ГЛАВА 9 . ХА-ХА-ХА!!!

Гаунт закрыл за собой дверь кабинета, и пошел по маленькому балкончику, который опоясывал ярус клуба. Он посмотрел на часы. Была половина третьего. Он вдруг ощутил, что очень устал. Он также понял, что Ленел не будет так поздно звонить Джеральдине о сделке, которую он заключил. Он будет ждать до утра, так как знал, что она тоже устала и была измотана. Гаунт нехорошо улыбался. Это даст ему время сделать то, что он хотел. Многое зависит от беседы, которую он намеревался провести с Джераль-диной до того, как Ленелу удастся с ней поговорить.

Он закурил и направился к выходу. Клуб был почти пуст. Несколько пьяных, которые сидели до тех пор, пока музыканты не стали явно зевать, забирали в гардеробе свои шляпы и плащи.

Гаунт подождал, пока они ушли, а затем обратился к девушке за стойкой. Это была та самая девушка, которой он дал фунтовую бумажку.

– Как узнать новый адрес Джеральдины? У вас он есть? – простодушно спросил он.

– Я не знала, что у нее новый адрес, – удивилась она. – Я и не знала, что она переехала с Карлос-стрит.

– Я думал, что она переехала в номер 15.

Девушка пожала плечами.

– Она не могла туда переехать, насколько я знаю, – возразила она. – Вчера вечером она еще была в номере 9, потому что мистер Ленел послал туда ей записку.

Гаунт кивнул и вышел. Эта улица была почти рядом с клубом. Он дошел до нее за несколько минут.

Он звонил в дверь дома 9 в течение добрых десяти минут, прежде чем кто-то подал признаки жизни. А затем грязная женщина в красном фланелевом халате высунулась из окна второго этажа и спросила, что ему нужно.

– Я из Скотленд-Ярда, – легко солгал он. – Очень сожалею, что побеспокоил вас в такое время, но мне нужно сказать несколько слов Нелли Винтер.

– Ладно, – ответила женщина, – я скажу ей.

Двумя минутами позже она открыла дверь и провела Гаунта в плохо освещенный холл. Справа была небольшая гостиная.

– Подождите здесь, – сказала она. – Я пришлю ее к вам.

Гаунт закурил и стал ждать. Спустя минут пять пришла Джеральдина. Она выглядела устало, под глазами у нее были черные круги.

– Вы ведь не полицейский? – подозрительно спросила она. – Если да, то почему вы не сказали это, когда разговаривали со мной раньше?

– Садитесь и расслабьтесь, Джеральдина, – Гаунт любезно улыбнулся и указал на кресло по другую сторону камина. – Садитесь, – повторил он, – и закурите. Я хочу с вами немного поговорить.

Он подошел к двери и закрыл ее, а затем вернулся и встал, глядя на нее сверху вниз.

– Вы совершенно правы, – сказал он, – я – не полицейский. Вы отлично знаете, кто я такой. Мое имя – Гаунт. Я был приглашен мистером Зоной, чтобы расследовать расхождение в финансах клуба.

Он умолк на мгновение и, затянувшись, выпустил из ноздрей клубы дыма. Все это время он внимательно наблюдал за ней.

– Я имел разговор с вашим другом, – продолжал он. – Вольфом Ленелом. Мы с ним пришли к соглашению, что ни один из нас не хочет неприятностей, связанных с убийством Зоны. Я сказал ему, что не думаю, чтобы у него была необходимость говорить инспектору Рикету, что вы были вчера вечером в квартире Зоны.

Ее пальцы судорожно вцепились в перила кресла.

– Как вы узнали, что я была там? – воскликнула она. – Это он вам сказал?

– Нет, – ответил Гаунт беззаботно. – Я совершенно случайно узнал об этом и только проверил этот факт у него. Он знал, что никто другой не смог сделать этого, как бы ни старался скрыть, потому что вас кое-кто видел.

Он сел на стул, стоящий за ним, и весело посмотрел на Джеральдину.

– В целом ситуация заключается в следующем, – снова сказал он, – мисс Грей тоже приходила увидеться с Зоной в тот вечер, что и вы, но и кто-то еще приходил туда же. Мы с вами знаем, кто был тот другой, Джеральдина.

Он бросил на нее проницательный взгляд. Она попалась в ловушку.

– Это Вольф вам сказал? – поспешно спросила она.

Гаунт беспечно кивнул.

– То, что он мне сказал, и то, что я сказал ему, останется между нами, – ответил он. – Но причина, по которой я пришел сюда в такое время, заключается в том, чтобы привести в порядок факты таким образом, чтобы мы все могли говорить одно и то же. И не будет иметь большого значения тот факт, что вы приходили увидеться с Зоной… Кроме того телефонного звонка в половине седьмого, когда он сказал, чтобы вы поторопились.

Гаунт немного помолчал, а затем рискнул:

– Почему вы не пошли туда сразу же?

– Как я могла? – ответила она. – Когда я разговаривала с Вольфом об этом днем, он сказал, что я должна пойти и встретиться с Зоной и что он пойдет вместе со мной. Когда мы разговаривали в клубе, пришел Зона и велел, чтобы я пришла к половине седьмого. Он предупредил, что двойные окна в его спальне будут открыты, так что я смогу пройти к нему по пожарной лестнице. Но я не хотела идти к нему, я просто не хотела идти туда одна. У меня было достаточно от него неприятностей раньше. Надеюсь, Вольф сказал вам, что Зона – не особенно приятный мужчина, особенно, когда он привязан к девушке.

– А он был привязан к вам? – удивился Гаунт.

– Слишком привязан, – она улыбнулась, – чтобы это могло мне нравиться…

– Если Зона делал вашу жизнь невыносимой, Джеральдина, – просто сказал он, – то почему вы с этим не покончили и не отвязались от него? Хорошенькая девушка, вроде вас, могла легко найти себе работу.

– Но я оставалась там ради Вольфа, – ответила она. – Он хотел, чтобы я осталась там.

– Хорошо, продолжайте дальше.

– Вольф сказал, что все, что мне нужно делать, – это ждать, пока он не придет ко мне, а потом мы пойдем к Зоне и поговорим с ним. Но потом что-то изменилось, и он не смог пойти. Он сказал, что мне нужно идти самой, а он придет туда попозже.

– Понятно, – сказал Гаунт. – Итак, вы покинули клуб до половины седьмого, до того, как Зона позвонил вам?

– Да. Я пошла домой, переоделась и немного подождала. Я не хотела встречаться с Зоной один на один. Я отправилась туда сразу же после семи, и когда я оказалась в переулке позади клуба, то увидела Вольфа, спускающегося по пожарной лестнице. Я окликнула его, но он меня не слышал. Спустившись на землю, он пошел в другую сторону. Я очень удивилась, почему он не подождал меня, а потом подумала, что он не сделал этого, возможно, потому, что решил, что я могу прийти с другой стороны улицы, значит он шел, чтобы подождать меня с другой стороны.

Я думала, что была права, но когда я поднялась почти до середины лестницы, он повернулся и пошел назад. При этом он поднял глаза и увидел меня, а я помахала ему рукой, продолжая подниматься.

Когда я добралась, то увидела, что окна не были закрыты. Я обернулась и увидела, что Вольф поднимается вслед за мной. Тогда я распахнула окно и вошла в спальню Зоны.

Дверь между спальней и его кабинетом была приоткрыта и я могла видеть правую половину кабинета. Я увидела правую руку Зоны и часть его плеча. Его рука лежала на столе, и в ней был пистолет, к которому была привязана веревка.

Я почувствовала ужас. Вольф мне не раз говорил, что не будет удивлен, если Зона однажды покончит с собой, и я подумала, что именно это он и сделал. Единственное, что я хотела, так это выбраться оттуда. Я вышла через окно, закрыла его за собой и стала спускаться вниз по лестнице вместе с Вольфом.

Я спросила его, что случилось с Зоной, и почему он не остановился, когда я звала его. Кроме того, я сказала, что видела, как он спускался по пожарной лестнице. На это он ответил: «Что за чертовщина пришла тебе в голову?» Потом я сказала, что видела через полуоткрытую дверь на столе с пистолетом, руку Зоны и что по положению его тела было видно, что Зона мертв.

Вольф сказал: «Боже мой, давай выберемся отсюда». Мы посмотрели на улицу внизу, там не было ни души. Мы прошли через площадь и направились к Мойнт-стрит. Вольф сказал мне, что когда он пришел в переулок и не увидел меня, то подумал, что я пришла раньше и могла уже подняться в квартиру. Тогда он поднялся по пожарной лестнице, открыл окно и заглянул в кабинет, но там никого не было. Он сказал, что дверь, ведущая из кабинета в коридор, была закрыта, поэтому он решил, что Зоны нет. Не найдя меня у Зоны, он спустился, чтобы встретить меня. Он сказал, что Зона, должно быть, был в коридоре, когда он заглянул в комнату и, возможно, пока он спускался, а я поднималась, Зона вернулся, взял пистолет и застрелился.

Потом он спросил меня, как я узнала, что Зона мертв, если я не заходила в комнату. Я ответила, что не знаю, но все выглядело именно так.

Гаунт ничего не сказал. Он не поверил рассказу Джеральдины, хотя и понимал, что она, должно быть, думала, что говорит правду.

Детектив, чей ум сразу же вникал в суть вопросов, понимал: непохоже на то, чтобы Зона вышел, оставив незакрытыми свои окна. Гаунт думал, что Зона не выходил, но возможно, Ленела устраивало, чтобы Джеральдина рассказывала так. Он встал.

– Спасибо, Джеральдина. Я, конечно, знал все это. Ленел мне рассказал почти тоже. Все оказалось очень просто. Мы забудем о вашем визите к Зоне. Идет?

Джеральдина кивнула. Она выглядела очень растерянной.

– Мне наплевать на все эти разговоры, – произнесла она. – Мне это очень нравится: пока был жив Зона, я его боялась, но теперь он мертв, а я все равно боюсь.

Гаунт надел шляпу.

– На вашем месте я бы ни о чем не беспокоился. Из всей этой истории беспокоиться нужно только одному человеку.

Она быстро взглянула на него.

– Кому же это?

– Убийце, – усмехнулся он. – Доброй ночи, Джеральдина.

Он вышел. Он медленно дошел до своего дома, расположенного неподалеку от его конторы на Кендунт-стрит. Он ужасно устал. Если что-то и случается, то уж все сразу. Перебирая в уме все произошедшее, он подумал, что очень много сделал за прошедший день. Что даст ему следующий?

Было уже десять часов, когда Гаунт проснулся. Пока он принимал душ и одевался, он мысленно репетировал свой предстоящий разговор с инспектором Рикетом. Он подумал, что этот разговор будет несколько странным. Но пока сам не собирался идти в Скотленд-Ярд. Ему хотелось дать немного времени, чтобы Ленел и Джеральдина смогли встретиться, поговорить между собой и окончательно условиться о том варианте, которого они оба будут придерживаться. Ленел будет взбешен и пожалеет о сделке, которую заключил.

Гаунт усмехнулся.

В одиннадцать часов он вошел в свою контору. Джозефина принесла ему почту и он стал просматривать письма. Он наполовину прочел первое из них, когда зазвонил телефон. Он снял трубку и услышал голос Миранды Грей.

– Мистер Гаунт, мне кажется, вам нужно знать, что полиция здесь. В соседней комнате сержант из Скотленд-Ярда, присланный инспектором Рикетом. Он говорит, что я должна пойти с ним. Они хотят поговорить со мной.

Гаунт улыбнулся.

– Все в порядке, Миранда, – подбодрил он ее. – Надеюсь, вы не возражаете против того, что я называю вас по имени? Вы только не беспокойтесь. Идите туда и расскажите инспектору все, что он захочет. Я не думаю, что это серьезно.

Он может задать много вопросов, как обычно, но не сможет опровергнуть то обстоятельство, что ваш пистолет был заряжен холостыми патронами. Держитесь спокойно. Я позвоню вам днем.

– Я должна сказать вам кое-что очень важное, – вдруг проговорила она. – Надеюсь, что все будет так, как вы говорите. До встречи, мистер Гаунт.

– Минутку. Вы звонили еще кому-нибудь, кроме меня?

– Да, – ответила она. – Я звонила в Манчестер Майклу и говорила с ним. Утром я получила от него письмо.

– Понятно. И что же он сказал?

– То же, что только что говорили вы. Он сказал, чтобы я не беспокоилась, и что он немедленно возвращается в Лондон. Он еще сказал, что, как только вернется, пойдет в Скотленд-Ярд и преподнесет им сюрприз.

– Ну и ну, – удивился Гаунт. – Значит, сюрприз? Ну, ладно, не волнуйтесь. Я позвоню вам. До свидания.

Некоторое время он сидел молча, держа трубку, и смотрел на нее, потом усмехнулся. Его усмешка была еще более сардонической, чем обычно. Пока что все шло, как надо.

Оглавление

Обращение к пользователям