Глава 16

Субботу Майк провел на поле для гольфа в Уильямсберге, в обществе отца Сары — вышедшего на пенсию врача, который был настолько же медлителен и невозмутим, насколько его жена энергична и деятельна. О Саре он говорил с любовью, и Майк часто ловил на себе его внимательный взгляд.

Играть в поддавки Майк никогда себе не позволял, но вместе с тем не хотел расстроить отца Сары проигрышем. На первой метке Майк просто не стал как следует целиться, и мяч полетел чуть ли не в противоположную сторону от лунки.

Доктор Генри Шоу окинул его задумчивым взглядом.

— Чем лучше ты выступишь на этом поле, тем больше хорошего я скажу о тебе своей младшей дочери.

Майк посмотрел на него, чуть было не выпалил «Опять сватают!» и одним ударом загнал мяч в лунку.

К тому времени, как они вернулись к зданию гольф-клуба, полдюжины местных завсегдатаев уже просили Майка сыграть с ними.

— На самом деле им нужны уроки гольфа, — вполголоса объяснил доктор Шоу и похлопал Майка по плечу.

— Ну так что насчет нашего уговора? — спросил Майк.

— Я его уже выполнил. Люк говорил, ты прирожденный спортсмен, и я просто хотел убедиться, что это правда.

— Теперь я понимаю, в кого Сара такая хитрая.

Доктор Шоу добродушно рассмеялся.

— Только ее матери не говори. Элли считает Сару слабохарактерной.

Они пообедали вдвоем, Майка представляли знакомым и друзьям как «приятеля Сары». О ее приближающейся свадьбе с другим никто и словом не обмолвился.

А вечером Майку предстояло свидание с Ариэль Фразьер.

— Если хочешь, я его отменю, — предложил он Саре, вернувшись домой.

— С какой стати мне этого хотеть? Ариэль красавица и умница, она много путешествовала. Вам наверняка будет о чем поговорить.

Нелепо, конечно, но Майк испытал разочарование, узнав, что Сара не возражает против его встреч с другой женщиной. За последние несколько дней он привык считать, что они с Сарой… как будто живут вместе. Они делили обеды и ужины, всюду бывали вдвоем, и даже местные жители начинали воспринимать их как пару.

— Ты уверена? — на всякий случай переспросил Майк.

— Иди и постарайся как следует отдохнуть. А я выясню, как дела у Джос. Люк поглощен работой, Джос сейчас одиноко.

— Ну, если ты считаешь, что вреда от этого не будет…

— Иди же! Удачного тебе вечера.

Как только за Майком закрылась дверь, Сара отправила Джос эсэмэску:

«Я тебе говорила, что терпеть не могу Ариэль Фразьер?»

И получила ответ:

«Майку она все равно не понравится. Заходи, поболтаем».

Отключая телефон, Сара попробовала вспомнить лицо Грега. Оно вспомнилось, но с трудом, как в тумане. Ни одной фотографии Грега у нее не осталось, проверить свою память было невозможно. Одна из бывших девушек Грега была профессиональным фотографом, и расставание с ней было настолько скандальным, что Грег, по его собственному признанию, раз и навсегда возненавидел любые снимки. Сара вдруг задумалась, правду ли он ей сказал.

За последние несколько дней в ее памяти потускнело не только лицо Грега, но и его… сущность. Все, что она помнила — как он заваливал ее работой, сбивал с толку и заставлял чувствовать себя никчемной.

Где же он, гадала Сара, чем занят? Она продолжала время от времени посылать ему сообщения, но перестала помечать их как срочные.

Она знала, что в этом виноват Майк. С ним было легко и приятно общаться, а когда они расставались, как сегодня, Сара сразу начинала скучать без него.

Как ни совестно было признаваться в этом, по Грегу она вовсе не скучала.

Сара вышла из квартиры и направилась к Джос обсуждать человека, который вторгся в ее жизнь.

С первой же минуты, когда Майк увидел Ариэль Фразьер в автомобиле возле Эдилин-Мэнора, он понял, что она не вызывает у него ни малейшего интереса. Ее бриллиантовые серьги и три золотых браслета слишком живо напоминали ему о женщинах, с которыми он имел дело в прошлом. Вдобавок он с первого же взгляда распознал в Ариэль излишнюю напористость, агрессивность и самоуверенность.

И вот теперь она сидела в баре эдилинского кантри-клуба, наряженная в черные брюки, зеленый топ и туфли на шпильках — вероятно, стоимостью превосходящие месячную зарплату Майка. По меньшей мере четверо посетителей бара не сводили с нее глаз и явно прикидывали, когда стоит сделать первый шаг.

В других обстоятельствах, то есть до знакомства с Сарой, Майк был бы польщен тем, что его ждет роскошная женщина. Теперь же ее наряд казался ему безвкусным, а макияж — кричаще-ярким.

Взглянув ей в глаза, Майк заметил в них насмешку и понял, что Ариэль догадалась, о чем он думает. Майк встал возле стойки бара рядом с ней и многозначительно посмотрел на мужчин, разглядывающих девушку, а потом сам повернулся к ней. Ариэль и вправду была редкостно красива. Знакомиться им не понадобилось: они уже знали имена друг друга.

Метрдотель сообщил, что столик ждет, Майк пропустил Ариэль вперед. Усевшись на свое место, она не стала открывать меню.

— Мне севиче, потом форель, — сказала она официанту.

— И мне, — добавил Майк.

Меню унесли. Когда они остались вдвоем, Ариэль спросила:

— Ты уже поддался чарам Сары?

— Не знаю, правильно ли я тебя понял, но да, она мне нравится.

Подошедший официант налил белого вина в бокал Майка. Попробовав, он кивнул, официант наполнил бокал Ариэль.

— Значит, ты скоро станешь врачом?

— Почему мне кажется, что моя будущая профессия тебя ни капли не интересует? Думаю, по одной причине: ты явился на это свидание затем, чтобы разузнать еще что-нибудь о Саре. Я права?

Она была права, Майк хотел выведать все, что известно ей, но подтверждать догадку он не стал, по опыту зная, что люди всегда стремятся заполнить неловкие паузы хоть чем-нибудь.

— Все в городе знают, чем ты занят, — не выдержала молчания Ариэль и глотнула вина. — Пытаешься разлучить Сару с ее женихом.

Майк подавил вздох облегчения: он опасался услышать, что и Ариэль, и весь город знает о его секретном задании.

— Сара не говорила, что в школе мы с ней были соперницами? — Ждать ответа Ариэль не стала. — Ее всегда окружали мальчишки — куда-то приглашали ее, предлагали вместе позаниматься и так далее, но она ни с кем не сближалась. И они были готовы на все, лишь бы она обратила на них внимание. А мне всегда доставалось одно и то же: «Эй, Ариэль, в бейсбол будешь?» или «Ариэль, берись за другой конец стола, помоги вынести его». Я дождаться не могла, когда сбегу из этой дыры, от моих чересчур заботливых отца и братьев. Мне хотелось очутиться там, где мужчины будут относиться ко мне, как к женщине, а не «одной из Фразьеров».

У Майка возникло ощущение дежа-вю: он словно вернулся к одному из давнишних расследований. Ариэль Фразьер имела все, что только можно пожелать, и все-таки роптала на судьбу. И никак не могла забыть школьные обиды.

— Не действует, да?

— Что именно? — холодно откликнулся Майк.

— Говорю, бить на жалость бесполезно?

— Абсолютно.

— Тем лучше, — заявила она и потянулась к корзинке за хлебом. — Поразить тебя не удалось, значит, будем просто друзьями. И мне не придется строить из себя утонченную леди. Масло?

На этот раз улыбка Майка была неподдельной.

— Было бы неплохо.

— Так что ты хочешь узнать о нашей милой крошке Саре?

В коротком взгляде Майка отчетливо читалось «ну-ка прекрати!», и Ариэль рассмеялась.

— Расскажи про первого бойфренда Сары, — попросил Майк, когда им подали заказанные блюда. — Брайана… не помню, как фамилия.

— Я его ни разу не видела. — Ариэль откусила хлеба, щедро намазанного маслом.

— Насколько я понимаю, ты запоминаешь каждое слово, если оно относится к Саре, так?

Ариэль улыбнулась:

— Попал в точку. Его зовут Брайан Толуорти, он археолог. Все было как в сказке: Сара отправилась в Уильямсберг, а вернулась домой с шикарным англичанином. Разумеется, богатым наследником, счастливым владельцем большого особняка и целого состояния. Саре было суждено стать леди Толуорти. Фамилию я запомнила потому, что только об этой парочке и слышала от матери, когда приезжала домой на Рождество. Я как раз поступала в школу медицины, а мать хотела, чтобы я поскорее выскочила замуж и нарожала детей — как собиралась сделать наша безупречная малютка Сара… Извини. Сара Шоу для меня больная мозоль.

— Так почему же она не вышла за него?

— В городе говорят, что Тесс и Люк сговорились свести тебя с Сарой. Это правда?

— В этом городе много чего говорят. Почему Сара не вышла за англичанина?

Лицо Ариэль посерьезнело.

— Меня в это время не было в городе, но мать писала, что однажды среди ночи ему позвонили. Вроде бы его родители погибли, разбились на машине. Сара отвезла его в аэропорт, и… — Ариэль пожала плечами. — Я слышала, больше они не виделись. Через пару месяцев мать написала мне, что Сара получила письмо, в котором сообщалось, что он женится на подруге своего детства. — Она уставилась на Майка и упор. — Ты ведь живешь в одной квартире с Сарой, почему сам ее не расспросишь?

Майк давным-давно научился пропускать мимо ушей вопросы, на которые не собирался отвечать.

— И что же было дальше?

— То, что и со всеми принцессами мира. Появился другой принц.

— Андерс.

— Да. Грег Андерс. — Ариэль усмехнулась. — Ты его знаешь?

— Никогда не видел, зато много что слышал.

— Умеет он нажить себе проблем! — Ее усмешка стала шире, с губ сорвался гортанный смешок!

— Похоже, с ним ты хорошо знакома.

— Каждая женщина в этом городе, если она из приличных — то есть вряд ли проболтается Саре, — встречалась с ним. Брат Колин говорил, что Саре, должно быть, в последние месяцы мало что перепадает в постели: Грег не только резвится с Эрикой в магазине, но и успевает обслуживать по высшему разряду двух покупательниц. Похоже, его тянет к женщинам постарше.

Майку вспомнилось то, что он узнал из материалов дела. Брак Стивена представлял собой сделку, организованную его родными. В шестнадцать лет его женили на тридцатичетырехлетней вдове. Сейчас сыну Стивена было восемнадцать, дочери — семнадцать, вдобавок у него имелся пасынок, его ровесник. Но несмотря на разницу в возрасте, брак оказался удачным. Все знали, что Стивен по-настоящему любил свою жену, которая была всего на год старше его матери, но не считал нужным хранить ей верность. Да, Стивен действительно выбирал женщин старше его.

Ариэль задумчиво посмотрела в свою тарелку.

— Даже представить себе не могу, насколько абсурдными тебе покажутся мои слова, но школьное соперничество не заканчивается само собой. В старших классах мне приходилось работать день и ночь, чтобы меня любили и считались со мной. Я состояла в команде поддержки и была редактором школьного ежегодника… проще перечислить, чем я не занималась. Но знаешь, кого любили в школе больше всех? Сару. А она, насколько я помню, не появлялась ни на одном внеклассном мероприятии!

Ариэль помолчала.

— Значит, ты рассоришь ее с Андерсом и вернешься в… где ты живешь?

— На юге Флориды.

— И вы вдвоем поселитесь в доме на берегу и будете каждое лето опасаться ураганов?

— Их боятся только те, кто там не живет.

— Удачная отговорка.

— Лучшая из моих запасов. Идем?

— Торопишься обратно к Саре?

Майк собирался ответить уклончиво, но вместо этого сказал чистую правду:

— Да.

— Завидую! Саре.

Майк расплатился, и они вышли из ресторана. Провощи Ариэль до ее машины и посмотрев ей вслед, Майк позвонил Тесс и попросил узнать все, что только можно, о некоем Брайане Толуорти из Англии.

— А можно послать ему письмо с угрозами?

— Ты с ним знакома?

— Конечно! Все мы думали, что он женится на Саре, а он бросил ее, как последний подлец. Я чуть было не рванула следом за ним в Англию, чтобы отвесить ему пинков. Потом решила, что лучше будет послать к нему с тем же поручением тебя, но передумала. Я же тебе об этом подробно писала.

— Правда? Не могу же я помнить обо всех брошенных девушках из твоих писем. Так ты узнаешь про него все, что удастся? Передай капитану, пусть отправит мне всю информацию, какую найдет, и сделает запрос в Англии. Хорошо бы там кто-нибудь побеседовал с этим Толуорти — и применил с собой диктофон. Я хочу, чтобы этот мерзавец сам объяснил, почему он так поступил с Сарой.

Тесс помолчала.

— Ты считаешь, что тут не обошлось без Грега, или мне показалось? Голос у тебя подозрительный. Думаешь, Грег пригрозил Брайану и заставил его уехать? Я помню, что Грег появился в городе вскоре после отъезда Брайана, и все мы поначалу думали, что Сара сблизилась с ним, только чтобы забыть о прежнем бойфренде. Она как будто хотела доказать нам и самой себе, что может привлечь мужчину и удержать его.

— Почему ты сразу мне об этом не рассказала?

— Я рассказывала! — почти выкрикнула Тесс. — Все то же самое, слово в слово!

— Да, наверное, — уже успокаиваясь, согласился Майк, — только я забыл. Помоги мне, хорошо?

Тесс тоже взяла себя в руки.

— Как там у вас с картами Таро?

— Я их еще не видел. Ты не могла бы пустить по городу слух, что Джос на ярмарке будет гадать всем желающим на уникальных картах с цыганами?

— Конечно. Легко. Позвоню одному человеку, и через три часа новость будет знать весь город. Скажи, Майк, Джос ничто не угрожает?

— Нет, но если все пойдет так, как я рассчитываю, пара колод исчезнет. Мы сделаем в шатре занавеску, которую можно задернуть, чтобы Джос незаметно выглянула и успела сориентироваться, когда подойдет дама подходящего возраста. Если Митци здесь, она наверняка прикарманит нераспечатанную колоду. Двоюродный брат Люка пообещал установить систему видеокамер, чтобы записать все происходящее в шатре.

— Какой? — спросила Тесс.

— Если ты про камеры, они сделаны…

— Да нет же, глупый! Кто из братьев Люка будет их устанавливать?

— А мне откуда знать? Здесь каждый встречный — кузен, тетка или еще какая-нибудь родня Сары.

— Как тебе Ариэль? Хорошего тоже бывает слишком много, да?

Тесс не удалось перехитрить Майка, он сразу понял, что она хочет услышать.

— По сравнению с тобой она страшилище.

— Да?

— Спокойной ночи, сестренка.

— С добрым утром, братец.

Вернувшись домой, Майк убедился, что Сара уже спит, снова принес к себе материалы дела и принялся просматривать их, гадая, что он упустил. В шесть часов утра он наконец выключил свет и признался самому себе: он по-прежнему понятия не имеет, что понадобилось семейке Вандло от Сары.

Оглавление