6

Дни тянулись за днями, словно унылые вереницы диких гусей, — ноябрь казался бесконечным. В городе это еще не так заметно, но здесь, в глуши, казалось, едва забрезжит слабенький рассвет, принося очередной, короткий, как последний вздох года, день, и вот уже снова за окнами смыкается темная, стылая темень. Снег здесь выпадал поздно, а пока покрытые пожухлой травой поля с прозрачными подпалинами луж, равнодушно отражающих серое осеннее небо, навевали тоску даже на местных жителей.

Эллен уже привычно бегала с подносами и даже научилась смешивать коктейли. Мало того, после двух месяцев непрерывных падений в лесную грязь она довольно неплохо научилась держаться в седле. И теперь, проснувшись с утра пораньше, надевала старый растянутый коричневый свитер и бывшие бриджи сестры хозяина паба, седлала Моргана, который ненавидел стоять без дела в конюшне, и отправлялась покорять здешние поля и леса.

К слову сказать, бриджи Ри, раньше сидевшие в обтяжку, теперь начали как-то подозрительно болтаться — постоянная беготня, а также физическая активность на свежем осеннем воздухе дали себя знать.

— Интересно, может, именно этого мне и не хватало?..

Девушка предавалась размышлениям вслух, привычно покачиваясь в седле в такт мерным движениям лошади. Огромный и страшный на первый взгляд Морган, к слову сказать, оказался великолепным ровным иноходцем.

— Жить в каморке под самой крышей… Носиться по полям под — ой! — холодным проливным дождем… Ни о чем не думать… По вечерам болтать с рыжеволосым Пэдом, обсуждая всякую интересную всячину…

Еще в сентябре Эллен, немного поразмыслив, позвонила Бриджит и предупредила, что с ней все в порядке и начинать отчаянные розыски не нужно.

Как и следовало ожидать, эксцентричная подруга ничуть не удивилась ее неожиданному бегству и весело щебетала в телефонную трубку, надеясь ненароком выведать, где именно скрывается беглянка и чем же она там занимается. Эллен отвечала уклончиво и быстро попрощалась.

Теперь же, когда ночи стали длинными и холодными, а с неба постоянно моросил холодный дождик, девушку начало мучить любопытство… Ведь можно было потихоньку расспросить, как там поживает один зеленоглазый, русоволосый, совершенно несносный… Действительно ли он уехал?.. И если да, то не думает ли… Ну, уж нет!

Воспользовавшись новообретенными познаниями, прекрасная наездница выслала жеребца в галоп. Копыта часто застучали по травянистой тропинке, ветер рванулся в лицо, обдавая мелкими брызгами дождя и вытряхивая из головы ненужные мысли. Подумаешь! Глупости какие! Не-на-до-нам-ни-зе-ле-но-гла-зых-ни-ру-со-во-ло-сых-ни-ка-ких, мерно выстукивали копыта.

Неожиданно Морган почувствовал, что поводья ослабли, и послушно остановился. Он никак не мог взять в толк, почему всадница не дает ему никаких указаний, а только беспомощно плачет, неподвижно замерев в седле и размазывая слезы по щекам замшевыми перчатками для верховой езды. На взгляд славного жеребца, холодной воды с неба и так лилось предостаточно.

Даже самой себе Эллен не хотела признаться, как глубоко затронула ее случайная и короткая интрижка с заезжим немцем.

Объективно ведь нет никаких причин для страданий, убеждала себя бедняжка ночью, ворочаясь на удобном матраце, набитом буковой стружкой, и отчаянно пытаясь заснуть. Утром-то все равно вставать, хочешь, не хочешь! Все это глупости, надо просто взять себя в руки, думала она днем, упорно отгоняя непрошеные воспоминания, подкрадывающиеся незаметно и неуместно: во время веселой болтовни, в разгар работы или — о, всегда! — перед сном.

Девушка еще больше похудела, побледнела. Глаза ее подозрительно блестели.

Если бы ее сейчас увидел, скажем, Эдвард, то дал бы высший балл: нельзя было не признать, что Эллен Дэвис добилась невозможного: стала выглядеть как своя собственная тень. При этом чувствовала она себя прекрасно, просто лихорадочное напряжение сил и мыслей, ни на секунду не оставляющее бедняжку последние два месяца, сделало свое дело.

Человек наблюдательный мог бы сказать, что Эллен влюблена. Но кто же будет требовать наблюдательности от разудалых охотников в зеленых вощеных куртках, к тому же все время пребывающих навеселе.

Всезнайка Пэд, даже если и думал что-то на сей счет, предпочитал своего мнения не высказывать. Сама же неутешная страдалица быстренько уверила себя в том, что мучается исключительно от оскорбленной гордости, а значит, хватит! Сколько можно! И нечего об этом говорить, вспоминать, вообще раздумывать.

Как бы не так! Зеленоглазый немец прочно обосновался в девичьих мыслях и упорно не желал исчезать. Тилль мерещился ей в прозрачном осеннем воздухе. Его голосом шептала рыжая осенняя листва, мерно, неостановимо осыпающаяся со жмущихся от предчувствия близкой зимы деревьев. Темная вода ручья, покрывшаяся инеем утренняя трава, холодная голубизна небес — все это был Тилль, его руки, его губы, его глаза. И Эллен думала о нем беспрестанно.

Она видела своего недоступного возлюбленного в беспокойных и сумбурных снах, в то таинственное ночное время, когда над туманными вересковыми пустошами поднималась огромная бледная луна.

— Хоть бы что-то хорошее хоть раз приснилось, — сердито жаловалась она здорово подросшей и поумневшей Лулу. — А то весь сон улыбался и смотрел на меня как дурак! Ну и что ты скажешь?

Лулу индифферентно молчала, аккуратно сложив лапки. Она-то все знала и понимала, но предпочитала помалкивать. Кошки не болтливы. Дождавшись, пока хозяйка снова заснет, она вылезала на причудливо изломанную черепичную крышу и белела там маленьким комочком, пристально глядя неподвижными глазами на тревожно сияющий, окруженный светлым мерцающим ореолом лик луны.

— Развалится!

— Ничего не развалится!

— Вот увидишь!

— Прекрати каркать, тащи лучше!

— Да вот же уже… Осторожно!

— Ну вот, развалилось… А все ты виновата! Говоришь всегда под руку.

Пэд отер с лица трудовой пот и раздраженно пнул бесформенную груду, бывшую только что аккуратно уложенной одеждой. Пользуясь тем, что по утрам «Лисья нора» пустовала, предприимчивая помощница хозяина решила освободить от скопившегося хлама комнаты второго этажа.

— Нет, ну ты только посмотри, — пробурчал бедняга, извлекая из вороха тряпок весьма поношенный суконный сюртук, затейливо обшитый потускневшим шелковым галуном. — Его же еще при королеве Виктории кто-то носил. Надо было сразу все отправить старьевщику и не мучиться. Далось тебе это барахло! Ведь неплохо обходились и без капитальных разборок. И вообще, подобные вещи следует производить весной!

— Весной надо веселиться и гулять, — последовал резонный ответ.

— А весной перенесли бы разборки на осень, и вся недолга, — тут же нашелся Пэд.

— Подожди. Мы все это пересмотрим, и что-то можно будет для оформления зала использовать, — возразила Эллен, охваченная приступом практицизма. — Вот это вполне подойдет. Смотри-ка, натуральный бархат, зеленый, просто совсем древний, ни капли синтетики, но это даже к лучшему. — И она торжествующе потрясла беретом, кокетливо украшенным битыми молью фазаньими перьями.

— Повесим на вешалку, точно! Или сами будем носить. Нам сразу очень много денег подавать начнут. Правда, все больше медяками…

— Я же говорила, что не надо сразу все выбрасывать. Ой!.. Фу-у…

— Да, а вот это точно на помойку, расползается в руках. Смотри, тут даже червяки завелись — жуткое дело! Подумать только, что иной раз хранится в твоем собственном доме! Да эти твари могли бы со временем откормиться, вырасти и ночью пожрать нас в собственных постелях. Я оттащу на задний двор. Эх, жалко, что Джейкоб трусливо покинул поле битвы! Он мог бы оказать неоценимую помощь по части перетаскивания тяжелых и бесполезных предметов.

Конюх Джейкоб, единственный, не считая Эллен, помощник владельца почтенного заведения, заметив всплеск хозяйственной активности и предугадав его размеры, не растерялся и укатил в город лечить зубы. При этом он так картинно охал и держался за щеку, что Эллен была абсолютно уверена, что лечение будет состоять из бутылки виски и целительного общества друзей. В любом случае в ближайшую неделю помощи от него ожидать не приходилось.

Вот так всегда бывает, когда замыслишь доброе, но трудоемкое дело. Не успеешь оглянуться, и ты уже стоишь в полном одиночестве с лопатой в руках. А предполагаемые друзья и помощники засели в надежных укрытиях с запасами воды и пищи — терпеливо ожидать результата.

— Плохой из тебя угнетатель, — ехидно заметила девушка, с искренней жалостью глядя, как Пэд мучается с тачкой, пытаясь одним махом вывезти всю кучу хлама на задний двор. — Тебе бы у моей мамы поучиться. Я, прежде чем сбежать из дома, все комнаты до блеска вылизала. Просто по привычке, понимаешь?

— Понимаю, отчего же не понять? Но я же не гад все-таки. Все из меня веревки вьют. Ну вот, скажи на милость, зачем тебе эти чудовищные сапоги? Они, должно быть, принадлежали еще Оливеру Кромвелю… А вот это? Я даже не знаю, как это называется!

— Это старинная керосиновая лампа, — невозмутимо ответствовала Эллен, пытаясь стереть с таинственного предмета толстый слой пыли куском ветоши. — Смотри, у нее даже фарфоровый абажур цел. Прелесть что такое! Я ее отмою, мы поставим сию красоту на стойку и станем зажигать по вечерам. Будет очень красиво. Чарующе, — добавила она, стойко выдерживая подозрительный взгляд молодого человека.

— Давай уж сразу откроем торговлю подержанными вещами. Чарующими. Как тебе такая идея? «Дэвис, Маккени и К»» — принимаем кости и тряпки на вес…

— А что, по-моему, прекрасно. Ты будешь получать огромный доход!.. Как думаешь, — хозяйственная девица помахала в воздухе сероватого оттенка байковой тряпочкой, украшенной мелкими синими цветочками, — что это такое, а?

— Ночной колпак!

— Надо же, угадал… — разочарованно протянула Эллен.

— Еще бы! Мой папа до сих пор в таком спит.

Совместными усилиями они доволокли-таки тачку до места назначения и вывалили содержимое прямо на посыпанную гравием землю. Эллен с упоением зарылась в кучу ветхих, но таких интересных вещей, а Пэд с негодованием обозвал ее тряпичницей и отправился чистить Моргана.

В итоге грандиозных археологических раскопок, затеянных неугомонной парочкой, большинство еще на что-то пригодных старых вещей, отчищенных и приведенных в порядок, перекочевало в помещение паба, совершенно преобразив его интерьер.

Из побитого молью сюртука, зеленого берета и продранных в семи местах кожаных сапог с отворотами, натянутых на манекен, получился отличный веселый охотник. Эллен выставила его перед входной дверью с фонарем в руке — зазывать гостей. Семейство слегка запылившихся фаянсовых гномов отмыли до блеска и расставили в укромных уголках по всему дому — маленькие смешные существа здорово оживили атмосферу.

— Знаешь, дорогая, все-таки идея спрятать гнома в моей спальне была не совсем здравой! — гневно возмутился Пэд. — Я наступил на него ночью, когда хотел открыть форточку. Еще немного, и меня бы паралич разбил от ужаса. Кто-то маленький, человекообразный и сидит в моей собственной комнате! Я уж было подумал, что это лепрекон.

— Естественный отбор владельцев пабов: выживает сильнейший и самый стойкий, — хладнокровно заметила Эллен в этот самый момент в старом вязаном свитере хозяина, доходящем ей до колен, вдохновенно красившая сильно пострадавшую от времени тачку в зеленый цвет. — Гномы выглядят свежо.

— Да уж… Скоро по «Лисьей норе» будут водить экскурсии. Что-то вроде «Спешите видеть!». Самый оригинальный сумасшедший дом в Северном Корнуолле! Ну скажи, зачем ты возишься с этой развалиной? Колесо все равно больше не вертится!

— Во-первых, — отозвалась молодая женщина, не переставая методично работать кистью, — тут и так был сумасшедший дом. По сути. Я лишь придала безумию зримое выражение. Ответь: разве нормальные люди будут приводить в приличное заведение мокрых и грязных собак? А эти молодцы притащили вчера целую свору и пустили в главный зал. Кого-то там эти собаки им поймали. Лорд Бредуорт свою палевую борзую лобызал прямо в морду. После пятой порции виски…

— Собаки выглядят свежо, — огрызнулся Пэд, медленно и неотвратимо покрываясь красными пятнами: у него начиналась аллергия на краску.

— Собаки воняют и на все наступают грязными лапами. А гномиков они почему-то боятся, так что теперь не будут шастать по всему дому. И, во-вторых, тачка сломалась, но красоты не потеряла. Посадим в нее цветы — разве плохо? Очень даже мило будет смотреться.

— Сама их поливай!

— Ну и буду. Маргаритки и фиалки. К тому же они пока будут искусственными, ноябрь, сам понимаешь… Или, может быть, наполнить ее колосьями ячменя, — терзалась Эллен творческими исканиями. — Или вот…

— Ну что еще? — страдальчески спросил Пэд, отчаянно чихнув. — Отравить меня захотела, я знаю. Зря стараешься, у меня и завещания-то нет. К тому же ты действуешь не по правилам. Сначала должна выйти за меня замуж, а потом уж свести в могилу. А так — ни наследства, ни имения, разве что удовлетворишь свои садистские наклонности… Да, и у меня огромное количество родственников — тебе все равно ничего не достанется.

— Да нет, живи пока, — успокоила беднягу Эллен. — Просто в объявлении, которое я дала, говорится, что двор нашего заведения с великой пышностью украшен цветами. Ну, это я погорячилась, конечно, но что теперь поделаешь. Устроим клумбу в тачке.

— Подожди-ка, ты что? Дала объявление? Не может быть! Нам не хватало посетителей, да? — искренне возмутился Пэд, предчувствуя повод для нового беспокойства.

— Сам сказал, что надо все делать по правилам, а у каждого приличного заведения должна быть реклама. Смотри-ка, отсталый реакционный тип, что нам прислали. — Эллен помахала перед носом ошеломленного таким поворотом дел Пэда толстым гладким конвертом. — Вот первый плод моей грандиозной рекламной кампании. Некая Дорин Маклахлин хочет провести у нас Рождество. Мы же решили сдавать второй этаж постояльцам, разве нет?

— Это ты решила.

— Решение было одобрено обеими сторонами.

Эллен нанесла на тачку последний мазок и, отступив на шаг, залюбовалась своим бессмертным творением.

— И почему именно у нас эта старая кар… э-э-э… почтенная женщина решила провести чудное время рождественских каникул?

— Она хочет показать внукам настоящую лисью охоту.

— Ну, все, — обреченно прошептал бедняга, сползая на слегка подмокшую садовую скамейку. — Боже мой! Ты хочешь сказать, что кроме… э-э-э… почтенной женщины тут будет еще и толпа так называемых маленьких ангелочков? Ну чем тебе так не понравилась жизнь в этом месте, Господи, что ты прислал мне эту ужасную девицу? Знаешь, Эллен, с твоей энергией тебя надо засылать в дома злейших врагов. Сразу начнется массовое бегство, огромные потери, вражеские войска будут целыми частями сдаваться в плен…

— Подожди, Пэд, ты что, не доволен? — недоуменно спросила девушка, готовая оскорбиться в лучших чувствах. — Ты же сам говорил, что зимой дела идут не лучшим образом и…

— Да нет-нет, все в порядке, — поспешил утешить ее юноша, вытаскивая внушительных размеров клетчатый зеленый носовой платок и оглушительно в него сморкаясь. — Только два «но»: вероятно, я сейчас погибну от аллергического приступа, и к тому же я не выношу детей во всех их проявлениях. Я их попросту боюсь! То же самое могу сказать и по поводу почтенных женщин.

— Прими лекарство и соберись с духом, — подбодрила его Эллен. — Зато у нас будут заняты почти все комнаты наверху. Только две еще останется. Но что-нибудь непременно отыщется…

— Не хватает нам получить в постояльцы престарелого полковника и сумасшедшего доктора, — оптимистично заметил Пэд. — Тогда все будет в точности, как в старых детективах. Потом тебя убьют и…

— Нет уж, увольте, почему это именно меня! — тут же возмутилась Эллен. — Должны убить хозяина дома, а я буду расследовать дело…

— Нет, ты не понимаешь! Убить должны хорошенькую официантку, а хозяин дома проявит чудеса сноровки в сыскном деле и поклянется страшно отмстить убийце…

— Знаешь что, Пэд, — решительно заявила его собеседница, засовывая кисть в ведерко с краской, — если нам напишут престарелый полковник или сумасшедший врач, давай просто скажем им, что у нас нет больше мест.

Оглавление

Обращение к пользователям