ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Здравствуйте, — милая пожилая женщина за аптечным прилавком приветливо улыбнулась ей. — Чем я могу вам помочь?

— Доброе утро. Я бы хотела купить… тест на беременность, — кое-как закончила предложение Элис.

— Вот, пожалуйста, взгляните, мисс. На сегодняшний день это самый надежный и поэтому весьма популярный вариант. Инструкция находится внутри упаковки. Там же найдете дополнительную тестовую палочку…

— А зачем нужны две? — рассеянно поинтересовалась Элис.

— Чтобы перепроверить результат…

— Ну да, конечно. Хорошо, я возьму то, что вы мне предлагаете. Большое спасибо.

Прижимая пакет с покупкой к груди, Элис торопливо вышла на улицу и поспешила к машине. «Если бы раньше мне кто-нибудь сказал, что скоро я буду покупать тест на беременность из-за пятидневной задержки месячных, то я бы никогда не поверила ему. Результат точно будет отрицательным! Я просто не в состоянии забеременеть: ведь мы с Тодом два года безуспешно пытались зачать сына, и в конце концов, согласившись сдать специальные анализы, я с ужасом узнала, что бесплодна. Его злые, обидные слова до сих пор звучат у меня в ушах…» Бросив пустой пакет на пассажирское сиденье, Элис еще раз внимательно осмотрёла покупку, словно желала немедленно получить ответ на мучивший ее всю ночь один- единственный вопрос: «Да или нет?» Неожиданно небо потемнело и по лобовому стеклу забарабанил дождь. Отложив заветную коробочку в сторону, она завела мотор и поехала домой. При торможении шины взвизгивали на мокрой дороге, а городская иллюминация и светофоры стали расплывчатыми пятнами. «Возможно, сегодня моя жизнь кардинально изменится… — неожиданно подумала она, даже не пытаясь сдерживать необъяснимое чувство радости. — Я уже так давно мечтаю о личном счастье!»

Добравшись наконец до дверей своей квартиры, Элис была настолько взвинчена, что ощущала себя комком нервов. В ванной комнате она торопливо разделась, затем, строго следуя инструкции, выполнила все необходимые манипуляции и стала ждать. Время тянулось мучительно долго. Наверное, Алиса из волшебной страны чувствовала себя точно так же, падая и падая вниз по заколдованному туннелю. Закрыв глаза, Элис представляла как на кончике палочки появляется одна синяя полоска…

Но результат оказался неожиданным (или все таки ожидаемым?) — две четкие ровные синие полосы. «Неужели я беременна? Нет, скорее всего, произошла досадная ошибка. — Дрожащей рукой она достала вторую палочку и повторила процедуру. — О боже! Лиам, что я… что мы наделали?!» Теперь Элис ни на секунду не сомневалась в правдивости ответа: она ждет ребенка…

— Не понимаю. Как такое вообще возможно? Доктор, пожалуйста, объясните, что со мной происходит? — взмолилась Элис, получив очередное подтверждение своей беременности.

Все воскресенье она провела в полном одиночестве в своем уютном убежище, то оказываясь на седьмом небе от счастья, то вдруг столь же стремительно возвращаясь на грешную землю, а в понедельник с утра пришла в женскую консультацию.

— Неужели вы так хотите услышать лекцию о цветах и пчелах, мисс Мэджикан? — улыбнулся седой врач.

— Нет, конечно, Я прекрасно знаю, откуда берутся дети, но дело в том, что не так давно мне поставили диагноз — бесплодие. Возможно, мне следует сдать какие-нибудь анализы?

— Что касается физической способности родить, у вас все в полном порядке. Не волнуйтесь, моя дорогая, природа всегда берет свое. А теперь отправляйтесь домой и обрадуйте будущего отца.

— Вы уверены, доктор, что мне удастся выносить нашего малыша?

— Абсолютно. Всего хорошего, мисс Мэджикан. До встречи.

— Еще раз спасибо.

«Этому есть только одно объяснение: Тод лгал мне, причем самым бессовестным образом! — размышляла она по пути на работу. — Стоило мне провести несколько ночей с другим мужчиной, как я тут же забеременела. Получается, что это он не способен зачать ребенка… — на долю секунды Элис стало жалко бывшего мужа, но она решительно отвергла это чувство. — Боясь, как бы не пострадала его мужская гордость, этот негодяй обвинил во всем меня! Страшно подумать, скольким женщинам он может сломать жизнь в угоду собственному эгоизму…»

С недавних пор ее терзали самые противоречивые эмоции. С одной стороны, она никогда бы не пошла на такой серьезный риск, как занятие сексом без презерватива, если бы знала, что Лиам может стать отцом ее ребенка. Но, с другой стороны, мысли о растущей внутри нее новой жизни доставляли ей ни с чем не сравнимое удовольствие, делая ее невероятно счастливой. Элис представляла себе, как со временем у нее вырастет живот и заметно округлятся формы, а мама и тетушки начнут покупать малышу одежду, игрушки и спорить о том, кто родится и какие имена больше всего подходят мальчику или девочке. «Но есть ли в этой чудесной картине место Лиаму? — мгновенно возвращая ее к реальности, спрашивал здравый смысл. — Как он отреагирует на столь неожиданную новость? Ты сказала, что не можешь иметь детей, и вдруг заявляешь прямо противоположное… Кроме того, он не создан для семейной жизни, а если и был когда-нибудь женат, то очень давно. Лиам — прежде всего бизнесмен, который вполне может заподозрить, что ты своими чарами заманила его в самую банальную ловушку всех времен и народов!»

Поздоровавшись с коллегами, Элис заняла свое место и по привычке достала из верхнего ящика ручку и блокнот. Ей хотелось смеяться и плакать одновременно: «Если задуматься, мое положение тоже весьма незавидно: Лиам имеет полное право отвернуться от меня, а семья наверняка опять будет в ярости. Как бы ни закончились наши отношения, та неожиданная встреча в баре «Хиппо», бесспорно, стала судьбоносной для нас обоих…»

Начало рабочего дня принесло ей еще больше переживаний. После ланча Дэннис Эриксон вошел к ним комнату с таким видом, словно ему совершенно случайно стал известен по меньшей мере правительственный секрет.

— Вы ни за что не догадаетесь, какая у меня новость! — воскликнул он прямо с порога, почему- то в упор глядя на Элис.

— Какая?! — разом выдохнули три женщины, а сердце одной из них забилось особенно часто.

— Мистер Конвей вернулся. — Дэннис выдержал драматическую паузу. — И привез с собой жену!

— Что?!

Элис с трудом могла дышать: у нее в легких, казалось, выросли тысячи острых игл. Если бы не сила воли, она наверняка упала бы в обморок.

— Да, да, он очень заботливо относится к некой миссис Конвей. Они сейчас в приемной. Убедитесь сами…

Шана и Мэри-Энн кинулись к окошку, соединяющему их комнату и холл. Чуть-чуть раздвинув жалюзи, подруги затаили дыхание:

— О боже! Она сидит в инвалидном кресле! Взгляни сама…

Все тело Элис словно налилось свинцовой тяжестью, она не могла (да и не хотела) вставать. А они продолжали комментировать происходящее:

— Как ты думаешь, Шана, кто этот подросток рядом с ней?

— Наверное, их сын.

Их сын?! Хуже уже и быть не может! — Сердце Элис бешено колотилось, а на лбу выступили бисеринки пота. «Нет, нет, я не хочу, не буду этому верить…»

— А она еще и редкая красавица, — благоговейно заметила Мэри-Энн.

— Элис, подойди же! Взгляни сама.

С трудом передвигая ватными ногами, она сделала несколько шагов и выглянула в приемную: Лиам стоял у инвалидного кресла, в котором сидела молодая женщина, и о чем-то разговаривал с Салли Блэйк, а миссис Конвей приветливо улыбалась. Она действительно была очень красива: изящная фигура, тонкие черты лица, легкий румянец, карие глаза и рыжие волосы цвета осенней листвы выгодно подчеркивались элегантным романтичным костюмом с длинной юбкой, выполненным в светло-коричневых и зеленых тонах.

Помимо внешней красоты, эта женщина обладала удивительно теплой дружелюбной аурой, мгновенно располагающей к себе других людей. Неожиданно Элис поймала себя на мысли, что при других обстоятельствах они вполне могли бы стать хорошими подругами! Она так увлеклась что не сразу обратила внимание на мальчика подростка лет пятнадцати. «Как он похож на Лиама!» — борясь с внезапным головокружением, подумала она.

Все собравшиеся в приемной, словно почувствовав, что за ними наблюдают, поспешили дальше, очевидно в его кабинет. Шана, Мэри-Энн и Элис вернулись на свои рабочие места, а Дэннис Эриксон по долгу службы отправился знакомиться с новоприбывшими (и заодно разузнать у Салли какие-нибудь подробности).

— Ну же, говорите! — поторопила его Шана, когда он наконец вернулся с новостями.

— Ее зовут Джулия Конвей. Она с сыном переехала сюда из Сиднея. И в данный момент босс подыскивает ей дом…

Элис побледнела и, извинившись, поспешила в дамскую комнату. «Лиам хочет купить ей дом! Значит, эта молодая женщина — все-таки его жена, а мальчик — их сын…»

— Лиам, что с тобой? — Джулия с тревогой заглянула ему в глаза. — Весь вечер ты мечешься по квартире, как лев в клетке…

Они вдвоем сидели на балконе и пили чай.

— Прости. Я сегодня немного рассеян, — торопливо извинился он.

Это еще мягко сказано! — улыбнулась она. — Ты просто сам не свой. Сомневаюсь, что ты слышал хоть слово из того, о чем я говорю уже целых пятнадцать минут…

— Я не хотел быть невежливым. Извини, если обидел тебя…

— Все в порядке. Забудь. Лучше расскажи мне, кто она.

На лице Лиама было написано такое искреннее детское недоумение, что Джулия невольно рассмеялась.

— Неужели это так очевидно? — неизвестно зачем пряча руки в карманы, поинтересовался он.

— Более чем, — кивнула она. — Я знаю тебя уже очень давно: проблемы на работе ты решаешь быстро и оперативно, значит, тебя беспокоит нечто личное. Не хочешь поделиться со мной, в чем дело?

Из гостиной доносились приглушенные голоса и музыка: Джейк смотрел телевизор. Они помолчали.

— Какой сегодня чудесный вечер! — воскликнула Джулия. — Уверена, тропический климат пойдет мне на пользу. Спасибо за все, что ты дня меня сделал, Лиам! — она нежно взяла его за руку, и они улыбнулись друг другу. — Кстати, почему бы тебе не позвонить этой девушке прямо сейчас? Где она живет? В Сиднее?

— Нет, здесь, в Кэрнсе.

— Многое же ты успел за две недели жизни в новом городе. До тех тор пока я не попала в больницу с приступом астмы…

— Да, все получилось спонтанно.

— Неужели? Вот уж не думала, что ты на такое способен! Спонтанные отношения — а что, звучит интригующе. Мне нравится.

— Ты опять шутишь. Уверяю тебя: между нами нет ничего серьезного, — соврал он, нащупав в правом кармане коробочку с обручальным кольцом: «Ей наверняка понравится ограненный изумруд, если она, конечно, примет мое предложение…»

— Я тебя ни в чем не обвиняю, Лиам, — вздохнула Джулия, убирая руку. — Напротив, я буду только счастлива, если однажды ты встретишь достойную женщину. А может, ты ее уже встретил? Хватит день и ночь опекать меня! Тебе давно пора влюбиться…

— Опять ты взялась за свое: уже в который раз пытаешься устроить мою личную жизнь… — горько усмехнулся он. — Не понимаю: зачем тебе это?

— Считай это моим капризом. Надеюсь, ты не собираешься весь вечер провести со мной и Джейком?

— Как же я могу бросить вас в первый же вечер в незнакомом городе? Да и ты еще не совсем здорова…

— Поверь, сейчас со мной все в порядке. Иди отдыхать: например, прогуляйся по городу, а я с удовольствием посмотрю на видео свой любимый фильм, договорились?

Лиам кивнул, но продолжал сидеть на прежнем месте, думая об Элис, беспокоясь за нее: по словам коллег, она ушла с работы пораньше, а на все его звонки и SMS-сообщения просто не отвечала. «Одно из двух: либо Элис плохо себя чувствует, либо она избегает меня, — размышлял он. — И чем дольше длится эта неопределенность, тем больше я склоняюсь ко второму варианту. Остается выяснить один-единственный вопрос: почему?»

Ширканье шин вывело его из задумчивости: Джулия собиралась вернуться обратно в комнату. Лиам с готовностью поднялся, чтобы помочь ей преодолеть невысокий бордюр, но она остановила его решительным жестом и улыбкой:

— Брось, Лиам! Я и сама могу справиться. Прочь с глаз моих…

— Хорошо, если ты так хочешь, я ухожу, — нежно поцеловав ее в щеку, согласился он.

— Вот и умница, что слушаешься меня.

Пять минут спустя Лиам уже заказал такси и вышел на улицу. Ночь благоухала непередаваемой смесью запахов моря, экзотических цветов и раскаленного асфальта. Он сделал глубокий вдох и вдруг понял, насколько взвинченным был все это время из-за Элис Мэджикан: «Она вооружена и очень опасна! И главным ее оружием является удивительное сочетание красоты и сексуальности с трогательной уязвимостью когда дело касается чувств и переживаний. Не знаю, как другие мужчины, но я просто не в силах противостоять ее чарам…»

Стоило ей открыть дверь и увидеть на пороге Лиама Конвея, как кровь разом отхлынула от лица, делая ее невероятно бледной. Чтобы не упасть она даже схватилась рукой за косяк:

— Ах, это ты…

— Здравствуй Элис. Извини, что так поздно. Надеюсь, я не поднял тебя с постели?

— Нет, я еще не ложилась.

Она выглядела очень эффектно в красных джинсах и разноцветном топике, а распущенные иссиня-черные волосы и красивые серые глаза придавали ее бледности какой-то аристократический шарм.

— Мне так жаль, что ты вдруг заболела. Надеюсь, ничего серьезного? — прерывая затянувшееся молчание, сказал он.

Элис молча кивнула и вдруг едва заметно улыбнулась:

— Только не подумай, что у меня вошло в привычку сбегать с работы пораньше…

— Ну что ты! Можно войти? — Лиам опустил руку в карман и нащупал там бархатную коробочку. — А может, ты слишком устала, чтобы принимать гостей?

— Да, я устала, — ответила она, но недостаточно уверенно, чтобы он развернулся и ушел.

Напряжение между нити при желании можно было резать ножом. Сделав шаг вперед, Лиам погладил ее по щеке и прошептал:

— Я так скучал по тебе, Элис.

Она быстро отвернулась, но он успел заметить, как в ее прекрасных серых глазах блеснули слезы. Они оба не знали, что им следует сказать или сделать в данной ситуации, поэтому в воздухе снова повисла напряженная тишина. Решив непременно выяснить всю правду, Лиам не выдержал первым:

— Ты наверняка уже получила посылку из Сиднея. Ну и как тебе мой подарок? Понравился?

— Очень. Настоящее венецианское стекло сейчас большая редкость! Спасибо тебе…

— Ты уже нашла ему место в своей Зеленой коллекции?

— Да, — обернувшись и делая шаг назад, тихо ответила она.

Он даже подумал, что Элис хочет пригласить его в квартиру, чтобы показать, где стоит чудесная ваза, но ошибся. Если у нее и возникла такая мысль, то она решительно отказалась от нее, взявшись за ручку двери.

— Полагаю, в мое отсутствие в офисе было все в порядке? — торопливо, как утопающий хватается за соломинку, поинтересовался Лиам.

— Справлялись, — лаконично, даже с некоторой издевкой ответила она.

— Кажется, я начинаю понимать: ты злишься на меня за то, что я ни разу не позвонил тебе, пока был в Сиднее, не так ли? — К его удивлению, Элис не стала ни возражать, ни возмущаться, а просто опустила глаза. — Прости. На меня навалилось сразу столько проблем, что голова пошла кругом! В чем дело? Почему ты молчишь? Или причина твоей холодности совсем не в этом?

— Не только в этом, — едва слышно прошептала она.

В ее голосе прозвучало столько затаенной боли, что Лиам не стал ждать ее разрешения и решительно вошел в квартиру. Элис оставалось лишь закрыть дверь и покорно последовать за ним в гостиную. Остановившись посреди слабо освещенной комнаты и дождавшись, пока она сядет на диван, он мягко начал:

— А теперь, дорогая, успокойся и расскажи мне, что случилось. Я могу тебе чем-нибудь помочь?

На ее прекрасном лице появилось выражение отчаяния.

— Мне не нужна твоя помощь…

Какое-то время они молча смотрели друг на друга в тусклом свете торшера. Вот тут-то Лиам настоящему испугался и невольно повысил голос:

— Неужели все так плохо? Немедленно говори, в чем дело!

— Десять баллов по десятибалльной шкале неприятностей…

— Неужели у тебя возникли серьезные проблемы со здоровьем?!

— Скорее, наоборот. О, Лиам, даже не знаю, как начать… — Элис закрыла лицо руками. — Мне так стыдно об этом говорить…

— Ничего не бойся, дорогая, — мягко сказал он, садясь рядом и нежно обнимая ее за плечи. — Я умею молчать…

— В общем, я… беременна!

— Как?! Когда?! — бессвязно бормотал ошарашенный Лиам.

— Той ночью… в командировке. Я знаю, о чем ты сейчас подумал… Но поверь: у меня и в мыслях не было обманывать тебя!

— Но ты же сказала, что не можешь иметь детей…

— До недавнего времени я и сама искренне верила в это, клянусь! Но, как оказалось, напрасно… Тод так часто повторял, что я никогда не смогу подарить ему наследника, что в конце концов убедил меня… Теперь-то я понимаю, что должна была пройти еще одно независимое обследование, чтобы подтвердить первоначальный диагноз… — Элис молитвенно сложила руки и заглянула ему в глаза. Ты имеешь полное право ненавидеть меня, я знаю. Ты ведь злишься на меня, не так ли?

Оглавление

Обращение к пользователям