ГЛАВА СЕДЬМАЯ

  Кайен объяснила Дэйву, как проехать к школе. Она бы очень хотела миновать дом Пита Наргаса, но это был самый прямой и короткий путь. Неприятные воспоминания уже пробудились. Не будучи в состоянии скрыть свои чувства, она ощутила жгучую вину, когда они проезжали мимо злополучного дома. Место казалось заброшенным. Краска на старом крыльце облупилась…

  Док пробудил в ней воспоминания о парочке, которая держалась за руки, желая раствориться в звездном небе, и о сладких поцелуях. Кайен улыбнулась, вспомнив, как отец Пита однажды застал их в саду…

  Через открытое окно автомобиля она уловила знакомый свежий запах вереска. За время ее отсутствия куст подокнами дома сильно разросся. Такой же сладкой, как этот запах, была первая любовь Кайен.

  Она очень скучала по любящей семье Пита и по нему самому. Кайен хотела бы снова наладить с ними отношения. Но она не могла этого сделать, не причинив им боли. Помнится, как раз об этом говорила ей в прошлый раз Бет.

  Когда они притормозили на стоянке, девушка почувствовала, как сильно забилось ее сердце. Еще больше она разволновалась, когда Дэйв открыл перед ней двери зала и она шагнула в прошлое, где когда-то была совсем другим человеком. Теперь же она была профессиональной моделью, которая смогла ослепительно улыбнуться, входя в бальный зал. Находившиеся там люди обнимались и целовались, приветствуя друг друга, и неожиданно среди всей этой толчеи она потеряла уверенность в себе.

  Но ей удалось справиться с внутренним волнением. Ну кто бы мог в школе угадать в Кэй Энн Олдермэн будущую мировую знаменитость? Она ловила на себе недоверчивые женские взгляды.

  Поднявшись на сцену, она начала заполнять регистрационную форму и поставила размашистую подпись: Кайен.

  Всего одно слово. Имя, которое она выбрала для себя, когда убежала прочь из этого города.

  Ее фамилия была совершенно необязательна, поскольку ее и так узнавали. Буквально пялились на нее со всех сторон. Кайен пыталась вести себя так, словно не замечала ажиотажа вокруг себя. Она спокойно взяла Дэйва под руку и прошла с ним через весь зал. Его рука была сильная и уверенная, рядом с ним было приятно находиться. Постепенно его тепло проникло и в Кайен, вытеснив холод одиночества.

  Они были потрясающей парой. Кайен выглядела так, словно только что сошла с обложки модного журнала, а Дэйв был мечтой каждой женщины с своих черных брюках и яркой шелковой рубашке. Бриллиантовая заколка на галстуке поблескивала в тусклом электрическом свете. Он, без сомнения, затмевал тех парней, которые сопровождали своих дам. Все знали его как самого завидного жениха в городе. Поэтому его присутствие рядом с Кайен вызвало много перешептываний. И Кайен вознаградила своего сопровождающего ослепительной улыбкой.

  — А здесь много одиноких женщин, — заметила она. — Так что у тебя есть шанс с кем-нибудь познакомиться.

  — К чему мне это, если я рядом с самой прекрасной женщиной бала?

  Эта фраза была сказана так искренне, что Кайен едва не поцеловала Дэйва. Но тут же испытала чувство вины. И зачем она его только вытащила сюда? Чтобы скомпрометировать перед остальными дамами? Еще решат, что они и впрямь встречаются.

  Оглядевшись, Кайен была удивлена внешностью своих одноклассников. Она не была готова к тому, что они так сильно изменились. Эти изменения были не к лучшему, в отличие от ее. Староста группы оставался таким же остроумным, каким помнила его Кайен. И все же седина появилась на его висках — так давало знать о себе время. Несколько одноклассников облысели, многие женщины имели лишний вес.

  Спустя несколько минут все уже заново перезнакомились и начали шутить и вспоминать прошлое, что не могло не встревожить Кайен, по понятным причинам. Она очень волновалась, что люди будут говорить то же, что и десять лет назад.

  Дэйв повел ее через весь зал к огромной чаше с пуншем. Кайен спиной ощущала взгляды одноклассников. Давно она не чувствовала себя такой смущенной. Наверное, с той судьбоносной ночи, когда она порвала с Питом Наргасом и навеки изменила свою жизнь, да и его тоже. Тогда был последний раз, когда она встречалась с человеком, который был хоть немного достоин ее.

  Кайен попросила Дэйва наполнить ее бокал безалкогольным пуншем. Ей понравилось, что он оставил это пожелание без каких-либо комментариев. Когда-то она любила выпить перед танцами. И потом слишком часто видела людей, которые даже после лечения снова возвращались к губительным привычкам, нимало не меняя свою судьбу и огорчая друзей и родственников своим поведением. Поэтому Кайен решила придерживаться трезвого образа жизни.

  Дэйв вернулся очень быстро. Кайен начала медленно потягивать напиток, надеясь, что его хватит надолго. Изящная женщина с серебристыми волосами, убранными в красивую прическу, прошла к ним через весь зал. Лицо Кайен осветила улыбка. Она попросила Дэйва подержать ее бокал и обнялась  со старой знакомой.

  — Миссис Ролинз!

  — Я так рада, что ты пришла, — сказала женщина, крепко обнимая Кайен.

  Кайен не могла припомнить, чтобы ее кто-нибудь был так рад видеть.

  — Я слышала, вам присудили премию по педагогике, — сказала она. — Этого события я бы ни за что не пропустила.

  — Премия ничто по сравнению с твоим присутствием здесь, — уверила ее миссис Ролинз. — В этом году я ухожу на пенсию и считаю, что таким образом администрация решила меня отблагодарить.

  Кайен рассмеялась.

  — Не могу представить колледж без вас. Уже ничто не будет как прежде, — с грустью сказала девушка.

  — Ты выглядишь волшебно, — заявила миссис Ролинз, шагнув назад, чтобы получше рассмотреть ее. — Даже лучше, чем на обложке.

  — Надеюсь, вы не выписываете ни одно из тех изданий, которые печатают мои фотографии, — улыбнулась Кайен. — Должна признать, что сегодня вечером я чувствую себя постаревшей. А вы, напротив, выглядите так, словно и не было этих десяти лет.

  Миссис Ролинз недоверчиво засмеялась. Она повернулась к Дэйву.

  — Отпустите со мной на пару минут свою спутницу. Я бы хотела представить Кайен коллегам, которые не верят, что эта знаменитость училась у нас.

  — И даже закончила колледж с дипломом — с достоинством проговорила Кайен. Вспоминая свою бурную юность, Кайен и сама удивлялась этому факту. — Мне кажется, вы единственный преподаватель, который рад меня видеть.

  — Не смеши меня, — укоризненно проговорила миссис Ролинз. — Я прекрасно помню, какой ты была умницей. Надеюсь, ты не винишь себя в том, что случилось с Питом Наргасом.

  Дэйв навострил уши. Теперь его любопытство никак не было связано с романом. Возможно, этого Пита любила Кайен. Парень, которого она бросила? Надо ли ему интересоваться подробностями? Может быть, это и есть причина, по которой она уехала из города давным-давно?

  — Я подожду тебя здесь, — сказал Дэйв, занимая позицию наблюдателя у стены.

  Золотой и голубой цвета стен колледжа напомнили Дэйву его собственную школу. Его юность не была связана с трудностями, как это было в жизни Кайен. В семье Эванс всегда было достаточно денег. Но взросление никогда не проходит без боли и разочарования. Ожидания его семьи были далеки от того, чего хотел он сам для себя. В этом смысле их с Кайен пути были похожи. Но если люди ожидали от нее разочарования, то ему полагалось быть успешным. Отец ожидал, что сын пойдет по его стопам и продолжит семейную традицию. Хотел бы Дэйв, чтобы его родители так же украшали полки его книгами, как мать Кайен украсила стены дома фотографиями Кайен.

  — Необычное украшение для стены, — раздался рядом с ним слащавый женский голос.

  Его обладательницей была блондинка, чье имя значилось на бэйдже — Валери Дави-Миллз. Любопытно, ее худая фигура — результат диеты и изнуряющих упражнений или просто дар природы? А еще он заметил, что на пальце женщины не было обручального кольца.

  — Кажется, я видела вас в обществе Кэй Энн? — спросила она.

  — Наверняка.

  Ее смех был немного вызывающим. А потом она шагнула ближе и стала буквально засыпать Дэйва вопросами, на которые ему отвечать совершенно не хотелось. К тому же такая дотошность изрядно его смутила.

  — Вы ведь нездешний, так? — зашептала Валери с понимающей улыбкой.

  Этот вопрос был явно риторическим.

  — Давно вы знакомы с местной знаменитостью?

  — Не очень.

  — Полагаю, Кэй когда-нибудь упоминала при вас о Пите Наргасе?

  — Нет, но слышу это имя уже не впервые.

  Дэйв твердо решил ограничиваться лаконичными ответами.

  — На вашем месте я бы заинтересовалась этой историей, — многозначительно заявила Валери. Дэйв ничего не ответил и не спросил, изрядно удивив этим женщину. И наверное, даже огорчив.

  — А что насчет Джейсона Девинтера?

  Решив, что Джейсон и Пит были ее старыми приятелями, Дэйв вдруг почувствовал желание прекратить эту оскорбительную для Кайен беседу. Валери, очевидно, была одной из тех, кто завидовал успеху одноклассницы. Однако интерес писателя пересилил вежливость.

  — Боюсь, что нет. Сказать честно, меня больше интересует Кайен как женщина, чем как девушка, которой она когда-то была.

  И хотя голос Валери оставался как прежде сахарным, улыбка превратилась в оскал.

  — Как приятно слышать, — проворковала она, похлопывая его по плечу. Ее брови взлетели вверх, когда под рубашкой она ощутила накачанные бицепсы. — Кстати, а вы что тут делаете, мистер?..

  — Эванс. Дэйв Эванс. В настоящее время я без работы, но этой осенью собираюсь преподавать в колледже английский.

  Валери выглядела удивленной.

  — Здесь? В старом добром Шеридане? Знаете, я и сама уже подумывала о том, чтобы брать уроки литературы. У меня есть пара поэм, которые вы могли бы подредактировать…

  Когда наконец она оставила его и присоединилась к группе старых друзей, Дэйв облегченно вздохнул и переключил внимание на дискотеку. Дэйв превосходно умел танцевать и имел вкус к музыке. Все в его семье в свое время брали уроки танцев. Когда-то он ненавидел эти уроки. Но потом они принесли ему немало успеха среди девушек и стали залогом счастливых свиданий.

  — Ты ведь не думаешь, что у нее достанет смелости подойти при всех к Джейсону Девинтеру, а? — услышал он возле себя сладкий голосок Валери.

  Дэйву стало противно. Словно бы он подглядывал за кем-то в замочную скважину. Неужели эти леди так и живут, перестирывая старое белье? Ревность кольнула его в самое сердце, чего он уже совсем не ожидал. Он не знал этого мистера Девинтера, но вдруг ему захотелось, чтобы в зале включили яркий свет.

  Ничего удивительного, что Кайен не хотела приходить одна на этот вечер. Неудивительно также, что она решила выпить, чтобы успокоиться. Кажется, и ему самому надо это сделать.

  Он оттолкнулся от стены и пошел к группе, где стояла миссис Ролинз с Кайен. Он подошел к девушке и обнял за талию, тут же ощутив ее дрожь. Удивительно обнаружить в ней волнение, ведь она всегда так хорошо владела собой. Грудь Дэйва наполнили доселе незнакомые чувства.

  Профессиональный интерес писателя покинул его, и он забыл, зачем он здесь. До сих пор Дэйв никогда не замечал живого блеска в этих мистических глазах. Это обстоятельство чуть не разрушило тот образ, который он создал для своего романа.

  Дэйв не знал, от чего или от кого надо защищать эту женщину. Он только знал, что должен находиться рядом с ней. Он так и сделает. Будет охранять ее как самую настоящую драгоценность от клеветы и нападок. Мужчины не могли оторвать своих взглядов от Кайен, и Дэйв тут не был исключением. Да он еще был самым удачным парнем на свете — ведь рядом с ним такая женщина. И она ему доверяет.

  Миссис Ролинз оставила их и заняла почетное место за столом. Дэйв почему-то подумал, что теперь Кайен вовсе не обязательно стыдится теней прошлого.

  Кайен словно почувствовала его поддержку и пожала ему руку.

  — Что бы ни случилось в следующие несколько минут, — предупредила она его, — обещай, что не бросишь меня.

  Дэйв напрягся, проследив за ее взглядом. Он увидел немолодого мужчину. Невысокий, но привлекательный, он не отрывал от них голубых глаз. Странно, что на его одежде не было значка с именем. Возможно, он член педсовета. Мужчина неожиданно покраснел, поймав взгляд Кайен. Если бы она не протянула ему руку, Дэйв мог поклясться, что тот развернулся бы и вышел из зала.

  — Мистер Девинтер, — произнесла она. — Какой сюрприз увидеть вас снова.

Оглавление