Глава тридцать девятая

В ДОМЕ. ГОСТИНАЯ. ДЕНЬ

Панорамный план. Комната замерла в зловещем молчании. Уэйн и Скаут стоят перед телекамерой. В одной руке Уэйна — автомат, в другой — рейтинговый компьютер.

Крупный план Уэйна с точки зрения камеры. Зернистое видеоизображение.

УЭЙН

(Почти рыча в камеру)

Ну так что? Выключите вы ящики?

Переход кадра от искаженного лица Уэйна к монитору рейтингового компьютера. Картинка снова в фокусе. Ясно видно, как неуклонно ползет вверх какая-то кривая.

Панорамный план комнаты. Уэйн швыряет компьютер на пол.

УЭЙН (Крича)

Нет, вы не выключите!

Резкий переход к следующей сцене.

В ФУРГОНЕ ТЕЛЕСТАНЦИИ. ДЕНЬ

Начальник полиции и все остальные следят за действиями Уэйна на телеэкранах. Резкий, неровный, нервный переход к крупному плану Уэйна на одном из экранов. Следующий кадр — Корнелл и командир спецназа.

КОРНЕЛЛ

Возьмите его.

КРЫША ОСОБНЯКА. ДЕНЬ

Спецназовцы прорываются внутрь дома.

Резкий переход к следующей сцене.

ОКНО ОСОБНЯКА. ДЕНЬ

Спецназовцы влетают сквозь окно на тросах, вдребезги разбивая стекло.

Резкий переход к следующей сцене.

НА ЛЕСТНИЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ В ДОМЕ. У ДВЕРИ В ГОСТИНУЮ. ДЕНЬ

Спецназовцы выламывают дверь.

Резкий переход к следующей сцене.

ГОСТИНАЯ. ДЕНЬ

Панорамный план. Уэйн и Скаут в самом центре. Без звука. Замедленная съемка.

Спецназовцы врываются в окна и двери. Уэйн открывает огонь.

Немного позже комната наполнилась странными зелеными фигурами. Зеленые защитные костюмы, зеленые резиновые ботинки и перчатки, зеленые маски на лицах. Зеленые люди обозначали на полу контуры тел убитых. Кто-то из них пытался провести линию вокруг тела Уэйна, но из-за лужи засыхающей крови мела не было видно. Зеленый человек попробовал заменить мел белой изолентой, но она никак не хотела липнуть к пропитанному кровью ворсистому ковру.

Комната озарялась яркими вспышками, производящими почти стробоскопический эффект. Сотни и сотни фотоснимков понадобятся для дальнейшего анализа случившегося. Трупы с обозначенными контурами высвечивались мерцающими огнями, и казалось, что гротескно вывернутые конечности подергиваются в неровном пульсирующем свете.

Зеленые мужчины и женщины собирали гильзы, вынимали пули из пола и еще больше — из стен, выдергивали из одежды волоски, осторожно снимали отпечатки с окровавленных пальцев. От них ничего не ускользало. Розовые «мартинсы», запачканные кровью, сначала сфотографировали, а потом аккуратно сложили в пластиковый пакет с пометкой «Лаборатория Департамента полиции Лос-Анджелеса». Та же участь ждала флакон с муссом для волос, пару женских колготок и чудом уцелевший бокал с остатками коктейля.

Особой нужды в такой дотошности не было. Все знали, кто кого убил, кто умер и кто выжил. Все было снято на пленку и скоро появится на видео во всех солидных магазинах.

Но для подобных случаев существовала определенная процедура, и зеленые люди просто честно выполняли свою работу. Общественности сразу же было обещано тщательное расследование произошедшего в ночь после церемонии вручения «Оскара», превратившейся в настоящий кошмар. Властям не терпелось продемонстрировать, что, вопреки всему, они контролируют ситуацию.

Оставшихся в живых увозили прочь в оглушительно орущих машинах «скорой помощи». Другие машины ожидали умерших.

Оглавление

Обращение к пользователям