ГЛАВА 15. ЛЮБИТЬ — ЭТО НОРМАЛЬНО

Медовые солнечные лучи пронизывали Риверфронт-парк, изливая последние капли жары на травяные лужайки и пешеходные дорожки. Метеоролог обещал прекрасный день, но он ничего не сказал об этих плотных золотых лучах, которые словно бы следили за лицом Фрэнки, подобно прожектору. Они подзаряжали ее снаружи. Они согревали ее черные волосы, и за ней тянулся шлейф сладковатого запаха ее вишнево-миндального шампуня. Нет, он ничего не сказал насчет того, что сегодняшняя погода отлично подходит для того, чтобы влюбиться. Возможно, не хотел портить сюрприз.

— Что, это и есть та самая скандально известная счастливая скамья? — спросила Фрэнки у своих спутников, когда они подвели ее к тому месту, где ей надлежало сесть.

— Ага. — Мелоди улыбнулась. — Тут я встретила Джексона.

— Спорим, на тебе тогда не было глухого комбинезона, десяти тонн косметики и шарфа? — сказала Фрэнки. Ах, если бы она могла надеть что-нибудь свое по стилю!

— Нет, но зато на мне было, — пошутил Джексон, предложив ей свой попкорн.

— Нет, спасибо. — Фрэнки потерла свой дрожащий живот.

Органная музыка сделалась громче, и карусель начала вращаться. То поднимаясь, то опускаясь на выбранных ими лошадках, дети-нормалы смеялись и махали рукой родителям. А родители махали в ответ, и глаза их наполнялись слезами, так их трогали эти простые жизненные удовольствия. Детский смех, теплый день, запах попкорна… Если бы они только знали, что это невинное сооружение — пробка, закупоривающая подземное логово ЛОТСов, построенное монстрами для монстров, потому что их мир — мир нормалов — слишком опасен.

Фрэнки вздохнула, уступая собственному замешательству. «Что я делаю?» Ее целью было обучать и просвещать врага, а не флиртовать с ним. Не то чтобы Бретт сам был врагом, но он встречался с настоящим врагом. Так что вкус у него довольно сомнительный.

— Напомните мне, зачем я сюда пришла?

Мелоди ухмыльнулась и помахала кому-то вдали.

— Вот зачем, — пробормотала она.

Фрэнки повернулась. Бретт, обутый в туристические ботинки, шагал к ним. Походка его была неспешной — решительной, но без беспокойства.

— Верно. Теперь вспомнила.

Джинсы у него были темно-синие, словно воды реки Вилламетт, а черная футболка выцвела до состояния удобного совершенства. Зеленые очки «Ray-Bans» скрывали его глаза, но не мегаваттную улыбку.

«Враг? Кто?»

Вдали от школьных ламп дневного света он выглядел иначе. Более цветущим. Веселым. Свободным. Без своего костюма Франкенштейна. Без телевидения. Без Бекки. В руке у него был букетик маргариток.

— Это мне? — дурачась, поинтересовался Джексон.

Фрэнки тихонько хихикнула. Она еще не вполне была готова к тому, чтобы ее заметили.

— Привет. — Бретт хлопнул Джексона ладонью по ладони и неловко хохотнул. — Как дела? — поинтересовался он у Мелоди с улыбкой, гласящей «рад снова видеть тебя».

Все переглянулись, не очень понимая, что делать дальше, а Фрэнки тем временем стояла чуть в стороне и ждала, пока ее представят…и ждала… и ждала…

Почему-то Мелоди с Джексоном выжидающе уставились на Бретта, как будто само собой разумелось, что следующий шаг должен сделать он.

Не в силах больше выносить тревоги ожидания, Фрэнки сунула искрящие руки в карманы комбинезона и шагнула вперед.

— Ну? — спросил Бретт, скользнув по Фрэнки взглядом. — Она здесь?

— Привет! — Фрэнки улыбнулась.

Бретт, сбитый с толку, уставился на нее.

— Это я. — Фрэнки сдвинула шарф и на миг сверкнула разъемом. — Видишь?

До Бретта внезапно дошло.

— К-конечно, — запинаясь, пробормотал он. — Ты же не можешь ходить везде в таком… я не сообразил… это ты!

Бретт наконец соединил в уме ту девчонку с прикольным пирсингом на шее, которая была с ним в одной группе на географии, и зеленокожую красотку, которая так классно целовалась с ним на балу. Он в ошеломлении уставился на нее, разинув рот.

— Может, пойдем подальше от всех этих людей? — предложила Фрэнки, испугавшись, что он может сейчас передумать и устроить сцену. Она обещала родителям, что не станет делать ничего, что может привлечь недоброжелательное внимание, и на этот раз она собиралась сдержать обещание.

— Конечно, — согласился Бретт, пытаясь прийти в себя и невозмутимо пожимая плечами.

Они двинулись к воде.

— Ой! — Он вручил ей маргаритки. — Это тебе.

— За что?

— Ну, можно сказать, в качестве извинения за то, что я оторвал тебе голову.

Фрэнки вынула руки из карманов и приняла цветы с искренним смехом, пуская на ветер все напряжение, бессилие и стыд прошедших выходных. С этого момента их руки оказались свободны. Ее страх заискриться уменьшался с каждым разом, как их пальцы случайно соприкасались.

Мелоди с Джексоном пошли за ними следом по солнечной травянистой дорожке вдоль реки.

— Ребят, я просто поверить не могу, что слоняюсь вместе с… — Бретт притормозил и уселся. — Погодите. Так что вы такое, а?

— Мы предпочитаем именоваться ЛОТСами, — объяснил Джексон, выдергивая одуванчик из земли и раздирая его стебель на полоски, словно сыр-косичку. — Люди, отвергающие традиционные свойства.

— Клево. — Бретт улегся на спину и закинул руки за голову. — Так значит, вы все — ЛОТСы?

— Я — нет, — сказала Мелоди.

— Верно, — согласился Бретт, припоминая. — Ты — КРУТ.

— Что-что? — Фрэнки хихикнула, взбивая волосы, чтобы Бретт почувствовал запах ее вишнево-миндального шампуня.

— Крепи Расово Угнетенного Товарища! — с гордостью процитировал Бретт.

Мелоди зааплодировала.

— Отличная память!

— Так чего, Джексон, этот ролик с тобой был настоящий?

— К несчастью. — Джексон сорвал другой одуванчик. — Что-то в моем поту приводит в действие эту трансформацию.

Фрэнки села.

— Кстати, раз уж об этом зашла речь — тебе здесь не жарко? — спросила она, внезапно испугавшись, что сейчас объявится Ди Джей и сорвет их свидание.

— Не беспокойся. Я подстраховался. У меня ж не совсем ветер в голове. — Он постучал по мини-вентилятору в кармане спортивной куртки. — Игра слов намеренная.

Фрэнки рассмеялась над этой банальной шуткой, но лишь потому, что была счастлива. Она улеглась и принялась смотреть на белые полосы в небе.

— Я четко помню, как в первый раз увидела тебя, — сказала она Бретту. Бретт перекатился на бок и подпер голову рукой.

— Правда?

Фрэнки кивнула.

— Это был первый день в школе. Вы с Беккой стояли за мной в очереди в столовой и разговаривали, и она сказала что-то насчет того, чтобы сделать из задницы монстра подставку для карандашей.

Бретт покраснел.

— Ой, блин, я помню эту фразу. Ужасно противно.

Он снял свои зеленые «Ray-Bans» и принялся протирать стекла подолом рубашки.

— А почему ты не сказал ей ничего?

Бретт внимательно посмотрел на нее, обдумывая ответ. Фрэнки заискрила, но совсем чуть-чуть.

Он надел очки.

— Бекка по-своему хрупкая.

— Ха! Если она, по-твоему, хрупкая, что ты скажешь обо мне? — пошутила Фрэнки, указывая на свой шов на шее.

Бретт рассмеялся.

— Наверно, я боялся, что она заведется.

Фрэнки тоже подперла голову рукой, а потом посмотрела на реку.

— Бояться очень скучно.

Бретт коротко рассмеялся.

— Что?

— Просто забавно.

— Что забавно?

— Когда я был младше, я хотел быть монстром, чтобы все боялись меня, а я никого не боялся. И я был прав. В смысле — оно ведь так и есть, да? Вы никого не боитесь, правда же?

Фрэнки подумала, потом покачала головой.

— Супер!

— Но это вовсе не потому, что я могу пугать нормалов. Куда там! Они куда опаснее меня. Я не боюсь потому… ну… я живу всего пару месяцев, и большую часть этого времени меня прятали в отцовской лаборатории.

— И что?

— Да то, что я слишком любопытна, чтобы бояться.

Фрэнки быстро придвинулась к нему и провела пальцами по стеклам очков.

— Что ты делаешь?

— Он похож на грязь, — объяснила она.

— Что?

— Страх. Он мешает нам видеть.

Бретт снял очки и посмотрел на Фрэнки так, словно они находились в романтическом фильме — конкретнее говоря, в том моменте, когда парень осознает, что влюбился.

— Жалко, что тебе приходится носить этот грим, — в конце концов сказал он. — Твоя зеленая кожа такая…

— Мятная? — Фрэнки хихикнула.

— Ага, мятная.

Она вздохнула.

— Хотелось бы мне, чтобы нормалы знали, какие мы на самом деле.

Бретт потянулся к ее руке. Фрэнки протянула ее навстречу. Она провела большим пальцем по его ногтю с черным лаком, жалея, что у нее не было времени быстренько сделать маникюр.

— О боже, прячьтесь! — крикнула Мелоди. Но было поздно.

— Мерзавцы! — завопила в отдалении какая-то девчонка.

Френки с Бреттом сперва сели, а потом быстренько плюхнулись обратно, а Мелоди сунула их в траву.

— Бекка? — пробормотал Бретт при виде своей бывшей подруги. На ней был оранжевый жилет, и она тащила через парк гигантский мусорный мешок.

— Пособники зомби, ворующие чужих парней! — закричала она на Мелоди с Бреттом, пронзая пакет от сока деревянным гарпуном. — Погодите, еще ничего не закончено!

Тут прибежал мужчина в таком же жилете и быстренько увел Бекку в другую часть парка.

Мелоди встала.

— Сомневаюсь, что она хорошо тебя рассмотрела. Давайте-ка уберемся отсюда, пока она не поняла, кто ты такая.

Спорить никто не стал. Они поспешно, в молчании удалились.

Когда они добрались до Фронт-стрит, Бретт наконец-то заговорил снова.

— Пожалуй, я могу помочь.

— Пожалуй, ей может потребоваться немного времени, — вежливо предположила Мелоди.

— Да не Бекке! ЛОТСам. — Он достал из черного кожаного бумажника визитку. — Помнишь того типа, Росса Хили, со второго канала?

Мелоди кивнула.

— Он попросил меня присматриваться, не попадется ли мне в школе какая-нибудь интересная история. Возможно, он сможет сделать что-нибудь про вас.

— Что? — поинтересовалась Фрэнки, втайне задумавшись о его мотивах.

— Реалити-шоу? — предположил Джексон. — Типа «Тайная жизнь американской зелени»?

— Нет, — рассмеявшись, отозвался Бретт. — Что-то серьезное. Вроде выпуска новостей, чтобы показать людям, что вы собой представляете.

Фрэнки задумалась. Новости смотрит множество людей. Но безопасно ли это?

— Только если рулить этим будешь ты, — сказала Мелоди, постучав его по руке, на мальчишечий манер. — Ты пытался снять фильм про монстров. Почему бы не снять его на реальном материале?

— Не знаю, готов ли я уже для такого серьезного проекта, — сказал Бретт скромно. — Кроме того, вряд ли второй канал позволит какому-то школьнику рулить своим шоу. Я буду счастлив, если они наймут меня протирать объективы у камер.

— Это безопаснее, чем брать на борт чужака, — сказал Джексон.

— Верно, — согласился Бретт, стер с очков пятна и снова надел их.

— Ну я не знаю, ребята… — сказала Фрэнки, глядя на проезжающие машины. Машины, полные нормалов, которые не замечали правду — правду, которая дала бы ЛОТСам свободу. Но вдруг она опять учинит какие-нибудь неприятности? Что, если от разоблачения станет хуже, а не лучше? Если кто-нибудь пострадает? Что, если она не станет предпринимать эту попытку? Чего от нее хотели бы родители?

— При одном условии, — наконец сказала она.

Парни выжидающе закивали.

— Все лица должны быть запикселены. Так, чтобы никто потом не смог нас узнать.

— Я согласен, — отозвался Бретт.

— Можешь взять первое интервью у меня, — предложил Джексон.

— Я вторая, — сказала Фрэнки.

— Наверное, мне стоит сперва позвонить Россу, пока вы не разогнались чересчур, — предупредил их Бретт.

— Поздно! — Фрэнки лучезарно улыбнулась. — Я вправду думаю, что это именно то, что нам нужно.

— И мне тоже. — Бретт улыбнулся так, словно имел в виду что-то другое.

Фрэнки улыбнулась ему в ответ и заметила свое отражение в стеклах его очков. Может, она и выглядела по-дурацки в своем комбинезоне, но сейчас она чувствовала себя красавицей.

Кому: ФРЭНКИ

28 сентября, 18:18

БРЕТТ: Росс в восторге! Назвал меня Би-мэном раз 50. Даже сказал, что я могу руководить. Типа того, что если все от начала до конца сделают школьники, это будет более располагающим. Но нам надо пошевеливаться. Можно вас собрать как можно быстрее?

Кому: ЛОТСАМ, МЕЛОДИ

28 сентября, 18:21

ФРЭНКИ: Высоковольтная возможность попасть на экран и изменить мир! Встречаемся у меня на заднем дворе сегодня в 8 вечера. Одеяла по желанию. Благоразумие обязательно. Безопасность гарантируется. ХХХХХХХХХХХХ

Кому: БРЕТТУ

28 сентября, 18:21

ФРЭНКИ: Сегодня вечером — устроит? в–Ў ХХХХХ

Оглавление

Обращение к пользователям