Глава 28. Попробуйте разобраться без ста грам.

‘Все хотят хорошо провести время. Но время не проведешь’

Типа анекдот

В результате своих завоеваний, Союз ирокезов, подчинил себе огромную территорию, населенную многочисленными племенами. Земли Гуронов, Эри, Оджибва, Миссисауга, Майами, Оттава, Иллини, Амасеконти, Андроскоггин, Кеннебек, Малисит, Микмак, Оуарастегоуиак, Пасамакуодди, Патсуикет, Пеннакук, Пенобскот, Пигвакет, Рокамека, Сокони и Вевенок, Сиу, Виннебаго, Потаватоми, Алгонкинов и Ниписсингов и это далеко не полный список.

Алексею пришлось принять в ряды рода, почти три сотни молодых воинов из разных племен, чтобы просто иметь под рукой человека, знающего язык. Включение покоренных племен в Роды Ирокезов, через двадцать лет снимет напряжение с языковыми барьерами. Но ведь до этого еще дожить надо, не правда ли? А как это вавилонское столпотворение, за какие-то два три года, превратить в единое государство?

Выручала армия. Все команды в ней были на ирокезском наречии. В быту, в учебе все общение на языке ирокезов. Заканчивая первый год обучения, воины уже сносно говорили, а кое-кто уже и грамотой успевал овладеть. Это увеличивало носителей языка в покоренных племенах и значительно ускоряло интеграцию.

Хотя до совершенства было конечно далеко. Но, возможно повторюсь, если бы не важность социального статуса, то как минимум, половина этих начинаний, умерла бы, не родившись.

Среди индейских идеалов одно из важнейших мест занимает слава удачливого воина и охотника. Любой мальчишка из любого племени с раннего детства мечтал о военных подвигах. Необходимо отметить, что до прихода европейцев войны между племенами Северной Америки почти никогда не носили ожесточенного и кровопролитного характера.

Земли хватало всем, и борьба велась не за территории или доминирующее положение, а скорее из-за самого обычая. Боевые действия чаще всего представляли собой внезапные набеги небольших военных отрядов, засады и локальные столкновения. Число вражеских жертв не было главным критерием успеха на войне: для воина было важно проявить личную храбрость, находчивость и стойкость. Достаточно было просто обратить врагов в бегство и убить 5-10 из них (а не 100 или 1000), чтобы поход считался успешным.

По сути, войны между индейскими племенами были суровым соревнованием между мужчинами, где лучшей наградой считалась слава, признание совершённого в бою подвига. Поэтому масштабы боевых действий и нанесенный врагу урон значения не имели — важен был сам факт успеха, победы. Воинская слава составляла основу авторитета любого мужчины, повышала его социальный статус и открывала возможность стать вождем.

Даже обычай снимать скальпы был не проявлением жестокости или варварства, а диктовался необходимостью добыть трофей, служивший в глазах соплеменников доказательством успеха в бою.

Теперь же, когда куда ни кинь взгляд, везде проживали Ирокезы, а закон крайне строго обязывал не воевать между собой. Служба в армии Алексея, стала своего рода экзаменом, вызовом, школой мужчины, местом, где молодой воин мог познакомиться с другими воинами, а если повезет, стяжать себе славу, приняв участие в походе под руководством Великого Вождя.

Алексей же этим беззастенчиво пользовался. Он внедрил в войска титул лучшего воина. Соорудив импровизированный штандарт из растянутой шкурки белки. Штандарт дозволялось нести только лучшему воину на сотню.

Критерием отбора лучших, было знание языка, грамоты, стрельбы из огнестрельного оружия, мастерства в каком-либо деле и уже потом оценивались навыки рукопашной схватки и стрельбы из лука.

За Штандарты развернулась настоящая охота. На три тысячи воинов, которые должны были быть постоянно наготове, их приходилось всего триста штук. Конкуренция царила дикая.

Воины буквально насиловали коренных ирокезов, стремясь получше узнать язык, учителей грамоты на уроках по чтению и письму. Медленно, но уверенно, ирокезский язык обретал свое письмо, пусть и кириллицей, расцветал новыми терминами.

Хотя большинство из них были, конечно, русицизмами которые привнес Алексей. Например, слово ‘херня’ имело десяток значений и употреблялось довольно часто. Алексей не был знатоком великого русского языка, но матерится, особенно не любил. Но слова паразиты были и у него. А чуткие к новому, воины быстро перенимали у него как хорошее, так и не очень.

Государство из племен. Задача практически не выполнимая. Государство само по себе, предполагает общество к нему готовое. Родоплеменные союзы создать легко. С какой-то целью, например. Но созданный союз не удержится после выполнения цели. Лига не разваливалась пока потому, что заданная цель, еще не была выполнена. И у нее был стержень. В лице бессменного Великого Вождя.

Алексей, лежа на кровати вечерами вздыхал. Ему уже сорок лет. Ну, еще лет десять он сможет проводить активные реформы. А дальше что. Почетная должность одного из Сахемов. А потом?

Что будет с индейцами потом? Смогут ли его приемники удержать руль и не дать кораблику разбиться о рифы? Алексей повернул голову к двери. Там за циновкой, заменявшей тут дверь, стараясь говорить тихо, общались его жена и дочь. Дочка удалась на славу. Взяла все самое лучшее от обоих родителей. Смышленая, дерзкая, боевитая девчушка. Все свободное время проводило либо с матерью на заседаниях Матерей, либо сидя подле отца, на совете Сахемов.

Алексей вздохнул. Еще три четыре года и к ней выстроится целая очередь женихов. Причем изо всех концов страны. Выбрать достойного спутника жизни, ей будет не легко. С одной стороны жаль, что Бог не дал ему сына. А с другой, кто знает, каким бы он вырос. А дочка, слава Богу, растет самой, что ни на есть умницей и красавицей.

Мысли снова соскочили на текущие проблемы. Организованные кое-как государственные структуры работали. Налоги исправно собирались, Весной и Осенью. Торговля процветала. Внешняя, приносила его роду отличную прибыль, что позволяло содержать войска, экипировать их по последнему слову науки и техники. Небольшая на вид армия, имела на вооружении уже почти четыре сотни орудий.

Такой насыщенности артиллерией, не было пока ни у одного государя Европы. Хотя тут конечно дело в том, что крепости, куда уходит значительная доля пушек в Европе, у Алексея были только построены или еще стояли в строительных лесах. Вся артиллерия была сосредоточена в Армии.

Войска, находящиеся на боевом дежурстве так сказать, были все оснащены фитильным мушкетом, а элитные полки их легкими модификациями, почти ружьями. Эх, где бы взять автоматы Калашникова а?

Вот тут бы он развернулся. И испанцам бы навалял и Мексику к рукам прибрал. Но, увы. Пока мушкет, это все, что было доступно. А ружье с кремневым замком, шик и блеск современного вооружения это было что-то.

Кремнёвый замок — устройство для воспламенения порохового заряда в огнестрельном оружии. Пришёл на смену фитильному и колесцовому замкам, повсеместно использовался в течение двух столетий, до появления капсюльных систем и унитарных патронов.

Воспламенение пороха в кремнёвом замке происходит от искры, производимой подпружиненным курком с зажатым в нём кусочком кремня. Кремень должен высечь искру, ударившись о рифленую стальную крышку пороховой полки (огниво) и при этом приоткрыв ее. Искра воспламеняет небольшое количество пороха, помещённое на полку, через затравочное отверстие в стволе пламя достигнет основного порохового заряда и будет произведён выстрел.

Чтобы подготовить кремневый замок к выстрелу, стрелок должен был: поставить курок на предохранительный взвод; открыть крышку полки; насыпать на полку небольшую порцию пороха; закрыть крышку; поставить курок на боевой взвод.

Затравочный порох на полке хоть и был защищен подпружиненной крышкой, но все же со временем отсыревал и приходил в негодность. Поэтому держать оружие в заряженном состоянии долгое время было нельзя, порох на полке необходимо было периодически менять.

Кремневый замок не требовал заводить механизм ключом, как колесцовый, был проще и технологичнее, следовательно — дешевле. За счёт облегчения процесса заряжания ружья скорострельность увеличилась до 2–3 выстрелов в минуту и более.

Прусская пехота XVII века могла делать около 5 выстрелов в минуту, а отдельные стрелки и 7 выстрелов при 6 заряжаниях. Это достигалось дополнительными усовершенствованиями замка и ружья и длительным обучением солдат. Современные же войска (на дворе то 16 век как никак) показывали в лучшем случае 1 выстрел в три четыре минуты.

Ну, хоть тут не было с этим проблем. Индейцы делали два выстрела. Но с того оружия, которое попало в руки Алексею, больше выжать было практически не возможно. Но и это было отличным показателем. А он был достигнут тысячами часов тренировок и отработки процесса зарядки мушкета, до автоматизма.

В принципе, ну так грубо и приближенно, Алексей оценивал свои войска, если собрать ветеранов, как вполне на уровне регулярных Прусских войск. А если использовать молодежь, то на уровне колониальных войск Англии и Испании. Войны Алексей не боялся. Вот кстати и о войне. Надо съездить в Форт-Бастард. Там его уже давно ждут.

Оглавление