Глава 21

Капитан Эриксон смотрел на Майка и жалел, что поручил ему дело Вандло. За одиннадцать лет совместной работы Майк всегда ухитрялся держать дистанцию, не сближаться с жертвами. Правда, иногда он не ограничивался наблюдением со стороны, а в некоторых случаях даже помогал фигуранткам дела избежать наказания, но так или иначе, между Майком и теми, за кем он следил, никогда не возникали прочные узы.

Но на этот раз ему пришлось особенно тяжело. Женитьба на жертве — решение, которое не назовешь неслыханным, однако его стоило избегать любой ценой.

В воскресенье вечером, когда Майк позвонил капитану и изложил свой план, Эриксон попытался его отговорить:

— Я помню, что просил тебя сделать все возможное, чтобы защитить ее, но ведь должен же быть какой-то другой способ!

— Я не вижу ни одного, — возразил Майк и рассказал капитану о Брайане Толуорти. — Сразу после его гибели в городе появился Стивен Вандло и чуть ли не в тот же день начал ухаживать за Сарой, пустив в ход все средства.

— А теперь ты собираешься жениться на этой девушке только для того, чтобы защитить ее?

— Да, — подтвердил Майк.

— И что же потом? Когда дело будет закрыто? — Капитану хотелось спросить, чьей идеей была эта свадьба — самого Майка или девушки, — но он не стал.

Вместо этого он потребовал, чтобы Майк как можно скорее вернулся в Форт-Лодердейл, участвовать в разработке плана действий на ярмарке. Предполагалось, что по всей территории будут рассредоточены вооруженные полицейские, мужчины и женщины, переодетые в штатское. Стивена выпустят, в Эдилине станут следить за каждым его шагом.

Капитан считал, что этих мер вполне достаточно. Майк прекрасно поработал, собрал информацию и выяснил место и время, когда Вандло скорее всего окажутся рядом. Ему удалось даже защитить эту девушку, Сару Шоу. И судя по словам Майка, лучше всего то, что она вряд ли перейдет на сторону Вандло и уж тем более не будет из чувства ложной преданности предупреждать его об опасности.

Идея воспользоваться картами Таро как приманкой была превосходна — так капитан и сказал.

— За нее можешь поблагодарить своего любимого писателя, — объяснил Майк. — Это его идея.

— Ты нам нужен. Приезжай, расскажешь все подробно и нарисуешь планы, — ответил капитан. На самом деле он думал о другом: сегодня воскресенье, близится вечер, Майку ни за что не успеть жениться на маленькой провинциалке до отъезда. Может, за неделю в Форт-Лодердейле он одумается и поймет, что дело можно закрыть и без таких экстренных мер, как женитьба на жертве.

Но утром Майк явился к капитану с отчетом и обручальным кольцом на пальце.

— Успел, значит, — сказал капитан.

— Потому что не видел другого выхода. Если Вандло нужно то, что, по их мнению, принадлежит Саре, теперь он не сможет заполучить желаемое, женившись на ней.

— Разве что убьет тебя, — подхватил капитан.

Майк криво усмехнулся:

— На это и расчет, и я намерен привлечь к себе максимум внимания на ярмарке. Попробую потягаться в прыжках через скакалку с двенадцатилетней чемпионкой страны.

О физической силе и ловкости Майкла капитан знал давно и уважительно отзывался о них.

— Уверен, ты победишь.

— Может быть. У меня будет достойная соперница.

Улыбка капитана не отразилась в его глазах. Он понял, отчего Майк уводит разговор от главной темы.

— Я хочу узнать об этой девушке, на которой ты женился. Какая она?

— Она… — Майк медлил. Ему не хотелось ставить себя в неловкое положение признанием, что ему хорошо с Сарой, приятно смеяться с ней вместе и что он уже скучает по ней. Он пожал плечами. — Ходит в церковь по воскресеньям, печет пироги, сама шьет одежду. И все в таком же духе. — Ему вспомнилось, как Сара забиралась на ветку дерева, вспомнились ее слезы и улыбки. И брачная ночь… Нет, об этом лучше не думать. — Девушка из маленького городка.

В отличие от Майка на лице капитана сразу отражалось все, о чем он думал.

— Когда расследование закончится, мы поможем тебе выкрутиться. И позаботимся, чтобы ты не лишился пенсии. Мы можем…

Майк поднялся.

— Это все? У меня намечено много встреч и дел.

— Да, конечно, — растерялся капитан. — Общее совещание в два. До встречи.

Майк вышел и направился к своему столу.

Капитан оставил свою дверь открытой и весь день слушал, как его коллеги подходят к Майку поздороваться. Он пользовался популярностью, и так как подолгу пропадал на заданиях, в краткие промежутки между ними все спешили хотя бы переброситься с ним парой слов. О тренировках Майка ходили легенды, ему пытались подражать, и теперь всем, кто последние полгода посещал тренажерный зал, не терпелось продемонстрировать ему бицепсы. Весь день в отделе только и разговоров было что о четырехглавых мышцах и дельтовидках, ягодицах и трицепсах. Но после такого вступления все стремились разузнать главное — врут ли слухи о том, что Майк женился на жертве, проходящей, по очередному делу?

Капитан слышал, как одни и те же вопросы повторяются вновь и вновь.

— Торчит? — спрашивали они, имея в виду склонность молодой жены к наркотикам. — Приводы и судимости есть?

Майк вежливо отвечал на вопросы, ничего не говоря по существу. Как обычно, свое мнение он держал при себе.

Женщины вовсю поддразнивали его. Одна даже заявила, что готова заплатить какому-нибудь мошеннику, лишь бы Майк спас ее тем же способом — женившись на ней.

— И мне! И мне помоги! — требовала хорошенькая девушка, служившая в полиции первый год, и картинно прижимала ладонь колбу. — Спаси меня обручальным кольцом!

Майк добродушно сносил все эти шутки, но время шло, и капитан увидел, как угасает его улыбка. Однако капитан считал, что Майка расстроили вовсе не насмешки коллег. Его беспокоило что-то другое, а капитан не мог понять, что именно. Видимо, до Майка только сейчас дошло, какую чудовищную ошибку он совершил.

Он поступил благородно, в этом не могло быть сомнений, но в жестокой действительности ему теперь предстоял развод. А если девушка вдруг заартачится или заявит, что Майк хитростью заманил ее к алтарю, его ждут нешуточные финансовые потери.

В два часа началось общее собрание в просторном конференц-зале. Как только все расселись по местам, слово взял агент секретной службы и принялся излагать план действий во время ярмарки в Эдилине.

Майк сидел, откинувшись на спинку стула, и крутил на пальце новенькое обручальное кольцо. С каждым оборотом морщины на лице капитана обозначались отчетливее. Может, Майку лучше вообще не возвращаться в Виргинию, думал капитан. Хватит и того, что он женился на этой девушке. Майк был прав, утверждая, что Вандло до нее не доберутся, если она будет замужем за другим. Но теперь полиции остается только установить за девушкой наблюдение, и если Вандло попытаются что-нибудь предпринять — вовремя вмешаться. И вовсе незачем подвергать опасности жизнь Майка.

Агент секретной службы задал какой-то вопрос, но капитан, погруженный в раздумья, не расслышал его и попросил повторить. Капитан уже понял, что за Майка никто не беспокоится, — значит, эту заботу придется взять на себя ему.

Дверь открылась, вошла секретарша и положила перед капитаном записку.

«Внизу жена Майка Ньюленда. Говорит, что у нее с собой карты Таро».

Капитану Эриксону пришлось перечитать записку дважды: он не поверил своим глазам. Первым его побуждением было потихоньку уйти и самому поговорить с девушкой. Может быть, попросить провести ее в пустую переговорную и объяснить, что Майк сделал для нее гораздо больше, чем следовало бы.

Но пока он раздумывал, как поступить, он вдруг понял, что больше всего хочет узнать, как относится к этой девушке сам Майк. Сегодня Майк, по-видимому, был не в духе, он казался мрачным и угрюмым. Может быть, потому, что он сам загнал себя в угол?

Капитан повернулся к секретарше, которая уже нетерпеливо переминалась на месте.

— Сходите и приведите ее сюда, — шепотом попросил он.

— Сюда? Прямо в этот зал?

— Да, — кивнул капитан. — Именно.

Он поднялся, обошел вокруг стола и выбрал стул напротив Майка, но так, чтобы видеть застекленные двери. Прошло время, за которое секретарша успела спуститься вниз, провести гостью через пост охраны, а затем через лабиринт коридоров и дверей полицейского управления Форт-Лодердейла.

Заметив через дверь приближающуюся мисс Сару Шоу, капитан выпрямился. Он видел ее на снимке, но в жизни она оказалась гораздо миловиднее. Ее светлые волосы тяжелой волной свисали до плеч. В штате, где женщины не вылезали из маек и потертых голубых джинсов, скромное желтое платье мисс Шоу выглядело анахронизмом.

Детектив, сидящий рядом с капитаном, тоже заметил девушку, перестал слушать и уставился на нее. Потом толкнул локтем соседа с другой стороны, и вскоре уже все присутствующие смотрели, как Сара подходит к двери.

Когда она остановилась за дверью, во всем зале был лишь один человек, который не замечал ее, — Майк. Он словно ушел в свой мир, вертел кольцо на пальце и устремлял остановившийся взгляд в пустоту.

Агент распахнул перед Сарой дверь.

— Чем могу помочь? — спросил он с широкой улыбкой.

Но Сара будто не видела никого, кроме Майка. Сделав несколько шагов к нему, она остановилась в ожидании.

Прошло несколько мгновений, прежде чем Майк заметил, что в зале стало тихо, поднял голову и увидел перед собой Сару.

— Шеймас и Люк закончили работу, и я решила привезти их тебе, — сообщила Сара, протягивая ему колоду карт Таро.

Майк сидел неподвижно, уставившись на нее.

— Думаю, нам следует… — начал капитан и осекся: Майк вдруг вскочил, подхватил Сару на руки и закружил. Карты разлетелись по комнате.

— Ты здесь! — повторял Майк, обнимая жену. Никто из коллег еще никогда не видел Майка настолько счастливым. — Ты правда здесь!

Он умолк, чтобы поцеловать ее, но Сара остановила его, упершись ладонью в грудь.

— Может, сначала представишь меня? — Ее лицо сияло счастьем.

Всем коллегам Майка, кроме нескольких человек, ползающих на коленях и собирающих карты, не терпелось познакомиться с его женой.

— Да, конечно, — спохватился Майк, поставил Сару на пол, продолжая обнимать. — Это Сара Шо… — Он поправился: — Ньюленд. Сара Ньюленд, моя жена.

Его коллеги замерли с приоткрытыми ртами. Они в шоке, поняла Сара и сочла нужным разрядить атмосферу.

— Заметили, как он едва не поперхнулся словом «жена»? — спросила она. — Долго же он будет привыкать к тому, что уже не вольная птица!

Все, включая капитана, рассмеялись. И стало ясно, что сегодня Майк был мрачен просто потому, что скучал по этой симпатичной молодой женщине. Возможно, Майк женился на ней в первую очередь затем, чтобы защитить ее, но без чувств здесь явно не обошлось.

— Кстати, о мужьях, — подхватил Майк. — Я же говорил, что тебе сюда нельзя.

Сара посмотрела на капитана.

— Он беспокоился, что пока он на работе, мне будет одиноко в большом и страшном городе. Скажите, а нельзя ли дать ему отпуск? Хотя бы трехдневный медовый месяц?

— Сара, сейчас не время… — произнес Майк.

— Думаю, это можно уладить, — кивнул капитан. — Кстати, Майк, совсем забыл сказать тебе… — Он бросил Майку два ключа на кольце. — Я тут устроил скандал из-за твоей квартиры и выбил для тебя новую. Так что теперь за моим скальпом охотится один агент ФБР, которому должна была достаться эта квартира. — Капитан снова обратился к Саре: — Если жилье вам не понравится, сообщите мне.

— Так что там с картами? — вмешался агент секретной службы.

— Майк завтра все нам расскажет. Ну, ребята, идите. Майк, покажи жене наш город, — распорядился капитан.

Сара улыбнулась:

— У меня есть подруга, которая выросла в Бока-Рейтон, она дала мне целый список мест, которые надо обязательно повидать — Мизнер-парк, Городской центр и еще какой-то Лас-Олас…

Майк в изнеможении застонал, остальные рассмеялись.

— А что такого я сказала? — в притворном недоумении спросила Сара.

Майк обнял ее и повел прочь из зала.

— Вы с Джос артистки, вам бы в комедиях сниматься. Мизнер-парк!

Все перечисленные Сарой «достопримечательности» были местами скопления дорогущих магазинов. Майк улыбался, думая об этом и показывая Саре свой рабочий стол — совершенно пустой, чисто протертый, без единого личного предмета.

— У тебя оружие, — заметила Сара.

— Как обычно.

— Дома ты его не носил. — Она огляделась, но в большой комнате были только столы, заваленные бумагами, и забитые папками стеллажи. Сара начинала нервничать, не зная, как отреагирует Майк на ее выходку. Поначалу он обрадовался, но возможно, это была игра на публику.

— Не трусь, — посоветовал он. — Выше нос, умей отвечать за свои поступки.

— Ну и что это значит?

Он поцеловал ее в щеку.

— Ты ведь соскучилась по мне, да?

— Ничуть. Просто подумала, что ты должен сразу увидеть эти карты, вот и… — Майк закрыл ей рот поцелуем. — Ну, может, и правда соскучилась, но самую чуточку.

— Как ты сюда добралась? Развалине, на которой ты обычно ездишь, такое путешествие не по силам.

— На «мини-купере» Джос.

— Так вы с ней сговорились нарушить мой приказ?

— Вот именно. Не хочешь отправить ей благодарственное письмо?

— Завтра решу. — Майк снова поцеловал ее, на этот раз крепко прижимая к себе.

— Эй, Ньюленд! — послышался чей-то голос от дверей. — Займись этим где-нибудь в другом месте.

— Не завидуй, Фергюсон, — откликнулся Майк, запер ящики своего стола, решительно обнял Сару за талию и вывел ее в коридор.

— И где же находится твоя новая квартира? — спросила Сара.

— Понятия не имею. — Он вручил ей ключи.

Сара повертела в руках бирку, прикрепленную к кольцу.

— На Ала-стрит.

Они начали спускаться по лестнице.

— Впервые слышу о такой. Наверное, загнали меня в какую-нибудь дыру на задворках. Ты уверена, что прочитала правильно?

— «Ала-стрит, 416». И все. — Она вернула ключи Майку.

Майк присмотрелся и хмыкнул.

— В середине не буква «л», а цифра. Эта улица — продолжение шоссе А1А.

— Ну и где это?

— Возле самого океана, детка. В районе частных пляжей. Едем смотреть?

— Конечно!

На машине Джос Сара последовала за Майком через центр Форт-Лодердейла к бульвару Санрайз. Они проезжали мимо роскошных магазинов и ресторанов, пока не поднялись на холм — Сара не сразу поняла, что на самом деле это въезд на мост, который иногда разводили, чтобы пропустить корабли. Вероятно, для местных жителей это было обычное зрелище, но оно заворожило Сару. По другую сторону моста, прямо впереди, она увидела океан. Майк съехал с моста, повернул влево, и Сара направилась за ним по узкой улице. Справа, со стороны океана, за высокими изгородями и старыми тенистыми деревьями виднелись большие особняки. Ветви вьющихся растений, сплошь усеянных цветами, словно выплескивались из-за оград на улицу. Другую сторону улицы занимали ничем не примечательные мотели и многоквартирные дома, и Сара предположила, что Майк свернет к одному из них.

Но она ошиблась. Через несколько кварталов он въехал на подъездную дорожку, которая заканчивалась высокой стеной и воротами в ней. Майк нажал кнопку на переговорном устройстве возле ворот, они распахнулись. Сара въехала следом и припарковала машину параллельно автомобилю Майка. Неподалеку стояли еще две машины.

— Вот это да! — выдохнула Сара, оглядевшись по сторонам. Дом был большим, двухэтажным, и напоминал здания из старых голливудских фильмов.

— Копия домов в Мизнер-парк, — сообщил Майк, словно это все объясняло, и зашагал к входной двери.

Вдоль дома тянулась длинная и широкая веранда с плиточным полом.

— Тебе знаком этот дом?

— Да, и довольно хорошо, — ответил Майк, отпирая одну из больших двустворчатых входных дверей. — Раньше он принадлежал одному человеку, который занимался отмыванием грязных денег. Ему дали двадцать лет, но так как ему уже восемьдесят один, вряд ли он отсидит весь срок.

Майк открыл дверь и пропустил Сару в роскошно обставленную комнату. На столике у двери лежал конверт с его именем, и пока Майк читал, Сара осмотрелась.

Огромная комната была разделена на большую кухню в глубине слева и гостиную, обставленную белой мебелью. Вся стена, напротив которой стояла Сара, представляла собой окно от потолка до пола, с дверью, выходящей в сад, который заслуживал названия райского. Сара направилась к двери, открыла ее и вышла. Слева от нее, почти скрытый из виду деревьями и кустами, какие Сара видела только в оранжереях, обнаружился плавательный бассейн, а рядом с ним — специально оборудованная площадка для барбекю. Прямо впереди начиналась лестница, которая, как догадалась Сара, вела к частному пляжу.

Майк вышел и остановился рядом, но не прикоснулся к ней.

— Что в письме? — спросила Сара.

— Кое-какие объяснения. Верхний этаж поделен на две квартиры. В северной живет мотоциклист-патрульный с беременной женой. В южной — один из самых удачливых фальшивомонетчиков всех времен. Сейчас его освободили досрочно, но присматривать за ним не помешает. Ты уже осмотрела весь дом?

Сара последовала за ним в гостиную. Они прошли мимо кухни с гранитными столешницами и заглянули в две спальни, одна из которых была довольно просторной.

— Здесь была контора Бенни-Отмывателя, — сообщил Майк.

— Откуда ты знаешь?

— Дело в том, что я присутствовал при аресте. Для старика он отбивался чертовски бойко.

Сара подошла к кровати. На ней лежал матрас, но не было ни простыней, ни подушек. Проведя ладонью по гладкому изголовью из красного дерева, Сара отошла, гадая, увидит ли эту квартиру когда-нибудь еще. Она понимала: как только дело будет раскрыто, Майк распрощается с ней — если повезет, даже поцелует в щеку. А через пару недель пришлет бумаги о разводе.

Она повернулась к нему, уже собираясь спросить, есть ли у них надежда на общее будущее, но вдруг увидела глаза Майка и забыла обо всем.

Она шагнула к нему, и в следующую секунду он одним прыжком преодолел расстояние между ними, обхватил ее за талию, и они рухнули в постель вдвоем. Рассмеявшись, Сара не успела перевести дух, как Майк закрыл ей рот поцелуем. Она прильнула к нему, стараясь прижаться покрепче. Они не виделись всего полтора дня, а она уже страшно соскучилась по Майку.

Юбка соскользнула по согнутым в коленях ногам, пальцы Майка коснулись голого бедра Сары и воспламенили ее. Через несколько секунд их одежда уже лежала кучей на полу, а Сара вцепилась в изголовье кровати, вздрагивая под яростным и стремительным натиском Майка.

Вершины блаженства они достигли вместе, и, как раньше, Майк зажал Саре рот губами, чтобы заглушить ее вскрик.

Когда утихла дрожь, Майк уложил Сару рядом и прижал ее голову к своей обнаженной груди.

Сара поерзала, устраиваясь удобнее, погладила великолепные мышцы его груди, обвела их пальцем.

Майк поймал ее руку и поцеловал кончики пальцев один задругам.

— Значит, эта квартира должна была достаться какому-то агенту ФБР? — спросила Сара, отдышавшись.

— Ага, — усмехнулся Майк.

— То есть арендная плата здесь вполне доступна?

— Дом был конфискован и теперь принадлежит правительству США, вдобавок я осуществляю надзор за стариной Генри, фальшивомонетчиком. Поскольку я гарантирую, что больше он не изготовит ни одной поддельной стодолларовой купюры, платить за аренду мне придется самый минимум. Кроме того, за спаленную квартиру мне выдали компенсацию — пятнадцать тысяч. Хочешь помочь мне выбрать все необходимое для дома?

— Еще как! — воодушевленно отозвалась Сара. — Простыни, наволочки, еду! А посуда здесь есть?

— Сейчас выясним, — ответил Майк, встал и направился на кухню.

Сара ощутила ни с чем не сравнимое удовольствие, глядя на выходящего из комнаты обнаженного Майка. А когда он вернулся, Сара, увидев его спереди, нетерпеливо привстала на постели.

— Все кухонные шкафы и столы пусты, — объявил Майк и направился в ванную. — А если ты не перестанешь так на меня смотреть, к тому времени, как мы выберемся отсюда, все магазины будут закрыты.

— Да? — отозвалась Сара.

Майк открыл дверь ванной, вошел, высунулся и сказал:

— Кто последний примет душ, тому и готовить ужин.

Сару как ветром сдуло с кровати. Поднырнув под руку Майка, она успела занять душ первой.

— Так нечестно! — возмутился Майк, заходя в кабину следом за ней и задвигая застекленную дверцу.

— Здешний воздух виноват. В доме, где жил мошенник, наверняка осталась энергия зла.

Майк открыл воду, обнял Сару и стал ждать, когда вода потеплеет.

— Нет, вряд ли, — заметил он. — Кровь, которую я здесь пролил, наверняка рассеяла всю злую энергию. — И в ответ на вопросительный взгляд Сары показал ей шрам на плече. — А вот и напоминание.

Сара поцеловала шрам.

— Бедненький… Мне так тебя жаль.

Майк шагнул под теплую воду, увлекая за собой Сару.

— Сказать по правде, меня ранили не туда. — Он указал на место на своем боку. Сара поцеловала и его. — Если уж совсем начистоту… — заговорил Майк.

— Сейчас угадаю. На самом деле рана еще ниже, — сказала Сара, опускаясь на колени. — А здесь шрамов нет?

Но Майк уже не мог выговорить ни слова. Прошел почти час, прежде чем они покинули дом, Майк повез Сару прямиком в «Лучшую покупку».

— А я думала, тебе нужны предметы первой необходимости.

— Музыка необходима для жизни, — заявил он так серьезно, что Сара рассмеялась.

Они купили вещи, которые Майк назвал самыми нужными в обиходе, и добавил, что без них просто нельзя обойтись. Сара не мешала ему выбирать компоненты стереосистемы, а большой телевизор с плоским экраном они облюбовали вдвоем, хотя и сочли, что он чуточку великоват.

Пока Майк расплачивался, у Сары на кончике языка вертелся вопрос, будет ли она смотреть и слушать всю эту технику вместе с ним, но она промолчала.

В отделе компакт-дисков они разошлись. Саре нравилась музыка, которую она называла «современной», а Майк — «бездушной ерундой». Он направился за Андреа Бочелли. К изумлению Сары, ее муж оказался поклонником оперы. Но когда они столкнулись руками, одновременно потянувшись за диском Эрика Клэптона, то дружно рассмеялись.

— Это же классика, — объяснил Майк, и Сара согласилась.

Чтобы добраться до следующего магазина, Майк свернул на скоростную магистраль, миновал место, которое назвал «заставой», и остановился перед великолепным торговым центром с огромным отделом «Варне и Нобл». Словно иголка, притянутая магнитом, Сара направилась к нему, но Майк удержал ее за руку и потащил в отдел компании «Сюр ля табль».

Сара видела ее каталоги, но в магазинах еще ни разу не бывала. Ошеломленная, она уставилась на полки, заставленные красивой посудой. Майк вложил ей в руки магазинную корзину и велел: «Собери все, что нужно для пирогов». Сара вышла из транса и направилась между стеллажами. Корзину пришлось наполнять трижды, услужливая продавщица упаковала покупки.

Они до отказа забили багажник машины Майка и заехали поужинать в ресторан «Брио».

— Но ты все равно должен мне один домашний ужин, — предупредила Сара, — ведь я первой успела в душ.

— За такой душ я должен тебе тысячу домашних ужинов и обедов. Вот попробуй! — И он поднес ей ко рту на вилке кусочек морского окуня, замаринованного в соке лайма.

После ужина они отправились в «Спальню, ванную и так далее».

— Никаких цветочков и розового цвета, — предупредил Майк, не успели они войти в зал.

— И никакой коричневой клетки, гоночных машин и боксеров.

— Договорились, — кивнул Майк, и они занялись выбором.

Кремовое постельное белье понравилось обоим. Примериваясь к подушкам, разложенным на полках, оба развеселились, начали целоваться и чуть не упали. Если бы не любопытный мальчуган, выглянувший из-за угла, они и не подумали бы остановиться.

Продолжая смеяться, они подвезли к кассе две нагруженные тележки. Постельное белье и все прочее пришлось грузить на заднее сиденье — в багажник уже ничего не влезало.

— А куда же будем класть продукты? — озадачилась Сара. — У нас ничего нет на завтрак…

— И это правильно. Перед работой я никогда не ем.

— Если ты объяснишь мне, где здесь продуктовые магазины, я съезжу за припасами, пока ты в тренажерном зале, и к твоему возвращению у нас будет завтрак.

Майк ответил ей взглядом, прочесть который Сара не смогла, и решил, что в магазин они съездят вдвоем.

Сара отвернулась, пряча улыбку. Похоже, Майку понравилось ходить с ней по магазинам.

После возвращения домой первым делом они перенесли из машины покупки. Майк собрал и настроил стереосистему, телевизор должны были доставить позднее. Сара забросила белье в стиральную машину. Под музыку Эрика Клэптона они вдвоем принялись вскрывать коробки с посудой и убирать ее, развеселились, затанцевали, и Сара с удовольствием обнаружила, что Майк отлично танцует.

— Научился на задании? — поддразнила она.

Майк встал в классическую позу и плавно закружил Сару по комнате в вальсе.

— С женой наркоторговца. Она брала уроки. — Заставив Сару откинуться назад, он добавил: — А я помогал ей практиковаться.

Он помог Саре выпрямиться и повел ее в танго под звуки «Кокаина».

— Я убеждал ее дать показания против мужа.

— Только потому, что ты с ней танцевал?

Майк развернул ее в другую сторону.

— И потому, что я случайно дал ей возможность застать мужа в постели сразу с двумя нянями их детей.

Сара рассмеялась, Майк поднял ее руку, помогая сделать пируэт. Песня закончилась, и он выключил стереосистему.

— Мне надо лечь пораньше. Может, пойдем в постель? — И он взглянул на Сару так, что у нее ослабели колени.

— Простыни! — еле выговорила она. — В сушилке.

Если бы скоростное застилание кроватей было олимпийским видом спорта, они могли бы претендовать на чемпионский титул. Поверх наматрасника легла нижняя простыня, Майку не понравилось, как Сара подоткнула уголки верхней, и он быстро переделал все по-своему.

— Тоже научился на задании? — спросила Сара.

— Нет. У одной аппетитной медсестры.

Сара кинула в него подушкой. Майк увернулся, поймал подушку на лету и повалил Сару на кровать.

Пока он покрывал поцелуями ее шею, она заметила:

— Жаль будет оставить мокрое пятно на новеньком белье.

Майк подхватил ее на руки и уложил на пол поверх синего с золотом ковра.

— Между прочим, я случайно узнал, — низким, бархатистым голосом произнес он, — что этот ковер стоит восемь тысяч.

— Правда?

— Импортеру ковров понадобилась услуга, — объяснил Майк, не переставая целоваться, — и он отблагодарил за нее отмывателя денег.

— И поплатился двадцатью годами тюрьмы? — Сара повернула голову, подставляя Майку шею.

— Нет, жизнью.

Сара отстранилась, и по тому, как Майк пожал плечами, поняла, что человек, о котором шла речь, мертв. Она не стала спрашивать, кто его убил, боясь услышать, что это сделал Майк.

— Красивый ковер.

— Да, Приятный, — согласился Майк, прижимая ее к ковру. — И очень, очень полезный…

Когда они наконец отдышались, Майк вдруг рассмеялся.

— Ты что? — спросила Сара, надевая ночную рубашку.

— Вспомнил, как объяснял капитану — мол, я понятия не имею, как угодить порядочной девушке. Откуда мне было знать, что все вы хотите одного и того же!

— А я сказала маме, что ты гей.

Улыбаясь, они обнялись и уснули.

Утром Майк сдернул с крепко спящей Сары одеяло. Она не пошевелилась.

— Вставай! — велел он.

Сара слышала его сквозь сон, но подчиняться не собиралась.

— Сара, дорогая, ты идешь со мной в тренажерный зал.

Она зарылась головой сразу под четыре купленные вчера подушки.

— Подъем!

Она осталась неподвижной.

Обхватив талию Сары обеими руками, Майк стащил ее с кровати, убедился, что она так и не проснулась, перекинул ее через плечо, словно мокрое полотенце, и понес в ванную комнату, где усадил на край ванны.

Майк вложил в руки Сары пакет из магазина.

— Это тебе. Надевай. У тебя есть десять минут.

— Не хочу…

Но Майк уже вышел.

— Ненавижу физкультуру, — проворчала Сара, заглядывая в пакет. В нем лежал полный спортивный костюм и кроссовки, подобранные точно по ее размеру.

Сара поморщилась. Значит, вчера, пока она радовалась возможности побыть с Майком, он коварно, втихомолку планировал вытащить ее с собой в тренажерный зал!

Из ванной она вышла с волосами, собранными сзади в хвостик, в обтягивающих черных легинсах и синей майке, под которую пришлось надеть уродливый спортивный лифчик.

При виде Сары Майк растерянно заморгал, обвел оценивающим взглядом ее фигуру, и Сара поняла, что сумела поразить его.

— Хочешь сказать, мне обязательно надо тренироваться, потому что тебе не нравится, как я выгляжу?

— Сегодня ты выглядишь великолепно, но уже через четыре года тебе стукнет тридцать, и все пойдет на спад. Считай, что это профилактика. — Он вручил Саре бутылку с водой и обнял за плечи. — Слушай, если тренировки тебе настолько ненавистны, завтра можешь остаться дома — будешь киснуть и расползаться, как пожелаешь. Но сегодня мы идем в тренажерный зал. Кто знает, может, тебе еще понравится.

Сара хотела возразить, но Майк открыл дверь. Увидев, что на улице еще темно, Сара попятилась обратно в спальню. Майк мягким жестом остановил ее, усмехнулся и повел к машине.

А Саре было не до смеха.

— Когда ты умудрился купить мне костюм?

— Вчера, пока ты пускала слюнки над формами для кексов, позвонил одной моей знакомой. Она сама все купила и оставила возле нашей двери. Сегодня в зале ты с ней познакомишься.

— С ней? Ты хочешь познакомить жену с одной из бывших любовниц?

— Можешь скандалить сколько влезет, но тренировки тебе сегодня не избежать. Эта моя знакомая — инструктор по йоге.

— По йоге? С чего ты взял, что я хочу ею заниматься?

— Так уж вышло, что я знаю: ты можешь коснуться коленями собственных ушей и одновременно щиколотками — моих ушей, причем когда мы оба стоим. Не знаю почему, но я подумал о йоге и решил, что вы с ней друг другу подойдете.

Сара отвернулась к окну машины, чтобы скрыть улыбку.

— Так-то лучше, — заметил Майк. — Мою знакомую зовут Меган, и, кстати, для справки: я никогда с ней не спал.

— Да я бы лучше согласилась переспать с ней, лишь бы не заниматься, — убитым голосом пробормотала Сара.

— Да ну? — Майк вскинул брови.

— Даже не мечтай.

Он рассмеялся, и через несколько минут они въехали на большую стоянку, заполненную машинами.

— Господи, кому могло прийти в голову явиться в тренажерный зал в такую рань?

— Нам, — ответил Майк, и Сара застонала.

Следуя за Майком, она сразу заметила, что в этом клубе его все знают. Мужчины с руками толщиной с шину грузовика обменивались с Майком рукопожатиями, толкались плечами — Сара предположила, что таков ритуал приветствия у мужчин южной Флориды. Женщины, от крепких мышц которых наверняка отскочил бы заряд дроби, целовали Майка в щеки, словно невзначай стараясь прижаться к нему.

Всем мужчинам Майк представлял Сару как свою жену, но в разговоре с женщинами явно медлил, и она представлялась сама.

Когда появилась миловидная молодая Меган, Сара поняла, что ей не хочется расставаться с Майком. Однако он отослал ее заниматься с инструктором, и они вышли на широкий дощатый настил во внутреннем дворе.

— Посмотрим, что у нас получится, — приступила к занятию Меган.

Через час она отпустила Сару, и Майк, уже успевший принять душ и переодеться, встретил ее у дверей.

— Ну как? — спросил он у Меган.

— Точно так, как ты сказал.

— Большое спасибо! — Майк поцеловал Меган в щеку, открыл дверь перед Сарой, и они вышли на улицу, где только начинало светать.

— Что все это значит? — спросила Сара, когда они сели в машину.

— Что Меган полностью согласна с моей оценкой твоих возможностей. Мышц у тебя, считай, нет, зато гибкости хоть отбавляй. Она считает, если ты не станешь лениться, то через год-два приведешь себя в форму для настоящих занятий йогой. Из уст Меган это похвала.

— Правда? — отозвалась польщенная Сара. Не то чтобы ей хотелось заниматься йогой — просто узнать, что у нее есть способности, было приятно.

— Но тебе понадобятся мышцы. Я об этом позабочусь.

— Это значит, что отныне сверху всегда буду я? Говорят, это полезно для ног.

— Не соблазняй. Мне еще на работу.

— А чем заниматься мне весь день?

— Можешь… — Его прервал звонок мобильника. Прежде чем ответить, Майк взглянул на определившийся номер. — Скоро буду… А, ясно. Без понятия. — Он взглянул на Сару. — Печатать умеешь?

— Да.

Майк послушал собеседника, затем снова обратился к Саре:

— А под диктовку?

— Свою первую книгу Люк диктовал мне.

Это известие произвело на Майка впечатление.

— Она пишет книги за Люка Адамса, — сказал он в телефон.

— Ничего подобного, я… — заговорила Сара, но тут сообразила, что он шутит.

Вскоре Майк отключился.

— Звонил капитан. Говорит, нужен подробный письменный отчет обо всех моих действиях в Эдилине и всей собранной информации, а я печатаю хуже всех в мире, вот он и предложил, чтобы я продиктовал отчет тебе. Кстати, а что такого особенного в этих картах Таро?

Узнав, что они с Майком проведут вместе весь день, Сара чуть не запрыгала от счастья. И запрыгала бы, если бы ее тело не ныло от непривычной нагрузки и неудобных поз йоги.

Только дома, за закрытой дверью, Сара наконец объяснила:

— Шеймас нарисовал портреты жителей Эдилина.

— Что он сделал?

— Нарисовал всех местных жителей на картах.

— Полагаю, «всех» — значит, потомков основателей города, а не вновь прибывших вроде меня.

— Нечего обвинять нас в снобизме. Вы с Тесс тоже есть на картах — как и покупательницы нашего магазина одежды.

Майк удивленно вытаращил глаза.

— Хочешь сказать, на одной из этих карт может оказаться портрет Митци Вандло?

— Об этом я не задумывалась, но скорее всего — да. У меня в чемодане еще одна колода. Ты просмотри ее, а я сбегаю в душ — конечно, если не хочешь присоединиться ко мне. — И она лукаво затрепетала ресницами.

— Сначала посмотрю карты. Зря ты не рассказала мне про них вчера вечером.

Сара преувеличенно горестно вздохнула:

— Чтобы испортить двенадцатичасовой медовый месяц? Думаешь, я настолько эгоистична?

Майк не улыбнулся, но на щеке показалась ямочка.

— Иди в душ, а потом мы сбегаем за бубликами.

— С льняным семенем или без?

— Марш в душ! — велел он.

Сара стояла в кабинке, когда Майк вошел, держа в руках карты.

— Тебе придется объяснить, кто все эти люди.

Он поднял карту, но Сара не смогла разглядеть ее сквозь запотевшее стекло. Майк подошел поближе, Сара присмотрелась.

— Это мистер Фразьер, отец Шеймаса. И миссис Фразьер.

— Насколько я понимаю, эти три бычка — братья Шеймаса и Ариэль?

— Да, твоей обожаемой Ариэль. Как думаешь, ей понравилась бы эта квартира? — Закрыв глаза, Сара мыла голову, а когда наконец открыла их и обернулась, то увидела рядом в кабинке обнаженного Майка.

— Помощь нужна? — спросил он, принимаясь массировать Саре голову.

— Всегда кстати! — ответила она.

Оглавление