ГЛАВА 8

СЕЙДИ ГРИН

Было половина третьего ночи, когда я подъехал к отелю «Парк-сайд», и мне кажется, что к этому времени я отделался уже от тех людей, которых Сигелла поставил следить за мной. После того, как я расстался с Мирандой, я нанял в одном гараже машину и сразу стал запутывать следы. Чтобы убедиться в том, что за мной никто не следит, я оставил машину в одном месте и на такси подъехал к «Парксайду». В отель я прошел через служебный вход.

Ночной служащий ожидал меня и поднял на лифте. В одном из салонов третьего этажа я нашел Лотти Фрич, Кастлина, четырех типов, которые обрабатывали меня на Бейкер-стрит, и трех или четырех других подонков. Я предполагаю, что это были остатки банды Гояса, с которой он куражился в Англии.

На столе лежали сигареты и стояло множество бутылок. Кастлин — крупный тип, сидел в углу с недовольным видом. Я говорил вам, что никогда не хотел бы иметь дело с Кастлином. Это отвратительный, насквозь фальшивый человек. Теперь он оказался затравленным, а когда такой тип затравлен, он вынужден действовать, потому что уж больше ничего не остается. Во всяком случае я должен принимать этих парней такими, какие они есть, меня тоже загнали в угол и не оставили никакого выбора.

Кастлин — германского происхождения. Говорит он медленно, старательно выговаривая слова, как будто это доставляет ему удовольствие.

— Послушай, Кошен, по-моему, нам надо объясниться, поэтому я и послал Лотти выследить тебя. Я сказал, чтобы она пригласила тебя к нам. Мы загнаны в угол, поэтому я и хочу тебя видеть. Лотти все объяснит лучше меня, так что она и будет говорить.

Лотти, закутанная в розовую шаль, встала, налила мне стакан виски и подвинула сигареты.

— Слушай, Лемми, — проговорила она, садясь опять на свое место и закуривая. — На твоей стороне сила, и ты в лучшем положении, чем мы, но, тем не менее, тебя, может быть, заинтересует возможность сделать что-нибудь вместе с нами?

— Я слушаю тебя, Лотти, я всегда готов говорить о делах. Я — деловой человек.

Она согласилась со мной кивком головы.

— Вот в чем дело, Лемми. Я не знаю, полностью ли ты в курсе дела относительно этой комбинации Сигеллы. Я также не знаю был ли ты в этом деле с самого начала, действительно ли ты случайно оказался в этой стране, и что заставило тебя так рискованно действовать вчера вечером. У меня есть уверенность, что ты так поступал не в первый раз. Что касается Сигеллы, то этот грязный подонок нас предал и сделал это очень ловко. Нам это дело не нравится даже наполовину, поверь мне.

— Вы не были с ним в деле с самого начала?

— Что ты говоришь! — ответила Лотти, стряхивая пепел в пепельницу. — Я говорю тебе: мы нашли деньги для этой операции.

Это меня начинало интересовать.

— Ну и что же? — спросил я.

— Так вот. В прошлом году один человек из окружения Сигеллы пришел повидать Гояса и Кастлина и сказал, что имеется потрясающая идея, и что дело идет не больше и не меньше, как о похищении Миранды ван Зелден. Он сказал, что дело надо провести на самом высоком уровне. Эта малышка, по его мнению, отправится в путешествие по Европе, и трюк с ней надо проделать где-нибудь за пределами США. А для этого необходимы две вещи: деньги и корабль. Тут-то Гояс и Кастлин входят в дело, потому что один лишь Гояс в Америке имел судно, которое могло пересечь океан, с настоящим капитаном и экипажем, знающим свое дело и, к тому же, умеющим держать рот на замке.

Надо сказать, что на этот раз Сигелла оказался на высоте, потому что в голову ему пришла удачная мысль. Он успешно провел операцию по объединению с бандой Лакассара. Тогда Сигелла одним выстрелом убил двух зайцев — завладел деньгами Лакассара и одновременно избавился от него.

Это прошло отлично. Тони Лакассару дали понять, что было бы очень хорошо ограбить фермерский банк в Арканзасе. Все было приготовлено, и Тони согласился, но Сигелла ждал момента, чтобы надуть его, так как комбинация состояла в том, чтобы Лакассар и трое его людей поменяли машину на перекрестке возле Литл Рокк.

Была договоренность, что люди Гояса будут ждать там с другой машиной, но в этот момент Сигелла предлагает убрать Лакассара и трех его товарищей и забрать деньги. Одним камнем — два удара. Это оплачивает расходы на похищение Миранды и избавляет от Лакассара.

Все так и произошло: трое людей Гояса ожидали Лакассара с его парнями на перекрестке, где должны были дать Лакассару другую машину, но вместо этого уложили их всех четверых. Потом забрали деньги и передали их Сигелле.

Все было хорошо: имелись деньги и было судно. Был также составлен план. Правда, Гоясу и Фрицу дорого стоило доставить сюда весь этот народ на корабле совершенно незаметно. Когда мы прибыли и вошли в контакт с Сигеллой, то этот подонок стал обращаться с нами, как с грязью под ногами. Он начал доказывать, что не желает работать, если в деле участвует Фриц Кастлин, и сказал Гоясу, что может обойтись и без него.

Было похоже, что на деньги, отнятые у Лакассара, он купил паровую яхту и чувствует себя на коне. Что же тогда нам оставалось делать? У Сигеллы была здесь целая банда горилл, способных ради потехи поджарить маленьких детей, и Гояс вынужден был согласиться, хотя это совсем не понравилось ни ему, ни Фрицу, ни мне.

Если бы вы только могли видеть эту девицу, сидящую тут, с горящими, как у змеи, глазами! Можно было быть уверенным, что если бы перед ней находился Сигелла, связанный по рукам и ногам, она заставила бы его провести неприятные четверть часа.

Она снова закурила.

— Ты сам понимаешь, что, в свою очередь, мы не могли не попытаться обмануть его, ведь правда, Лемми? Мы сделали вид, что перестали интересоваться этим делом, но потихоньку действовали. Гояс считал, что нетрудно будет сделать так, чтобы Миранда посетила его яхту и затем осуществить похищение.

Я совершенно уверена, что все прошло бы прекрасно, если бы не два обстоятельства: во-первых, существовал один парень, частный сыщик, которого наняли охранять Миранду, по имени Галлат, и он каким-то образом узнал о том, что Миранда у нас на корабле. Этот Галлат появился у нас вместе с другим парнем, которого никто не знал, а Гояс вместо того, чтобы позолотить им пилюлю, начал играть своим пистолетом, как он это умел делать. Никто, между прочим, не понял, Лемми, как ты появился на яхте и вмешался в эту игру. Неизвестно, кто убил Гояса, но мы полагаем, что это сделал Йонни Малас.

Ференчи, капитан яхты, предупредил Фрица Кастлина, что дело пахнет жареным, и ему пора сматывать удочки. На борту творилось что-то невероятное. У Фрица не выдержали нервы, он решил съехать с корабля и отдал приказ сняться с якоря.

Теперь вот что: ты неплохо справился со своими делами, Лемми. Ты обчистил Гояса на двадцать тысяч долларов. Для начала это не столь уж плохая сумма.

Я улыбнулся.

— Согласен. Но что ты хочешь, чтобы я сделал с этими деньгами? С такой суммой далеко не уйдешь!

— Конечно. Но мне кажется, можно еще немало заработать, используя историю с ван Зелден, Лемми!

Я снова наполнил свой стакан.

— Ну, валяй! Я тебя слушаю, просто сгораю от любопытства.

— Это легко сделать. Меня не беспокоит, что Сигелла похитит малютку, и это произойдет скоро. Но мы еще не дошли до того, чтобы нас сбрасывать со счета; нам известно, что ты работаешь с Сигеллой, но… послушай.

Пока всем распоряжался Гояс, дела шли неблестяще. У меня возникла мысль: что если бы ты захотел взять все дела в свои руки. Можно было бы далеко пойти и отплатить этому грязному подонку Сигелле, потому что у тебя твердый характер, у тебя хорошо работает голова, в течение многих лет ты делал в США все, что хотел, и никто никогда не мог ничего с тобой сделать.

Сигелла рассчитывал, что это дело принесет ему три миллиона. Так вот наше предложение: работай с нами, бери нас в свои руки, у нас есть девять парней, на которых всегда можно рассчитывать. Мы дадим бой Сигелле и сами увезем девчонку. Ну, что ты на это скажешь?

— Что ж, такой вариант возможен. А сколько я отхвачу?

— Мы уже разговаривали об этом, — ответила она, — и договорились, что ты возьмешь два миллиона, а третья часть делится между остальными. Ты не можешь пожаловаться на нашу скупость, а, Лемми?

— Это мне подходит. Но как мы устроимся, чтобы вывезти Миранду из Англии? Полиция не дремлет, хотя пока и не знает, что замышляется, а подкупить ее нам не удастся.

— Это верно, — согласилась она, — но ведь Сигелла где-то поблизости держит свою яхту. Почему бы нам не позволить ему проделать трюк до конца, а? Пусть похитит девчонку, а мы потом наложим руки на его судно — захватим его.

— Хорошая мысль, Лотти, но требуется все обдумать.

Некоторое время я молчал, потом решился:

— Послушайте, дети мои, что я вам скажу. Сигелла похитит девчонку в субботу. Я хорошо это знаю, потому что именно я должен привезти ее туда, где произойдет похищение. Итак, я вам отвечаю: я иду вместе с вами, я буду командовать вами и получу две трети. Одно условие: слушаться меня беспрекословно. Я тоже хочу пустить Сигелле кровь и гарантирую, что нам это удастся сделать.

Теперь вот что: по-моему, мы не нуждаемся в корабле. У меня такое мнение, что малышка Миранда начинает интересоваться вашим покорным слугой. Я думаю, что легко смогу водить ее за нос. Сигелла решил проделать весь этот трюк таким образом: как только я доставлю ее к нему в субботу, он объявит ей, в чем дело, а мне придется вернуться в Лондон и позвонить по телефону относительно выкупа. После этого моя миссия будет закончена.

Я не знаю, куда они хотят отвезти ее и где находится яхта. Сигелла хотя и доверяет мне, но не до конца. Ему так же трудно верить человеку, как тебе, Лотти, опрокинуть двух слонов почтенного возраста.

Так вот что мы сделаем: ваши люди в субботу должны находиться у меня под рукой, где-нибудь поблизости от дома Сигеллы в пригороде, где произойдет похищение. Надо подождать, пока он погасит все надежды маленькой ван Зелден. Вместо того, чтобы вернуться в город и звонить относительно выкупа, я тоже останусь где-нибудь поблизости. Мы выберем момент и отнимем у него Миранду. Другими словами, повторим похищение. Действовать надо осторожно. Может быть, произойдет столкновение, а может, и нет. Столкновения надо стараться избежать. И как только мы увезем Миранду и она окажется в безопасности в Лондоне, мы будем держать Сигеллу в руках, потому что против него у нас будет очень серьезное обвинение. Миранда сама будет свидетельствовать об этом. Не забывайте, что в этой стране у полиции против Сигеллы нет никаких улик, и до тех пор пока он не похитит девчонку, ему нечего опасаться. А после похищения с ним будет покончено. И мне кажется, что как только он поймет, что дело провалилось, сразу же кинется на свой корабль, чтобы бежать обратно, в США. А мы здесь окажемся королями.

Лотти посмотрела на меня, подняв брови, и улыбнулась.

— У нас с Мирандой отличные отношения, — продолжал я, — и я возвращаюсь к своей первоначальной идее. Эта идея и привела меня сюда.

— А какая у тебя идея, Лемми? — лукаво спросила Лотти.

— Очень простая. Я намерен отвезти Миранду во Францию и там жениться на ней. И думаю, что когда старый ван Зелден узнает об этом, то сделает все, чтобы вырвать ее из рук такого гангстера, как я, тем более, что она будет похищена в третий раз. Таким образом, получается и сладкое и горькое. И чтобы получить свою девочку, ему придется раскошелиться.

Лотти налила себе еще один стакан виски. Типы, сидящие по углам комнаты, начинают проявлять эмоции.

— Ну, скажи, пожалуйста, какой ты оказался, Лемми. Можно сказать, что в голове у тебя кое-что есть.

Я попросил ее не говорить мне комплиментов и сразу же приступаю к составлению плана. Надо быть хитрым и осторожным и рассмотреть дело с двух противоположных точек зрения. Прежде всего, я пытаюсь представить себе, что произойдет в субботу вечером, и каким образом я смогу обставить Сигеллу и удрать с Мирандой. Во-вторых, надо чтобы с точки зрения Фрица Кастлина эта комбинация была правдоподобной и не вызывала сомнений.

Что касается Кастлина, то он особенно и не беспокоит меня. Это просто сорная трава, которую каждый может вырвать, но Лотти Фрич — не такая девушка, которую можно провести с закрытыми глазами. Она во всем прекрасно разбирается, она может швырнуть в вас лампу, если она ей попадется под руку, а при необходимости будет действовать, как мужчина.

Я выкурил еще две или три сигареты. Лотти принесла кофе, и мы детально обсудили все дело. Похоже на то, что пятеро из этой шайки имеют в голове необходимое вещество для того, чтобы правильно вести дело. Во-первых, имеется четверка парней, с которыми я имел дело на Бейкер-стрит: Меррис, Дюриент, Коули и Слегла. Есть еще один, кажется, сводный брат Лотти.

Во-вторых, у них есть маленький пулемет, который Кастлин, покидая «Принцессу Кристабель», захватил с собой и, мне кажется, эта штука может пригодиться.

Я дал им следующие инструкции: Меррис, Дюриент и Коули сядут рано утром в субботу в поезд и доедут до места, называемое Тем. Оттуда они пойдут и хорошенько изучат «Брендерс Энд» и окрестности, чтобы знать, как действовать, когда для этого наступит время. Все трое остановятся в маленьком трактире неподалеку и в течение дня не будут шевелиться. Их не должны заметить люди Сигеллы. В субботу, но не позже, сводный брат Лотти — Вилли Боско и Спегла отправятся на машине, захватив пулемет и вооружившись до зубов.

Я полагал, что приеду с Мирандой что-то около пяти часов, но Сигелла в этот день будет очень осторожен. Он устроит вечер, который обещал, а всю правду откроет Миранде в воскресенье утром и заставит ее написать письмо старому ван Зелдену о необходимости выкупа, которое тот получит только через пять-шесть дней после телефонного звонка и которое подтвердит необходимость выплатить деньги.

Мне кажется, Миранда устроит сцену и откажется писать письмо. Сигелла переправит ее на борт своего судна и постарается удрать. Я думаю, что мы должны составить свою комбинацию в воскресенье, и как можно раньше. Они в это время уже будут считать, что дело в шляпе, и три четверти парней из банды Сигеллы нагрузятся виски настолько, что будут, как говорится, совсем тепленькими.

Лотти в этом со мной согласна. Все, что я говорю, это для них слова из Евангелия. Мы окончательно договорились, что в субботу около полуночи Меррис и другие будут в определенном месте возле «Брендерс Энд». Они подойдут как можно ближе, а я выйду, чтобы встретиться с ними. После этого, выбрав подходящий момент, я выйду вторично, но уже с Мирандой, и если Сигелла и его люди попытаются нам помешать, Меррис с парнями пустят в ход оружие и прикроют наше бегство.

После этого, как я уже говорил, Сигелла будет в наших руках, ему ничего не останется, кроме, как исчезнуть.

Короче говоря, мы сели в круг и вновь подробно разобрали все детали предстоящей операции, и каждый ясно представлял себе, что ему надлежит делать и где находиться.

Вилли Боско, как мы условились, будет связным и устроит так, чтобы в субботу у меня был план местности. И, мне кажется, все должно получиться, потому что в это время Сигелла уже не будет следить за мной.

После того, как все было оговорено, я пожелал компании доброй ночи, распрощался и вышел из отеля через служебный вход.

Несмотря на то, что было уже слишком поздно, я немного прошелся по Гайд-парку, еще раз все проанализировав, и пришел к выводу, что полностью довериться Лотти Фрич и Кастлину с компанией весьма рискованно.

Скажите, что удержит этих людей от того, чтобы сыграть со мной ту же шутку, которую мы собирались сыграть с Сигеллой? Все эти шайки формируются из отбросов, и я достаточно хорошо знаком с ними, чтобы не идти на такой риск.

Но мое сотрудничество с Лотти Фрич и остатками банды Гояса может мне помочь, и приходится идти на это.

Когда я дошел до своего отеля, то был уже доволен тем, как сложились обстоятельства. Я открыл входную дверь и стал подниматься по лестнице, чего я страшно не люблю. Но лифт в это время уже не работал, и я, подыхая от усталости, плетусь наверх.

Когда я поднимался по последнему маршу и глаза мои были на уровне пола лестничной площадки, я увидел в конце коридора свет из-под двери моего номера.

Я остановился и устроил сам с собою маленькое совещание: что бы это могло значить? Это мог быть Сигелла, это могла быть Конни, но вряд ли они стали бы ждать меня в моей квартире, так как могли легко позвонить мне по телефону.

Я вынул свой револьвер и пошел вперед, как шагает волк, и, дойдя до двери, резко ее распахнул.

В кресле, у камина, сидела горничная Миранды, с которой у меня было назначено свидание. Вид у нее был замерзший, и она куталась в шаль.

Я говорил вам уже, что эта девочка — лакомый кусочек. У нее нежная, свежая кожа, большие голубые глаза, открытое приветливое лицо, словом, она не из тех девочек, которые бегают по улицам. И на бесчестный поступок она неспособна, даже если бы ей за это заплатили.

Она встала. Я бросил свою шляпу на диван и убрал оружие.

— Вот это да, маленькая Сейди! Итак, куколка, что случилось? Сколько времени вы уже здесь?

Она проглотила слюну.

— Вот уже несколько часов, как я жду вас, мистер Кошен. Я совсем больна от беспокойства и не знаю, что мне делать. И я решила прийти к вам и была здесь немного раньше полуночи.

На входе я сказала, что мне совершенно необходимо повидать вас. Мне ответили, что не знают, когда вы вернетесь, но предложили подождать вас.

Я попросил ее сесть и закурил сигарету.

— Не огорчайтесь, малютка, — сказал я ей, — так волноваться вредно. Скажите, что же случилось?

— Я получила вот это! — сказала она и протянула мне конверт. Я достал письмо, прочитал и понял, что Галлат не был таким лопухом, как я полагал.

Письмо было адресовано мисс Сейди Грин, горничной мисс Миранды ван Зелден, отель «Карлтон»:

«Дорогая мисс Грин, я обращаюсь к вам, так как необходимо, чтобы я имел связь с кем-нибудь из окружающих мисс ван Зелден.

Я — частный детектив, и мистер ван Зелден нанял меня, чтобы я незаметно наблюдал за его дочерью и, если будет нужно, защитить ее. Вы знакомы с характером мисс ван Зелден, который толкает ее на знакомства со многими весьма подозрительными людьми и на погоню за сенсацией, что не всегда может окончиться благополучно.

Я познакомился с одним из служащих «Карлтона» и узнал о том, что мисс ван Зелден исчезла. Я вошел также в контакт с двумя людьми, один из которых — страховой агент компании, в которой мисс ван Зелден застраховала свои драгоценности.

Посоветовавшись с этими людьми, я отправляюсь на остров Мерси, так как меня убедили, что мисс ван Зелден находится там.

Откровенно признаюсь вам, что я сильно обеспокоен. Я чувствую необходимость более жесткого контроля над поступками мисс ван Зелден, и думаю, после своего возвращения войти в контакт с вами, чтобы с вашей помощью более эффективно оберегать мисс ван Зелден. Я полагаю, вы поможете мне, так как сами понимаете, этого хотел бы и сам мистер ван Зелден.

Об этом не надо говорить мисс ван Зелден, так как она не выносит, когда за ней наблюдают.

Вскоре после того, как вы получите это письмо, я обращусь к вам лично. Если вы не получите от меня письма до полуночи, знайте, что со мной что-то случилось. Поэтому я прошу вас немедленно поставить обо всем в известность Скотланд-Ярд, показать им мое письмо, попросить защиты.

Искренне ваш. Роберт Галлат».

Я сложил письмо и поинтересовался, когда она его получила.

— Я получила его сегодня утром, мистер Кошен, — ответила она, — и ждала весь день Галлата, но он не появился и не дал о себе знать. Я подумала, не позвонить ли мне в полицию, как он советовал, но решила, что если это дойдет до ушей мисс ван Зелден, то она немедленно вышвырнет меня вон.

И тогда я подумала о вас. Я поняла, что вы были вместе с ней там, где она находилась, раз вы привезли ее домой, а потом, я должна вам признаться, что вы мне симпатичны. Скажите, мистер Кошен, что мне теперь делать?

Я улыбнулся ей.

— Вы — храбрая девочка, но не забивайте этим свою светлую головку, это совершенно зря. Галлат — настоящий лопух, и правда заключается в том, что над ним посмеялись, и вот как это произошло:

Когда компания бездельников, друзей мисс ван Зелден, увлекла ее с собой, они надули его и сказали, что она отправилась во Францию. И Галлат — с тыквой вместо головы — отправился туда ее искать, а это письмо вам написал перед отъездом.

И во всяком случае, — продолжал я, — совершенно напрасно рвать на себе волосы. Можете мне поверить: никакой опасности нет, и все идет хорошо.

Она облегченно вздохнула, да и я, признаться, также, потому что вся эта история начинает действовать мне на нервы. Это письмо могло причинить немалые неприятности, если бы она показала его там, где не следовало.

— О! Как я счастлива, мистер Кошен! Я совсем уже начала сходить с ума, потому что не знала, как же мне надо было поступить. Вы знаете, как нелегко быть горничной мисс ван Зелден! Малейший пустяк может вывести ее из себя, а я не хочу быть ответственной за ее выходки. И я очень рада, что пришла сюда, и теперь мне пора уходить.

Я подошел и обнял ее и, кажется, ей это не неприятно.

В моей голове, пока она говорила, сложился план, как выкрутиться с этим делом в «Брендерс Энд», и уговорить Сейди помочь мне.

— Не уходите, — попросил я ее. — Мне надо поговорить с вами. Я рад, что вы пришли, потому что сам собирался при случае рассказать вам историю с мисс ван Зелден. Не бойтесь, ничего опасного здесь нет, но кое в чем вы могли бы помочь мне. Это избавит всех от многих неприятностей, а для вас будет полезно, потому что я после возвращения в США думаю навестить отца мисс ван Зелден, старика ван Зелдена, и рассказать ему о вашем содействии. Он не останется в долгу перед вами.

Она была очень довольна.

— Я всегда готова оказать услугу мистеру ван Зелдену.

Я уговорил ее сесть. После этого заварил и налил ей чашку кофе и предложил сигарету. Я начал рассказывать ей то, что считал необходимым рассказать, так как кое в чем рассчитывал на нее.

Она сидела с чашкой кофе в руке и смотрела на меня своими большими голубыми глазами.

— Послушайте, малютка, — начал я, — вот в чем дело.

Оглавление

Обращение к пользователям