ГЛАВА ДСЯТАЯ

Знакомство с Джулией Конвей и Джейком доставило ей поистине огромное удовольствие. В воскресенье они втроем организовали вечеринку на квартире Лиама. Когда Элис пришла туда, приготовления, как говорится, шли полным ходом. Джулия с помощью сына готовила на гриле рыбу, и по всему балкону разливался сказочный аромат, безжалостно дразнивший аппетит всех присутствующих.

Джулия Конвей не только оправдала, но и превзошла ожидания Элис. Общаясь с этой удивительной женщиной она получала необычайно сильный заряд бодрости и оптимизма. И как-то само собой вышло, что они сразу же, не сговариваясь, перешли на «ты», словно лучшие подруги. Из их непринужденной беседы Элис узнала, что сама Джулия родом из Америки, а в Австралии оказалась по студенческому обмену и, вскоре закончив колледж и познакомившись с братом Лиама, осталась здесь навсегда. Несмотря на то что она привыкла жить в столице, ее всегда восхищали маленькие Городки — такие, как Кэрнс. Много добрых слов сказала Джулия и о Лиаме, который всегда невероятно трогательно заботился о ней и вот наконец уговорил их с сыном переехать сюда, чтобы у нее была возможность постоянно находиться в теплом, влажном климате и дышать целебным морским воздухом.

— А еще он приобрел для нас с Джейком дом. Но в данный момент там идет ремонт: все переделывается для моего удобства…

— И когда же вы планируете переехать туда?

— Думаю, что совсем скоро. Извини, если я веду себя бесцеремонно но Лиам рассказал мне о вашем маленьком секрете… Я так разволновалась узнав, что стану тетей!

— Я тоже считаю, что это круто, — заявил Джейк, появляясь на балконе с подносом в руках и расставляя на столике прохладительные напитки. — Уверен, что родится мальчик…

— Надеюсь, ты не против, что он тожё в курсе. Лиам часто ведет с ним «мужские разговоры» с глазу на глаз. Воспитывает!

— Ну что ты, Джулия. Все в порядке, — с улыбкой ответила Элис, неожиданно поймав себя на мысли, что беременность, как брошенный в воду камень, рождает вокруг себя своеобразные волны, которые оповещают о радостном событии все новых и новых людей.

На прощанье Джулия пригласила ее на новоселье:

— Только приезжай среди недели с утра, когда Лиам уйдет на работу, а Джейк — в школу, и мы с тобой сможем всласть поболтать о наших женских секретах…

— С удовольствием!

И вот три недели спустя, купив в подарок большой букет орхидей в красиво оформленном горшке, Элис увиделась с новой подругой в ее чудесном одноэтажном доме.

— Ты превосходно готовишь, с улыбкой заметила она, угощаясь вкуснейшим тайским салатом из морепродуктов.

— Да, честно говоря, я гурман. В Сиднее у меня была экономка — очень добрая женщина, которая вела хозяйство и время от времени позволяла мне вволю поэкспериментировать на кухне, — рассмеялась Джулия. — Это мое маленькое хобби. А еще я обожаю ухаживать за цветами.

— Приятно слышать, что я не ошиблась с подарком.

Они помолчали. Неожиданно лучезарная улыбка радушной хозяйки дома померкла, уступив место затаенной печали.

— Элис, нам надо серьезно поговорить…

— Дело касается Лиама? — сразу догадалась она, чувствуя смутную тревогу.

Джулия согласно кивнула и, помолчав, добавила:

— Даже не знаю, с чего начать…

— Как я тебя понимаю! Несмотря на то, что мы с ним очень близки, Лиам для меня по-прежнему неразрешимая загадка. Но шестое чувство подсказывает мне, что давным-давно с ним произошла трагедия, о которой ему невероятно трудно говорить…

— Ты абсолютно права, Элис. Его боль, которую он так тщательно ото всех скрывает, напрямую связана с тем, почему я оказалась в инвалидном кресле и…

— Почему он отказывается садиться за руль?

— Да. Бедный Лиам. Осмелюсь предположить, что он страдает больше, чем кто-либо из нас…

— Я, конечно, не знаю, что произошло, но, по-моему, ты тоже жертва обстоятельств.

— Не знаю, может быть, Я смирилась, а он по-прежнему считает себя единственным виновником трагедии…

— Вы попали в аварию? — предположила Элис, холодея при одной только мысли об этом.

Джулия кивнула, зябко поводя плечами:

— Это случилось, когда мы ехали на празднование двадцать первого дня рождения Лиама и Питера. Ты наверняка уже знаешь, что у него… был брат-близнец?

— Не совсем.

Элис чувствовала как у нее тоскливо сжимается сердце: («Вот почему у него был такой печальный взгляд в тот день, когда мы встретились в баре «Хиппо»! Значит, я была права, предположив, что с ним случилось какое-то несчастье. Но смерть брата-близнеца второй половинки души — вдень рождения — это ужасно…»)

— Крошка Джейк, Лиам и я остались живы, а Питер — мой муж — погиб, — прошептала Джулия, быстро поднося к глазам носовой платок.

— Сколько боли вам с Лиамом пришлось пережить! Такого и злейшему врагу не пожелаешь…

— Сначала мне просто-напросто не хотелось жить, но Джейк и Лиам один своей трогательной уязвимостью другой постоянной и преданной заботой — убедили меня не сдаваться. Мы с Питером поженились еще совсем молодыми. Мне было девятнадцать лет. Муж и Лиам были похожи как две капли воды, но Питер был более общительным и легким на подъем, чем его брат. Душа компании, одним словом.

Элис живо представила красивого темноволосого молодого человека, поразительно похожего на ее дорогого Лиама, рядом с веселой и здоровой Джулией Конвей: «Они наверняка были потрясающей парой! А я, глупая, места себе не находила от ревности, считая Джейка его сыном…» А Джулия тем временем продолжала вспоминать трагические события той роковой ночи:

— Лиам сидел за рулем, но он не виноват в том, что случилось! Это был один из тех случаев, которые просто происходят… Питер рассказывал нам какую-то смешную историю. Нам было очень весело и вдруг сильный удар в бок заставил автомобиль отлететь в сторону и врезаться в столб. Лиам едва успел притормозить. Позже мы узнали, что в трагедии виноват неизвестный лихач…

— А что было потом? — Элис чувствовала себя так, словно ее заставляют глотать острое стекло.

— Целый год после аварии я провела в больнице. Лиам почти каждый день навещал меня. Иногда с маленьким Джейком на руках, который всегда был вовремя накормлен, обут, одет и доволен. «Не хочу, чтобы мой любимый племянник надолго разлучался с мамой!» — говорил он.

«Если уж в двадцать один год Лиам проявил столь поразительную сознательность, легко представить, каким заботливым отцом он будет нашему ребенку! — подумала Элис. — Может, мама права и мне следовало согласиться выйти за него замуж?»

Словно угадав ее мысли, Джулия заметила с улыбкой:

— Лиам всегда проявлял к нам с Джейком трогательную заботу. И даже более того…

— Теперь я понимаю, почему он сразу замыкался в себе, стоило мне ненароком коснуться этой темы… Прости, что перебила. Пожалуйста, продолжай.

— Чтобы нам с Джейком всегда хватало денег на безбедную жизнь, Лиам занялся туристическим бизнесом. И, как видишь, более чем успешно! Я пыталась убедить его хоть немного подумать о себе, но этот упрямец ничего не хотел слушать и продолжал опекать нас с удвоенной энергией… Пойдем в сад, выпьем чаю со льдом и подышим свежим воздухом.

— С удовольствием! Позволь тебе помочь…

Устроившись в тени раскидистого дерева с высокими стаканами чая в руках, они продолжили прерванный разговор. После минутного колебания Элис все-таки решилась задать давно мучивший ее вопрос:

— Прости, что спрашиваю, но ответь, пожалуйста. Лиам когда-нибудь делал тебе предложение?

Несколько секунд Джулия внимательно следила за тем, как в стакане кружатся подтаявшие кубики льда, а потом тихо сказала:

— Да. Один раз. И я ему очень благодарна за такую самоотверженность!

— Когда это случилось? — как можно равнодушнее поинтересовалась Элис, но тут же спохватилась: — Но если не хочешь, можешь не отвечать…

— Ну, что ты! — улыбнулась джулия. — Спрашивай меня, о чем хочешь. С тех пор прошло больше десяти лет.

— И ты отказала ему?

— Да.

— Почему, если не секрет?

— Я знала, что он поступает так только из чувства долга…

Элис ахнула: она отказалась стать его женой по той же причине! Кроме того, в голосе Джулии ей вдруг послышались странные нотки: печали, а может, сожаления? И она поняла, что просто не может упустить этот шанс выяснить все раз и навсегда:

— Прости, если я слишком навязчива, но могу я задать тебе последний вопрос?

— Спрашивай.

— Ты когда-нибудь любила Лиама?

— И да, и нет. Внешне он очень похож на Питера, но моя привязанность к нему никогда не выходила за рамки сестринской. Лиам и Питер, братья-близнецы, были на редкость разными: один — серьезный, вдумчивый, другой — веселый балагур. Я полюбила старшего брата и всегда буду его любить! — в карих глазах Джулии блеснули слезы.

Элис и сама чуть не плакала от сострадания. Они помолчали: каждая думала о чем-то своем.

— Ты только посмотри на нас! Разревелись в три ручья, хозяйка дома первой взяла себя в руки. — Впрочем, это я во всем виновата: вместо веселья устроила за столом исповедальню.

— Ну, раз так, — Элис постаралась непринужденно улыбнуться, теперь настала моя очередь немного пооткровенничать. Знаешь, я уже давно поняла, что люблю Лиама, но после всего, что ты рассказала, мои сомнения лишь усилились. Вряд ли у наших отношений есть будущее…

— Что заставляет тебя так думать?

— Многое. Но прежде всего мне бы хотелось, чтобы Лиам был со мной так же честен и откровенен, как ты…

— Мужчинам гораздо труднее раскрыть душу даже перед любимым человеком. Дай ему время, Элис. Лиам обязательно поговорит с тобой по душам, вот увидишь! Просто он еще не готов…

— Ему наверняка кажется, что у него в запасе много времени, чтобы шиться на это, — горько усмехнулась Элис. — Неужели он думает, что раз я с трудом пережила развод с мужем и забеременела, то уже никуда от него не денусь, испугавшись одиночества?

— Ты говоришь с досады! Постарайся понять, что кино про любовь и реальная жизнь — совершенно разные вещи.

— Я знаю это, пожалуй, даже слишком хорошо…

— Извини. Я не хотела тебя обидеть. Просто мне больно слышать, когда о Лиаме говорят подобные вещи.

— И ты меня прости. Я действительно погорячилась…

— Вот бы все любовные истории заканчивались счастливо! — мечтательно протянула Джулия.

А Элис, воспользовавшись паузой, стала размышлять о том, возможен ли счастливый конец в их с Лиамом истории. Сначала — с тех пор как он выразил искреннее желание заботиться об их малыше — она не сомневалась, что со временем все устроится и они будут счастливы в гражданском браке, но ее не покидало странное ощущение, что он, оставаясь внимательным и заботливым, с каждым днем отдаляется от нее.

Например, недавно они ходили в ресторан, но Лиам, проводив ее до дверей, не предпринял ни одной попытки остаться. И виделись они теперь не так часто, как раньше. А каких невероятных усилий ей стоило придумать приемлемое оправдание для Лиама, когда однажды в воскресенье позвонила мать и стала весьма настойчиво приглашать их «на чашечку чая или кофе»! Чтобы хоть ненадолго отвлечься от горьких размышлений, она загружала себя рутинной работой, изучая мельчайшие детали организации загородных туров. Лиам довольно часто звонил ей домой и посылал факсы, но все их разговоры в основном были связаны с неотложными делами компании. Если же они случайно касались личных вопросов, беседа получалась легкой и беззаботной, как у хороших друзей. И никакого намека на романтику! Словно он заранее продумывал каждый их разговор для того, чтобы обойти стороной все острые углы. Они обсуждали прочитанные книги, телевизионные передачи, покупки, прогноз погоды на завтра — в общем, все что угодно, кроме их отношений. Единственное, что хоть как-то утешало ее и внушало слабую надежду на счастливое будущее, это его бесконечные расспросы о ее самочувствии после каждого приема у гинеколога и слова, которыми он всегда заканчивал любой разговор: «Безумно скучаю…» Элис могла часами смотреть на его фото и пытаться увидеть ответы на все мучившие ее вопросы в этих загадочных голубых глазах. Она так скучала по его прикосновениям, поцелуям и ласкам! «Неужели он испытывает ко мне те же чувства, что и к Джулии?! В минуты безысходного отчаяния думала она. — Только нежная привязанность, сострадание, обостренное чувство долга — и ни капли любви!»

Элис сделала глубокий вдох, прогоняя печальные воспоминания, и вдруг почувствовала… слабый толчок в животе… и вслед за ним мощную волну какой-то первобытной радости и вселенского счастья.

— У тебя вдруг так засияли глаза, — окликнула ее Джулия. — Вспомнила что-то приятное..

— Кажется, мой малыш пошевелился!

— Как замечательно! Ты должна как можно скорее рассказать об этом Лиаму. Представляю как он обрадуется! Только у нас телефон не работает…

— И на мобильном у меня, похоже, совсем не осталось денег…

— Тогда поезжай домой.

— Как же я оставлю тебя одну? Нет, так не пойдет…

— Вижу, Лиам плохо на тебя влияет, — улыбнулась Джулия. — За меня не беспокойся. Поезжай.

— Ты просто чудо! Проводишь меня до ворот?

— С удовольствием.

Едва Элис вошла в квартиру, как в прихожей зазвонил телефон.

— Привет. Это я. Как у тебя дела? — на другом конце провода раздался немного уставший, но такой родной голос Лиама.

— Замечательно! У меня просто вытрясающая новость! Угадай, какая?

— Ну, не знаю….

— Наш малыш уже толкается! — восхищенно выдохнула Элис, будучи не в силах дольше скрывать обуревавшую ее радость.

— Невероятно! И что ты при этом ощущала?

— О, это ощущение невозможно описать словами! Его можно только почувствовать… — Несколько секунд Элис напряженно вслушивалась в тишину на том конце провода и наконец не выдержала: — Почему ты молчишь? Что случилось, Лиам?!

— Я никак не смогу приехать к тебе сегодня. Извини, дорогая… На что это похоже? Пожалуйста, постарайся хотя бы приблизительно описать этот момент…

— Уверяю тебя, это невозможно! — Элис была так раздосадована, что едва не бросила трубку.

— Ты злишься на меня, да? Но я непременно должен присутствовать на международной конференции по туризму. Начало через час…

— Я ждала этого! Поздравляю! — вспылила она, но тут же взяла себя в руки. — Еще так недавно ты настаивал, что жаждешь принимать участие в жизни нашего ребенка. Но скажи, разве можно делать это на расстоянии?

— Подожди-ка! — Лиам был явно озадачен. — До этого момента я был абсолютно уверен, что тебе нужно время, чтобы все обдумать! Твоя мать и Джулия наперебой твердили мне об этом…

— Ничего подобного! Я уже приняла единственно верное решение…

— Прости, но на твоем месте я бы не спешил со столь категоричными высказываниями.

— Что ты хочешь этим сказать?! — вот теперь Элис по-настоящему разозлилась.

— Ничего особенного, дорогая. Просто определись, чего ты на самом деле хочешь, ладно? Вот тогда и поговорим.

«Я хочу одного: чтобы ты полюбил меня и навсегда остался рядом! Но умолять об этом ни за что не стану…» — кричали ее глаза и сердце, но их послание, увы, не могло быть понято адресатом на таком растоянии…

— Элис, ты меня совсем не слушаешь, — на этот раз его голос был полон беспокойства. — Боже, с тобой все в порядке?!

— Все хорошо. Не волнуйся. Итак, когда мы увидимся?

— Завтра. И помни: все, что я делаю, направлено лишь на благо тебе и нашему малышу.

— Только я почему-то этого не заметила, — чуть слышно пробормотала она и, не прощаясь, повесила трубку.

Сняв тесные туфли и пиджак, Элис прошла в спальню и в полном изнеможении опустилась на кровать. А слезы все текли и текли, сплошным потоком. В последнее время неизвестные гормоны управляли ее настроением так же легко, как ветер воздушным шариком, делая ее то раздражительной, то невероятно сентиментальной, то чересчур мнительной. «Как он мог оставить меня совсем одну в такой знаменательный момент! — бесцельно глядя в потолок, размышляла она. — И как только у него язык повернулся, как он посмел сказать такое?! Возмутительная отговорка! Выходит, я поступила очень мудро, отказавшись стать его женой… — Вот тут-то ее словно окатили с головы до пят ледяной водой. — Какая же я все-таки дура! Сама отказалась от счастья на блюдечке с голубой каемочкой: он с такой нежностью делал мне предложение — а я, вдруг испугавшись собственной тени, фактически оттолкнула его своими «здравыми» рассуждениями, предоставив ему весьма сомнительное удовольствие в одиночку разбираться в том, что меня волнует похоже, Лиам с самого начала прекрасно понимал, что делает. К тому же встреча с родителями прошла успешно только благодаря его инициативе и удивительному самообладанию. Со стороны я наверняка кажусь ему ужасной эгоисткой. Неудивительно, что он всячески избегает меня…»

Внезапный телефонный звонок заставил ее подпрыгнуть на кровати.

— Да, слушаю, — подбежав к столику в прихожей и торопливо вытерев слезы, ответила она.

— Это снова я. Ты в порядке?

— Лиам! Прежде чем ты скажешь еще хоть слово, я должна перед тобой извиниться… за свой неприемлемый эгоизм…

— Ты что, плачешь?

— Нет, уже нет, — пробормотала она, изо всех сил сдерживая рвущиеся наружу рыдания. — Скажи скорее: ты меня прощаешь?

— Да, хоть и не совсем понимаю, что ты имеешь в виду…

— Я всегда говорила исключительно о своих переживаниях и ни разу не поинтересовалась, что чувствуешь ты! Я так соскучилась по тебе…

— И я тоже безумно скучаю. Знаешь, я вот тут подумал… Почему бы нам завтра не устроить небольшой пикник? Только ты, я и наш малыш. Мы ведь так давно не виделись…

— Это было бы здорово! Да, кстати, а куда мы отправимся?

— Я предлагаю совершить двухчасовую экскурсию по канатной дороге «Скайрэйл». Что скажешь?

— Замечательная идея! Я приготовлю угощение для пикника. — Говоря это, Элис вдруг подумала о том, как хорошо, что Джулия вовремя рассказала ей о той страшной трагедии и теперь она легко сможет избежать ненужных тем, способных в любой момент напомнить ему о прошлом и испортить их чудесное свидание. — Только представь себе, как мы с тобой любуемся на девственный тропический лес, слушаем пение райских птиц… А еще мне приходилось слышать, что чистый горный воздух очень Полезен беременным женщинам. И, пожалуй, я готова проверить это утверждение на собственном опыте!

— Насколько мне известно, в субботу утром ты любишь поспать. Так что не забудь завести будильник. В десять часов я буду у тебя. Надеюсь, это не слишком рано?

— Ну, что ты! Все просто замечательно! До завтра…

Повесив трубку, Элис, пританцовывая, направилась на кухню, чтобы как следует перекусить. «Целый день. Наедине с Лиамом. Наконец-то!» — как заклинание повторяла она.

Оглавление

Обращение к пользователям