Рассказ

— Некий бедняк, — начал Шарик, — поселился в одном городе на чужбине. Он бедствовал и старался ради хлеба насущного, который столь необходим человеку. Жителей города он не знал, никому не было до него дела, и ему приходилось выполнять самую грязную и черную работу, да и та не всегда ему доставалась, так что он еле сводил концы с концами.

Прошло много времени, как он там поселился, и вот как-то один старый продавец гороха сжалился над ним и нанял его топить печку. На ужин хозяин велел испечь лепешку. Бедняк счел это великой удачей и в надежде на хорошее угощение старался вовсю. Старику понравились его исполнительность и преданность, он вывел его из нищенского состояния в достаток, назначил своим помощником, отдал в его руки все дела по хозяйству и одел его с ног до головы во все новое. Не прошло много времени, как дела того человека пошли в гору, он обрел уважение и почет среди людей, и вот уже вчерашний бедняк и нищий счел для себя возможным породниться со старшиной того рода. Старшина от этого сильно рассердился и пошел жаловаться к старику.

— Несмотря на твое богатство и родовитость, — сказал старшина, — ты никогда не пытался сравняться со мной. А вот помощник твой, который недавно был всего лишь истопником, сегодня хочет породниться со мной. Если он не извинится передо мной, то я не прощу его, накажу как следует. Ты же помни, что и тебе не следует пренебрегать мной.

Старик попросил у старшины извинения за невоспитанность своего помощника, позвал молодого человека в уединенную комнату и стал рассыпать перед ним царственные жемчуга наставлений.

— Душа моя, — говорил старик, — попытка сравняться с великими мира сего и поставить себя в один ряд с ними, будучи весьма маленьким, — признак глупости.

Похвальбой не сравнишься с великими мира сего,

Если все, чем владеют они, раздобыть не сумеешь.

[89]



— Берегись, — продолжал старик, — впредь не совершай таких поступков, ибо обида нашего уважаемого старшины не принесет нам пользы.

То, что я слышал от старших, сегодня тебе повторю:

Сын, ты состаришься тоже, прислушайся к мнению старца.

[90]



Но юноша, оправдав изречение: «Тот, кто мерзок по натуре, не отблагодарит благодетеля» [91], счел это поводом к тому, чтобы расстаться со стариком, простился с ним, мигом забыл все оказанные ему благодеяния, ступил на путь черной неблагодарности и поселился в квартале купцов. Однако спустя несколько дней он обнищал и остался без единого гроша.

Но вот по воле случая красивой дочери богатого купца полюбилось его пригожее лицо, и, не подвергнув его настоящему испытанию, как это делают с золотом, она вышла за него замуж.

Прошло какое-то время, и в один прекрасный день муж стал распространяться о своей знатности и богатстве, уговаривая жену выехать из ее родного города. Жене захотелось увидеть новые края, стать хозяйкой его огромного состояния, пожить в свое удовольствие и вкусить всех мирских благ и наслаждений. Через родственников она попросила у отца разрешения на отъезд, но тот не разрешил. Тогда она тайком вместе с мужем покинула ночью отчий дом и двинулась в дальний путь.

По прошествии многих дней, после всяких трудностей и долгого пути они очутились в пустыне, где и не пахло людским жильем.

— Что это за место? — спросила жена, — Здесь нет ни единой живой души, а язык от жажды не может слова вымолвить. Ради бога, найди воды, я умираю от жажды.

— Не горюй, — стал утешать ее муж, — потерпи часок, здесь поблизости есть чудесное место, там растут разные плоды и злаки, во все стороны бегут ручьи, подобные райским Салсабилу и Тасниму, повсюду — лужайки со смеющимися розами и базиликами. Все это похоже на вышний рай и райские сады. Вот там и живут мои родители. Мы скоро прибудем туда и избавимся от тягот пустынь и безводных степей.

Жена обрадовалась его речам, и, хотя ей трудно было двигаться, она через силу вновь зашагала.

Спустя какое-то время вдали показалась деревушка из нескольких жалких лачуг.

— Муж мой, — сказала жена, — в этой деревне нет ни садов, ни арыков. Ведь в таких лачугах постыдился бы жить даже простой мусорщик.

— Жена, — ответил он, — здесь даже более того прелестей, чем я говорил тебе. Ведь ты еще ничего не видела, а возводишь напраслину.

Затем муж посадил жену в тени дерева и сказал:

— По нашему обычаю мои родственники должны встретить тебя громом барабанов и пением флейт, облечь тебя в драгоценные одеяния и украшения, а потом ввести торжественно и с музыкой в город, чтобы там устроить пир и празднество и провести весь день до самого вечера в веселии и за вином. Посиди немного под этим деревом, а я сообщу родным о тебе.

Жена, одураченная красивыми словами, села под деревом, а муж побежал к деревне.

Не прошло часа, как послышались гром барабанов и звуки флейт, и жена увидела вдали мужчин и женщин, приближавшихся с песнями и танцами. В предвкушении нарядов и украшений женщина готовилась достойно встретить родных мужа. Но вдруг к ней подбежало несколько безобразных и мерзких мужиков, похожих на мясников. Они схватили ее за косы, раздели донага, словно в день Страшного суда. Женщина кричала и оборонялась, но ничего не помогло. Наконец, они связали веревками эту беднягу, оказавшуюся без защиты на чужбине, обрили ее сверху донизу и исколотили так, что она обливалась алой кровью. Потом соорудили носилки, бросили ее туда, крепко привязав ее руки и ноги к подпоркам, а затем, довольные и радостные, вернулись в деревню. А два стрелка сели в засаду с отравленными стрелами, натянув тетиву. Жена сначала кричала и плакала, но потом от потери крови совсем лишилась силы и перестала двигаться. Спустя час в воздухе показалась огромная птица с мощными крыльями, подобными ветвям дерева, с клювом величиной с хобот слона. Человек при виде ее терял мужество, от шума ее крыльев душа улетала прочь.

Птица подняла клювом несчастную женщину и взвилась в воздух. Веревки, которыми она была привязана, разорвались, как паутинка, а носилки полетели на землю. Засевшие в засаде стрелки стали пускать в птицу отравленные стрелы, и две из них угодили прямо в крылья, но не причинили поначалу птице вреда, и она пролетела по небу около ста фарсахов. Но потом яд стал действовать, и она начала слабеть и опускаться на землю. Она села на каком-то острове, окончательно ослабев от яда, выпустила женщину, а потом стала изрыгать из клюва разной формы изумруды чистой воды, которые, казалось, были отполированы и огранены лучшими ювелирами. В тот же миг душа птицы покинула свою оболочку, словно последний выдох ее был изумрудом.

Израненная и разбитая женщина долго лежала там без сознания. Придя в себя, она открыла глаза, оглянулась и увидела, что находится на острове, одинокая и покинутая всеми, вся в крови. Поблизости не было ни друга, ни утешителя, ни коня, ни пищи. И все-таки она поблагодарила всевышнего Изеда, подняла каменья, которые послужили причиной стольких мук и тревог для нее, и двинулась, нагая и плачущая, куда глаза глядят. Она шла потихоньку, надеясь найти укромное местечко, где бы спрятаться от хищных зверей.

Бедная женщина прошла так около двух фарсахов. Золотая птица-солнце спряталась на западе, ночь подняла над горизонтами навес из темноты, и женщина, опасаясь за свою жизнь, решила переночевать в пещере. К этому времени она изнемогала от голода, от холода и ночной сырости, раны ее ныли, а страх одиночества довершал ее мучения. Всю ночь напролет она молилась, воздев руки к всевышнему судне, покровительствующему тем, кто просит его о помощи, моля спасти ее из этой пучины бедствий и гибели. Но ответа на ее молитвы не было.

Когда невеста востока выскользнула из объятий утра и набросила на мир покров из света, несчастная и раненая женщина вышла из пещеры и двинулась в том же направлении, в котором шла накануне, падая и вставая. В полдень, когда солнце стояло в зените, раны ее от дорожной пыли и июльского солнца стали мучительно ныть и терзать ее, так что ей стало невмоготу. Она не видела пути к спасению и примирилась с мыслью о гибели, всецело покорилась судьбе и шагала со слабой надеждой, ожидая наступления последних минут жизни. Наконец, она оказалась на берегу океана. Усталая, она присела у родника и вдруг увидела огромного зверя, настолько большого, что его невозможно было охватить взглядом. С черной шерстью, безобразный видом, он казался подобным горе. Если бы он не двигался, его и не отличить было от высокой горы на берегу моря. Женщина, уже распрощавшаяся с жизнью и ожидавшая лишь смертного часа, бесстрашно ухватилась за его хвост, надеясь переправиться на нем через море и попасть к людским поселениям. Животное благодаря своим огромным размерам не обращало на глубину моря никакого внимания, переправляясь с острова на остров. Женщина тихонько отпустила его хвост, и стала дожидаться другого случая, благодаря бога, который дарует бальзам истерзанным сердцам. Когда зверь отошел подальше, женщина снова двинулась в путь. Не прошла она и фарсаха, как очутилась на прекрасной цветущей лужайке, которая казалась райским уголком на земле. Повсюду текли ручьи, подобные райскому Салсабилу, росли целыми кущами прелестные цветы, развесистые плодовые деревья бросали густую тень, соловьи заливались трелями, утренний ветерок колыхал ковер свежей травы — словом, судьба, будто гостеприимный хозяин, разостлала скатерть с самыми изысканными яствами.

Женщина изнемогала от голода, она поела плодов, напилась из родника и легла поспать в тени дерева на траве, которая была мягче и нежнее бархатных и горностаевых подстилок. Отдохнув от тягот пути, она проснулась, села на лужайке и стала смотреть на розы и базилики, зеленые травы, цветы и ручейки.

Так она просидела с час, как вдруг на лужайку набежали со всех сторон обезьяны, рассыпались вокруг и стали карабкаться на деревья, срывая спелые и зеленые плоды. Увидев стаи обезьян, женщина испугалась за свою жизнь, из последних сил она быстро взобралась на дерево без плодов и спряталась там среди листвы, трепеща всем телом от страха. Случайно под тем деревом оказался вожак той проклятой стаи. Увидев на дереве женщину, он пустился в пляс от восторга и приказал одной обезьяне снять с дерева несчастную. Обезьяна схватила бедняжку за шиворот и стащила вниз, а вожак схватил ее в объятия и давай целовать. Женщина от ужаса словно окаменела, побелела. Вожак, видя ее испуг, стал обращаться с ней ласковей и повел в свое жилище. Стаю он тут же распустил, и обезьяны вмиг рассеялись. А тот вожак взял несчастную в жены, и она стала жить в его логове. Вожак приносил жене вкусные плоды, прикладывал травы к ее ранам, и они скоро зажили. Кожа сошла с тела женщины, как змеиная шкурка, и оно стало белым и нежным, как прежде. Однако хоть тело ее и излечилось от ран, но душа была ранена сожительством с обезьяной, и жизнь стала для нее темницей.

Тяжко страдает душа, если равных себе не находит.

[92]



Вожак ни на минуту не отлучался от женщины и стерег зорко. Так прошло много времени, и наконец она забеременела от той обезьяны.

По прошествии положенного срока она разрешилась от бремени двойней. Телом дети походили на обезьяну, но умели говорить по-человечески. После этого вожак стал доверять женщине, полагая, что дети привяжут ее к нему и отвращение ее пройдет. Положившись во всем на жену, вожак предоставил жилище в ее полное распоряжение, а сам стал проводить большую часть времени в отлучке. Жена же выказывала ему приветливость и ласку, покоряясь его желаниям, но втайне ждала только удобного случая.

Так прошло еще некоторое время, и жена ничем не показывала, что хочет расстаться с обезьяной, все его подозрения и сомнения рассеялись, и однажды он отправился в дальние края, поручив жене заботы по дому и уход за детьми, она тотчас принялась изыскивать пути к спасению, бродить взад и вперед. Пройдя около двух фарсахов, она оказалась на берегу океана, где по всем приметам должна была быть стоянка кораблей. Она очень обрадовалась своему открытию и вернулась в жилище обезьяны, но с той поры частенько стала наведываться на берег, ожидая прибытия какого-нибудь судна. Она не теряла надежды на милосердие и помощь всевышнего, который избавляет от скорби и горестей всех страждущих.

И вот в один прекрасный день, полная радужных надежд, пришла она на берег океана и увидела вдали очертания корабля как раз в тот самый момент, когда матросы поднимали якорь, чтобы отплыть с попутным ветром. Задыхаясь, она добежала до берега и закричала:

— О набожные люди! Я — бедная женщина, перенесшая жестокие удары судьбы и лишившаяся рассудка от ударов чоугана небосвода. По воле своей злосчастной звезды я натерпелась мук, по велению судьбы я изведала много мучений. В этой пустыне меня захватил вожак стада обезьян. Сжальтесь надо мной, ради бога! Спасите меня из этой гибельной пропасти во имя человеколюбия и возьмите под сень своего покровительства.

Но матросы с корабля и не думали жалеть ее, они отвечали:

— Мы — торговцы, у нас с собой много товаров, а из-за твоего спасения подвергнутся опасности все, кто находится на корабле. Обезьяньи стаи могут напасть на корабль и разграбить все наши товары, а губить целый корабль с товаром и людьми ради спасения одного человека неразумно.

Выслушав такой ответ, женщина пришла в отчаяние, ударила головой о землю и вновь взмолилась:

— О благочестивые! Вожак еще не знает о том, что я покинула его, и вам нечего опасаться обезьян. Во имя Аллаха, не отвергайте мой просьбы, не пренебрегай добрым делом, которое зачтется вам на том свете и увеличит ваши блага на этом свете. Во имя надежд, которые вы возлагаете на чертог всевышнего бога, не лишайте надежды меня, а в благодарность примите от меня этот драгоценный изумруд.

Но владельцы корабля вновь ответили ей отрицательно:

— Неразумно ради какого-то камня рисковать нашими товарами, которые равны податям целого государства. Откажись от своего неразумного намерения и не осуждай нас за вынужденный отказ.

Но поскольку человек в своей корысти безумен, женщина так умоляла их, что и вообразить невозможно. Ведь время шло, и она страшилась, что вожак может вернуться и узнать о ее бегстве, и вот она сделала все возможное, чтобы ее взяли на корабль.

Наконец, капитан корабля, который был также старшим каравана купцов, сжалился над горестным состоянием бедняги (он загорелся также желанием завладеть изумрудом) и ответил:

— О пораженная судьбой женщина! Хотя сейчас помощь и покровительство тебе вредит нашей собственной безопасности, но в надежде заслужить благосклонность всевышнего мы окажем тебе помощь. Торопись, взойди на корабль, изумруд передай моим слугам, сама же спрячься в трюме корабля.

Как только женщина услышала радостные слова, желтое лицо ее от радости порозовело, а бутон ее сердца расцвел от ветерка приятной вести. Она извлекла из листьев, прикрывавших ее наготу, драгоценный изумруд и, ни на миг не задумываясь и без сожаления, отдала его матросам, а сама, словно пылинка, трепещущая в солнечных лучах, приплясывая, поднялась на палубу. Но капитан корабля, как только она отдала изумруд, велел гнать несчастную с корабля и тем самым закрыл для ее сердца путь к спасению. Когда она поняла, какой оборот принимает дело, пламя скорби вновь загорелось в ней, и она словно плакальщица, посыпала голову прахом, упала на землю, стала биться, словно раненная насмерть птица, и проливать кровавые слезы.

— О благородный муж! — воскликнула она. —

Если меня не боишься — побойся Аллаха!

[93]



Не обижай несчастную женщину, ведь все это может обернуться против тебя, и страшись того часа, когда я принесу жалобу на твое насилие в чертог всевышнего творца.

Эти слова сильно подействовали на капитана корабля, и он велел оставить ее на корабле.

Бедная женщина, когда спаслась от палящих лучей солнца невзгод в тени благоденствия, стала воздавать хвалу и благодарность богу, потом села в укромном уголке корабля, и сердце ее успокоилось.

Матросы меж тем подняли якорь, и корабль отплыл. Едва корабль отошел, на берег прибежал проклятый вожак, таща под мышкой двух своих ублюдков, в сильном волнении и тревоге. Матросы и купцы, увидев стаи обезьян, растерялись от страха, лица их побледнели. Бедная женщина, заметив, что матросы ведут себя недостойно пред лицом бесчисленных стад обезьян, стала опасаться, как бы ее не прогнали с корабля и как бы ей вновь не пришлось жить с этим гнусным вожаком обезьян.

— О храбрые мужи! — воскликнула она. — Некрасиво вести себя так нерешительно. Не беспокойтесь, эти обезьяны не смогут вам ни нистолечко повредить. Ведь они сами боятся вас, да к тому же они ведь не могут броситься о воду.

Матросы ободрились и погнали корабль с возможной быстротой. К счастью, подул попутный ветер, и корабль быстро поплыл вперед.

Когда вожак обезьян убедился, что он не может ничего поделать — плавать-то он не умел, — он остановился на берегу и стал жестами и знаками умолять женщину остаться с ним. Он выставлял вперед детей, взывая к ее материнским чувствам, показывая, что те могут погибнуть без материнского молока. Но она не поддалась на его уловки, и вскоре корабль скрылся из виду. А женщина стала благодарить бога и произносить молитвы.

Но кукольник-небосвод из-за своей голубой завесы выкидывает все новые шутки, он сыграл злую шутку и с кораблем. Спустя три дня, когда золотой корабль-солнце сорвался со своего якоря и устремился на запад, по воле разгневанного бога подул противный ветер и вырвал поводья управления кораблем из рук капитана и матросов. За два часа корабль проплыл путь двух месяцев в неизвестном направлении и оказался в гибельных пучинах.

Мчит корабль по божьей воле разъяренный океан,

Даже если рвет одежды в исступленье капитан.

[94]



Все, кто был на корабле, воздели с молитвами к небу руки, но ответа не было, ничего в их положении не изменилось, удел их по-прежнему был жалок. Тут вдруг из воды высунула голову огромная рыба, размеры которой невозможно даже представить. В мгновение ока она подплыла к кораблю с теми несчастными и схватила его зубами. От силы удара огромный и тяжелый корабль разлетелся на куски, словно бутыль, ударившаяся о камень. О камень ударилась и склянка жизни всех людей, и они вместе со своими товарами опустились в небытие водным путем, за исключением той несчастной женщины, которая уцепилась за обломок корабля. Ветер погнал тот обломок прочь от гибельной пучины.

Три дня и три ночи плыл обломок, словно стрела, выпущенная тетивой спасения, а на четвертый день, когда золотой корабль-солнце появился на зеленом море небес, обломок вдруг остановился — по воле бога, которого бесполезно вопрошать «почему?» и «как?». Казалось, что к этому куску дерева привязано сто тяжелых якорей. В час рассвета, когда повеял прохладный утренний ветерок, обломок вновь поплыл дальше и через полчаса его прибило к берегу. Женщина, которая совсем уверилась в своей скорой гибели и жила страхом и тревогой, как бы вновь родилась на свет, увидев вблизи берег. Она отпустила доску, за которую держалась, вышла на берег и целый час просидела, не в состоянии рукой шевельнуть от прошедшего страха, а потом стала произносить благодарственные молитвы богу. Собравшись с мыслями, она двинулась куда глаза глядят. Она шагала словно летела на крыльях, надеясь набрести на человеческое жилье. Но сколько она ни шла, повсюду простиралась лишь безлюдная и безжизненная пустыня. Она устала и утомилась, но ей негде было остановиться, и она поневоле продолжала путь. Наконец, она подошла к реке с чистой и прозрачной водой, на обоих берегах которой росли ровными рядами плодовые деревья. Тень раскидистых деревьев, свежесть прохладных вод, зелень трав и распустившиеся цветы принесли ей душевный покой. Она поела сладких плодов, выпила прохладной воды и погрузилась в сладостный сон. Веки закрыли перед ней завесой все происходящее кругом, и она перестала видеть добро и зло этого мира.

Проснувшись, она пошла дальше, дрожа и трепеща от страха, как бы опять не подвергнуться новым злоключениям. И вдруг она увидела вдали толпу существ в человечьем облике, выглядывавших из-за деревьев. Роза ее сердца расцвела от радости, и она побежала к ним, ликуя и радуясь. Подойдя поближе, она увидела сорок мужчин и женщин, на которых не было никакой одежды: они прикрывали свою наготу, как Адам и Ева, листьями дерева. Их уста были сжаты, словно бутон, сами они были тощие и худые от чрезмерных молитв и только и делали, что молились богу. Голодная женщина, видя этих людей, которые питались листьями деревьев и кореньями, пришла в отчаяние и огорчилась столь же сильно, сколь сильно прежде обрадовалась. А те провидцы с ясными сердцами догадались о ее огорчениях и стали знаками показывать ей путь. Она пошла, куда они указали ей, и вскоре увидела несколько роскошных деревьев и источник с прохладной и прозрачной водой, которая, казалось, вытекала из жемчужной раковины. На краю родника стояла лачуга из тростника, и каждая тростинка казалась фонтаном благодеяний. В очаге горел огонь и висел над огнем котелок, в котором варились какие-то яства, но хозяев не было видно. Женщина вошла в лачугу и, поскольку ее обуревал голод, подняла крышку котелка, посмотрела и увидела, что в воде варится несколько листьев. Она пришла в еще большее отчаяние и упала, измученная, под деревом. Прошло некоторое время, и перед ней явился мужчина со светлым ликом и сияющим челом, словно солнце и луна. Ею овладел благоговейный страх перед тем человеком, испившим чашу напитка в погребке поклонения богу и погрузившимся в глубины моря божественной истины. Она затрепетала всем телом и забыла себя. Этот муж с проникновенной душой и ясным умом сразу же понял, что с ней творится, хотя она не раскрывала уст и не рассказала о себе. Он услышал не рассказанную ею историю и прочитал не написанные ею страницы, ласково и нежно приложил руку к ее голове, успокоил ее и сказал:

— Закрой глаза, женщина.

Она покорно сомкнула веки, а когда подняла их, то оказалась у порога отчего дома, избавившись от всех тягот и злоключений этого мира. Перенеся столько бед и пережив столько мук, она целой и невредимой вернулась домой.

— Вполне очевидно, — закончил Шарик свой рассказ, — если бы дочь купца, прежде чем выйти за того недостойного мужа, испытала бы его пробным камнем и разузнала бы подробно о его происхождении и достоинствах, то она не связала бы с ним судьбы и не стала бы мишенью для ее стрел. Во-вторых, — продолжал Шарик, — не следует пренебрегать даже ничтожным врагом, если не хочешь, чтобы тебя ославили на весь свет, как это случилось с гилянским правителем.

— А что случилось с гилянским правителем? — спросил шахзаде, и Шарик стал рассказывать.

 

[89]Hafis, т. 3, стр. 54.

[90]Хафиз, Диван, стр. 199

[91]Амсал, т. I, стр. 405.

[92]Хафиз, Диван, стр. 180.

[93]Это полустишие из сатиры на султана Махмуда Газ-невида (999 — 1030), которую приписывают Фирдоуси.

[94]Дех-хода (Амсал, т. II, стр. 718) приписывает этот бейт Сзади, однако нам не удалось найти его ни в «Бустане», ни в «Гулистане», ни в «Диване».

Оглавление