ГЛАВА 8 . СДЕЛКА

Была половина второго, когда Гаунт появился в клубе «Серебряное кольцо». Он откинул в сторону тяжелые портьеры, которые закрывали вход, и остановился на минутку, разглядывая присутствующих, хорошо одетых мужчин и женщин, разговаривающих тихими голосами о последних новостях в газете.

Он стоял, курил сигарету и искал глазами Джеральдину. Но ее нигде не было. Потом он пошел по балкону и вышел через боковую дверь. Постучал в дверь кабинета и вошел. Ленел сидел за письменным столом и разбирал какие-то бумаги. Глядя на него, Гаунт подумал, что если Ленел – убийца, то у него железные нервы.

– Вы выглядите так, как будто бы у вас дела идут хорошо, Ленел! – воскликнул он. – Отсутствие Зоны, кажется, не очень отразилось на ваших клиентах?

Тот пожал плечами.

– Они ничего не знают об этом, и когда узнают, их будет еще больше. Они очень любят дела такого сорта. Им нравится танцевать в заведении, владелец которого только что убит.

Гаунт кивнул и закурил сигарету, потом подвинул стул и сел напротив.

– Где Джеральдина? – поинтересовался он.

– Я отправил ее домой, – ответил Ленел. – Она растеряна. У меня был с ней разговор. Я рассказал ей все, что говорил вам.

Он вызывающе посмотрел на Гаунта.

– Что здесь произошло еще? – спросил тот.

Ленел положил свою авторучку, потом взял сигарету из ящика, стоявшего на столе, закурил ее и откинулся на спинку кресла.

– Здесь много чего произошло, – сказал он. – Прежде всего, здесь бы детектив-инспектор Рикет. Он задал кучу всяких вопросов. – Он посмотрел на Гаунта: – Кажется, у него в голове есть идея, – продолжал он, – что наша звезда кабаре – Миранда Грей – убила Зону. Он интересовался вами тоже. Он хотел знать, как давно вы с ней знакомы.

– Что еще он хотел знать? – усмехнулся Гаунт.

– Он интересовался, оставил ли Зона завещание или нет. Я сказал, что оставил. Оно здесь в кабинете.

– О! – воскликнул Гаунт. – Это уже интересно. И кому же Зона оставил свои деньги?

– Большая часть из них переходит к Миранде Грей, – ответил Ленел. – Зона говорил мне, что собирается составить другое завещание. – Он цинично улыбнулся: – Но похоже, что у него не было на это времени.

– Я понимаю, – сказал Гаунт. – Для Миранды это хорошо. Сказал ли Рикет еще что-нибудь?

– Да, – ответил он. – Он говорил очень открыто. Он сказал, что Миранда Грей думает, это она убила Зону, и что некоторое время спустя вы обнаружили, что она не могла этого сделать, так как пистолет, которым она пользовалась, был заряжен холостыми патронами.

Его улыбка сделалась еще шире.

– И вы этому поверили? – спросил Гаунт.

Ленел пожал плечами.

– Послушайтесь меня, Ленел, больше не делайте ошибок, – предупредил Гаунт. – Я – опасный парень для тех, кто против меня. Если я говорю, что пистолет был заряжен холостыми патронами, то вы должны этому верить. Вы понимаете это, иначе…

– Иначе что? – спросил он.

Гаунт рассматривал горящий кончик своей сигареты.

– Миранда Грей была не единственной, кто виделся с Зоной в тот вечер примерно в то время, когда он был убит, – продолжал Гаунт. – Ваша подружка, – он поднял руку, не давая возразить Ленелу, – не нужно это, Ленел, оспаривать. Все знают, что ваша подружка Джеральдина была там же и при более подозрительных обстоятельствах, чем мисс Грей.

– Неужели? – сказал Ленел. – А как вы можете это доказать?

– Привратник в этом доме все время был на месте в то время, о котором идет речь. По крайней мере, Миранда Грей честно и открыто вошла в парадный вход, а Джеральдина – нет. Она вошла туда по пожарной лестнице.

– Это дьявольская ложь! – воскликнул Ленел.

Гаунт пожал плечами.

– Может быть, – согласился он, – но девушка из гардероба может подтвердить, что Зона позвонил в половине седьмого Дже-ральдине и сказал, чтобы она поторопилась. Я не верю тому, что она пошла туда раньше семи часов, если она вообще пошла.

– Что вы под этим подразумеваете? – спросил Ленел. – Если она пошла вообще?… Думаю, вы не сомневались, что она была там?

– Она могла не быть там, – спокойно ответил Гаунт, – но может быть, она не хотела говорить, что была там. Дело в том, что если она скажет, что была там в это время, то тем самым она может доказать, что кто-то другой, более заинтересованный, не был там.

– Я понимаю, – сказал Ленел. – Таким образом Джеральдина кого-то покрывает, не так ли? А кто бы, по вашему, это мог быть?

– Вы, – проговорил Гаунт. – У вас столько мотивов убить Зону – больше, чем у кого бы то ни было. Вы увлечены Джеральдиной и вы сами говорили мне, что Зона сделал ее жизнь несчастной. С другой стороны, очень странно, что вы посоветовали Джеральдине пойти и увидеться с ним. Скорей, я бы подумал, что вы могли пойти туда сами.

– Это было бы умнее, – согласился Ленел, – не правда ли? Если бы я пошел туда и затеял ссору с Зоной, то потерял бы работу. Я не был бы тогда здесь, чтобы следить за Джеральдиной. Я – не дурак, Гаунт.

– Конечно, нет, – ответил Гаунт. – Меня очень заинтересовал способ, на который вы сами меня навели – на шкафчик за книжной полкой. Способ, на который вы сконцентрировали все мое внимание – на ковер. Знаете ли вы что-нибудь о приспособлении для самоубийства, которое я нашел под письменным столом Зоны, а? Не вы ли его соорудили, Ленел?

Тот усмехнулся.

– Об этом я знаю только то, что мне рассказал инспектор Рикет, – ответил он.

Гаунт кивнул.

– Не рассказывайте мне сказок, – возразил он, – но я хорошо помню, что у вас был ключ от квартиры Зоны. Вы были там и слышали, как кто-то пилил. Это было, когда кто-то выпиливал те паркетины. Вы были там и знали, что книги были сняты, а ковер отогнут. Мне или Рикету не составит большого труда проверить, что именно вы выпилили пол.

– Хорошо, – сказал он, – докажите это.

– Совершенно верно, – кивнул Гаунт, – именно это я и сказал Рикету, когда он предположил, что я вставил в пистолет Миранды Грей холостые патроны.

Гаунт погасил в пепельнице сигарету, затем откинулся в кресле и достал портсигар. Он предложил Ленелу сигарету, и тот взял ее. Гаунт закурил и стал спокойно рассуждать.

Ленел ничего не говорил. Он молча курил, наблюдая за Гаунтом.

Наконец, тот произнес:

– Ну, так или иначе, у инспектора Рикета возникло несколько подозрений. В настоящее время он сконцентрировал все свое внимание на Миранде Грей. Полагаю, он готов принять ту точку зрения, будто бы я зарядил ее пистолет холостыми патронами после того, как она убила Зону. Но эта версия сохранится только если он опровергнет версию самоубийства. Я даже полагаю, что он сделает все возможное, чтобы опровергнуть ее.

Ленел кивнул и сказал:

– Если Рикету удастся доказать, что Зона не покончил с собой, то Миранде от этого не поздоровится. Все косвенные улики указывают, что это она убила его.

– Неужели? – спросил Гаунт. – Это вы так думаете, Ленел, – он наклонился вперед и уставился на него: – Я не допущу того, чтобы ей пришили это дело. Она мне нравится.

– А кому нет? – сказал Ленел саркастически, – особенно теперь, когда она будет стоить около 25 тысяч фунтов!

Гаунт тихо присвистнул.

– Значит, столько ей оставил Зона?

Ленел кивнул и заулыбался.

– Это стоит того, чтобы попытаться доказать ее невиновность, не правда ли? – спросил он. – Ради этого стоит потрудиться и заменить обойму в ее пистолете…

Гаунт выпустил кольцо дыма. Он смотрел, как оно плыло по кабинету, а потом сказал:

– Я не стал бы на вашем месте так стараться повесить это дело на Миранду Грей. Если вы, Ленел, все же попытаетесь, то я устрою такое, что вам станет жарко.

Тот поднял брови.

– Как страшно! – воскликнул он цинично. – А как вы собираетесь это сделать?

– Повторяю, если у Рикета возникнет мысль, – резко сказал он, – что идея самоубийства фальшивая, если он действительно решит, что Зона не покончил самоубийством, и начнет копать, и если он попытается возбудить дело против Миранды Грей, то я дам ему знать, что Зона звонил Джеральдине, чтобы она поторопилась прийти к нему. Я собираюсь ему сказать, что у нее было с ним свидание и что вы очень интересуетесь Джеральдиной и посоветовали ей пойти туда. Я собираюсь даже предположить, что вы сами могли пойти туда и посмотреть, что с ней случится. Вы обеспечили себе алиби, скажем, с половины седьмого, до половины восьмого?

Ленел улыбнулся.

– Как ни странно, но нет, – ответил он. – Я гулял в Вест-Энде.

– Понимаю, – сказал Гаунт. – Ну что же, это позволит так же подозревать и вас.

Тот пожал плечами.

– Я полагаю, да, – ответил он.

Гаунт поднялся и стал небрежно расхаживать по кабинету.

– Конечно, – повернулся он, – существует возможность еще одного подозреваемого, о котором мы все забыли.

Ленел удивленно поднял брови.

– Другого нет, – возразил он. – кто же это в таком случае? Гаунт перестал ходить.

– Как насчет Майкла Лоримера? – сказал он. – Предполагается, что он уехал в Манчестер. Но мы не знаем, поехал ли он туда. Он мог сойти с поезда на первой же остановке и вернуться в Лондон. У него была веская причина, чтобы сделать это. Мы знаем, что он беспокоился о Миранде. Кроме того, у него мог быть и другой мотив. Возможно, он знал о завещании Зоны, знал о намерении Зоны переделать свое завещание, исключив из него Миранду Грей. Ну что же… это могло быть мотивом. Например, собирался жениться на ней. Если бы она была наследницей, он бы остался в выигрыше. Конечно, в том случае, если Зона был убит до того, как смог изменить свое завещание.

Ленел ничего не сказал. Некоторое время он курил молча, а затем произнес:

– Вы не сможете воспользоваться версией. Я не очень враждовал с Лоримером, он относился ко мне неплохо, и он любил совать нос в дела, которые его не касались. Но это – не повод, чтобы иметь что-нибудь против него.

Я знаю, что он поехал в Манчестер, и я знаю, что он уехал утром рано. Он позвонил мне и сообщил, что уезжает и хочет попытаться найти там работу. Я ответил, если у него будут трудности, то ему лучше всего обратиться к Брикету, управляющему местного клуба, потому что тот знает множество людей в Манчестере и, вероятно, сможет его устроить.

Он добрался до Манчестера благополучно. Он звонил мне из клуба после ленча. Брикета там не было, но Лоример звонил к нему домой и договорился с ним о встрече вечером. Они уже виделись, и тот устроил Лоримера на работу к своему знакомому. К сожалению, вы не сможете включить его в список подозреваемых.

– Это очень печально, – усмехнулся Гаунт. – Нам придется исключить его. Таким образом, мы вернулись к тому, с чего начали, к трем подозреваемым: Миранде Грей, Джеральдине и к вам, в том случае, если Зона не покончил с собой.

Он сел в кресло напротив письменного стола. Гаунт улыбался и прямо смотрел на Ленела.

– Послушайте, Ленел, – продолжал он, – почему бы вам не взяться за дело надлежащим образом? Я готов с вами сотрудничать, если вы не против.

– Что вы имеете в виду? – спросил он.

Он смотрел очень заинтересованно и очень подозрительно.

Гаунт закурил новую сигарету. Его лицо было очень ласковым. Оно имело открытое, искреннее и доверительное выражение.

– Зачем нам причинять неприятности друг другу, – примирительно сказал он, – когда решение так просто. В данном случае все сводится к единственному обстоятельству. Все, что нам нужно сделать, – это обратить внимание на одно обстоятельство.

– Я понимаю, – сказал Ленел, – а что это за обстоятельство?

– Оно заключается в следующем, – холодно сказал Гаунт. – Если Рикет будет уверен, что пистолет мисс Грей был заряжен холостыми патронами, это высвободит ее от подозрения, не так ли? В таком случае, если он перестанет ее подозревать, то будет более склонен принять версию самоубийства. Конечно, если я намекну ему, что Джеральдина была там и что вы к ней благоволите, то он тотчас же заинтересуется вами, как подозреваемым. Но у меня нет причины говорить ему об этом в том случае, если…

– Если что? – поспешно спросил Ленел.

Гаунт наклонился над столом. Он смотрел на Ленела. Его лицо улыбалось, но взгляд был тяжелым.

– Если бы вы могли сказать Рикету, что пистолет Миранды Грей был заряжен холостыми патронами, если бы вы смогли сказать ему, что Лоример как-то раз намекнул вам, что пистолет заряжен обоймой с холостыми патронами. Возможно, я добьюсь, что Лоример подтвердит это. Он скажет все, что угодно, чтобы помочь Миранде.

Гаунт замолчал, а Ленел растянул рот в улыбке.

– Я заключу с вами сделку, – продолжал Гаунт. – Вы подержите мою версию с холостыми патронами, а я собираюсь забыть, что Джеральдина была там. Больше никто этого не знает, так как она поднималась по пожарной лестнице.

Потом я добьюсь, что и Лоример подтвердит это, и Рикет ничего больше не сможет сделать. Он, правда, может предполагать, но доказать ничего не сможет. Тогда он снова вернется к версии самоубийства.

– Понятно, – сказал Ленел. – А Миранда Грей получит 25 тысяч фунтов и выйдет замуж за этого молодого идиота Лоримера. Вы, возможно, тоже получите неплохой кусок от нее за то, что поможете ей выпутаться, а что я буду иметь?

– Вы все получите, – ответил Гаунт. – Я ничего не скажу Рикету ни о Джеральдине, ни о ее визите к Зоне, как и о том факте, что вы – ее дружок и не очень любили Зону… А когда я получу тот кусок, о котором вы сказали, я прослежу за тем, чтобы вы получили половину. Ну как?

– Мистер Гаунт, вот это дело! – сказал он, с улыбкой поднимаясь.

Оглавление

Обращение к пользователям