирургу, если тот всё ещё на территории центра, или выбраться наружу в одиночку, благо Бандикуту не привыкать, или же вообще пойти к Гончаренко и на правах знакомого его брата рассказать всю историю. Хотя Гончаренко, судя по рассказу Марины, ничего нового от Бандикута не услышит, разве что про Рождественского.

Надо за ним присматривать, решил Володя.

— А вы… Вы — сталкеры? — осторожно спросил Костик, положив пистолет на колени.

— Сталкеры, — кивнул Бордер.

— И зачем вы нам помогаете в таком случае?

— А ты думал, сталкеры обычно тут же съедают сырыми тех, кого ловят? — усмехнулся энергик. — Нет, не всегда. Далеко не всегда. Сначала как следует перчат, поливают кетчупом, майонезом… — Он покосился на собеседника, слушавшего его с напряженным, сосредоточенным вниманием, и не удержался — фыркнул. — Я прекрасно знаю, что у вас там про нас пишут в газетах, в Интернете, показывают по новостным каналам… В основном правду, конечно, чего уж там. Но далеко не всю.

— Вы хотите получить выкуп? — предположил Костик.

— Разумеется. Иначе какой резон с вами возиться? Тут как на Диком Западе — каждый сам за себя.

— На Диком Западе было гораздо сложнее, — возразил Костик. — Мой отец — поклонник вестернов, я читал много книг, фильмы смотрел старые. Там были не просто хорошие парни и плохие парни. Там были ещё хорошие плохие парни и плохие хорошие парни.

— Тогда можешь записать меня в хорошие плохие парни, если тебе так спокойнее. А вон того злобного гнома — в плохие-преплохие. Доктор не в счёт, он тут временно, хотя…

Бордер не договорил, но Володя догадался, что он хотел сказать. Что-нибудь вроде «хотя у него есть способности, которые очень пригодились бы здесь».

Нет, нет. Даже не думать об этом. Как только представится такая возможность, выдрать с мясом вбитые Растаманом импланты!

Но он ведь может лечить… Лечить так, как не лечат таблетки и инъекции из набора «репки», как не лечат куда более редкие и дорогостоящие препараты в клиниках за Барьером. Чёрт побери, да он ведь совсем недавно сумел оживить человека! Сумел то, чего не сделали бы ни в одном суперсовременном реанимационном центре мира, фактически попрал физические законы, влез на метафизическую территорию! И что теперь? Лишиться этого бесценного дара? Он же не сможет никого вылечить за Барьером…

Володя потряс головой, сообразив, что именно этот вопрос мучает его с того самого момента, как они распрощались с бандой Хирурга. Не время сейчас забивать мозги такими сложными рассуждениями. Нужно выбраться из центра, как-то дойти до этого самого Барьера, установить контакт с военными… Где расположены стационарные контрольные пункты? Говорили ведь тебе: учи карту, учи! Чёрт знает что позапоминалось, а то, что жизненно пригодилось бы сейчас — в одно ухо влетело, в другое вылетело… Аварийный маячок был, так собака Бандикут его разломал и выбросил. Что же делать?

— Слушай, Бордер, — сказал он. Лысый внимательно посмотрел на Рождественского. — Нам нужна связь с Забарьерьем. Что можно придумать?

— Да масса вариантов, — беспечно ответил энергик. — Тот же Растаман вовсю общается с Большой землёй, ты по пиву мог судить. Но, конечно, придётся где-то отсидеться, пока суд да дело. И не факт, что жиртрест нас не сдаст.

— Другой вариант?

— Другой вариант — перебросить за Барьер для связи тебя. Но как это сделать, пока не представляю. Не дракона же нанимать, хотя он вроде за нас заступился, когда мы с Орденом схватились…

— А что, дракона в самом деле можно нанять?! — поразился Володя.

Бордер пожал плечами.

— Всякое случается. Для этого нам нужен мнемотехник, способный управлять драконом, а его, во-первых, поди ещё найди, а во-вторых, попробуй заинтересуй. Они чокнутые по большей части, хотя кто тут, в Академзоне, не чокнутый? Да и собьют дракона на Барьере. За него он не ходок.

— Хорошо. Ещё вариант?

— Нет больше вариантов, — улыбнулся Бордер.

— Ты же сказал — масса.

— Для Зоны, доктор, два варианта — уже масса. Обычно здесь выбирать не из чего… — Энергик замолчал, потом заметил, обращаясь уже к Марине Сухомлиной: — Тебе переодеться бы нужно, девочка.

— Я знаю, — согласилась Марина. — Неудобно и прохладно…

— Снаружи ещё холоднее будет. Да и тебе тоже не мешало бы прибарахлиться, — повернулся Бордер к Костику. — В идеале — броню бы вам какую-нибудь найти…

— В тоннеле дохлые зомби лежат, из патруля, — подал голос из своего угла Бандикут. — Можно с них снять, хотя доктор-врач там почти всё в капусту лучом порубил.

— Через тоннель нельзя, — возразил Бордер.

— Почему это? — спросил Рождественский. — Нас там никто не ждёт.

— В Зоне есть старый принцип: никогда не возвращайся той же дорогой, что пришёл. Уж не знаю, почему, но он всегда работает. Не хочу так сильно рисковать, доктор.

— И что это значит?

— Это значит, что мы должны найти другой путь.

Марина и Костик внимательно вслушивались в разговор, понимая, что сейчас решаются их судьбы.

— А если его нет? — спросил Рождественский.

— Если его нет? — Лысый энергик помолчал, почесал подбородок. — А если его нет, — сказал он решительно, — значит, его надобно проложить. В конце концов, не зря ведь я ввязался в эту авантюру, доктор.

Володя хотел было усомниться в сталкерских суевериях, которые запрещали им двигаться по проверенной и явно безопасной дороге, но не успел. Где-то совсем недалеко загрохотали выстрелы, потом бахнул взрыв — так, что с потолка посыпалась штукатурка.

— Твою мать! — испуганно завопил Бандикут, вскакивая в углу.

Девушка машинально придвинулась ближе к Костику, который не знал, что ему делать — то ли обнимать Марину, то ли хватать выданный Бордером пистолет.

А ещё через несколько мгновений кто-то со всего размаху врезался в дверь, запертую Бордером изнутри на слабенький врезной замок, и завопил:

— Спасите! Мы все здесь умрём!!!

Оглавление