ГЛАВА 7 . МОТИВ УБИЙСТВА

Была полночь, когда Гаунт вошел в телефонную кабину и позвонил в отель «Сигнет». Он попросил к телефону мисс Стивенсон. Пока он ждал ответа, он закурил сигарету и поздравил себя с тем, что в голове у Рикета теперь царит сумятица от его оригинальной идеи относительно убийц Зоны. К тому же, надо думать, он серьезно поверил в возможность самоубийства.

Когда Миранда Грей подошла к телефону, он спросил:

– Как дела, мисс Стивенсон? Я как раз собираюсь пойти в свою контору на Кендукт-стрит. Думаю, вы могли бы взять такси и тоже приехать туда. Понимаю, что очень поздно, но дело очень важное.

– Хорошо, – ответила она, – я сейчас приеду.

Гаунт повесил трубку и отправился у контору. Он вошел, зажег свет и оставил входную дверь открытой, потом сел за письменный стол и погрузился в размышления.

Через четверть часа Гаунт услышал, как входная дверь внизу тихонько открылась. Он прошел в приемную и стал там ждать. Как только она вышла из темноты коридора в хорошо освещенную комнату, он заметил страх и беспокойство в ее глазах и в ее опущенных плечах. Гаунт закрыл за нею дверь и жестом пригласил в свой кабинет.

– Сядьте в большое кресло и отдохните, – предложил он. – И можете расслабиться. Хотя вы еще не совсем выпутались из этого дела, но думаю, что вы, безусловно, уже спасены. Думаю, нам удалось опровергнуть версию, будто вы убили Зону.

– Но я действительно в него стреляла, – сказала она безнадежным голосом. – Я в этом уверена!

– Вы можете дать отдых вашим мозгам, – посоветовал ей Гаунт. – Я вам говорю, что вы этого не делали. Даже Рикет, детектив-инспектор, ведущий расследование этого дела, начинает в это верить.

Он предложил ей сигарету и дал прикурить.

– Вот что произошло, – начал он. – Согласно вашему рассказу, когда вы выстрелили в Зону, он сидел за письменным столом. Вы стояли справа от стола. Вы выстрелили в него. Вы сказали мне, что не увидели, как из его головы сбоку появилось красное пятно. Оно было с левой стороны. Затем вы увидели, как он упал вперед. После этого вы повернулись и поспешили уйти.

Вся версия заключается в том, что если бы вы задержались там еще пять-шесть минут, то увидели бы, что Зона пришел в себя и сидит за столом, не подозревая, что сделали с его креслом.

Гаунт глубоко затянулся сигаретой, медленно выпуская из ноздрей дым.

– Дело заключается в том, что когда вы нажали на спуск, то выстрелили холостым патроном. Пыж от этого патрона попал ему в голову с левой стороны. Естественно, сделал ранку, а также оглушил его, так как расстояние в восемь футов весьма незначительное, так что человека вполне могло оглушить.

В следующий момент пуля, которая действительно убила Зону, была выпущена с другой стороны стола. Она вошла в голову справа, как раз за виском, а вышла из нее слева. Инспектор Рикет не нашел этой пули. Причина, по которой он не смог ее найти, заключается в том, что убийца отыскал ее и унес с собой.

Она кивнула, а потом выдохнула со вздохом облегчения.

– Как прекрасно, – улыбнулась она, – думать, что это не я убила Зону! Я поняла, что не было никакого оправдания, кроме того, что я честно не знала, что делаю.

– Я могу поверить этому, – сказал Гаунт. – Вы были в такой ярости, что действовали почти бессознательно. Но вы еще не выпутались из этого. Не следует забывать, что вы одной из последних видели Зону. Все будут подозревать вас. Ведь кто-то же убил его, хотя в данный момент Рикет готов поверить, что более чем вероятно, что он застрелился сам.

– Почему? – удивилась она.

Гаунт рассказал ей о том, как обнаружил второй автоматический пистолет, который нашел висящим на гвозде в отверстии в полу.

– Эта версия самоубийства немного притянута за волосы, – сказал он. – Давайте рассмотрим ее. Если Зона хотел покончить жизнь самоубийством и проделать это таким образом, чтобы подозрение пало на вас, он должен был бы, во-первых, знать, что вы должны прийти к нему в определенное время, во-вторых, что у вас будет с собой пистолет.

Он должен был не только быть уверен в этом, но также знать систему вашего пистолета и его калибр. Конечно, можно сказать, что ему не обязательно было знать эти вещи, но при условии, что он сам соорудил свое хитрое приспособление, вы подозревались бы в любом случае. И даже если у вас действительно не было пистолета, когда вы пришли к нему, полиция стала бы придерживаться версии, что он был у вас с собой, а потом вы избавились от него после убийства.

Она кивнула. Гаунт пустил кольцо дыма.

– Здесь может быть и другая версия, – продолжал он. – Более правдоподобная: пистолет был у вас с собой. Я ее никому еще не высказывал, это – моя собственная версия.

Она подалась вперед.

– Что за версия, мистер Гаунт? – спросила она.

– Давайте примем ее ради одного аргумента. Тот факт, что второй пистолет был автоматическим кольтом 32 калибра, не было совпадением. Кто бы ни положил его туда, где я его нашел, имел определенное намерение положить туда пистолет того же калибра, что у вас. Можете ли вы найти определенную причину того, почему именно использовался пистолет этого типа?

– Нет, не могу, – покачала головой она. – Неужели эта причина может быть?

– Очень хорошая причина, мисс Грей, – улыбнулся он ей. – Вспомните, кто дал вам этот пистолет? Пистолет, который был у вас в сумке, когда вы пришли к Зоне?

– Конечно, Майкл, – ответила она. – Но…

– Неужели же вы не понимаете? – удивился он. – Не мог ли знать тот, кто соорудил это приспособление, что у Майкла был автоматический пистолет 32 калибра? Не кажется ли вам, что в этом случае подозрение пало бы на Майкла? Неужели вы не понимаете, ведь если кто-то знал, что у Майкла есть пистолет 32 калибра, и соорудил приспособление с мыслью, что там обнаружат именно этот пистолет, таким образом навлек бы на него подозрение в убийстве?

– Я понимаю, – произнесла она. – Но если кто-то и замышлял, чтобы подозрение пало на Майкла, как бы они узнали, что полиция нашла бы то, что нашли вы? В конце концов, полиция не нашла это, не правда ли?

– Точно, – согласился Гаунт, – но единственная причина, почему они не нашли, заключается в том, что они это и не искали, а единственная причина, почему они не искали, в том, что я им сказал, что убийца – это вы, что вы сами сознались в этом. Они поэтому и думали, что нет никакой необходимости искать.

Очень просто могло быть так, что человек, желавший, чтобы подозрение пало на Майкла, сам пойдет к Зоне, а не вы. Тогда бы они рассуждали таким путем. Если Майкл был в квартире, а потом обнаружили труп Зоны, то подозрение автоматически падает на него, нашли бы они спрятанное оружие или нет. Полиция узнала бы, что между Майклом и Зоной была вражда. Мое доказательство подтвердило бы это, так как Зона сказал мне, что он подозревает его. Даже если бы они и не нашли второго пистолета, то у Майкла была бы куча хлопот, чтобы снять с себя подозрение.

Если бы они не нашли второго пистолета, то они могли бы считать, что Зона покончил жизнь самоубийством. Но тогда возникает очень хороший момент, опровергающий эту версию. Пуля, которая убила Зону, та, что вошла в него и вышла из шеи, должна была быть где-то в квартире.

– Я понимаю, – кивнула она. – Следовательно, это означает, что произошло убийство? Кто-то убил Зону? Но вы сказали, что полиция думает, что в данном случае произошло самоубийство.

– Они так думают, – сказал Гаунт, – но только по одной причине.

Он смотрел на нее и загадочно улыбался.

– По какой же? – спросила она.

– Это – способ, каким Зона мог бы покончить с собой, а пуля не была найдена, – сказал он. – Если бы Зона стоял спиной к столу, очевидно, положение, если бы он хотел, чтобы оружие самоубийства исчезло бы через прорезь в ковре, было такое: слева от него был бы край книжной полки и окно, которое было открыто. Принимая во внимание траекторию пули, она могла легко вылететь в окно, после чего Зона, падая, мог бы сделать полуоборот и оказаться в положении, в котором я его нашел. В том случае, он, вероятно, лежал бы на правой стороне стола лицом к нему и, возможно, лежал бы на боку.

– Он так и лежал? – спросила она.

– Нет, – ответил Гаунт. – Он лежал в странном, нелепом положении. Однако, – продолжал он с усмешкой, – я обманул Рикета, сказав, что, когда я обходил вокруг стола, то случайно задел его ногой и он перевернулся.

Она смотрела на него с изумлением.

– Почему вы это сделали? – воскликнула она. – Вы кого-то покрываете?

– Не знаю, – усмехнулся Гаунт. – Если я и пытаюсь кого-то выгородить, так это вас. Во всяком случае, Рикет наполовину удовлетворен версией о том, что Зона, который, по словам Ленела, был сыт по горло жизнью и вообще всем, Майклом Лоримером и остальными, мог изобрести изощренное приспособление для того, чтобы подозрение пало на Майкла. Я думаю, что он собирается и дальше так думать.

– Я понимаю, – сказала она. – А что бы вы хотели, чтобы я теперь сделала? Мне не нравится жить в этом отеле под чужим именем. Я чувствую, что теряю присутствие духа.

– Вам не нужно больше жить там, – ответил он. – Ход рассуждений Рикета в данный момент мешает ему арестовать коголибо. Завтра утром газеты напечатают о смерти Зоны. В них будут материалы дознания следователя, ведущего это дело. Но Рикет его несколько отсрочит, чтобы дать время следователю навести дальнейшие справки. Ну, а это будет для него не очень легким делом.

Завтра утром вы можете вернуться к себе и возобновить обычный образ жизни. Я повидаюсь с Ленелом и скажу ему, что завтра вы появитесь в клубе.

– Хорошо, я сделаю это. Вы непредсказуемы, не правда ли?

– Я? – удивился Гаунт. – Почему?

Она поднялась, погасила сигарету в пепельнице и стояла, глядя на него, сидящего в кресле за столом.

– Вы только что сказали, что инспектору Рикету будет очень не просто навести справки. Почему? Не собираетесь ли вы что-либо предпринять, чтобы затруднить их?

– Почему я должен это делать? – усмехнулся он.

Она провела рукой по лицу.

– Я не знаю. Кроме того, что вы кажетесь мне странным человеком, вы делаете самые странные вещи. Я до сих пор поражаюсь, почему вы так заботитесь обо мне, стараетесь снять с меня подозрения в то время, как я сама думала, что убила его?

Гаунт закурил новую сигарету. Его улыбка была более цинична, чем когда-либо.

– Существуют логичные мотивы для всего, что я делаю, мисс Грей, – произнес он. – А если вы хотите знать, почему Рикету будет нелегко навести справки, я скажу вам. Если бы Рикет знал правду, то ему пришлось бы здорово побеспокоиться. Вы были не единственным человеком, кто приходил в тот вечер к Зоне, на квартиру.

Ее глаза расширились.

– Не единственная? – спросила она. – Кто же еще приходил туда?

– Джеральдина, продавщица сигарет в клубе, – ответил Гаунт, все еще улыбаясь. – Она была там. Зона звонил в клуб в шесть тридцать и оставил для нее записку, чтобы она поторопилась. Если бы она сразу же пошла к нему и вошла бы с главного входа, тогда она появилась бы и ушла до вашего прихода. Но она этого не сделала. Только одного человека видели входящим в квартиру Зоны тем вечером, и это были вы.

– Но я не понимаю, – недоумевала она. – Если она пошла туда и не вошла с главного входа, как же она могла увидеться с Зоной?

– Она вошла туда по пожарной лестнице, – ответил Гаунт. – Ленел сказал мне, что Зона сделал ее жизнь несчастной. А что это означает? Вы знаете, каким человеком был Зона. Он не хотел, чтобы привратник и служащие знали, что его посещала одна из продавщиц сигарет. Он договорился с ней, чтобы она воспользовалась пожарной лестницей.

Она кивнула.

– Бедная Джеральдина! – сказала она. – Мистер Гаунт, вы ведь не думаете, что она могла сделать все это, правда ведь? Она кажется таким ребенком.

Гаунт снова улыбнулся.

– Всякое может быть. Вам это следует знать. Вам, кто несколько часов назад думал, что убил человека! Если вы могли это сделать, то почему не могла этого сделать Джеральдина? Но то, что она воспользовалась пожарным входом, еще не значит, что она убила Зону. Может быть, еще кто-нибудь знает про этот ход.

– Кто же еще? – спросила она.

– Ленел, – сказал Гаунт. – Даже слепому видно, что он неравнодушен к Джеральдине. Именно он посоветовал ей пойти и разделаться с Зоной раз и навсегда. Очень странно, что Зоне пришлось позвонить в клуб и выразить свое негодование, так как она к нему не пришла, хотя и обещала это сделать. Может быть, она никогда не ходила туда, потому что знала, что туда ходит кто-то другой.

– Я не понимаю, – произнесла Миранда. – Вы имеете в виду, что…

– Я имею в виду, что Ленел сказал ей. Она должна договориться с Зоной о встрече, чтобы убедиться в его присутствии в это время в квартире. Потом, возможно, сказал ей, чтобы она туда не ходила, а пошел сам, вошел в дом по пожарной лестнице и сам убил его.

Оглавление

Обращение к пользователям