ГЛАВА 6 . ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ САМОУБИЙСТВА

Была половина одиннадцатого, когда Гаунт появился в квартире Зоны. Он показал свою визитную карточку полицейскому, который дежурил внизу, и поднялся в квартиру Зоны.

Оказавшись один в кабинете, из которого было убрано тело его хозяина, он закурил сигарету, сел напротив камина и углубился в размышления.

Недавний разговор с секретарем Зоны заставил его взглянуть на все с новой и, пожалуй, поразительной точки зрения. Он чрезвычайно заинтересовался информацией Ленела относительно его последнего визита в квартиру, что здесь был беспорядок, книги были разбросаны по полу.

Гаунту показалось, что Ленел пытался внушить ему свою мысль. Он подошел к книжным полкам и тщательно осмотрел их. Было видно, что книги с левой стороны были не тронуты, поскольку на них лежал тонкий слой пыли. Но было заметно, что с правой стороны полки, ближайшей к письменному столу, книги недавно снимались.

Гаунт стал снимать их с полки и складывать в кучу на полу. Когда снимал книги с правой стороны, он заметил небольшую задвигающуюся панель, вделанную в заднюю стенку книжного шкафа. Она открывалась довольно легко. За этой панелью находилось углубление в форме коробки.

Гаунт зажег спичку и осмотрел его. Оно было пусто. Он закрыл панель и поставил книги на место. Он подумал, что было бы очень странно, если Ленел не видел этой панели, когда был в квартире, ведь книги были сняты. Невозможно не увидеть ее. Гаунт позволил себе улыбнуться. Было похоже, что Ленел не все сказал.

Он так старался обратить его внимание на книги. Другой пункт, который Ленел тщательно подчеркивал, заключался в том, что ковер был загнут. Гаунт посмотрел вниз на желто-коричневый с черной каймой ковер, на котором стоял письменный стол. Потом он зашел за стол и осмотрел края ковра. Они были тщательно прибиты к полу, но под самим столом он заметил, вокруг того места, где находились бы ноги человека, сидящего за столом, ковер не был прибит. Он отодвинул в сторону кресло, зажег спичку и тут же присвистнул от удивления. Вдоль правой стороны стола добрые двенадцать дюймов были обрезаны. Он ухватился за обрезанный край и оттянул его. Восемнадцать дюймов паркета под ним были вырезаны.

Гаунт выбросил догоревшую спичку и зажег другую. Он нашел объяснение шуму пилы, который слышал Ленел. Он сунул руку в отверстие. Вынимая ее, он почувствовал, как его пальцы нащупали крошечный бугорок, торчащий из края выреза в полу. Он нагнулся ниже и осмотрел его. Это оказалась шляпка гвоздя, на которую была намотана веревка. На ее конце, очевидно, был подвязан груз. Он крепко схватил веревку и потянул ее. Когда три или четыре фута ее были вытащены, глаза Гаунта заблестели при виде тех предметов, которые были привязаны на ее концах. На одном конце был привязан пистолет, на другом пресс-папье.

Гаунт положил их на стол, пододвинул кресло и стал рассматривать. Пистолет оказался автоматическим кольтом 32 калибра, точно такой же модели, которую принесла Миранда Грей. Держа пистолет в носовом платке Гаунт вынул обойму и осмотрел ее. Там было 9 патронов, десятого не хватало. Гаунт вспомнил, что нашел одну отстрелянную гильзу на ковре во время прошлого визита. Он размышлял, от какого пистолета была эта гильза?

Он поднялся из-за стола, прошел через комнату и снова сел у камина. Это было возможное объяснение теории Ленела о якобы самоубийстве Зоны. Было совершенно ясно и очевидно целое приспособление для этого. Тип, решивший совершить самоубийство, мог сесть за стол, держа в руке пистолет, из которого собирался застрелиться. К рукоятке пистолета была привязана веревка, к другому концу которой было привязано пресс-папье. Оно должно было быть опущено в отверстие в полу под столом. После того как пистолет выстрелил, он должен был бы выпасть из руки, которая нажала на спуск и груз на конце веревки должен был бы утащить его через щель в полу. Ковер, сделанный из плотного волокна, распрямился бы, приняв прежний вид, а оружие исчезло бы. Остался бы только труп.

У Гаунта губы расплылись в циничной улыбке, когда он понял, что это приспособление было также превосходно как для убийства, так и для самоубийства. Такой план мог придумать только умный убийца. Все, что нужно было сделать ему, – это разрезать ковер и сделать отверстие в полу, в то время, как Зона отсутствовал. Привязать веревку к пресс-папье было бы очень просто уже после убийства. Гаунт понял, что если бы не шляпка гвоздя, торчавшая из половицы, к которой была привязана веревка, то пистолет, возможно, никогда не был бы найден после того, как он ушел. Ему также стало понятно назначение отверстия за нижней полкой. Именно здесь Зона хранил свой пистолет.

Гаунт стал размышлять о Ленеле. Он имел ключ от квартиры Зоны. У него была прекрасная возможность попасть в квартиру просто для того, чтобы приготовить это приспособление на случай, когда бы это ему понадобилось. Ленел, возможно, знал, где хранится пистолет. Был ли Ленел убийцей и сказал ли он Гаунту обо всем этом просто для того, чтобы сконцентрировать внимание детектива на этих пунктах, чтобы навести его на пистолет и пресс-папье, которые он, Ленел, аккуратно и не спеша повесил через гвоздь, чтобы Гаунт мог их найти?

Если это было так, то идея Ленела была понятна. Он хотел, чтобы Гаунт поверил, это Зона приспособил эту маленькую хитрость, чтобы покончить с собой. Но при этом решил, что если устроить исчезновение пистолета, то подозрение в убийстве падет на кого-нибудь другого. Кто бы мог быть этот другой?

Несомненно, последним лицом, которое было в квартире Зоны перед тем как мертвое тело уже было обнаружено, была Миранда Грей, которая видела Зону в семь часов.

Не для того ли Зона назначил встречу Гаунту на семь тридцать, чтобы он обнаружил его труп и заподозрил бы в убийстве Миранду Грей? Планировал ли Зона проститься с миром, который ему опротивел и, реализуя свой жестокий план, отомстить Лоримеру и девушке, которых можно было заподозрить? Или Ленел выработал новую программу действий и провел ее очень близко к концу до благополучного завершения?

В этой теории была только одна неувязка. Ленел знал, что Джеральдина должна была увидеться с Зоной раньше, этим же вечером. Он знал, что она собирается встретиться с ним потому, что сам ей это посоветовал. Следовательно, если бы Ленел не знал, что кто-то собирается увидеться с Зоной после того, как его посетила Джеральдина, то он бы автоматически стал подозревать Джеральдину.

Гаунт закурил очередную сигарету и стал размышлять над этой загадкой, которую ему предстояло разрешить.

Его мысли вернулись к разговору с Мирандой Грей в тот вечер в ресторане Лаурена после убийства Зоны. Она сказала, что Зона послал ей записку, в которой просил ее не приходить.

На. первый взгляд, эта записка означала, что у Зоны не было никаких коварных замыслов относительно Миранды Грей, так как, если бы она не пошла на квартиру, то не могла бы подозреваться в этом убийстве, но она сказала так же, что записка была оскорбительной, что она содержала обвинение против нее. Написал ли Зона эту записку, зная характер Миранды, зная, что она непременно явится к нему на квартиру требовать объяснений?

Гаунт понял, что записка от Зоны – ни помощь, ни помеха. Она ничего не разъяснила.

Он направил свои мысли на инспектора Рикета. Здесь, по крайней мере, было одно светлое пятно в этом деле. Гаунт понимал, если бы не его информация, что Миранда Грей сказала ему, что она убила Зону, Рикету пришлось бы обшарить квартиру Зоны частым гребнем, в поисках тайны возможного убийства. Рикет нашел бы обрезанный ковер под столом, выпиленный паркет, веревку, пистолет и пресс-папье и стал бы подозревать самоубийство. Ну… а почему бы ему и не подозревать самоубийство?

Гаунт позволил себе отвлечься. Одно было определенно: кто бы ни подготовил самоубийство, кто бы ни приготовил все так тщательно, он сделал все это до смерти Зоны… После убийства на это уже не было времени. Зона был жив в семь часов, когда Миранда Грей пришла к нему. Она думала, что это она застрелила его, но Гаунт кажется знал объяснение всему этому.

Было ли возможно, чтобы Зона сам соорудил этот нелепый аппарат смерти и использовал его? Гаунт решил, что только два человека могли приготовить это приспособление для самоубийства. Одним из них был Ленел, другой – сам Зона.

А возможно, был и третий. А если Джеральдина? Если то, что сказал Ленел, было правдой, было более чем вероятно, что ей случалось бывать и раньше в квартире Зоны. Вполне допустимо, что Зона мог дать ей ключ. Гаунту показалась странной ее реакция, когда он разговаривал с ней в клубе: она не хотела говорить о том, что произошло.

Гаунт швырнул окурок в камин и стал ходить по комнате. Во всяком случае новое доказательство заставило бы Рикета подумать.

Он усмехнулся при мысли, что теперь бы Рикет поверил его рассказу, поверил бы, что автоматический пистолет, из которого Миранда Грей стреляла в Зону, был заряжен холостыми патронами. Гаунт увидел, как бы он мог заставить его поверить в это.

Он сам себе удивился: почему он брал на себя весь этот труд? Ведь обнаружив «изобретение» Зоны, не было никакой видимой причины продолжать расследование. Это уже дело полиции. Ему это ничего не давало… Но подсознательно он понимал: причина была – Миранда Грей.

Ему в голову пришла мысль, что он позволил себе слишком заинтересоваться этой молодой женщиной. Гаунт встречал много женщин, и некоторые из них ему нравились, но в ней было что-то притягивающее, что-то очень привлекательное.

Он стал думать о Майкле Лоримере. «Кем бы он ни был и откуда бы он ни был, – думал Гаунт, – он должен считать себя счастливым, будучи помолвленным с такой девушкой, как Миранда Грей». Хотел бы он знать, что подумает Лоример, когда завтра прочтет в газетах о смерти Зоны… Или то, что предприимчивый Рикет решил выбрать для публикации.

Но Рикет, возможно, ничего не станет делать до завтрашнего утра. Он будет разыскивать Миранду Грей. Он будет делать это даже и потому, что не сомневается, что она убила Зону, и что он, Гаунт, по причине, только ему известной, умышленно вынул боевые патроны и заменил их холостыми.

Гаунт пожал плечами. Затем он подошел к столу, снял трубку и позвонил в Скотленд-Ярд Рикету. Через минуту он уже слышал его голос.

– Слушай, Рикет, – сказал он спокойно, – я звоню тебе из квартиры Зоны. Я только что обнаружил интересную улику. Зона не был убит.

– Да что ты говоришь? – воскликнул Рикет. – У тебя сегодня блестящие идеи, не правда ли, Руфус? Это – одно из самых изящных убийств, которые мне приходилось когда-либо расследовать. Прежде всего, молодая женщина звонила тебе и сказала, что лично убила Зону. Затем ты делаешь поразительное открытие, что пистолет, из которого, как она говорит, убила Зону, был заряжен холостыми патронами, и теперь ты мне говоришь, что он вообще не был убит. Я полагаю, что следующее, что ты мне можешь сказать: он жив, а тело, которое мы забрали на квартире, даже и не существовало.

Гаунт засмеялся.

– Зона мертв – все правильно. Я говорю, что он не был убит. Если ты приедешь сюда, я докажу тебе это.

– Посмотрим, – засомневался инспектор. – Да, тебе придется доказать это. Кто-то собирается мне доказать, что эта работа была проделана призраком за одну минуту. Кстати, нет ли у тебя идеи насчет того, где сейчас находится Миранда Грей? И я не хотел бы, чтобы ты валял дурака, Руфус. Ты же знаешь, что закон на моей стороне. Думаю, ты все-таки найдешь эту молодую женщину. Как насчет этого?

– Я так же думаю, Рикет, – сказал Гаунт, улыбаясь при этом. – Ты сможешь с ней увидеться, когда только захочешь!

– Понимаю, понимаю, – проговорил Рикет. – Не пора ли тебе все же сказать, что случилось с Зоной?

– Конечно, – спокойно ответил ему Гаунт. – Он покончил жизнь самоубийством.

Оглавление

Обращение к пользователям