II. Преждевременный испуг

– Сегодня я приготовлю чай, – благосклонно сказала Пэтти.

– Как угодно, – ответила Присцилла, скептически пожав плечами.

Пэтти принялась хлопотать, дребезжа фарфором. – Чашки довольно пыльные, – заметила она с сомнением.

– Тогда помой их, – парировала Присцилла.

– Нет, – ответила Пэтти, – слишком долго возиться. Просто закрой, пожалуйста, ставни, мы зажжем свечи, и этого хватит. Войдите, – отозвалась она на стук.

В дверном проеме появились Джорджи Меррилс, Люсиль Картер и Близняшка Бартлет.

– Я слышала, что у двух «Пэ» сегодня угощают чаем? – поинтересовалась Близняшка.

– Да, проходите. Я приготовлю его сама, – отвечала Пэтти, – а вы увидите, насколько я более внимательная хозяйка, чем Присцилла. Вот, Близняшка, – добавила она, – возьми чайник и набери в него воды; а ты, Люсиль, сходи, пожалуйста, к первокурсницам в конце коридора и займи у них немного спирта: наша бутылка пуста. Я бы и сама это сделала, просто за последнее время я столько наодалживала, а тебя они не знают, понимаешь? И… ах, Джорджи, ты сама любезность, сбегай-ка вниз в магазин, купи немного сахару. По-моему, я видела какие-то деньги в серебряной чернильнице на письменном столе Присциллы.

– У нас есть сахар, – возразила Присцилла. – Я купила вчера целый фунт.

– Нет, ягненочек, у нас его больше нет. Я дала его взаймы Бонни Коннот вчера вечером. Поищи лучше ложечки, – прибавила она. – Кажется, я их видела на верхней полке книжного шкафа, за Киплингом.

– А что же, позволь узнать, будешь делать ты? – поинтересовалась Присцилла.

– Я? – молвила Пэтти. – О, я буду сидеть в кресле и руководить.

Десять минут спустя, когда компания устроилась в комнате на подушках и вечеринка стала набирать обороты, обнаружилось, что нет лимонов.

– Ты в этом уверена? – требовательно спросила Пэтти.

– Ни одного, – отвечала Присцилла, заглядывая в глиняную кружку, где хранились лимоны.

Джорджи сказала: – Я отказываюсь снова идти в магазин.

– Нет необходимости, – любезно сказала Пэтти, – мы прекрасно без них обойдемся. – (Сама она не ела лимоны.) – Чаепитие совершается не ради чая, но ради сопровождающей его беседы, и не следует сердиться из-за случайностей. Видите, юные леди, – продолжала она говорить тоном учителя, читающего лекцию, – хотя я только что пролила спирт на сахар, я словно не заметила этого и продолжаю поддерживать плавное течение разговора, дабы отвлечь моих гостей. Хладнокровие следует культивировать прежде всего. – Пэтти вяло откинулась на спинку кресла. – Завтра День учредителя, – продолжала она словоохотливо. – Интересно, сколько…

– Кстати, – перебила Близняшка. – Девчонки, не нужно оставлять танцев для моего брата: сегодня утром я получила от него письмо, в котором он пишет, что не сможет приехать.

– Он ведь ничего не сломал, а? – спросила Пэтти сочувственно.

– Сломал?

– А-а… руку, или ногу, или шею. Несчастные случаи – столь частое явление в День учредителя.

– Нет, его вызвали из города по важному делу.

– По важному делу! – Засмеялась Пэтти. – Ну и ну! Он что, не мог придумать что-нибудь новенькое?

– Я и сама считаю, что это просто отговорка, – признала Близняшка. – Он, видимо, думает, что он будет здесь единственным мужчиной и что, будучи одиноким и беспомощным, ему придется танцевать со всеми шестьюстами девушками.

Пэтти грустно покачала головой. – Они все одинаковы. День учредителя не был бы Днем учредителя, если бы половина гостей в последнюю минуту не придумывала серьезную болезнь, важное дело или конец отношений. Единственно надежным способом будет пригласить троих мужчин и составить одну программу.

– Мне просто не верится, что завтра День учредителя, – сказала Присцилла. – Казалось бы, не прошло и недели, как мы распаковали свои дорожные сундуки после каникул, но не успеем мы опомниться, как снова начнем укладывать их на рождественские каникулы.

– Да, и не успеем мы опомниться, как будем снова их разбирать, за три недели до экзаменов, – сказала пессимистка Джорджи.

– О, коли на то пошло, – парировала оптимистка Пэтти, – не успеем мы опомниться, как уже поднимемся с одного конца на сцену за своими дипломами и спустимся с другого ее конца преуспевающими выпускницами колледжа.

– А потом, – вздохнула Джорджи, – прежде чем у нас будет время подумать о своей карьере, мы станем старушками, которые будут говорить внукам стоять ровно и не забывать надевать галоши.

– И прежде чем кто-либо из нас выпьет чаю, – произнесла Присцилла, – мы окажемся в могиле, если вы не перестанете болтать и не посмотрите за чайником.

– Он кипит, – сказала Пэтти.

– Да, – подтвердила Присцилла, – он кипит уже десять минут.

– Горячий, – заметила Пэтти.

– Думаю, так и есть, – согласилась Присцилла.

– Вопрос в том, как его снять и не обжечься.

– Сегодня ты главная: решай проблемы самостоятельно.

– Легко, – и Пэтти подцепила чайник одним концом клюшки для гольфа. – Юные леди, – сказала она, покачивая чайником, – ничто так не учит находить выход из любой сложной ситуации, как учеба в колледже. Если, шагнув в большой, большой мир…

«Где, ну, где степенные старушки-старшекурсницы?»

Произнесла нараспев Близняшка.

«Где, ну, где они?»

Остальные подхватили, и Пэтти терпеливо подождала.

«Этика Кэрнсли отправила их,

Этика Кэрнсли отправила их,

Этика Кэрнсли отправила их

В большой, большой ми-и-и-р.»



– Если вы покончили с восхвалениями, юные леди, я продолжу лекцию. Когда, говорю я, вы окажетесь в большом, большом мире и в один прекрасный день будете устраивать «файв-о-клок» для одного из молодых людей, имеющих обыкновение посещать такие мероприятия, который заскочил к вам с послеобеденным визитом… вы следите за моей мыслью, юные леди, или я слишком быстро говорю? Если, в то время как вы увлечены разговором, чайник станет слишком горячим, не кладите палец в рот с криком «Ай!» и не просите кокетливо молодого человека: «Сними его ты», как сделала бы это молодая женщина, у которой не имеется ваших преимуществ. Наоборот, отреагируйте на экстренную ситуацию, спокойно заметив: «Этот чайник перегрелся; могу я потревожить вас просьбой сходить в прихожую и принести зонтик?», а когда он вернется, грациозно и проворно подцепите им чайник, как это проделала я на ваших глазах, юные леди, и молодой…

– Пэтти, осторожно! – вскричала Присцилла.

– Ай-я-яй! – Это протяжно взвыла Джорджи.

Пэтти поспешно поставила чайник на пол. – Прости, пожалуйста, Джорджи. Больно?

– Ни капельки. Очень даже приятно, когда тебя обливают кипятком.

Близняшка Бартлет втянула носом воздух. – Пахнет паленым ковриком.

Пэтти застонала: – Я сдаюсь, Прис, сдаюсь. Послушай, руководи ты. Больше я на это не претендую.

– Хотелось бы мне посмотреть, – заметила Близняшка, – как Пэтти развлекает молодого человека.

– Это не такое уж беспрецедентное событие, – произнесла Пэтти с некоторой теплотой в голосе. – Ты сможешь понаблюдать за мной завтра вечером, если это доставит тебе такое удовольствие.

– Завтра вечером? Ты собираешься пригласить на студенческий бал мужчину?

– Таково мое намерение, – отвечала Пэтти.

– И ты не оставила мне хоть один танец! – послышался обиженный хор голосов.

– Я никому не оставила танец, – промолвила Пэтти с достоинством.

– Ты хочешь сказать, что все двадцать танцев ты будешь танцевать с ним сама?

– О нет, думаю, что мне удастся потанцевать с ним не больше десяти… Просто я пока не сделала его визитку, – прибавила она.

– Почему?

– Я никогда их не делаю.

– В таком случае, он бывал здесь раньше?

– Нет, в этом-то все дело.

– В чем?

– Ну, – соизволила объяснить Пэтти, – начиная с первого курса, я приглашала его на каждую вечеринку.

– И он отказывал?

– Нет, он принимал приглашение, но ни разу не приходил.

– Почему же?

– Он боялся.

– Боялся? Девушек?

– Да, частично, – сказала Пэтти, – но в основном преподавателей.

– Преподаватели ничего плохого ему не сделают.

– Естественно; но он не мог этого понять. Видите ли, в молодости он испугался.

– Испугался? А отчего?

– Ну, – сказала Пэтти, – произошло это следующим образом. Случилось это, когда я училась в средней школе. В то время он учился в Андовере, а жил на юге, и однажды, проезжая через Вашингтон, он остановился, чтобы навестить меня. Так получилось, что за два дня до этого наш дворецкий сбежал, прихватив с собой все ножи и вилки, все деньги, какие он только мог найти, золотые часы Нэнси Ли, две шляпные булавки, мою серебряную щетку для волос, бутылку бренди и пирог, – перечислила она, уделяя добросовестное внимание деталям, – и миссис Трент – директриса – дала рекламное объявление о найме нового дворецкого.

– Я, было, решила, что прежний отбил у нее охоту держать дворецких, – сказала Джорджи.

– Ты могла бы так решить, – ответила Пэтти, – однако она была очень целеустремленной женщиной. В день, когда Рауль – так его зовут – приехал меня проведать, на эту должность претендовали девятнадцать человек, и миссис Трент совершенно обессилела, интервьюируя их. Поэтому она велела мисс Саре, своей дочери, уделить внимание тем, кто придет вечером. Мисс Сара была высокой, носила очки и была… была…

– Истинным поборником дисциплины, – предположила Близняшка.

– Да, – с чувством сказала Пэтти, – жутко истинным поборником дисциплины. Ну вот, когда Рауль вошел, он дал свою визитную карточку Эллен и попросил позвать меня; Эллен, однако, не поняла и позвала мисс Сару. Когда мисс Сара увидела его в вечернем костюме, она…

– Приняла его за дворецкого, – вставила Джорджи.

– Да, она приняла его за дворецкого. Посмотрев на карточку, которую он дал Эллен, она вымолвила ледяным тоном: «Что это значит?»

«Это… это мое имя», – запнулся он.

«Вижу, – сказала мисс Сара, – но где рекомендательное письмо?»

«Я не знал, что оно необходимо», – проговорил он, страшно напуганный.

«Разумеется, оно необходимо, – ответствовала мисс Сара. – Я не могу позволить Вам войти в этот дом, не имея писем из тех мест, где Вы бывали раньше».

«Я не предполагал, что у вас здесь так строго», – сказал он.

«Нам приходится быть строгими, – твердо ответила мисс Сара. – У Вас большой опыт?»

– Он не понял, что она имела в виду, но решил, что безопаснее будет сказать, что нет.

«В таком случае, естественно, Вы не подходите, – ответила она. – Сколько Вам лет?»

– Тут он так испугался, что не мог вспомнить. «Девятнадцать, – вымолвил он задыхаясь, – то есть двадцать.»

– Увидев его смятение, мисс Сара подумала, что он строит планы относительно некоторых наследниц, вверенных ее заботам. «Не понимаю, как Вы посмели сюда прийти, – сказала она сурово. – Я ни на миг не допускаю мысли, чтобы принять Вас в дом. Вы столь же молоды, сколь привлекательны». – С этими словами Рауль встал и дал деру.

– Когда Эллен на следующий день рассказала мисс Саре, что он спрашивал меня, ей стало ужасно стыдно, и она заставила меня написать ему, все объяснить, и пригласить на ужин; но дикие лошади больше так и не смогли затащить его в этот дом. С тех пор он боится останавливаться в Вашингтоне. Он всегда едет в спальном вагоне, без остановок, и говорит, что и тогда его преследуют кошмары.

– И поэтому он не приезжает в колледж?

– Да, – ответила Пэтти, – причина в этом. Я сказала ему, что у нас здесь нет дворецких, но он сказал, что у нас есть дама-преподаватель, а это так же плохо.

– Но мне показалось, ты сказала, что он придет на студенческий бал.

– На сей раз он придет.

– Ты уверена?

– Да, – сказала Пэтти угрожающе, – я уверена. Он знает, – добавила она, – что случится, если он не придет.

– А что случится? – спросила Близняшка.

– Ничего.

Близняшка покачала головой, а Джорджи поинтересовалась:

– Тогда почему ты не составляешь его программу?

– Полагаю, я могла бы это сделать. Я не сделала этого раньше, поскольку это все равно, что в некотором роде искушать Судьбу. Я не хочу быть причиной какого-нибудь действительно серьезного происшествия, которое может с ним произойти, – объяснила она несколько двусмысленно, вытаскивая карандаш и бумагу. – Какие танцы оставить за тобой, Люсиль? Джорджи, а у тебя третий танец не занят?

Пока они улаживали этот вопрос, послышался стук в дверь, оставшийся без внимания. Постучали еще раз.

– Что там? – спросила Присцилла. – Кто-то стучал? Войдите.

Дверь открылась, на пороге стояла горничная с желтым конвертом в руке. В сгустившихся сумерках она неуверенно переводила взгляд с одного лица на другое. – Мисс Пэтти Уайатт? – спросила она.

Пэтти молча протянула руку за конвертом, положила на письменный стол и посмотрела на него с беспощадной улыбкой.

– В чем дело, Пэтти? Ты не будешь его читать?

– В этом нет необходимости. Я знаю, о чем там говорится.

– Тогда прочту я, – сказала Присцилла, вскрывая конверт.

– Нога или рука? – поинтересовалась Пэтти с кротким любопытством.

– Ни то, ни другое, – ответила Присцилла, – это ключица.

– О, – проворчала Пэтти.

– Ну, что там? – настойчиво спросила любопытная Джорджи. – Прочти вслух.

«Нью-Хейвен, 29 ноября.

Играя в футбол, сломал ключицу. Честное слово. Ужасно жаль. В другой раз повезет больше.

Рауль.»

– Другого раза, – заметила Пэтти, – не будет.

Оглавление

Обращение к пользователям