ГЛАВА 26. ВСЯ В МАМУ

— КРУТский долг исполнен!

Кандис, резко прибавив скорости, въехала на темную автостоянку и вскинула ладонь, ожидая триумфального хлопка сестры.

— За руль держись! — потребовала Мелоди.

Послышалось звяканье телефона.

Кому: МЕЛОДИ

14 октября, 20:19

МАМА: Кандис сказала, что к тебе вернулся голос!!! Жду не дождусь услышать сама. Целую!

Не ответив, Мелоди сунула телефон в карман худи.

— Кан! Как по-твоему, мой прежний нос можно было сравнить с верблюжьим горбом? — спросила она, уставившись на свое отражение в зеркальце заднего обзора.

— Ага, — хихикнув, отозвалась Кандис. — Где-то так. Слушай, а ты вообще знала, что верблюды могут так бегать? Я понятия не имела. А представляешь, если бы мы сидели на них? Чего-то мне сомнительно, чтобы эта погонщица нас спасла. Она так перетрусила, что я думала, что мочой пахнет от нее, а не от Хэмфри. Плохо только, что ван Вербентенгарден не щелкнул ни одного кадра. Он сказал, что не хочет набрать песка в объектив, — но я думаю, это и к лучшему, потому что он возьмется весной за мой выпускной альбом. Слу-ушай, может, сделать его официальным фотографом КРУТов? Он может ездить с нами на задания и фотографировать наши битвы. Плохо, что он не заснял, как ты выбивала правду из Клео. Мне вообще нравится эта девчонка, но что, она вправду хотела стереть тот фильм? Просто ради того, чтобы ее подруги пошли на эту съемку? Боже мой, такого даже я не стала бы делать! А этот Джоффри? Как ты думаешь, он вправду родился без фамилии? — Клео умолкла на одну наносекунду. — Плохо, что ван Вербертенгарден не…

Мелоди пыталась кивать в нужных местах. Пыталась соглашаться, когда Кандис высказывала мнение. Пыталась улыбаться в особо милых местах. Но результат получался один: слабое ворчание. Мелоди размышляла, не спросить ли Кандис — а не слыхала ли она о некой Марине, женщине с таким упоительным голосом, что она могла «сподвигнуть кого угодно на что угодно». Но может быть, Ману ошибся. Может, Марина — какая-нибудь их десятиюродная тетя или ее старая нянюшка, или мать какого-то другого ребенка с носом как верблюжий горб и волшебным голосом. Потому что ее мать — Глория Карвер, в этом Мелоди была уверена… до сегодняшнего дня.

— Ладно, вот что я думаю насчет Джейдры. Во-первых, ее зовут Джейн Дрейк или еще как-нибудь так же нудно. И Джейн Дрейк ужасно одевалась, пока не стала работать в каком-то одежном магазине — возможно, благодаря родственникам. Но это не был клевый магазин вроде «Интермикс» или «Ко-Оп». Он был клевым по ее меркам, ну, что-нибудь типа «Бебе» или «Бетси Джонсон». Через несколько месяцев она начала ходить по дисконтам и что-то прикупила. Она подражала другим, более клевым продавщицам, пока однажды во время обеденного перерыва кто-то в ресторанном дворике не похвалил ее наряд. И это перевернуло весь ее мир. В ту ночь она сменила имя с Джейн Дрейк на Джейдру, и…

Мелоди вздохнула, жалея, что вообще повстречалась на своем пути с Ману. Она заслужила уважение Клео. Разделения больше не будет. ЛОТСы и КРУТы смогут наконец объединить свои силы и выступить единым фронтом. А им это понадобится теперь еще больше, чем прежде. У нее есть все, за что она боролась.

Все, кроме правды.

Оглавление
Обращение к пользователям