XIV. Тайна преследуемой второкурсницы

– Да послушайте же, Бонни… Бонни Коннот! Присцилла! Постойте, – кричала девушка, пересекая поле для игры в гольф, в то время как подруги не спеша брели домой, волоча за собой свои сумки с принадлежностями для гольфа. Обернувшись, они подождали, пока к ним домчится Милдред Коннот – кузина Бонни, студентка второго курса. Она возбужденно обняла их и одновременно бросила взгляд через плечо, словно преступник, за которым пущена погоня.

– Мне нужно вам кое-что сообщить, – произнесла она, едва переводя дыхание. – Идите сюда, где нас никто не увидит, – и она нырнула в сосновые заросли, росшие у тропинки.

Присцилла и Бонни неторопливо последовали за ней и опустились на мягкие иглы с таким видом, словно развлекались, проявляя терпимость.

– Ну, Милдред, в чем дело? – мягко спросила Бонни.

Второкурсница понизила голос до выразительного шепота, хотя на сто ярдов вокруг не было ни души. – За мной следят, – проговорила она торжественно.

– Следят! – удивленно воскликнула Бонни. – Малыш, ты не в себе? Ты ведешь себя, словно мальчишка, начитавшийся бульварных романов.

– Слушайте, девочки. Обещайте никому не говорить, потому что это большая тайна. Сегодня вечером мы собираемся посадить дерево группы, и я руковожу этим ритуалом. Все готово: сшиты костюмы и обговорен план действий, чтобы группа могла добраться до места незамеченной. Первокурсницам невдомек, что должно произойти вечером. Но они узнали, что я председатель комитета и, представьте себе, – глаза Милдред расширились от волнения, – уже неделю они пасут меня. Они назначили девчачью эстафету, чтобы наблюдать за мной, и я дернуться не могу без того, чтобы за мною не увязалась какая-нибудь первогодка. Когда я спустилась заказать мороженого, одна стояла прямо у моего локтя, и мне пришлось притвориться, будто я пришла за содовой. Я просто была вынуждена переложить всю работу на остальных членов комитета, так как опасалась, что первокурсницы могут выяснить время. Сначала было смешно, но теперь меня это начинает нервировать. Ужасно думать, что за тобой все время наблюдают. Такое ощущение, словно я совершила убийство и постоянно оглядываюсь через плечо, как… как Макбет.

– Это отвратительно, – передернула плечами Бонни. – Меня пробирает до костей при мысли о том, как мужественно смотрит в лицо опасности член моей семьи ради блага своей группы.

– Не надо смеяться, – сказала Милдред. – Дело серьезное. Если эти первокурсницы явятся на наш ритуал посадки дерева, мы никогда не узнаем, чем он закончится. Но они не придут, – добавила она со значительной улыбкой. – У них другое мероприятие. Мы выбрали нынешний вечер по той причине, что некая выпускница, занимающаяся раскопками руин в Риме, выступает с лекцией перед археологическим обществом. Первокурсницам было сказано пойти и послушать ее в связи с тем, что они изучают латынь. Вообразите себе, что они испытают, сидя взаперти в аудитории, пытаясь умничать насчет римского форума и слушая наши вопли снаружи!

Присцилла и Бонни с пониманием улыбнулись. В конце концов, они и сами не так давно были второкурсницами, поэтому припомнили собственный ритуал посадки дерева, когда первокурсницы не сидели взаперти.

– Но все дело в том, – продолжала Милдред, – что мне необходимо попасть туда больше, чем кому-либо другому, потому что я должна рыть яму, – вообще-то копать будет Питерс, я же выброшу первую лопату земли, – но я не смогу туда попасть из-за этой мерзкой девчонки-следопыта. Как только она увидит, что я веду себя подозрительно, она побежит и предупредит своих однокашниц.

– Ясно, – молвила Бонни, – а причем здесь мы с Присциллой?

– Ну, понимаете, – неуверенно сказала Милдред, – обе вы достаточно взрослые и вы – наша группа-побратим и должны помочь нам.

– Разумеется, – согласилась Бонни, – но как именно?

– Значит так, я думаю следующим образом. Если вы просто прогуляетесь после службы по берегу озера и вроде как незаметно замешкаетесь среди деревьев, чуть позже я пройду этой дорогой, а потом, когда за мной проследует сыщица, вы просто схватите ее и…

– Бросим в озеро? – спросила Бонни.

– Нет, конечно. Не применяйте силу. Просто вежливо задержите ее до тех пор, пока не услышите наш клич… возьмите ее с собой на прогулку. Она будет польщена.

Бонни засмеялась. План поразил ее своей курьезностью. – Я не вижу ничего аморального в том, чтобы задержать первогодку, которая идет туда, куда ей не положено. Что скажешь, Прис?

– Это не совсем экскурсия воскресной школы, – согласилась Присцилла, – но, на мой взгляд, мы имеем такое же право играть в детективов, как и они.

– Вне всякого сомнения, – сказала Бонни. – Смотрите внимательно, как Шерлок Холмс и его друг доктор Ватсон раскроют Тайну Преследуемой Второкурсницы.

– Вы спасли мне жизнь, – с чувством произнесла Милдред. – Не забудьте: сразу после службы, на берегу озера. – Она осторожно выглянула из-за веток. – Мне нужно достать ключи от гимнастического зала, чтобы, пока идет служба, туда можно было бы внести закуски. Вам не кажется, что тут кто-то притаился? Наверное, я смогу выбраться незамеченной. До встречи. – И она унеслась прочь, словно преследуемый зверь.

Бонни посмотрела ей вслед и рассмеялась. – «Молодость – пора чудесная, но немного беспокойная», – процитировала она и обе подруги отправились домой.

Там они наткнулись на Пэтти, которая переживала периодическую учебную лихорадку, погрузившись в словари и учебники грамматики. Она согласилась оторваться от своих занятий, чтобы так долго слушать рассказ о предполагаемом приключении, не иначе как против своей воли.

– Какие же вы дети! – воскликнула она. – Неужели вы еще не выросли? Вам не кажется, что со стороны студенток старшего курса – можно сказать, почти выпускниц – немного недостойно похищать первокурсниц?

– Мы не похищаем первокурсниц, – возразила Бонни, – мы учим их хорошим манерам. Мой долг оберегать мою маленькую кузину.

– Ты можешь пойти с нами и помочь в расследовании, – великодушно сказала Присцилла.

– Спасибо, – ответила Пэтти надменно. – У меня нет времени играть с вами, детьми. Сегодня вечером мы с Кэти Фэйр будем заниматься древнеанглийским.

В тот вечер, когда Пэтти, настроенная, кстати, взять на абордаж и одолеть чуть не целые страницы «Беовульфа», стояла у входа в капеллу и ожидала появления Кэти, вышла профессор латыни в сопровождении незнакомки.

– О, мисс Уайатт! – воскликнула она облегченно, направляясь к Пэтти. – Я хочу познакомить Вас с мисс Хендерсон, одной из наших выпускниц, которая вечером будет читать лекцию археологическому обществу. Она не бывала здесь несколько лет и хотела бы осмотреть новые строения. Вы найдете время поводить ее немного по кампусу до начала лекции?

Пэтти кивнула и пробормотала, что будет несказанно счастлива; уводя лектора прочь, она бросила отчаянный взгляд в сторону Кэти. Пока они неспешно прогуливались, Пэтти выдала все известные ей факты о различных зданиях, и мисс Хендерсон встретила их восклицаниями приятного удивления. Она слишком молода и преувеличенно экспансивна в расчете на степень доктора философии и археологии, решила Пэтти и в отчаянии стала думать, как ей от нее избавиться и вернуться к «Беовульфу» с Кэти.

Они обогнули вершину небольшого холма и мисс Хендерсон радостно воскликнула, – Здесь озеро, прямо, как раньше!

Пэтти подавила желание сделать замечание, что озера имеют обыкновение оставаться на своих местах, и вежливо спросила, не желает ли мисс Хендерсон покататься на лодке.

Мисс Хендерсон сочла предложение хорошим, однако она забыла свои часы и опасалась, что у них нет на это времени.

Пэтти безотчетно огляделась в поисках очередного предмета интереса и заметила, что к озеру медленно идет Милдред Коннот. Она напрочь забыла о приключении «Шерлока Холмса», но теперь ее внезапно осенило. Да будет сказано в ее оправдание, что какое-то мгновение она колебалась, но следующая ремарка лектора привела последнюю к собственной гибели. Она бормотала что-то насчет того, что ощущает себя посторонней, хочет узнать студентов в неформальной обстановке и повидать немного реальной студенческой жизни.

«Жаль будет не доставить ей удовольствие, если я легко могу это сделать», сказала себе Пэтти, а вслух добавила, – Я уверена, мисс Хендерсон, что у нас есть время для небольшой лодочной прогулки. Вы идите вперед, а я побегу назад и захвачу свои часы; это и минуты не займет.

– Я бы не стала на этом настаивать, – слишком много беспокойства, – протестующе сказала мисс Хендерсон.

– И вовсе никакого беспокойства, – любезно возразила Пэтти. – Я могу пойти наперерез и встретить Вас у маленького летнего домика, где швартуются лодки. К нему как раз приведет эта тропинка, Вы не можете это пропустить. Просто следуйте вон за той девушкой, – и она кинулась прочь.

Лектор неуверенно поглядела ей вслед и пустилась догонять девушку, которая бросила взгляд через плечо и ускорила шаг. Под деревьями становилось довольно сумрачно, и лектор пошла быстрее, стараясь не упустить девушку из виду. Но вдруг она завернула за угол и исчезла, и одновременно с этим неожиданно на тропинке, очевидно, спустившись с вершин деревьев, возникли две странные девушки.

– Добрый вечер, – сказали они любезно. – Вы гуляете?

Лектор отпрянула, вскрикнув от неожиданности, но, как только к ней вернулось самообладание, вежливо ответила, что просто прогуливается и осматривает кампус.

– А не хотите ли прогуляться с нами? – спросили они.

– Благодарю вас, вы очень любезны, но я договорилась с одной студенткой покататься на лодке.

Присцилла и Бонни обменялись довольными взглядами. Им явно попалась находчивая молодая особа.

– О нет, для лодочной прогулки слишком поздно. Вы можете подхватить малярию, – не согласилась с нею Присцилла. – Посидите с нами на заборе и полюбуйтесь звездами, – вечер великолепен.

Лектор встревоженно глянула на забор, верхняя кромка которого показалась ей необычайно узкой. – Вы очень любезны, – запнулась она, – но я правда не могу остаться. Девушка будет ждать.

– А кто эта девушка? – поинтересовались они.

– Не думаю, что я помню ее имя.

– Милдред Коннот? – предположила Бонни.

– Нет, кажется, не то, но я действительно не могу его назвать. Я только что с ней познакомилась.

Мисс Хендерсон становилась все более озадаченной. В ее время у студентов было не в моде подстерегать незнакомцев с предложениями пойти прогуляться и посидеть на заборе.

– Ах, ну останьтесь же с нами, – попросила Бонни, беря ее за руку. – Нам одиноко и мы хотим с кем-нибудь поговорить… Если Вы останетесь, мы поведаем Вам тайну.

– Извините, – смущенно пролепетала мисс Хендерсон, – но…

– Мы все равно раскроем Вам тайну, – великодушно сказала Бонни, – и, уверяю Вас, Вам это будет интересно. Сегодня вечером второкурсницы проводят ритуал посадки дерева!

– И знаете что, – встряла Присцилла, – первокурсницы тоже должны присутствовать, независимо от того, были ли они приглашены. А где, по-Вашему, первокурсницы в этот вечер? Они сидят на дурацкой несерьезной лекции по римскому форуму.

– И хотя мы не желаем казаться навязчивыми, – прибавила Бонни, – Вам действительно придется составить нам компанию до окончания лекции.

– До окончания лекции! Но ведь я лектор, – сдавленно вымолвила мисс Хендерсон.

Бонни восхищенно ухмыльнулась. – Рада с Вами познакомиться, – сказала она с поклоном. – Возможно, Вы нас не узнали. Я мистер Шерлок Холмс, а это мой друг доктор Ватсон.

«Доктор Ватсон» поклонился и выразил свое неожиданное удовольствие по поводу их встречи. Он много слышал о знаменитом лекторе, но не надеялся с ней познакомиться.

Мисс Хендерсон, не слишком знакомая с современной литературой, ни разу не выглядела столь потрясенной. Ей пришло в голову, что где-то по соседству находится приют для душевнобольных, и мысль эта не обнадеживала.

– Мы не наденем на Вас наручники, – сказала Бонни благородно, – если Вы не станете сопротивляться.

Лектор, несмотря на горячие протесты относительно того, что она лектор, опомнилась, уже сидя на заборе, а девушки, сжимая ее локти, расположились по бокам от нее. Постепенно на нее снизошло озарение и горькое понимание того, что она узнает настоящую студенческую жизнь в большей степени, чем ей хотелось.

– Который час? – спросила она тревожно.

– По моим часам десять минут девятого, но, по-моему, они слегка отстают, – сказала Бонни.

– Боюсь, Вы опоздаете на свою лекцию, – заметила Присцилла. – Наверное, жаль ее пропускать. А что если Вы расскажете ее нам.

– Да, пожалуйста, – умоляюще произнесла Бонни. – Я просто души не чаю в римском форуме.

Лектор хранила гордое молчание, нарушаемое лишь кваканьем лягушек да редкими замечаниями двух детективов. Она потеряла всякую надежду когда-нибудь увидеть археологическое общество и философски смирилась с перспективой провести всю ночь на заборе, как вдруг над кампусом разразилась победная песнь, перемежаемая аплодисментами и нечленораздельными криками.

При первых звуках Бонни и Присцилла соскочили с забора, увлекая за собой лектора, и, взяв ее за руки, побежали. – Пойдем, посмотрим представление, – смеялись они. – Твое присутствие приветствуется безоговорочно: это больше не тайна. – И, несмотря на безмолвные протесты о том, что ей бы хотелось идти спокойно, мисс Хендерсон осознала, что она сломя голову бежит через кампус туда, откуда доносятся звуки.

В окнах дортуара внезапно возникали головы, хлопали двери и со всех сторон бежали девочки, возбужденно восклицавшие: «Второкурсницы проводят ритуал посадки дерева! Где первокурсницы? Почему их там не было?»

Под сенью деревьев быстро образовалась толпа, которая с веселым интересом наблюдала за сценой. В воздухе покачивался широкий круг цветных фонариков, а внутри него шеренга фигур в белых одеяниях склонялась и выпрямлялась вокруг крошечного деревца под музыку торжественного напева.

– Как прекрасно, не правда ли? Ты не рада, что мы тебя привели? – спросила Бонни, когда они протиснулись в толпе.

Лектор не ответила, краем глаза заметив спешившую к ним профессора латыни.

– Мисс Хендерсон! Я боялась, что Вы заблудились. Уже почти половина девятого. Зрители ждут, и мы заполняем время докладами.

Лектор ответила не сразу, увлекшись веселым и внимательным разглядыванием лиц своих похитительниц, после чего она, как леди и как ученая, оказалась на высоте положения и произнесла образцовое извинение, ни разу не намекнув на свои недолгие посиделки на заборе.

Бонни и Присцилла безмолвно уставились друг на друга и в тот момент, когда мисс Хендерсон увели к остаткам ее аудитории, вдруг появилась Пэтти.

– Добрый вечер, мистер Шерлок Холмс и доктор Ватсон. Вы разгадали вашу тайну? – спросила она слащаво.

Присцилла повернула ее к свету и пристально посмотрела ей в лицо.

Пэтти улыбнулась в ответ с широко-открытыми, невинными глазами.

Присцилла знала это выражение и хорошенько встряхнула ее. – Ах ты, маленькая негодяйка! – воскликнула она.

Пэтти вывернулась из ее хватки. – Если помните, – пролепетала она, – однажды я сказала, что обсерватория Лика находится в Дублине, что в Ирландии. И, разумеется, это была очень смешная ошибка, однако мне известны и другие, более забавные.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Бонни.

– Я имею в виду, – отвечала Пэтти, – что я желаю, чтобы вы никогда больше не упоминали про обсерваторию Лика.

Оглавление

Обращение к пользователям