ГЛАВА 11. В ЛЮБВИ И НА ВОЙНЕ ВСЕ СРЕДСТВА ХОРОШИ

Рой репортеров с жужжанием вломился в дверь. Ручные микрофоны и микрофоны на штативах были нацелены на Бекку; все стремились заполучить информацию от девушки, очутившейся в центре истории, которую журналисты уже окрестили «Состязанием сейлемских осведомителей». Хотя будь на то воля Мелоди, она бы заменила «осведомителя» на какое-нибудь слово, более уместное для веснушчатых собак женского пола.

— Пропустите меня! — закричала Мелоди, проталкиваясь через толпу.

Как ни удивительно, ее пропустили. Но было поздно. Компрометирующий ролик с Джексоном только что был передан по второму каналу и подхвачен местными каналами. Следующая остановка — Ю-туб. Конечная точка? Весь мир.

— Что ты делаешь?! — Мелоди выхватила айпод из холодных и влажных рук Бекки. — Мы же договорились! Я сделала, что ты требовала!

— Да ну? Вот об этом, — Бекка указала на Бретта и Фрэнки-Билли, которые теперь сидели на краешке кровати и о чем-то тихонько беседовали, — мы не договаривались!

Хэйли принялась копаться в своем «дипломате».

— И у меня есть документальное подтверждение!

— Так что же, теперь Джексону придется расплачиваться за то, что сделал Бретт?! — Мелоди сжала кулаки. — Это же…

— Прошу прощения, мисс Мэдден! — окликнул Бекку какой-то репортер. — Не могли бы вы рассказать нам о юноше, заснятом в этом ролике?

Жадные до сенсации журналисты налетели на Бекку, словно голуби на корочку от пиццы.

— Конечно! — отозвалась Бекка, всячески выражая готовность помочь.

— Он один или есть и другие?

— Я уверена, что есть. У этих уродов должны быть семьи.

— Вам кто-нибудь угрожал?

— Если похищение любви всей моей жизни — не угроза, то я уж не знаю, что называть угрозой.

— Вернемся к юноше на видео. Подобное двоеумие опасно для жизни окружающих?

Мелоди выбралась из набирающего обороты безумия, потерпевшая поражение и обессиленная. Последствия ее провала развивались стремительно: Джексон сменил Фрэнки в роли объекта охоты быстрее, чем она успела набрать на телефоне: «Простите!» «Девушка, потерявшая голову» потеряла актуальность. Теперь всех интересовал «Двоеумец». Не то чтобы они его нашли… Джексон, наверное, уже садился на самолет до Лондона, обдувая лицо вентилятором и проклиная тот день, когда он встретил Мелоди Карвер у Риверфронтской карусели. И никогда не узнает, как она будет горевать без него. Горевать по переживаниям, которые они могли бы разделить. По добрым делам, которые они могли бы совершить. По голосу, который она могла бы обрести. Смерть посредством СМИ была быстрой и болезненной.

Если бы только Кандис была здесь! Она бы непременно что-нибудь придумала, чтобы отвлечь репортеров. Чтобы переключить их внимание с Джексона на…

Стоп! Сердце Мелоди забилось быстрее. Ее живец сидел рядом с Бреттом, обряженный в свадебное платье.

— Простите, что перебиваю, — произнесла она, рывком поднимая Билли на ноги. — Ты раскрасил все тело или только те части, которые на виду? — прошептала она, сунув губы ему под парик. От парика исходил милый синтетический запах, словно от волос Барби.

— Только те части, которые видно, — негромко ответил Билли. — А что?

— Сбрасывай одежду. Превращайся в плавающие конечности. Дай им новый объект для погони.

Билли сдавленно рассмеялся.

— С удовольствием!

Минуту спустя свадебное платье бабули Штейн кружевной грудой лежало на полу палаты. На виду остались лишь две руки цвета мяты, поддельная голова Фрэнки и основание шеи Билли.

— Кошелек или жизнь! — завопил Билли, отплясывая, словно скелет на веревочке.

В переполненной народом палате зазвучали пронзительные вопли. Медперсонал ринулся к выходу.

— Поймайте меня, если сумеете! — выкрикнул Билли и увлек жадных до сенсации репортеров прочь по коридору психиатрического отделения сейлемской больницы.

— Подожди! Как тебя зовут? — закричал Бретт. — Куда же ты?!

Он попытался кинуться следом за Фрэнки-Билли, но миссис Редцинг решительно заявила, что вместо него пойдет она, а он пусть отдохнет.

Бекка ухватила миссис Редцинг за ее кардиган цвета розы.

— Вы что, вправду собираетесь привести эту тварь обратно к нему?!

— Мама, скорее! — крикнул Билли. — Они могут навредить ей!

Миссис Редцинг сорвалась с места, Бекка следом, выкрикривая что-то насчет будущих внуков цвета водорослей.

Как только все умчались, Мелоди сгребла кружевное платье и попыталась расправить его там, где оно помялось. Платье было в следах от мятно-зеленого грима.

— С ней ничего плохого не случится? — спросил Бретт. Его синие глаза увлажнились от переживаний.

Мелоди кивнула со спокойной уверенностью.

Бретт все-таки встал с постели. Он пошатнулся и ухватился за спинку, чтобы не упасть.

— Я пойду проверю. На всякий случай.

Мелоди бросилась к нему и усадила его обратно.

— Я думаю, тебе стоит остаться здесь, пока ты немного не окрепнешь.

Бретт попытался выглянуть, посмотреть, что творится в коридоре.

— А вдруг они что-нибудь сделают с ней?

— Поверь мне. — Мелоди улыбнулась. — С ним все будет в порядке.

— С ним?! — переспросил Бретт. На лице его снова отразилось потрясение.

— Я имела в виду…

Мелоди внимательно вгляделась в лицо Бретта и вздохнула. «Бедняге и так досталось по полной. Может, ему уже пора узнать правду?»

— Это не та девушка, с которой ты целовался, — прошептала она на ухо Бретту.

— Не может быть! — Бретт вскочил. — Вы что тут, издеваетесь все надо мною, что ли?

— Никто над тобой не издевается, Бретт. Честное слово. Мы просто пытаемся уберечь кое-кого от опасности. Это была отвлекающая мишень. Чтобы не позволить Бекке выдать ту, настоящую девушку.

— И кто эта настоящая девушка?

— Бретт, я не могу этого сказать без ее разрешения. Но я спрошу ее, захочет ли она встретиться с тобой.

— Правда? Она учится в нашей школе?

Мелоди прикусила язык.

— Скажи только одно: она настоящий монстр?

Мелоди заколебалась. Следует ли ей сказать «нет»? Она посмотрела в глаза Бретта в поисках подсказки. Его глаза горели надеждой. Они увлажнились от нежности. Они жаждали правды. В конце концов Мелоди кивнула.

Застывшее лицо Бретта расслабилось. Он расплылся было в улыбке, но улыбка почти сразу погасла.

— Ты чего?

Он вздохнул и уткнулся взглядом в свои накрашенные черным ногти.

— Ну, думаю, это означает, что я — не монстр.

Мелоди ухмыльнулась. В чем-то они были очень похожи. Под их светлой внешностью клубилась тьма. Их желания отличались от желаний других светлых людей. Их тянуло к тем, кто был извращен. Они чем-то походили на Сан-Франциско: за их красотой таились непредсказуемые дефекты. Их жизнь была бесконечным поиском безопасного места, в котором можно было бы остановиться.

— Хочешь стать КРУТом?

— Кем-кем?

— Членом моей организации, выступающей в поддержку монстров. Крепи Расово Угнетенных Товарищей.

Бретт ухмыльнулся.

— Где записываться?

— Уже готово.

— Мелоди, извини меня, — с грустью попросил Бретт.

— За что?

— За Бекку. Я знал, что вы с ней дружите. А Джексон — клевый парень. Ей не следовало так поступать с ним.

— Спасибо, — отозвалась Мелоди, прижавшись лбом к звуконепроницаемому стеклу. — О боже, ты только глянь! — воскликнула она, ткнув пальцем в окно.

Внизу операторы буквально давили друг дружку, сражаясь за право заснять что-то на тротуаре. Мелоди увидела, как Хэйли и друга Бретта, Хита, оттеснили в сторону, но толпа была такой плотной, что ей никак не удавалось разглядеть, что же привлекло такое внимание журналистов.

Бретт схватил пульт и включил маленький телевизор, висящий на стене. На экране появилось изображение лежащего на краю автостоянки накладного лица Фрэнки. Рядом валялся черный парик с белыми прядями и куча бумажных полотенец, измазанных зеленым гримом. Росс, на лице которого облегчение боролось с разочарованием, сообщил в камеру, что история с монстрами оказалась шуткой компании учеников Мерстонской школы. Затем он переключил трансляцию на студию, где находились специалисты по спецэффектам, готовые порассуждать о том, как хитроумным подросткам удалось провернуть эту шуточку.

Бретт убрал звук у телевизора.

— Правда ведь, это была не шутка?

— Честное слово, она — настоящая. Я могу вас завтра познакомить.

Бретт радостно улыбнулся. При виде его искренности Мелоди почувствовала, как она соскучилась по Джексону.

Несколько минут спустя Росс Хили со своими помощниками вернулся за оборудованием.

— Ты меня подколол, — произнес он, изобразив, будто проводит комбинацию из двух ударов в живот Бретту.

— Я тут ни при чем! — заверил его Бретт. — Это надо мной подшутили.

— Блестяще, Би-мэн. — Росс вручил ему визитку. — Дай мне знать, если в вашей безбашенной школе еще что-нибудь отмочат. Я тебе подкину билеты на концерт Леди Гаги или еще чего-нибудь.

Бретт приподнял густые брови.

— А может, я когда-нибудь смогу стать у вас оператором? Меня интересуют съемки фильмов.

— Кто твои кумиры? — поинтересовался Росс.

Не сомневаясь в том, что Бретт не станет выдавать никаких секретов, Мелоди воспользовалась подходящим моментом и, потихоньку выбравшись из палаты, отправилась на поиски Кандис и Билли.

В коридоре какой-то полицейский выжимал из Бекки сведения касательно ее участия в дурацком розыгрыше.

— Мисс, — произнес он, похлопывая по ладони блокнотом в кожаной обложке, — чем больше желания сотрудничать вы проявите, тем легче будет ваш приговор.

— Приговор?!

Полицейский кивнул.

— Я же вам говорю, это был не розыгрыш! — Бекка фыркнула. — Монстры существуют на самом деле! Где Хэйли? Может кто-нибудь найти Хэйли?

— Я ее видела на улице, она разговаривала с Хитом, — сообщила Мелоди, радуясь возможности сообщить плохую новость.

Бекка раздраженно запыхтела.

— Отлично. Тогда спросите у нее. Она вам скажет. Я не вру!

Полицейский с подозрением взглянул на Мелоди.

— Вы знаете эту девушку?

— Знаю, — почтительно подтвердила Мелоди. Она сообщила полицейскому свое имя и адрес и сказала, что с удовольствием поможет ему всем, чем может.

— Слава богу!

Бекка принялась всхлипывать.

— Исходя из того, что вам известно, можете ли вы сказать, что могло заставить Бекку… — полицейский сверился с записями в блокноте, — Бекку Мэдден поверить, что она видела монстра?

Зеленые глаза Бекки умоляюще округлились. Казалось, будто на лице ее написано: «Прости меня за все!» — за разрушенную дружбу, за шантаж, за угрозы по телефону, за нарушенное обещание, за прокрученную запись с Джексоном… Мелоди поджала губы и обдумала эту просьбу о прощении. Теперь, когда охота прекратилась, и жизнь ЛОТСов должна была вернуться в нормальную колею, Мелоди даже стало жалко Бекку. Бретт втюрился в Фрэнки. Бекки прилюдно выставила себя полной дурой. А Хэйли была ее единственной подругой. Может, хватит с нее и того, что есть? Надо ли еще и отправлять ее под арест?

— Бекка — замечательная девушка. Она никогда не лжет, — начала Мелоди.

Бекка тут же прекратила всхлипывать.

— Видите? Я же вам говорила!

— Но розыгрыш — это же не ложь, правда? Ну, то есть, на мой взгляд, это не одно и то же. Потому что то, что сделала Бекка, — это уже ближе к искусству. — Мелоди шутливо хлопнула Бекку по спине. — Вы только подумайте, сколько пришлось потрудиться, чтобы заснять тот ролик! Не говоря уже об изготовлении костюма Франкенштейна, создании спецэффектов и привлечении к делу полиции и репортеров. Впечатляет, если задуматься, правда? Если бы за розыгрыши вручалась премия, моя подруга Бекка непременно получила бы ее.

— Чего?! Ты врешь! — Бекка развернулась к полицейскому. — Она врет!

— Офицер, а что с ней будет? Я надеюсь, ничего серьезного? Она же просто пошутила.

Полицейский поправил фуражку.

— Разумная доза общественных работ, для начинающих.

Мелоди одобрительно кивнула и неспешно отошла, самодовольно улыбаясь. Она только что оказала услугу еще и местной общественности. Фантастическое ощущение.

Оглавление

Обращение к пользователям