Сайгон

До посадочной палубы авианосца оставалось рукой подать, когда сильным порывом ветра вертушку, перегруженную людьми, прижало к воде, черпанув волну, она завалилась набок, ломая лопасти, и стала медленно погружаться в пучину ласкового Желтого моря. Беженцы как горох посыпались из машины, больше предназначенной для уничтожения живой силы противника, чем для спасения живой силы союзника.[6]

К моменту прибытия спасательного катера трое человек пошли ко дну вслед за вертолетом, добавив, таким образом, свои, в будущем съеденные экзотическими рыбами, тела к полуторамиллионному числу жертв бездарной войны. Остальные болтались на воде и орали что-то на своем заморском языке. На волнах также болталась и сумка, удерживаемая из последних сил упрямой маленькой женщиной Юнг. Огромные герметичные карманы сумки удерживали воздух, как ваши семейные трусы пузырятся во времена ночных купаний на Волге под Самарой, и донесли своим американским качеством маленького Тима до спасительного катера. Все тот же, огромного роста, солдат втащил сумку в лодку и, не спрашивая, дернул замок, желая, в конце концов, узнать, за что же он боролся.

В сумке, среди тряпья и давленых бананов, лежал практически бездыханный мальчик Тим Юнг, готовый начать свою новую жизнь в этой империи зла под названием Соединенные Штаты Америки.

 

[6]«Все стекла были разбиты, морды у всех были перекошены» (Аркадий и Борис Стругацкие). — Авт.

Оглавление