ГЛАВА 1 . НЕРВНЫЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Дождь пошел сразу же, как только Гаунт закрыл дверь своей конторы. Стоя около двери, подняв воротник пальто, он усмехнулся, увидев аккуратную фигуру своей секретарши Джозефины Дарк, идущей к автобусу, сопротивляясь ветру, который грубо заворачивал ей юбку вокруг стройных ног.

Гаунт поискал в кармане пальто сигарету и закурил, прикрыв зажигалку ладонью. Он посмотрел на фосфоресцирующий циферблат ручных часов. В десять звонил Зона. Джозефина, по указанию Гаунта, сказала, что он будет в «Серебряном кольце» в одиннадцать часов.

Была четверть одиннадцатого.

Гаунт ступил на мокрый тротуар, злорадно подумав, что было бы неплохо, если бы Зона поволновался еще четверть часа. Клиентам, которые звонят ночью, явно нервничая, всегда полезно немного подождать: в этом случае они менее склонны спорить о гонораре.

На перекрестке он стал ждать кэб под защитой навеса.

Ему было 38 лет, шести футов роста, лицо длинное и тонкое, большие глаза карие, светящиеся особым блеском. Одежда его была дорогой и хорошо сидела на его квадратной фигуре, суживающейся к тонкой талии и бедрам. Примечательным был подбородок, выдававшийся вперед и квадратный книзу. Портрет дополнялся ироничным ртом и изогнутым носом. Мужчины обращали внимание на его лицо из-за подбородка, а женщины – из-за рта.

Ожидая кэб, он начал думать о Зоне. Он размышлял над тем, почему тот так нервничал. Если кто и был в Вест-Энде достаточно умным, чтобы не волноваться, так это был Марио Зона. Гаунт подумал, что тот, возможно, волновался из-за женщины. Он усмехнулся от нескольких ассоциаций, пришедших ему в голову. Потом вспомнил Рикета.

Знает ли он что-нибудь о Зоне? Последний раз, когда Гаунт видел инспектора, с которым был в дружеских отношениях, Рикет упомянул имя Зона в связи с ночными клубами, и в частности с «Серебряным кольцом».

Кэб вывернулся из-за угла. Гаунт остановил его и попросил, чтобы его отвезли в клуб «Коза». Там он закурил сигарету и попытался расслабиться. Пятью минутами позже он открыл зеленую дверь на третьем этаже здания на площади Беркли. В узком холле за письменным столом сидел Созис – хозяин. Он улыбнулся частному детективу.

– Добрый вечер, – поздоровался Гаунт. – Я полагаю, мистер Рикет здесь?

Созис скривился:

– Здесь, где же еще, – он мрачно пожал плечами. – Какого черта пытаться попасть в клуб в эти дни? – проворчал он. – Они забиты или людьми, у которых нет наличности, или полицейскими, только отпугивающими людей, которые ее имеют.

– Скверно, – произнес Гаунт.

Он пересек холл, дойдя до узкого прохода, и откинул портьеру. У стойки стоял Рикет, разговаривая с краснокожим типом в коричневом костюме. Гаунт заказал выпивку и отнес свой стакан на свободный столик в конце комнаты. Он сел и стал ждать.

Но ему не пришлось ждать долго. Через три минуты Рикет, отделавшись от типа в коричневом костюме, подошел со стаканом немецкого пива. Он сел напротив Гаунта.

– Ну, Руфус, – проговорил он, – как твои детективные успехи? Гаунт усмехнулся.

– Тебе следовало бы знать, – ответил он. – А что поделывает инспектор Рикет? Все мучается с теми ребятами с ипподрома?

Рикет в свою очередь усмехнулся. Он протянул два пальца и взял сигарету, которую предложил ему Гаунт.

– С ними все в порядке, – сказал он. – Дело в шляпе. А что ты тут делаешь? Какое-нибудь дело с шантажом?

– Не знаю, – ответил Гаунт. Лицо его приняло выражение полного безразличия.

– Честно говоря, – продолжал он, – я ищу Зону. Он звонил мне вечером.

Инспектор поднял брови.

– Что с ним такое? – небрежно спросил он, слишком небрежно.

– Откуда я знаю, – ответил Гаунт. – Его голос звучал немного испуганно, по крайней мере так сказала моя секретарша.

Рикет снова улыбнулся.

– Должно быть, дело обстоит туго, если Зона испугался, – предположил он.

Он закурил сигарету и посмотрел на Гаунта через пламя спички.

– Ты знаешь, Руфус, – сказал он, – я в некотором роде отношусь к тебе доброжелательно, несмотря на тот факт, что вытащил для тебя пару каштанов из огня в свое время: я имею ввиду процесс, который принес мне мало хорошего. Но я не хочу, чтобы ты сделал настоящую ошибку.

Гаунт посмотрел на него озадачено.

– Не стоит об этом говорить, сказал он. – А что ты подразумеваешь под серьезной ошибкой, Рикет?

– Хорошо. Ты помнишь дело Стенфорда в прошлом году? У нас все было закончено по этому делу: специально уполномоченный комиссар дал мне инструкции арестовать его. Потом ты в последний момент предоставил его алиби. Это алиби было липовым, и ты это знал, но оно спасло Стенфорда от тюрьмы.

Гаунт сказал примиряюще:

– Думаю, ты ошибаешься, Рикет. Я никогда не сделал бы ничего подобного.

Рикет выпустил изо рта клуб дыма.

– Допустим, я тебе поверил. Во всяком случае, я хочу тебе кое-что сказать, и мне бы не хотелось, чтобы ты это забыл, Руфус. Даже частный детектив, такой, как ты, циник, достаточно благоразумен, чтобы не иметь дело со Скотленд-Ярдом. Там есть люди, которые только и ждут удобного случая, чтобы наброситься на тебя.

– Ну, ладно, ладно, – согласился Гаунт. – А что я делаю? Пью, чтобы укрепить свои нервы? А почему я беспокоюсь о Зоне?

Рикет докончил свое пиво.

– Я не раскрою никакой тайны, если скажу, что Зона находится на грани порядочности последние шесть месяцев. А ты не слышал об одном месте в Манчестере?

– Нет, – ответил Гаунт небрежно. – Расскажи мне о нем.

– Он приобрел игорный дом на окраине Манчестера. Это – одно из его дел. Один – в Бирмингеме, один – в Бристоле, один – в Глазго, и, возможно, еще больше десятка, о которых мы не знаем. Все виды развлечений имеются в этих домах, и мы даже получили несколько жалоб. Люди были так жестоко обмануты, что даже готовы идти на риск опозориться, чтобы только рассчитаться с Зоной!

Гаунт зевнул.

– Меня не интересует периферия, инспектор, но меня интересует «Серебряное кольцо».

– Это – скверный клуб. Я бы хотел, чтобы его закрыли.

– Некоторые изысканные люди навещают его, – возразил Гаунт. – Готовят там прилично и мне говорили, что выступления там в кабаре чудесные. Видел ли ты когда-нибудь выступление в кабаре?

– Рассказывайте все по порядку и без прикрас. Тогда я вам скажу, стану ли я заниматься вашим делом!

Он выпустил изо рта кольцо дыма и наблюдал за ним.

– Хорошо, – согласился Зона. – Я боюсь, вот и все!

– Это вполне определенно и понятно, – сказал Гаунт. – Но кого вы боитесь?

– Вы видели ту девушку, которая пела в зале, – ответил Зона, – когда вошли? Это – Миранда Грей. Я знал отца этой девушки. Однажды он оказал мне очень важную услугу. Я устроил его дочь сюда и из нее кое-что вышло. Она – красивая девушка. Я к ней привязался, вы это понимаете?

– Да, понимаю, – ответил Гаунт.

– Шесть месяцев назад, когда она пела в моем заведении в Манчестере, – продолжал Зона свой рассказ, – она влюбилась в кого-то, по крайней мере, она думала, что влюбилась. Таким образом, я дал ему работу, потому что он был привязан к ней. Его имя Лоример, Майкл Лоример. Он – мой менеджер.

Зона поднял свой стакан с коньяком и стал медленно его потягивать.

– Я взял его сюда потому, что он очень хорошо работал в Манчестере, – продолжал он. – Я поручил ему присматривать за всеми моими заведениями. Я не хотел вам говорить, но там иногда играют в немного азартные игры, мистер Гаунт. Небольшие партии после окончания выступления в кабаре, когда клуб закрывается. Вот так мы делаем наши деньги. Его обязанностью было контролировать и присматривать за выручкой различных клубов. Три месяца назад я обнаружил некоторые расхождения в отчетах. Я сказал ему об этом, но ничего не изменилось. У меня были реальные причины считать, что это был Лоример.

Гаунт закурил новую сигарету от окурка старой.

– Ну, что ж, тут не нужен детектив, чтобы сказать вам, что делать в этом случае, – сказал он. – Все, что вам нужно сделать,

– это вышвырнуть его.

Зона снова вытянул руки.

– Это не так-то просто, – возразил он. – Он может знать очень многое.

Гаунт поднял брови.

– Может? – удивился он.

Зона отпил еще немного коньяку и затем сказал:

– Две недели назад я решил, что моей обязанностью является предупредить Миранду, так как думал, что она делает большую ошибку по отношению к Лоримеру… что он не настолько хорош. Она не приняла моего совета и очень рассердилась. У меня есть все основания считать, что она рассказала ему все. С этого времени произошло несколько странных случаев. Кто-то включил газ в моих апартаментах, не побеспокоившись зажечь его, в то время как я спал ночью. К счастью, рано утром зазвонил телефон возле моей кровати. Если бы не он, то я, возможно, был бы теперь мертв. Я думаю, что это был Лоример.

– Понятно, – сказал Гаунт. – Следовательно, вы думаете, что он хочет убрать вас со своей дороги. Почему?

– Я скажу вам, – сказал Зона. – Три или четыре недели тому назад я думал, что мне выгодно навести справки о прошлом нашего мистера Лоримера. Я получил определенную информацию, которая не имеет значения в данный момент. Думаю, он, возможно, знает, что я имею эту информацию. Не думаю, что Лоример был бы рад, если кто-нибудь, а особенно полиция, получила эту информацию. Полагаю, он ни перед чем не остановится, чтобы убрать меня с дороги.

Гаунт выпустил еще одно кольцо дыма.

– Хорошо, – проговорил он, – что от меня требуется?

Зона нагнулся и открыл ящик письменного стола, вынул из него пачку банкнот и пододвинул ее к детективу.

– Здесь 500 фунтов, – сказал он. – Я хочу, чтобы вы охраняли меня. Завтра вечером у меня будет немного свободного времени. Я хотел бы с вами поговорить и рассказать об этих делах. Возможно, вы смогли бы прийти и выслушать меня?

Гаунт поднялся.

– Хорошо. Когда и где?

– Возможно, в половине восьмого, – сказал Зона, поднимаясь. Он выглядел немного раскованнее. – Я жду вас в апартаментах Клиндейль на площади Беркли.

– Я знаю, где это. Я буду там в половине восьмого, – пообещал Гаунт. – Спокойной ночи.

Он положил пачку банкнот в нагрудный карман, направился к двери и открыл ее. Выходя из комнаты, он столкнулся лицом к лицу с той девушкой, которая пела в зале. Он дружелюбно улыбнулся.

– Добрый вечер, мисс Грей, – произнес он. – Мне понравилась песня, которую вы пели.

Она посмотрела на него. Он мог заметить, что ее рот был гневно сжат. Ее голубые глаза сверкали.

– Я полагаю, что вы – мистер Гаунт? – воскликнула она. – Знаменитый мистер Руфус Гаунт, возможно, новый телохранитель Зона?

Гаунт тихо прикрыл дверь за собой.

– А вы не думаете, мисс Грей, что Зоне нужен новый телохранитель? – спросил он.

– Я так не думаю, – она решительно рванулась к двери за его спиной. – Мне не нравится этот прелестный маленький заговор, который он затевает против Майкла. Я не собираюсь его поддерживать.

– Не собираетесь его поддерживать? – усмехнулся Гаунт. – А что же вы собираетесь делать?

– Я найду, что делать, мистер Гаунт, – ответила она. – Зоне следовало бы лучше поберечься. Он заходит слишком далеко.

Голос Гаунта был очень мягок.

– Вам не нравится мистер Зона, – сказал он, – не так ли? Она посмотрела ему в глаза.

– Не особенно, – ответила она. – Возможно, я только начинаю узнавать кое-какие вещи о нем, о человеке, который только прикидывается другом моего отца и моим.

– Это очень интересно, – сказал Гаунт. – Почему бы вам, если вы так увлекаетесь Лоримером, не прийти ко мне и не рассказать мне все? Я буду в своей конторе на Кендунт-стрит завтра в пять часов. Или вы считаете это прогулкой в пасть льва?

Она подняла голову.

– Я не боюсь ни вам, ни кого бы то ни было, мистер Гаунт, – воскликнула она. – И я хочу, чтобы вы знали, что если Зона или кто-нибудь другой еще попытается подстроить Майклу ложное обвинение, я не остановлюсь ни перед чем.

Гаунт усмехнулся.

– Я полагаю, что вы шли сказать все это Зоне? – спросил он. – Ну что же, не смею вам мешать. Спокойной ночи, мисс Грей.

Оглавление

Обращение к пользователям