16

Одри еще спала, когда Ричарду наконец разрешили навестить ее. Ричард на цыпочках вошел в палату. Спящая Одри с изможденным, но счастливым лицом была похожа на ангела.

«Скорая помощь» прибыла вовремя. Одри срочно доставили в больницу, и угроза кровотечения, которое могло стоить жизни ребенку Одри, миновала.

Какое-то время Ричард постоял у кровати, любуясь Одри. На его глаза навернулись слезы. Он не стыдился этих слез — это были слезы любви, слезы гордости, слезы обретенного наконец счастья. Ричард осторожно коснулся бледной щеки Одри и нежно сказал:

— Просыпайся, Спящая Красавица. Я пришел тебя навестить.

Одри сразу же распахнула свои удивительные ореховые глаза. Ее бескровные губы прошептали:

— Мой малыш… С ним все в порядке?

Ричард улыбнулся — все та же прежняя Одри, никогда не думает о себе в первую очередь. Как только я мог так долго сопротивляться ее обаянию, своей любви к ней? — спрашивал себя Ричард.

— С ним все в полном порядке, — заверил он Одри. Наклонившись, он поцеловал ее в лоб. — Ты прекрасна.

Одри слабо улыбнулась.

— Благодарю вас, сэр. Ричард, я счастлива, что в этот страшный момент ты был рядом со мной… с нами. Ты был нужен мне. Я…

Одри запнулась. Ричард видел ее колебания, и знал, что именно она хочет сказать, но боится. Боится, что его недавнее признание было сделано лишь для того, чтобы утешить и подбодрить ее.

Ричард опустился на колени перед кроватью и взял Одри за руку.

— Ты все еще любишь меня, Одри?

Одри выглядела смущенной и испуганной, однако, опустив глаза, она тихо ответила:

— Да, люблю. Извини, Ричард, но, независимо от того, хочешь ты это слышать или нет, я люблю тебя.

Сердце Ричарда замерло, а потом забилось с удвоенной силой.

— Я хочу это слышать, Одри. Хочу слышать это каждый день много-много лет.

— Но вчера…

— Забудь о том, что было вчера. Вчера я был всего-навсего испуганным слабовольным идиотом, не смеющим признаться самому себе в том, что люблю тебя. Ты оказалось гораздо смелее, чем я… Я люблю тебя, Одри. Я люблю твоего малыша. — Ричард осторожно коснулся ладонью живота Одри. — Не могу обещать тебе, что мы будем весело проводить время на светских вечеринках…

— Ненавижу светские вечеринки, — быстро вставила Одри.

— Подожди, не перебивай. Я пытаюсь сказать тебе что-то очень важное…

Одри не отрывала взгляда от напряженного лица Ричарда.

— Я знаю, что я далеко не идеален. Я слишком много думаю и слишком много работаю. Но если ты согласишься выйти за меня замуж, я клянусь, что сделаю все, чтобы нам было хорошо вместе. Нам и нашему ребенку. Я люблю тебя, Одри.

Нежная улыбка осветила лицо Одри.

— Ты лучший человек из всех, кого я знаю, Ричард, — прошептала она. — Я люблю тебя. Для меня нет большего счастья на свете, чем стать твоей женой. А теперь, может быть, ты все-таки поцелуешь меня?

Чувствуя, как боль, копившаяся в нем все эти годы, навсегда уходит навсегда, Ричард счастливо рассмеялся и сделал то, о чем просила Одри.

Конференц-зал банка «Лондон Юнион» был забит людьми — Марион Шелли устроила вечеринку в честь новорождённого сына Одри Маллиган. Кроме сотрудников банка здесь также были друзья и родственники Одри и Ричарда.

Даже вечно занятый вице-президент банка мистер Шелли почтил вечеринку своим присутствием — Одри подозревала, что подобный либерализм был продиктован лишь уважением к Ричарду. Однако вице-президент вел себя на удивление дружелюбно, без всякого намека на снобизм, и со знанием дела обсуждал с Генри достоинства фаворита ближайших скачек.

Ричард, одетый в строгий костюм, стоял позади Одри — она чувствовала его надежное тепло за спиной, и ей было легко и спокойно.

Одри все еще никак не могла поверить в свое счастье, не могла поверить в то, что Ричард — мистер Совершенство, предмет мечтаний всех служащих банка женского пола — боялся любить. Боялся так же, как и сама Одри. Ричард всерьез считал, что он никудышный муж и отец! — в который раз удивлялась Одри. Снова и снова она благодарила небо за то, что в трудную минуту Ричард оказался рядом, иначе не было бы ее ненаглядного мальчика, иначе Ричард никогда не решился бы признаться ей в своих чувствах — признаться не столько ей, сколько самому себе.

Одри не уставала мысленно повторять, пробуя фразу на вкус: Ричард любит меня. Он любит моего сына — она улыбнулась — нашего сына. Тедди подписал все бумаги, составленные другом Ричарда по университету, и, как только они с Ричардом поженятся, Ричард усыновит малыша и тогда станет отцом уже де-юре.

— Кажется, твоя мама немного жадничает, — прошептал Ричард на ухо Одри.

Неожиданно Одри почувствовала, как Ричард взял ее за руку и вывел на середину зала.

— Леди и джентльмены, разрешите мне сделать объявление! — громко сказал он.

Все собравшиеся с интересом воззрились на Ричарда.

— Мы с Одри благодарим вас за то, что вы пришли поприветствовать маленького Алана, но у нас есть еще одна новость.

Одри завороженно наблюдала, как Ричард достает из кармана бархатную коробочку, уже догадываясь, что последует дальше. Это был сюрприз, на которые Ричард большой мастак!

— Я рад сообщить вам, что сделал Одри предложение, и она оказала мне честь, согласившись стать моей женой. Теперь, извините, небольшая формальность… — Ричард вынул из коробочки кольцо с переливающимся бриллиантом и надел на палец ошеломленной Одри. — Я делал предложение в такой спешке, что забыл о кольце.

В зале засмеялись.

— Итак, я сделал Одри предложение, и она согласилась, но не сказала, когда именно мы поженимся. — Ричард посмотрел на Одри. — Одри, что скажешь?

Все взгляды обратились на Одри. Она, смущенная и ошеломленная, разглядывала кольцо на своем пальце и не знала, что сказать от переполнявшего ее счастья.

— Не знаю, — протянула она, конфузясь от всеобщего внимания. — Может быть, через месяц?

— Как скажешь, но лучше бы пораньше, — ответил Ричард, привлекая ее к себе и целуя.

Зал облегченно выдохнул, раздались аплодисменты, смех и предложения выпить за здоровье жениха и невесты.

Марион Шелли и Маргарет Ли чокнулись, многозначительно глядя друг на друга поверх бокалов с шампанским.

— Какая красивая пара, — прошептала Маргарет, утирая сентиментальные слезы.

— Итак, еще один холостяк пристроен! — Марион предпочитал деловой подход.

— Без нашей помощи, — напомнила ей Маргарет.

— Как знать! — откликнулась Марион. — Если бы я тогда не отвела плачущую Одри за руку к Ричарду…

— Может, ты и права. — Маргарет с удовольствием отпила шампанского. — Кто у нас следующий на очереди?

Оглавление
Обращение к пользователям