Глава 27. Национальная гвардия

‘Мы знаем, что наши земли становятся, более ценны. Белые люди думают, что мы не знаем их ценности, но мы знаем, что земля вечна, а горсть вещей, которые мы получаем за нее, скоро истощится и кончится’.

Канассатего, минго

Видимо, использовать в войска в качестве рабочий силы, в чрезвычайных ситуациях, в Америке прописано самим Господом Богом. Иначе Алексей для себя ситуацию объяснить не мог.

Возвращение Глаз Змеи во главе колонны беженцев, Алексей встретил в столице Чероки. Где он активно продвигал земельную реформу. Послание к императору инков и мая растиражированное слухами, вместо простого предупреждения, обернулось глобальным мифом о возвращении миссии. И о его ‘призыве’.

В итоге, пара миллионов индейцев, с одной стороны притесняемая испанцами, а с другой окрыленная добрыми вестями, снялась с места и двинулась в исход, равного которому история Земли не знала. Император Инков оказался малым разумным. Поняв, что население, обуянное религиозным фанатизмом и экстазом, удержать, не удастся, понимая, что кто бы ни был, если он существует, конечно, новый Бог, он будет нуждаться в кадрах, для управления этой массой людей, развил бурную деятельность.

Все сокровищницы, запасы еды, были под охраной гвардии, собраны и организованными колоннами, вместе с двором, отправлены в поход. Часть армейских частей со священной миссией, отправлена воевать. Остальные осуществляли охрану сотен тысяч беженцев.

Когда приходит в движение такая масса людей, у народов поменьше, на чью территорию они приходят, не остается шансов. Великий исход сдвинул с места и перемешал такую массу людей, что к берегам Мексики вышел какой-то новый народ. Влекомый уже не силой центральной власти, а идеей.

Пять долгих лет они шли к границам земель подконтрольных Ирокезам. В Мексике, где испанцы особо не зверствовали, к посланцам отнеслись с большей прохладой, но когда спустя годы, они вернулись, ведущие целый народ, правители усомнились. Но едва на побережье, стала высаживаться испанская армия, рухнули последние сомнения. Майя развернулись и ушли следом, за прошедшим по их землям, народом. И вся эта масса, без малого три миллиона человек, вывалилась на земли Ирокезов.

Алексей схватился за голову. Хорошо, что Типии собранные у команчей, не успели продать. Теперь они очень пригодились. Их раздавали племенам и направляли к побережью.

Хорошо, что была весна и переселенцы, прибывая на новое место жительства, успевали распахать и засеять небольшие, но поля.

Цены на продовольствие, одежду, предметы сельхозинвентаря, взлетели вверх. Алексей скупал у Ирокезов все что можно. Попутно, разместив на уходящем фрегате в Голландию, заказ на астрономическую сумму. Алексей надеялся, что эту зиму, они переживут. Бедные бизоны. Нет, им на роду было написано, быть истребленными человеком. Ну, хоть в этот раз, не просто от руки мародеров, стреляющих в стадо из окна поезда, ради развлечения, а ради еды и выживания.

Алексей собрал Армию и отправил ее в Великую степь. Отряды убивали животных тысячами. Мясо коптили и отправляли в лагеря беженцев. Но все равно этого не хватало. А люди все шли и шли. Были основаны, более десяти тысяч поселений вдоль океана. И около трех тысяч внутри страны. Алексей изворачивался, как мог, расселяя вновь прибывших индейцев так, чтобы они влились в Лигу как можно безболезненней.

Осенью приплыла эскадра Голландцев. Сорок шесть торговых и пятнадцать военных кораблей охраны, впрочем, их трюмы тоже были не пусты. Полученные товары, продовольствие целыми караванами, расходилось по новым городам и деревням. А город Белого Духа окончательно превратился в мегаполис. Император и правители других народов, наотрез отказались селиться, где-либо еще. Они совершили подвиг, приведя свои народы к своему Богу. И их место подле него. Но и от них была кое-какая польза.

Они привезли не только просто фантастическое количество золота, но картошку, какао и еще кое-что по мелочи, что при грамотном использовании потом могло принести не малую пользу.

Но самое главное они принесли чиновничество. И пускай оно сейчас активно осваивало грамоту, но это был уже совсем другой уровень. Эти переселенцы принесли империю. А что такое империя? Это осознание внутри каждого его гражданина. Мысль. Идея. А подручные материалы дело второе.

Император, Алексею понравился. Едва увидев его, тот приклонил колена и торжественно произнес длинную фразу. Глаза Змеи уже выучивший их язык и успевший женится, не менее торжественно перевел.

— Великий небесный отец. Я торжественно возвращаю тебе трон императора нашего народа. Долгие столетья, я и мои предки, хранили его для тебя. Теперь я исполнил свой долг.

Что тут скажешь? Пришлось принимать. Тем более, что в этом диком экстриме и цейтноте, времени хватало, только отдавать распоряжения. В многолюдном прежде зале совета, было пусто. Все поголовно Сахемы были озадачены распоряжениями. А те, кто возвращался, успевали отчитываться, день другой отдохнуть и снова отсылались.

Алексей старался выжать из ситуации максимум. Новые переселенцы сажали картошку, строили прибрежные крепости. Те, что подходили позже отправлялись на границу.

Там Алексей наметил ряд пограничных крепостей. То, что они строили их, на территории Апачей и Навахо, никого уже не волновало. Когда под рукой такая огромная армия, кого волнует мнение пары тройки тысяч воинов?

К тому же их же никто не убивал. Просто включали в Лигу по умолчанию. Переселенцы отнеслись к тому, что новая империя называется по-другому спокойно. А вот Сахемы было начали возмущаться. Мол, столько новых членов мы не можем принять. На что Алексей возразил, что, увы, пока что переселенцы подчиняются только ему и для более мягкой интеграции в Лигу, будут пока что считаться без рода и племени. И только потом, будут приписаны к родам и народам.

Когда вопрос с едой и убежищами на зиму, немного решился. Алексей распределил армию, по небольшим отрядам, во все поселения, с наказом учить новеньких языку. А армию постоянного состава, распределил командирами десятков, сформировав на основе трех тысяч воинов временный лагерь, где одновременно проходили обучение тридцать тысяч инков, мая и тьма тьмущая выходцев из других народов.

Тогда кстати и родилась легенда о Великом Духе, прошедшим сначала по южным землям и создавшего там непобедимую империю, просуществовавшую тысячу лет, а когда дети его забыли о том, что он им велел, и вновь пролили кровь своих соплеменников на алтарях, он вернулся чтобы спасти их.

Но должны они понести наказание, а потому призвал он их из далекого севера, чтобы прошли они тернистый путь и в пути, полном испытаний, очистились. Алексей распространение этой легенды не поддерживал. Даже запретил ее пересказывать, но она упорно жила. Слишком уж много было совпадений.

Так в трудах прошел год. Крепости на юге отстроили ударными темпами. Алексей объезжая границу не мог не радоваться. Великолепные бастионы, жаль архаичные, неприспособленные к сражению с армией имеющей пушки, но на первом этапе грядущей войны вполне сгодятся.

У океана, дела шли хуже. Где смогли организовать каменоломни, там крепости уже стояли, где камня не нашлось, стояли деревянные форты. В первом приближении и этого должно было хватить. Десант с кораблей отбить они могли, а регулярная армия придет, скорее всего, по суше. За прошедший год, переселенцы худо-бедно освоили язык, и удалось наладить кое-какое управление. А потом хорошие новости пошли косяками.

Собрали урожай картофеля, разом решив вопрос с продовольствием. И это не считая обильных сборов кукурузы, тыквы, плантаций уже вполне домашней малины, мяса с овец и полностью восполнившегося поголовья птицы.

Конечно, если смотреть со стороны, в Лиге ирокезов царил страшный бардак. Но в нем вырисовывался внутренний порядок. Если бы индейцы изначально не были столь минималистичны в условиях для жизни, Алексей сомневался, что удалось бы провернуть такой трюк. Но щедрость хозяев и неприхотливость гостей, сделали свое дело.

Самый трудный, первый год пережили. Теперь, когда хозяйство, народная, мать ее экономика, встала на ноги, можно было преступить и к организации нормального государственного управления. Мастера по изготовлению бумаги, обошлись Алексею в баснословную сумму. Проще говоря, в полный сундук томагавков.

Ровно столько Алексей отдал французскому пирату, за лихой и наглый налет, на один из прибрежных городов в Европе и украденный оттуда печатный станок, да сотню всякого люда, там работающего. Если бы пират знал, что он воровал, из итальянского городка, он, наверное, попросил бы больше. А так вполне сошлись в цене.

Теперь развернутая на огромной площади, обеспеченная людьми и ресурсами, к старту готовилась самая большая в мире типография. Аж гордость пропирала.

Еще одной приятностью, были несколько сотен русских, коих он выкупил у работорговцев. По его заказу, их купили у Османов. По десять томагавков за голову. Это ж ужас как дорого. Но что поделать. Доставка через океан. Кто-то скажет что, мол, это спонсирование крымских набегов, чушь. Их все равно уже украли. И продали бы туркам. А где лучше жить? Свободными в америке? Или рабами в Турции? Крымчаки в любом случае получили бы свое золото, а вот Алексей спас своих. Как мог. Алексей всячески старался разбавить англичан и французов с голландцами, другими бледнолицыми. Но для постановки процесса на широкую ногу, пока не хватало времени и ресурсов. Ну да ничего, ни одна Империя сразу не строилась.

Оглавление