ГЛАВА 2 . ДЕВУШКА С РЕВОЛЬВЕРОМ

Когда Джозефина Дарк пришла в контору, Гаунт сидел в своей обычной позе, развалившись в кресле у огня, положив ноги на каминную решетку, поглощенный тем, что пускал кольца табачного дыма.

– Мисс Миранда Грей ждет вас за дверью, – сказала Джозефина сразу же. – Но судя по ее взгляду, я не думаю, что вы пользуетесь у нее большой популярностью.

– Я бы удивился, если бы относился к такому сорту людей, – усмехнулся Гаунт. – Позови ее сюда.

Он убрал ноги с каминной решетки и сел за письменный стол, держа сигарету во рту.

Вошла Миранда Грей. Гаунт бросил на нее мимолетный взгляд, заметив при этом великолепно сшитый костюм, короткие перчатки, маленькую ножку прелестной формы, роскошный лисий мех, обрамлявший белый овал ее лица. Он поднялся и пододвинул к ней свой портсигар.

– Садитесь, мисс Грей, – предложил он. – Возьмите сигарету, а я позвоню, чтобы вам принесли чашечку чая.

Он нажал на кнопку звонка на своем столе.

– Благодарю вас, – сказала она. – Не…

– Не беспокойтесь, – перебил ее Гаунт, все еще усмехаясь. – Не кажется ли вам, что мы могли бы стать друзьями? Хватит у вас духу решиться на такое?

Она сняла свои меха. Детектив, все еще глядя на нее, пытался вспомнить, когда видел в последний раз такую привлекательную женщину.

– А это возможно, мистер Гаунт?

Джозефина Дарк принесла чашку чая. Гаунт подождал, пока она вышла, затем встал спиной к камину, улыбаясь Миранде.

– Я не вижу никакой причины, почему мы не могли бы стать хорошими друзьями, – произнес он дружелюбно. – Понимаете, мисс Грей, существуют два типа частных детективов: один тип, который верит в то, что клиент всегда должен быть прав, и другой тип, который предпочитает иметь трезвый ум. Предположим, вы и я, мы оба открыли карты. Считаете ли вы, что это могло бы помочь делу?

Немного подумав, она проговорила:

– Почему бы и нет? И, возможно, мне следует признать, что я была с вами груба вчера вечером.

– Не тревожьтесь об этом, – сказал он. – Вы были рассержены. У вас бывают вспышки гнева, не правда ли?

Она улыбнулась. Гаунт заметил красоту ее маленьких белых зубов.

– Боюсь, что да, – согласилась она. – Это – мой недостаток, но это никогда не продолжается долго.

– Хорошо. Ну, теперь мы узнали друг друга. Вы бываете раздражены иногда, а я обладаю трезвым умом. Итак, я начинаю открывать перед вами свои карты. Вероятно, я слышал только об одной стороне дела от мистера Зона. Он сказал, что ради вас дал работу в Манчестере Майклу, которым, насколько я понимаю, вы увлечены. Он говорит, что кто-то его здорово надувает, и он подозревает Лори-мера. Сказал, что взял на себя труд проверить репутацию Лоримера, и, видимо, нашел ее изрядно подмоченной. Он полагает, что тот знает об этом, и потому опасен. Кажется, кто-то однажды открыл газ в апартаментах Зона. Он утверждает, что не может отделаться от Лоримера потому, что тот может знать слишком много. Это одна сторона дела. Возможно, вы не всему верите?

Она решительно сжала губы.

– Это нечто иное, как сплетни, ложь, причем дикая ложь, мистер Гаунт, – воскликнула она. – Майкл – самый хороший человек в мире. Уж я-то знаю. Я даже собираюсь выйти за него замуж. Теперь я расскажу вам другую часть истории.

Я начала работать на мистера Зона очень давно. Я была рада получить эту возможность. Я всегда хотела быть певицей и это был мой шанс. Мистер Зона всегда прикидывался другом моего отца. Я верила этому потому, что в то время не было причины не верить этому. Теперь я этому не верю.

Я встретила Майкла, когда пела в одном из клубов Зоны, в «Клубе пиратов» в Манчестере. Зона увидел меня с ним и стал расспрашивать о нем. Я сказала ему, что мы с Майклом любим друг друга. Мистер Зона казался весьма добрым. Он предложил Майклу поступить к нему на работу, добавив при этом, что это было бы прекрасно для нас обоих.

– Вы думаете, у него были какие-то скрытые мотивы? – поинтересовался Гаунт.

– Я в этом уверена, – ответила она. – Я твердо убеждена в том, что Зона нанял Майкла потому, что у того не было никакого опыта работы в ночных клубах. Он ничего о них не знал. Зона смотрел на него, как на молодого дурака, который мог бы пойти работать в Манчестерский клуб в качестве менеджера и который должен был взять все на себя, если бы дела пошли плохо, и принять ответственность, которая непосредственно падала бы на плечи Зона.

– Принять на себя, но что, мисс Грей? – спросил он.

Он бросил окурок в огонь и закурил новую сигарету.

– Я точно не знаю, – ответила она, – но Майкл узнает и тогда скажет.

Гаунт молча курил в течение нескольких минут. Он думал о своем разговоре с инспектором Рикетом вчера вечером. Не узнал ли случайно Лоример то, о чем подозревал Рикет?

– Что вы думаете по поводу того, что там произошло? – спросил он.

Она покачала головой.

– Я не знаю, я могу только предполагать, что там происходило что-то незаконное. Вероятно, Майкл понял, что оказался между чувством преданности ко мне и, возможно, к Зоне и интересам дела. Я верю, Майкл сказал Зоне то, что он знает, и предложил прекратить эти незаконные дела, какими бы они ни были. Думаю, это испугало Зону, и я думаю, что не только Зону. Его старые друзья и компаньоны могут догадываться, что Майкл знает слишком много.

– Я понимаю, – сказал Гаунт. – Итак, вы думаете, что этот телефонный звонок Зоны был первым шагом в заговоре, затеянном против Майкла с целью подстроить ему ложное обвинение?

Она кивнула головой.

– Я уверена в этом.

Гаунт подошел к окну и выглянул на улицу. Там было темно, и в пятнах света, падающего от фонарей, он видел потоки дождя, лившего как из ведра.

– Объясните мне, почему Лоример не пришел сегодня сюда с вами? – спросил он. – Не думаете ли вы, что если то, что вы сказали, правда, то следует раскрыть карты. Мне кажется, что каждый вращается в своем кругу. Вы чего-то боитесь, ваш друг чего-то боится. И я тоже?

Она невесело улыбнулась.

– Вы не кажетесь человеком, которого можно легко испугать, мистер Гаунт. Чего вы опасаетесь?

– Единственное, чего я боюсь, что не докопаюсь до правды, – ответил он, – или доберусь до истины настолько поздно, что успеет произойти непоправимое, прежде чем я смогу что-либо предпринять. Но вы не ответили на мой вопрос, почему не пришел сегодня с вами Лоример?

– На это есть простая причина, – ответила она. – Его нет в Лондоне. Я его отослала отсюда.

Гаунт поднял брови.

– Вероятно, вам кажется это подозрительным, мистер Гаунт, – продолжала она. – Я видела, как у вас в глазах промелькнула искра недоверия. Мне потребовалось много труда, чтобы убедить Майкла покинуть Лондон, но думаю, это будет самое лучшее. Считаю, что Майклу надо вернуться в Манчестер и попытаться получить свою старую работу, чтобы выбраться из этой атмосферы недоверия и подозрений. Разве это неблагоразумно?

– Нет, я так не думаю, – сказал Гаунт. – Но если он подвергался опасности, когда находился у Зоны, то он будет в еще большей опасности в Манчестере. Пока он был там, Зона и компания следили за ним.

Она кивнула головой.

– Итак, вы пришли к моей точке зрения, мистер Гаунт?

Тот покачал головой.

– О нет, мисс Грей. Я работаю на Зону, так как взял у него деньги. До этого у меня не было причины не верить тому, что он мне рассказал. Имейте это в виду, – он усмехнулся. – Многие люди, кажется, думают, что он – мошенник. Может быть, я тоже так буду думать, там будет видно.

Он взял еще одну сигарету из серебряного портсигара, лежавшего на столе.

– А не думал ли Майкл, покидая вас, что вы подвергнетесь какой-нибудь опасности?

– О, да, он так думал, – подтвердила она. – Мне пришлось долго убеждать его уехать. Он уверен, что Зона и его друзья ни перед чем не остановятся. Думая, что Майкл что-то знает, они будут безжалостны и ко мне. Вот почему он мне сказал, что я должна носить с собой пистолет. – Она щелкнула замком сумочки.

Гаунт сжал губы.

– Неужели дело обстоит так уж плохо? – удивился он. – А вы умеете обращаться с пистолетом, мисс Грей?

Она улыбнулась.

– Достаточно хорошо. Я неплохо стреляю, хотя мне никогда не приходилось пользоваться таким пистолетом, как этот.

– Дайте мне взглянуть на него, – попросил он.

Она открыла свою сумочку и достала из нее блестящий кольт 32 калибра.

Гаунт подошел к ней, взял у нее из рук оружие и осмотрел его.

– Это – отличный пистолет, – сказал он. – У меня у самого есть такой. Этот пистолет обладает предохранителем новейшей конструкции. Но я сомневаюсь, что он также хорош, как старая модель. Минутку.

Он открыл дверь, вышел в другую комнату и вернулся через несколько минут с другим пистолетом. Он объяснил ей отличие двух пистолетов, показал предохранительный механизм нового типа. Затем вернул ей оружие.

– Может быть, Лоример и прав, неплохо иметь пистолет. Но я так не думаю, – он усмехнулся. – Убежден, что убивают тех, кто носит оружие, – добавил он.

В ее глазах появилась решимость.

– Я решилась, мистер Гаунт, – произнесла она. – Мы начнем раскрывать карты. Я все утро думала об этом перед тем, как отправить Майкла. Я собиралась откровенно поговорить с Зоной. Так или иначе, а я хочу добиться от него правды. Я собиралась прекратить это неясное дело и обеспечить безопасность Майклу и себе.

– Не слишком ли вы драматизируете, мисс Грей? Это дело действительно настолько серьезно, как вы утверждаете?

– Да, – кивнула головой она. – Сегодня днем я звонила Зоне. Я собиралась встретиться с ним в его квартире в семь часов. Это произойдет так или иначе. Я собираюсь предупредить его, что сделаю все возможное, чтобы защитить Майкла, что бы ни случилось.

Гаунт ничего не сказал. Он думал о своем визите к Зоне в половине восьмого. Возникла пауза. Они могли слышать, как дождь стучал в окна, потом Гаунт сказал:

– Разрешите дать вам совет, мисс Грей. Не ходите к нему. Оставьте это дело.

– Почему вы так говорите? – удивилась она.

Он пожал плечами.

– Назовите это предчувствием, – ответил он. – Но я раскрыл вам свои карты, поэтому отвечу. Я собираюсь нанести визит Зоне в половине восьмого вечера. У нас с ним будет долгий разговор. Может быть, я распутаю его. Возможно, что кое-что из того, что вы мне сказали, – правда. Но Зона – тертый тип. Вероятно, он зашел слишком далеко. Посмотрим, что он собирается мне сказать. Думаю, смогу дать ему хороший совет. Я думаю, что это будет самое лучшее, не правда ли?

Она поднялась.

– Наверное, мистер Гаунт, – согласилась она. – Вероятно, вы честны со мной. Во всяком случае, я тоже собираюсь быть с вами честной. Мне нечего больше добавить. Не знаю, на чьей стороне вы в данный момент. Но ведь вы работаете на Зону, и пока это так, я не стану рисковать. Хочу, чтобы мы с Майклом были счастливы. Сегодня вечером я увижусь с Зоной и покончу с этим делом раз и навсегда.

Гаунт невесело улыбнулся.

– Хорошо, мисс Грей, – продолжал он, – делайте, что хотите. Скажите мне, во сколько вы пойдете в клуб?

– Не слишком поздно, – ответила она, приводя в порядок свои меха. – Я хожу туда обычно в половине двенадцатого.

– Понятно, – сказал Гаунт. – Я хочу сделать вам предложение. Давайте пообедаем с вами завтра в девять часов вечера. Мы оба увидим Зону. Возможно, мы сможем обменяться еще несколькими идеями к нашему общему благу. Как вы смотрите на это?

Она посмотрела на него. Он был рад, что она улыбалась.

– Бывают моменты, когда вы мне очень нравитесь, – воскликнула она. – Да, я бы хотела с вами пообедать. Благодарю вас.

– Отлично, – сказал Гаунт. – Мы встретимся в ресторане Ладрела в девять часов. Я буду вас ждать, хорошо?

– Это будет прекрасно, – согласилась она. – До свидания, мистер Гаунт.

Он закрыл за нею дверь, как только она вышла из комнаты. Затем снова вернулся в свое кресло и стал пускать кольца дыма.

* * *

В шесть часов зазвонил телефон в соседней комнате. На столе Гаунта загудел зуммер. Он снял трубку.

– На проводе мистер Зона, – услышал он голос Джозефины. – Он хочет говорить с вами. Он уверяет, что это крайне важно.

– Хорошо, соедините меня с ним.

Гаунт подождал. Послышался хриплый голос Зона.

– Зона, что с вами случилось? – спросил Гаунт. – Вас плохо слышно.

– Я плохо себя чувствуют, мистер Гаунт, – ответил Зона. – Я сильно простудился и целый день дома.

Гаунт усмехнулся.

– Берегите себя, – посоветовал он. – Было бы очень плохо, если бы вы получили воспаление легких. Он этого можно умереть.

– Я могу умереть от других причин, Гаунт, – ответил он. – Я позвонил вам потому, что у меня сегодня был телефонный разговор. Кто-то старался выдать себя за Миранду Грей.

– Я не понимаю, – удивился Гаунт.

– Кто-то выдал себя за нее. Та женщина позвонила в четыре часа дня и говорила очень угрожающе. Она сказала, что отправила Лоримера из Лондона и что я не смогу до него добраться, так как он находится в безопасном месте. Она предупредила меня, чтобы я не пытался его искать. Если я стану что-либо предпринимать против него, она меня убьет.

Оглавление

Обращение к пользователям